Новые колёса

СЕРИЯ ДЕВЯТНАДЦАТАЯ.
Мандариныч и дровосеки

В зоне “Жемчужная” вновь запахло мандаринами. Несостоявшихся смутьянов Гамбургера, Дурашка и Мухлова сменили новые бунтовщики: Горбун (по кличке Квазимодо Но-Я-Те-Дам) и мест­ный депутан-коммуняка Ревка (по кличке Серпастый). Они опять принялись смущать аборигенов крамольными речами.

- Митинг! - рвал на груди рубаху Горбун. - Пусть сильнее грянет митинг! Мандариныча в отставку!

- Депутанство - это ремесло, - вторил Ревка, - а бунт - призвание! Жара спала, время новую революцию учинять. Перманентную, как классики троцкизма-ленинизма учили.

- Ленину на революционное возбуждение масс деньги ерманцы дали, - пытались прояснить ситуацию борзописцы, - а вам кто отстегнул?

- Бизнесмены-патриоты! - гордо поднял голову Горбун. - Но их имена останутся тайной. Скромные они очень - светиться не желают.

- Серпасто-молоткастой партии, коей я принадлежу всей душой, кошельком и телом, - добавил Ревка, - ерманец больше денег не даёт. Одна надежда - на местных буржуев...

Борзописцы схватились за телефоны и принялись обзванивать представителей крупного и среднего бизнеса.

- Это не вы случаем бузу финансируете? - спросили смотрящего главного барака Побережья Ярого Щука.

В трубке раздался глухой звук упавшего на ковёр тела. И тишина.

- Ярый в обморок упал, - констатировали акулы пера, набирая следующий номер - бывшего сенатора от штата Алабама, а ныне президента союза олигархов ЖеПе Андрэ Дроваша.

- По сколько скидывались на свержение Мандариныча?

- No comments, - перешёл на заморский язык друг Наоми Кэмпбелл.

Во избежание казуса, пришлось звонить тем, кто говорит исключительно по-аборигенски.

- Аллё, это бизнес-депутан Крапп-Поткин? Кабак Разгуляйский? Какой процент от стриптиз-доходов на бунт спонсировал?

На другом конце провода послышался звон разбитого стекла.

- В окно выпрыгнул, - разочарованно вздохнули борзописцы, - щас в запой уйдёт и на дно заляжет!

Следующим был директор липездрической компании “Жепеэнерго”.

- А я отвечу! - звонко откликнулся главный электропроводник Жемчужного Побережья. - Раз уж вы меня считаете главным оппозиционером, то я должен со всей свойственной мне смелостью развеять нелепые слухи!

- Никак ваша партия “Дело направо” решила в митинге поучаствовать? - изумились борзописцы. - Так вы и есть тот самый бизнесмен, который тайно финансирует мандариновую смуту?

- Чур, чур, меня! - замахал руками электро-директор. - Говорю публично - это исключено! Партия “Дело направо” принципиально не участвует в митингах, шествиях, петициях, демонстрациях и собраниях. Такова наша тактика борьбы. А лично я всякую митинговщину просто на дух не переношу. Как последовательный и отчаянный борец с властью, я считаю - нужно договариваться за столом переговоров. В общем, у нас всё цивилизованно... Лимит переговорного процесса между властью и оппозицией в ЖеПе в полном объёме не исчерпан!

Борзописцы замерли: столь радикального лозунга они не слышали со времён застойных первомайских демонстраций.

В наступившей тишине стал ясно слышен стук топоров за окном и возмущённые крики: “Вставайте люди добрые, отстоим лесопарковую зону!”

- Митинг начался! - зашушукались борзописцы.

- Как митинг, почему? - раскрыл ежедневник Горбун. - По моему плану начало - 21 августа. Что за народ, никакой революционной дисциплины! Как с такими людьми работать?

Борзописцы сорвались с места и через несколько минут были в гуще событий - в Чкалове.

В центре разъярённой толпы стоял депутан-активист Пятый Коп.

- Есть план... - важно заявил народу Пятый, разворачивая ватманский лист с чертежом.

- Пошто дерева рубите, ироды! - орали из толпы.

- Посмотрите сюда, - призывно тыкал пальцем в бумагу Коп. - Тут будет детский сад. Детишки-малолеточки в песочнице, куличики, тили-тили, трали-вали. Разве нехорошо?

- А деревья, деревья-то на кой рубите?! - не унималось народонаселение.

- Детсад будет на 240 койко-мест... пытался перекричать толпу Пятый.

- Почему не строите рядом, где деревьев нет?! - накинулась на Копа разбитная молодуха.

- Не нашли другого места... - растерянно развёл руками Пятый. - Ночью план рисовали. Думали, что тут везде деревья. Чаща, одним словом. Или даже пуща.

- Да вон же рядом, - голосила женщина, - места полно и никаких зелёных насаждений!

- Там нельзя! - поморщился Пятый.

- А вон там?

- И там нельзя!

- Почему?!

- Там деревьев нет, рубить нечего, - отрезал Коп. - А порубочный билет уже выписан. Не пропадать же ему. И вообще, я считаю так: кто против стройки выступит - тот бараном будет!

- Баранами мы были, когда за тебя на выборах голосовали! - заверещал электорат. - Позор Пятому Копу - избраннику баранов!

Народ медленно расходился. Вечерело. Над Побережьем поднялся лунный серп, отдалённо напоминающий бараний рог. Его серебристое сияние недву­смысленно намекало: скоро на Побережье кого-то в бараний рог всё-таки скрутят...

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля