Новые колёса

СЕРИЯ ДВЕСТИ ОДИННАДЦАТАЯ.
Как аграрный Цукан алюминиевые огурцы сажал

На зоне особого режима Жемчужная постепенно иссякает дух карнавальной пассионарности. Неожиданно выяснилось, что празднование присоединения Таврии не может продолжаться вечно. Пришлось заниматься скучными повседневными делами. Начальник колонии Цукан сидит в своём рабочем кабинете и озабоченно чешет затылок.

- Начнём с традиционных в нашей державе вопросов, - вздохнул Цукан. - Кто виноват и что делать?

- Первый вопрос отпадает автоматически, - осторожно заметил главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший. - Озвучивать ответ запрещает цензура.

- Тогда порешаем второй вопрос, - откинулся на спинку кресла начальник колонии. - Как у нас вообще обстоят дела с социально-экономическим развитием? Что говорят по этому поводу независимые специалисты?

- Не могу их слова повторять, - замялся Егорка. - Все эпитеты нецензурные. А державный Хурал в Златоглавой принял закон о за­прещении мата.

- Вот ни хрена себе! - схватился за голову Цукан. - А как же мы теперь разговаривать будем?! Как мне с подчинёнными общаться?!

- Депутата Гамбургера спросите, - посоветовал Леший. - Он мастер обидные слова выдумывать. Вроде и не мат, но по сути тоже самое. Недавно Гамбургер депутану Ветошке новую кликуху придумал: Омандаченная Шестёрка.

- Ну, официальное погоняло у Ветошки не лучше было, - хмыкнул Цукан. - Как там его кличут? “Сгоняй за пивком!” Умора! Я бы тоже что-нибудь похожее для тебя, Егорка, придумал. А то как погляжу на тебя - одни матерные слова на ум приходят.

- Кстати, - насупился Леший. - Ваш протеже Щербатый по кличке Стропальщик-Крепило, новый начальник “Корпорации ЖеПе” перед местными депутанами выступает. Как раз насчёт недоразвитости нашей колонии базарит...

Цукан включил телепортатор. На экране появилась главная депутанка ЖеПе Мариан Оргия.

- Хочу вам представить Щербатого, - объявила Оргия депутанам. - Он теперь у нас главный корпоратор по вопросам развития недоразвитости ЖеПе. Между прочим, бизнес-партнёр известного архитектоника-домушника Засраница. А Засраниц - корешок нашего Цукана. Короче, прошу любить и жаловать!

- Наша корпорация работает два года, - доложил Щербатый. - В позапрошлом годе мы развивали ЖеПе. В прошлом годе - развивали с удвоенной энергией. В этом годе опять будем развивать.

- А что вы сделали конкретно? - вскочил с места депутан Педорище по кличке Красный Солдафон. - Сколько инвестиционных тугриков в ЖеПе привлекли?

- Вы что, не в курсе что в державе происходит?! - обиделся Щербатый. - У нас давно наметился катастрофический дисбаланс между желательным и действительным. Желают у нас все помногу, а суровая действительность показывает кукиш. В экономике - регрессия. Нет бабла. Последние гроши на Таврию уходят.

- Значит, ни копейки ваши корпораторы на зону не принесли? - не сдавался Педорище. - Только сами деньжищи казённые гребёте. Дармоеды сраные!

- Почему же сраные?! - не согласился Щербатый. - Мы соглашение подписали с начальником колонии. О намерениях. Теперь работаем над тем, чтобы соглашение стало полноценным, а намерения честными. Это оказалось очень сложным делом.

- Не морочь голову! - крикнул кто-то с заднего ряда. - Скажи, как из ЖеПе будешь Баден-Баден делать! Где бабло возьмёшь?

- Через неделю в Златоглавой попрошу, - сделал пометку в блокноте Стропальщик-Крепило.

- Ты же говорил, что в Златоглавой дисфункция, - изумился Педорище. - В смысле, дефлорация... Или деградация...

- Дисбаланс! - поправил Щербатый.

- Один хрен тугриков нет! - хихикнули в заднем ряду.

- Понятно, что нет, - кивнул Щербатый. - Но мы же только просим, это наша работа. Вот не дадут - тогда будем смотреть, как двигаться дальше. Нарисуем ещё какой-нибудь проект. И опять попросим...

Цукан выключил телепортатор и глубоко задумался.

- Может, на жемчугах приподнимемся? - уставился в потолок начальник колонии. - Злого Кардебалета мы от приисков отлучили, теперь местный производитель начнёт делать ожерелья и продавать за бугор. Обработчикам - удовольствие, а нам - налоги.

- Нету жемчуга, - скис Леший. - Теперь его грузят бочками и отправляют в Златоглавую. А тамошние барыги китаёзам загоняют.

- Но ведь что-то у нас в колонии ещё есть! - стукнул кулаком по столу Цукан.

- Огурцы! - вспомнил Егорка. - На днях у нас теплицу открыли.

- Поехали! - решительно засобирался Цукан. - Поглядим на точку роста.

Через час начальник колонии обозревал тепличное хозяйство.

- Ай, дарагой, - крутился около Цукана чернявый барыга, - папробуй, дарагой! Не огурцы, а чистый щербет. Во рту тают.

Хозяин ЖеПе надкусил зелёный овощ, выплюнул и скривился.

- Говно безвкусное! - вытер рот рукавом Цукан.

- А если их посолить и бататовую самогонку ими закусывать? - хлопнул себя по лбу Егорка. - Сожрут зэки за милую душу.

Начальник колонии улыбнулся. К нему вернулось хорошее настроение. На обратном пути в администрацию он всю дорогу напевал:

“Кнопки, скрепки, клёпки,

Дырки, булки, вилки,

Здесь тракторы пройдут мои

И упадут в копилку,

Упадут туда, где я сажаю

алюминиевые огурцы, а-а...

На брезентовом поле я сажаю

алюминиевые огурцы, а-а...

На брезентовом поле!”

Слова песни летели над Побережьем, возрождая в каждом зэке увядший дух пассионарности и заставляя народонаселение ещё больше гордиться родной державой и любимым ЖеПе.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля