Новые колёса

СЕРИЯ ДЕВЯНОСТО ШЕСТАЯ.
Как матёрая Мариан Оргия благодетелю Цукану изменила

Начальник зоны особого режима “Жемчужная” Цукан сидел в своём рабочем кабинете и с грустью рассматривал фотографию Мариан Оргии, напевая под нос любимую “Мурку”:

...Кольца и браслеты,

Платья и жакеты,

Разве я тебе не добывал?

- Эх, бабы, бабы, - закручинился сидящий рядом верный помощник начальника колонии Сашок Котомка. - Ты же эту Оргию к делу пристроил, можно сказать, в люди её вывел, смотрящей за депутанским сходняком сделал, а она тебя кинуть решила!

- Место начальника колонии захотела занять! - Цукан в сердцах плюнул на фото и бросил его на пол. - Подлая изменщица!

На оборотной стороне фотографии виднелась надпись: “Пахану всего Жемчужного Побережья Цукану с любовью и верностью. Навеки твоя Мурка Оргия”.

- Она и на моё место глаз положила, - заглянул в кабинет вожак местной банд-ячейки партии “Нам всё едино” Околесник по прозвищу “Торпеда”. - Всю нашу малину зашухерить удумала.

- Что, Цукан, теперь твой черёд наступил, - высунулся из-за Околесника смотрящий главного барака ЖеПе Ярый Щук. - А как ты сам кинул Мандариныча и его кресло занял! Мандариныч тебя тоже из шестёрок гусятских приподнял, как ты Оргию...

- Явился, - зло посмотрел на Ярого хмурый Цукан. - Других жизни учишь, а сам в главном бараке землю пилишь. Причём, без меня. Всё! Прикрываю эту лавочку. С сего момента я сам всей землёй в главном бараке заведовать буду.

- Бред и чушь! - плюнул на пол Ярый Щук. - Если администрация колонии на наши угодья лапу наложит, не видать зоне чемпионата по футболу.

- Оба-на! - испугался главный букмекер ЖеПе Рома Сверхзвуковой. - А футбол-то здесь при чём?

- А при том! - хитро прищурился Ярый Щук. - Стадион для чемпионата требуется построить?

- Требуется, - кивнул Рома. - Со стеклянными башнями и супермаркетами.

- А землю под него вы сами, без меня, хрен оформите, - пригрозил Ярый. - Так что капец чемпионату. И во всём будет Цукан виноват.

- Я землю не для себя забираю, - вскочил с кресла Цукан. - Для людей! Для многодетных матерей наших и героиче­ских отцов! Для футболистов и фанатов, в конце концов.

- Бред и чушь! - Ярый показал Цукану язык. - Коррупцию на земле собрался развести.

- Сам развёл, - прошипел Цукан и метко швырнул в Ярого чернильницей. - Сам дурак!

За окном послышались истеричные вопли. Цукан выглянул на улицу. На тротуаре стоял странный зэк с выпученными глазами.

- Даёшь в колонию продажных баб и дешёвую дурь! - кричал субъект под окном. - Грей зону до белого каления! Каждому зэку - по проститутке и самокрутке с коноплёй!

- А это ещё что за урка? - удивлённо поднял брови Цукан. - У него что, с бабами проблемы?

- Это депутан Попрыгунчик, - осклабился Сашок Котомка. - Секса и бесплатной наркоты требует.

- В главном бараке и так кокса достаточно, - пожал плечами Ярый Щук, шмыгнув носом. - И с тёлками всё в порядке. Сам регулярно проверяю.

- Вот за что я тебя не люблю, - покосился на Ярого недовольный Цукан, - так за то, что ты всегда поперёк меня слово умное вставить норовишь. И вообще ты какой-то гламурный весь. Слащавый. Губки бантиком, кудряшки. Прямо не мужик!

- А кто мужик? - обиделся Ярый.

- Вон идёт! - указал пальцем в окно Цукан. - Сразу видно, наш человек. Рожа бандитская, аж мурашки по телу. Правильный пацан!

- Наше вам с кисточкой! - крикнул с тротуара бугай с битой в руках. - Пахану-Цукану отдельный привет от братвы моего барака!

- Да это же Рассол! - всплеснул руками Сашок Котомка. - Смотрящий за ладушкиным бараком.

- Вот какие кадры нужно поддерживать! - с любовью посмотрел на Рассола Цукан. - Реальный менеджер!

- А меня, - покраснел от гнева Ярый, - меня поддерживать, значит, не нужно? Главный барак поддерживать не надо?! Не трожь мою землю, падла!

- От падлы и слышу, - ругнулся в ответ Цукан. - Тьфу на тебя!

- А ты гнида казематная, - не остался в долгу Ярый. - Тьфу на тебя сто раз!

Вечерело. За окнами сгущались сумерки. Над засыпающим Побережьем из окон цукановского кабинета продолжала нестись отборная брань. Зэки ворочались на шконках под аккомпанемент начальственной матерщины. Знакомые до боли слова вселяли в зэков оптимизм и надежду на сохранение славных воровских традиций колонии особого режима.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля