Новые колёса

СЕРИЯ ДВЕСТИ ДЕВЯНОСТО ЧЕТВЁРТАЯ.
Как озабоченный Цукан с прокладками боролся

На зоне особого режима “Жемчужная” в который раз наступили тяжёлые времена: ситуация “то понос, то менструация” плавно переросла в экономический климакс всей матушки-державы. Жемчужное Побережье не осталось в стороне.

- Прокладки, прокладки, - бубнил начальник колонии Цукан, расхаживая по кабинету. - Как же я без прокладок?

- Какие прокладки? - не понял главный аппаратчик ЖеПе Егорка по кличке Леший. - “Олвис”, что ли?

- Сам ты “Олвис”, - Цукан дал подзатыльник Лешему. - Мне антимонопольная служба порекомендовала воздержаться от использования фирм-прокладок. Как теперь без них бюджетные деньги осваивать будем?

- Совсем эти борцы с коррупцией озверели! - схватился за голову Егорка. - Даже мне пришлось весь свой бизнес в Малых Гусятках на брательника Антоху переписать. И доходные гостевые дома в лесах припрятать - там, где я ещё не все дерева повырубал. Вот до чего дожили!

- Экономический климакс, мать его, - ругнулся Цукан. - В державе совсем бабло закончилось. Златоглавая тугрики почти не присылает - с чего откаты брать?! А тут ещё прокладки требуют ликвидировать... Скоро совсем обнищаем!

- Надо новыми налогами местных барыг обложить, - предложил главный счетовод ЖеПе Витёк Поремба.

- Они таким макаром по миру пойдут, - почесал затылок хозяин ЖеПе.

- Не проблема, - хмыкнул Витёк. - Прекратив бизнес, предприниматель, в чьей собственности находится облагаемый налогом объект, не избавится от обязанности по уплате налога.

- Красиво излагаешь! - позавидовал Егорка. - Тебе бы рэкетом заниматься!

- Какие ещё будут предложения? - нахмурился Цукан.

- Налево не ходить! - просунул голову в кабинет смотрящий Главного барака Ярый Щук. - А то зэки всё ходят и ходят, всё ездят и ездят...

- Сам-то ты будто налево не ходишь, - погрозил пальцем Цукан.

- Мне можно, - объяснил Ярый. - Я моральное право имею. Мне его Верховный Жрец всея державы Киря вручил. За недорого, между прочим - всем рекомендую.

- А от зэков-то ты чего хочешь? - вскочил с места начальник колонии.

- Запретить все левые повороты! - стукнул кулаком по столу Ярый. - А то где люди ходят, там и едут, разворачиваются и так далее. У нас что, Шанхай?!

- Так ты о схеме движения! - стукнул себя ладонью по лбу Леший.

- Левые повороты надо запретить! - окончательно вошёл в раж Ярый Щук. - Пробки создают. Зэки дорогу перебегают в любом месте!

- Да ты успокойся, - махнул рукой Цукан. - Что ты так разнервничался? Авторы новой схемы движения транспорта мало откатили?

- Не в этом дело! - заорал Ярый. - Откат нормальный. Мне за свой Главный барак обидно. Я из принципиальных соображений!

- Принципы - это святое, - согласился начальник колонии. - По себе знаю.

- Все пути огорожу! - продолжал брызгать слюной смотрящий Главного барака. - Все повороты сокращу, нигде не будете у меня разворачиваться!

- Почему? - испугался Егорка.

- А не хер, - показал кукиш Ярый. - Я вон в Златоглавой ехал как-то в шестисотой колеснице, пропустил поворот...

- И что? - насторожился Цукан.

- Опоздал на дельтаплан, потому что ехать пришлось, бог знает куда, - Ярый Щук размашисто перекрестился. - А наш-то барак всяко поменьше Златоглавой будет!

- Логично, - кивнул хозяин ЖеПе. - Давно пора гайки закручивать. Злато­главая об этом не устаёт напоминать.

- Демократия - это не вседозволенность! - поднял указательный палец Егорка. - Демократия - это строгая иерархия и почитание вышестоящего начальства.

- Точно! - поддержал Цукан. - Скоро зэки у нас будут только строем ходить.

- И только по прямой! - вмешался Ярый. - Никаких поворотов!

- И только внутри зоны, - хихикнул Леший. - За колючую проволоку пусть не выходят, за бугром не отдыхают, басурманскими вкусностями не балуются!

- И настанет у нас тогда демократия процветающей дисциплины. - мечтательно закатил глазки Цукан. - Шаг вправо, шаг влево - расстрел...

- Никаких поворотов! - гаркнул Ярый Щук.

Цукан встал во весь рост и запел гимн стабильности и порядку:

“Стой! Кто идёт? Предъявите паспорт.

Остановись, живое существо.

В этих местах ты бродишь напрасно -

Здесь таким, как ты, ходить запрещено”.

Все присутствующие дружно подхватили припев:

“Ай-я-яй! Туда нельзя.

Ай-я-яй! Сюда нельзя!”

Эти слова полетели над Побережьем, призывая зэков чётче держать строевой шаг, вернее равняться на грудь четвёртого человека и ещё более жадно пожирать глазами начальство.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля