Новые колёса

СЕРИЯ ДВЕСТИ ШЕСТАЯ.
Как патриотический Цукан на площади с “Харлеем” тусовался

На зоне особого режима “Жемчужная” продолжается праздник. Что ни день, то новый митинг с концертами, хоровыми песнопениями, ряжеными и воинственными плясками. Начальник колонии Цукан даже устал выражать поддержку политике царя-батюшки Паутина и демонстрировать солидарность с зэками-соотечественниками за пределами державы.

- Тут самое главное - не перегнуть палку, - объяснил Цукан главному аппаратчику ЖеПе Егорке по кличке Леший. - Ежели не выказать политическую лояльность нынешнему воинственному курсу, то в Златоглавой осерчают и меня с должности снимут. А ежели слишком откровенно выказать, могут за бугром обидеться и санкциями накажут - визы меня лишат, а заодно забугорного имущества и счетов в инвалютных тугриках.

- Требуется “реальполитик” проводить, - кивнул Егорка. - Типа и нашим, и вашим. Типа поддерживаю, но без особого энтузиазма. Типа по служебной необходимости.

В дверь просунулась голова главной депутанки ЖеПе Мариан Оргии.

- Айда на митинг! - весело позвала Мариан. - Проявим патриотизм: поорём, флагами помашем!

- Пойти надо, - согласился Цукан. - Только на трибуну лучше не лезть. В сторонке постоим - издалека митинг поддержим.

- А ежели никто, кроме нас, не придёт? - насторожился Егорка.

- А кто не придёт, того пайки лишим! - хохотнула Оргия.

Через несколько минут Цукан в мотоциклетном шлеме топтался на краю площади. Патриотически настроенные зэки стояли кучкой у трибуны. На ней держала речь дородная зэчка-активистка - знатная многодетная общественница.

- Кругом державы сплошные враги! - верещала общественница. - Фашисты окружили нашу державу! Дадим отпор! Война до победного конца!

- Ура! - покорно поддержала площадь.

- Всё для фронта, всё для победы! - не унималась активистка. - Сыночков - в солдаты, дочурок - медсёстрами! Пусть воюют, мы ещё нарожаем!

- Любо! - гаркнули ряженые казаки-покемоны, предвкушая приятный процесс зачатия новых воинов.

На трибуну поднялся красный депутан Ревка - кривой, как серп, тупой, как молот.

- Не отдадим фашистам Таврию! - завопил Ревка. - Это наша земля обетованная, наш броненосец, дымящий на запасном пути!

- Хорошо говорит, - похвалил оратора Цукан. - А где смотрящий Главного Барака Ярый Щук? Почему его не видно?

- Дома сидит, - доложила Оргия. - Больным сказался.

- Подагра у него, - хихикнул Егорка. - На нервной почве. Санкций опасается.

- Что-то и мне нехорошо, - поморщился Цукан, сел на пиндосовский “Харлей” и удалился.

Не успел начальник колонии вернуться в рабочий кабинет, как на пороге опять возник Егорка.

- На митинг надо идти! - доложил главный аппаратчик.

- Мы же только с него вернулись! - не понял Цукан.

- На следующий! - уточнил Егорка. - Следующий на площади начинается.

Через несколько минут Цукан из-за угла следил за согнанными на площади зэками-патриотами.

- Покажем всему Западу Кузькину мать! - призывал собравшихся оратор. - Пора крушить однополярный мир с его однополыми браками!

- Молодёжь за войну! - срывающимся фальцетом взвизгнула смазливая барышня. - Наша держава - супер!

- Мы на олимпиаде первое место заняли! - поддержал прыщавый малолетка. - Всех порвали. Особенно на паралимпийских играх!

- После войны у нас будет ещё больше паралимпийцев! - пообещал оратор. - Хороших и разных!

- Мы станем паралимпийской супердержавой! - обрадовалась барышня.

- Хорошее всё-таки мы вырастили молодое поколение, - смахнул слезу умиления Цукан.

Начальник колонии тихонько, стараясь не привлекать лишнего внимания борзописцев, покинул митинг. Цукан вернулся в свой рабочий кабинет, откупорил бутыль с бататовым самогоном и приготовился выпить за молодёжь.

- На митинг надо идти! - снова просунул голову в дверь Егорка. - На следующий! Зэков вместо работы опять на площади сгоняют. Одобрять и ликовать!

Цукан выпил, закусил и обречённо побрёл на площадь. По дороге он бодрился и напевал:

“Мы и строим, и куём, и созидаем,

Снова доблесть комсомольская кипит,

Мы опять другой такой страны не знаем,

А кто знает - пусть заткнётся и сидит!

На добро чужое рот мы не раззявим,

Но ни крошки не уступим своего!

Человек у нас проходит, как хозяин,

Если “бабки” есть, конечно, у него!”

Слова бравурного марша неслись над Побережьем, поднимая у зэков градус патриотизма и вызывая непоборимое желание митинговать чаще, лучше и с большим энтузиазмом.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля