Новые колёса

СЕРИЯ ДЕВЯНОСТО ПЯТАЯ.
Как продажные борзописцы трудоголика Цукана очерняли

Поздней ночью, когда зона особого режима “Жемчужная” погрузилась во мрак, начальник колонии Цукан аккуратно сложил документы на рабочем столе и взял в руки папирус с последними новостями.

- О! Про меня пишут, - зашевелил губами Цукан, читая заметку вслух. - Начальника колонии “Жемчужная” со дня на день вышибут с должности...

Цукан крякнул от досады и обхватил голову руками.

- Как же так?! - возмутился сидящий рядом верный помощник начальника зоны Сашок Котомка. - Трудитесь день и ночь, не покладая рук, семью практически не видите! А они увольнять собрались!

- Да, - согласился Цукан. - Работаю, как проклятый.

- Дома-то когда последний раз были? - сочувственно посмотрел на начальника Котомка.

- Когда? - нахмурил лоб Цукан, задумчиво уставившись в потолок. - Да уж и не припомню...

- Отдохнуть вам требуется, - вздохнул Котомка. - Жену и сына повидать.

- Точно! - согласился Цукан, решительно встал и вышел из администрации колонии на улицу.

Через пять минут бронированная колесница домчала Цукана до красивого особняка, выгодно отличающегося от окружающих серых бараков.

- Приехали, что ли? - Цукан с сомнением посмотрел на роскошное строение. - Неужто мой? Запамятовал уже.

- Ваш, ваш! - подтвердил водила. - Не извольте сомневаться.

Цукан позвонил в дверь. Ему открыла молодая, симпатичная женщина. Увидев Цукана, молодуха охнула и бросилась ему на шею.

- Вот, - смущённо пробормотал начальник колонии. - Навестить решил... Как дела? Как наш малыш? Уроки в школе не пропускает?

- Малыш? - приподняла брови молодуха. - Нашему сыну скоро уж тридцатник стукнет!

- Как время-то летит, - вздохнул Цукан и прошёл в дом.

- Папа! - выскочил ему навстречу здоровый детина. - Осунулся-то как! Вот что с тобой эти грёбаные папирусы сделали!

- Собаки лают, - погладил сына по голове Цукан, - а начальник колонии идёт. Семимильными шагами. От победы к победе. Работу работает и планы планирует.

- Продажные борзописцы тебя за бабло очерняют, - сверкнул очами Цуканёнок. - Они не понимают, какой на тебя груз ответственности давит!

- Понимаешь ты меня, сынку, - утёр набежавшую слезу Цукан. - Давит этот груз проклятущий, спасу нет. Ни на секунду расслабиться не могу. Даже обедаю в последнее время без всякого аппетита. Жую икру чёрную, а груз давит, жую красную - гнетёт.

- Мульён зэков - не шутка, - согласно кивнул Цуканёнок. - Это в сумме около семидесяти тысяч тонн живого веса. Тут не только переутомление, но и ревматизм немудрено заработать.

- Может, перекусишь с устатку? - ласково посмотрела на Цукана красавица-супруга.

- Некогда мне тут рассиживаться, - решительно прервал жену Цукан. - Повидались, и ладно. Работать надо.

Попрощавшись с близкими, Цукан снова прыгнул в колесницу и укатил в администрацию колонии. На пороге его уже встречал верный Котомка.

- Беда! - всплеснул руками Котомка. - Зону море размывает. Вверенная вам территория катастрофически уменьшается!

- Это всё грёбаные папирусы воду мутят, - отмахнулся Цукан. - Собаки лают, а зона стоит.

- Зэки конечности ломают, - продолжал Котомка. - Кругом голый лёд, скользко - от барака до барака дойти невозможно.

- Грёбаные борзописцы, - пробормотал Цукан. - Это от них все беды. Ничего! Собаки лают, а кости срастаются.

Тяжело передвигая ногами под грузом ответственности, Цукан поднялся по лестнице в свой кабинет. Усевшись в кресло, начальник колонии с энтузиазмом принялся за работу. Стал размышлять: сколько туристов в этом году захотят посетить Жемчужное Побережье.

- Было бы здорово, - чесал затылок Цукан, - если бы приехали три мульёна. Хотя лучше четыре. Или даже пять. Какую цифирь лучше в плане развития ЖеПе написать - ума не приложу. Может, монетку бросить?

Цукан достал из кармана золотой тугрик и подбросил его вверх. Монета звонко ударилась о пол и закатилась под диван.

- Вот же блин, - встал на карачки Цукан. - Теперь всю ночь её оттуда выковыривать придётся...

За окном ещё не рассветало. Бараки стояли погружённые в темноту. Только в окнах рабочего кабинета Цукана горел яркий свет. Редкие зэки, выходящие спросонья на крыльцо справить малую нужду, смотрели на администрацию колонии, щурились и заслоняли глаза ладонями. Цукановский луч света в тёмном царстве вселял в зэков веру в трудолюбие начальника колонии и надежду на светлое будущее ЖеПе.

Хулио Иванов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля