Новые колёса

СЕРИЯ ДВЕСТИ ШЕСТИДЕСЯТАЯ.
Как богобоязненный Цукан под маховик разврата попал

На зоне особого режима “Жемчужная” разразился клерикально-теологический скандал. Начальник колонии Цукан едва не пал жертвой борьбы с богохульниками.

- Пепел Тангейзера стучит мне в сердце! - вихрем ворвался в кабинет хозяина Жемчужного Побережья смиренный отрок Черенок по кличке Мрако-Бес. - Врождённое благочестие не даёт мне покоя! На колени, ироды!

- Это ещё кто?! - удивился Цукан. - Что за явление Христа народу?!

- По всей державе лучшие представители религиозной общественности активно ищут повод оскорбиться в своих чувствах, - доложил главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший. - Вот и до нас черёд дошёл.

- Покайся, грешник! - Черенок схватил за грудки Цукана. - Народ ропщет: пошто на святую землю нашей колонии богомерзкий фестиваль “Кабана” пригласил?!

- Почему богомерзкий? - Цукан с трудом вырвался из цепких лап Мрако-Беса. - Нормальный фестиваль!

- А это что?! - Черенок бросил на стол фотографию. - Девка с голыми сиськами! Участница прошлой “Кабаны”. Я такой срамоты со дня отлучения от материнской груди не видывал!

- Маловата, конечно, - кивнул Егорка, взглянув на фото. - Не размер, а срамота.

- А за что ты почтенного Один-Цоффа кафедралки лишил?! - Черенок снова потянул руки к Цукану.

- Старый он уже, - начальник колонии спрятался за Егорку. - На пенсион ему пора. На заслуженный отдых. Почётный, между прочим. Я Один-Цоффа медалём наградил!

- Да ты, я смотрю, атеист! - не унимался Мрако-Бес. - Как пить дать - атеист!

- И вовсе нет, - испугался хозяин ЖеПе. - В моей колонии в каждом бараке по 100 молельных храмов возведено. И дальше строить их будут - на каждом углу, в каждой подворотне. Это моя позиция, и многие её поддерживают!

- Всё равно натравлю на тебя верховного жреца ЖеПе Серого Фиму, пусть он анафему на тебя нашлёт, - пригрозил Черенок, плюнул на пол и гордо удалился.

Цукан боязливо поёжился, взял телефонную трубку и позвонил Серому Фиме.

- Международный маховик разврата катится на ЖеПе! - послышался голос верховного жреца на другом конце провода.

- Мне уже доложили, - тяжко вздохнул Цукан.

- Ты, конечно, можешь эту мерзкую “Кабану” поддерживать и дальше, - с угрозой в голосе произнёс Серый Фима. - Но это содомский разврат, блуд и свальный грех!

- А “Голосящий Кивин”? - на всякий случай спросил начальник колонии. - Это пока ещё не грех?

- Пока ещё нет, - успокоил верховный жрец.

Цукан положил трубку и вытер испарину со лба. На улице послышались крики, сопровождаемые заунывным аккомпанементом псалмов. Начальник колонии выглянул в окно. На тротуаре стоял Мрако-Бес, окружённый своими слушателями и почитателями.

- Вера - это любовь и смирение, - смахнул слезу умиления Черенок. - Кто этого не уразумеет - урою как падлу!

- Все на колени! - поддержала Мрако-Беса богомолица из барака Жемчужный. - Молиться надо и на Господа положиться - он управит, как надо!

- А мы ему поможем! - погрозил Цукану кулаком Мрако-Бес. - Не дадим погрузить ЖеПе в пучину разврата!

- Отстоим традиционные ценности! - осенила себя крестным знамением богомолица. - Спасём духовность и нравственность зэков. Привлечём минобр, минкульт, полицаев, вертухаев и прочие святые силы!

- Дадим поклонникам западного идолопоклонничества укорот! - рявкнул Мрако-Бес.

- Пришла беда, отворяй ворота, - сокрушённо почесал затылок Цукан. - С запада маховик, прёт, с юга “Кабана” надвигается... Того, гляди, в нашу целомудренную ЖеПе секс извращённый занесут.

- Типа орального, - мечтательно закатил глазки Егорка.

- Молчи! - цыкнул на подчинённого хозяин ЖеПе. - Смутное ныне время - не до секса!

Цукан закрыл окно, плеснул бататового самогона, выпил, перекрестился на портрет царя-батюшки Паутина и за­кручинился.

На улице кто-то неожиданно громко запел:

Ханжа, святоша, лицемер

Сидят под райскими вратами,

Имея вместо носа хер

С двумя сопливыми ноздрями!

Хозяин ЖеПе прислушался и крякнул от досады: не иначе, как обещанный Серым Фимой международный маховик разврата докатился-таки до Побережья! Поганцы-безбожники со своими голосисястыми подругами уже начали смущать неокрепшие души простых зэков.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля