Новые колёса

СЕРИЯ ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ВТОРАЯ.
Как Цукан иноземный амбар на жемчужные сени поменял

На зоне особого режима “Жемчужная” бушует маниакально-лингвистический психоз. Начальник колонии Цукан, обхватив двумя руками голову, изучает толковый словарь Даля.

- Ничего подходящего нет! - Цукан в сердцах швырнул книжку на пол. - Пропало Жемчужное Побережье!

- Замену словам “кризис” и “повышение цен” ищешь? - сочувственно поинтересовался главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший. - Чтобы ухо зэкам не резало?

- Тоже мне проблема - повышение цен! - поморщился Цукан. - Название для нового эстрадного театра подбираю.

- А чем тебе “Амбар-холл” не нравится? - удивился Егорка. - Многие зэки от него просто тащатся. Звучит мощно!

- Тащатся только безродные космополиты, - сплюнул на пол начальник колонии. - А истинные патриоты недовольны. У них от иноземных слов изжога образуется.

- Амбар-зал, амбар-прихожая, амбар... - принялся сочинять Леший.

- Жемчужный холл! - хлопнул себя ладонью по лбу хозяин ЖеПе.

- Холл вроде тоже термин забугорного происхождения, - засомневался Егорка. - Наши люди по холлам не шляются, им сени роднее...

- Жемчужные сени! - вскочил со стула Цукан. - Может, на слух не очень хорошо, но через годик все привыкнут и станут с гордостью эту хрень произносить...

Начальник колонии радостно пустился в пляс, припевая “ах, вы сени, мои сени, сени новые мои, сени новые, жемчужные, решётчатые!”

- Полная деградация! - заорал неожиданно вбежавший в кабинет смотрящий Главного Барака Ярый Щук.

- Думай, что говоришь! - замахал руками Егорка. - У нас в державе тотальное возрождение, никакой деградацией даже не пахнет!

- Знаю, знаю, - закивал Ярый Щук. - Только возрождение у нас чисто духовное, а деградация - физическая. Мост в главном бараке рухнул! Крайние балки сгнили. Состарились и деградировали. Эх, немчура, плохое наследство оставила...

- Доездились, - сердито буркнул начальник колонии. - Эти зэки всё ездят и едят... Если бы не катались по мосту, он ещё бы сто лет простоял.

- У водителей ярко выраженный правовой нигилизм, - поддакнул Ярый. - И у мостов тоже. Эти ерманские сооружения фактически плюют на мудрые указания царя-батюшки Паутина и на его план поднятия Державы с колен!

- Поставь у моста пост гайцев, - дал указание Цукан. - Для обеспечения порядка. А крайние балки георгиевскими ленточками перебинтуй. Заодно украсишь - у нас скоро праздник.

- Освятить ещё мост надо, - напомнил Ярый Щук. - Я уже договорился со служителями культа.

В кабинет важно вошёл главный жрец ЖеПе Серый Фима.

- За соответствующую плату я крестным знамением все инженерные сооружения укреплю, - пробасил Фима. - За возрождение ЖеПе надо вести беспощадную борьбу! А вы фестиваль “Кабана” поддерживаете. Вот где полная деградация! А также растление, алкоголизация и вопиющая безнравственность! Немудрено, что в такой мрачной атмосфере мосты рушатся! Безбожники!

- У меня крестик есть! - испугался Цукан и рванул на груди рубаху.

- Внемлющие голосу моему, - продолжил Фима, - не станут участвовать в омерзительных кабанских оргиях!

- Ну, выпивают там, - начал оправдываться начальник колонии. - Как же без этого?! Люди отдыхают... Разве им запретишь?! Не надо этого бояться. Я и сам частенько себе позволяю. Я не пуритан какой-нибудь!

- На “Кабане” все приходят поначалу не пуританами, - нахмурился Фима. - Потом глазом не успевают моргнуть - бац! - уже все поголовно педики! Разврат и нецензурная брань - двигатель этого срамного мероприятия.

- Свят-свят-свят! - принялся истово креститься Ярый Щук.

- Для меня только обычная любовь понятна! - запричитал Цукан. - Я горой за традиционные семейные ценности - никакого разврата! Конечно, голубые фестивали я бы точно никогда не поддержал!

- Духом ты ещё слаб, - посетовал Фима. - У диавола-искусителя много обличий. Он не только в голубом виде является.

- Что-то вы меня больно утесняете, папаша, - помрачнел хозяин ЖеПе. - Что вы всё: то не пей, то не кури, туда не ходи... Чисто как в трамвае!

- Я предупредил! - с угрозой в голосе произнёс Серый Фима и удалился.

- У нас разный менталитет и уклад, - Цукан грустно посмотрел вслед Фиме. - Мы по-разному отдыхаем. На каждого человека должны быть свои мероприятия. А то, иж ты - алкогольные развлечения ему не нравятся! Да на бухалове, можно сказать, в Державе весь патриотизм и держится!

Начальник колонии налил себе бататовой самогонки, выпил и сразу накатил вторую. Цукан достал из кармана мобилу и включил видеозапись своего малолетнего сынишки-сорванца.

- Широкий простор для мечты и для жизни грядущие нам открывают года, - старательно выводил малец срывающимся детским фальцетом.

Цукан встал по стойке “смирно”, прослезился, налил себе третий стакан и стал тихонько подпевать: “Так было, так есть и так будет всегда!”

Полные искреннего патриотизма слова полетели над Побережьем, возбуждая в зэках гордость за родную пенитенциарную систему - самую духовную и правильную во всём мире.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля