Новые колёса

СЕРИЯ ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ.
Беес в октябре

На телепортационном экране “ЖеПе-ТV” появляется ведущий в кожанке, перепоясанной пулеметными лентами.

- Сегодня, в честь светлого праздника годовщины Великого Октябрьского примирения трудового аборигенства со смутными временами, мы демонстрируем художественный фильм “Беес в октябре”.

Под сопровождение “Интернационала” перед зрителями предстает Штаб Революции на Дамантия Дунского, 1. В коридорах власти суета. Туда-сюда бегают олигархи-ходоки, наркомы, депутаны Балтики и прочие революционные госслужащие. Под потолком клубится махорочный дым, всюду слышится рабочий гомон. У телефонного аппарата, заложив одну руку за борт жилетки, а другой, указывая путь в светлое завтра, стоит Беес.

- Алле! Барышня! - кричит в трубку Беес. - Соедините с гвардейцами!

Беес на секунду прикрывает ладошкой трубку и дает подзатыльник проходящему мимо олигарху.

- Налоги, говорю, плати! Выполняй продразверстку! - рявкает на олигарха Гувернер и снова кричит в трубку. - Как с отопительным сезоном? Топите! Топите, говорю!

- Затопили! - слышится из телефонной трубки.

- Углем? - уточняет Беес. - Или газом?

- Да нет же! - снова несется из трубки. - Подвалы фекалиями затопили! Из канализации!

- На местах засели саботажники и контра! - кричит Беес, бросая трубку. - Демографическое отечество в опасности!

Мимо пробегает Шалимка с кипой бумаг.

- Когда подойдут на подмогу латышские товарищи?! - хватает его за лацкан Беес.

- Приглашения уже разослали! - размахивает пачкой телеграмм “Молния” Шалимка. - Всем! Всем! Всем! Латышские стрелки должны срочно следовать в ЖеПе!

- Роль прибалтийских товарищей в удвоении народонаселения трудно переоценить! - уже мягче смотрит на Шалимку Гувернер. - Ответ есть?

- Целых два! - подбегает Саша Котомка, передавая письма с лифляндскими почтовыми штампами.

- На вызов откликнулась, - читает Шалимка, - Укко Тайко из эстонского курортного городка Трахну-Выдру. Девочка по вызову.

- А второй кто? - хмурится Беес. - Или вторая?

- Порно Маньякявичус из села Сексопилис, - рассматривает второе письмо Шалимка. - Заслуженный специалист-осеменитель на пенсии.

- Двоих для удвоения будет мало - сокрушается Беес.

- А что, если мы свои внутренние резервы активизируем? - выступает с почином Сумчатый. - Сами на лифляндский манер прозываться начнем!

- Я буду Шалимкявичус! - поддерживает Шалимка.

- Я стану Торбасом! - соглашается Котомка. - Или Хапхаусосом.

- А я тогда Ева Козявкос! - вздыхает Кузя-Ева.

- Архиважная инициатива, товарищи латышские стрелки! - радуется Беес. - А как с реализацией моих прочих тезисов?

- Коммунизм, - заученно тараторит Саша Котомка, - это вертикальная власть плюс чубайсизация всего Побережья!

- Не чубайсизация, - поправляет Шалимка, - а электрификация!

- Да это одно и тоже! - отмахивается Сумчатый.

- Хватит пререкаться! - обрывает спорщиков Беес. - Правительство ЖеПе - это боевая когорта, а не дискуссионный клуб.

На столе Бееса звонит телефон.

- Что? - кричит в трубку Гувернер. - Подвалы откачаны? Молодцы, гвардейцы! Везде? Еще один остался? Трубы засорились? Повысить проходимость! Лично проверю!

- Вот она, повышенная федеральная проходимость в действии! - восхищается Гувернером Шалимка. - Любые задачи нашему Беесу по плечу! Что угодно пропихнет - и глазом не моргнет.

- Течет фекалиев река, куда велит его рука! - вытягивается в струнку Саша Котомка.

- Катастрофическое удвоение фекалий, - вступает в разговор Пошляков, - демонстрирует рост потребления пищи населением, а значит, и повышение его уровня жизни!

- Без Бееса даже трудно говорить о будущем Побережья! - вторит ему спикеренок Никитка. - Без него я не могу себе вообще представить жизнь на Побережье! Во всех ее аспектах, включая ранее упомянутые интимные процессы удвоения масс всяческого рода.

- Наш Гувернер все недостатки ликвидирует! - поддерживает Никитку подошедшая Кузя-Ева.

- Он у нас главный Ликвидатор! - умиляется Шалимка.

- Ликвидатор Беес! - взвизгивает Котомка.

- Сокращенно “ЛикБеес”! - соловьем заливается Шалимка.

- Ликбеес наш та-а-акой молодой, и юный октябрь впереди! - затягивает по старой комсомольско-номенклатурной привычке Саша Котомка.

Песня льется свободно, звонко над просторами Жемчужного Побережья.

- Но сердцу тревожно в груди, - под нос подпевают аборигены.

- И вновь продолжается бой... - грустно отзываются окрестности.

- И вечный бой, товарищи! - кричит Беес, размахивая кепкой с крыши бронеавтомобиля марки “Бумер”. - Плодитесь и размножайтесь!

- Привет участникам “Love-парада”! - хлопает в ладоши Кузя-Ева.

- Да здравствует сексуально-демографическая революция! - подхватывает Шалимка.

Толпы аборигенов с плакатами, картинками из “Камасутры” и транспарантами с эмблемами “Плейбоя” стройными колоннами удаляются на трудовой подвиг. Под музыкальное сопровождение “Армии любви” экран медленно гаснет.

- Продолжение смотрите после полуночи, - сообщает телеведущий. - Детям до 16 лет просмотр не рекомендуется. Остальные особи репродуктивного возраста - оставайтесь с нами!

Хулио Иванов

(Продолжение следует)


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля