Новые колёса

«Застрелите эту собаку!» — кричал милиционер перед обыском в доме генерального директора телекомпании «Каскад»

Представлять калининградцам Игоря Ростова и Ольгу Котовскую - излишний труд. Основателей НТРК "Каскад" в нашей области прекрасно знают. А вот о скандале, разгоревшемся в последнее время вокруг этой независимой телерадиокомпании, имеет смысл поговорить подробнее. Больно уж нешуточные кипят страсти - с возбуждением уголовных дел, допросами, обысками... чуть ли не арестами. Академика Российского телевидения, обладателя престижнейших премий, Игоря Ростова "некая сила" пытается в одночасье превратить из генерального директора процветающего канала - в обвиняемого. По одной из "дежурных" статей УК РФ - "злоупотребление служебными полномочиями" вкупе с хищением крупной суммы денег. Якобы Ростов (и Котовская) обокрали акционеров на 2,9 миллиона рублей.
Виргинские острова
Однако существует и другая трактовка событий. Политическая. Всем уже очевидно, что с приходом к власти губернатора Бооса в Калининградской области началось наступление на независимую (читай: не сдавшуюся "Единой России" с потрохами) прессу. Наступление широкоформатное, полномасштабное. По-жесткому. С использованием силовых структур, которым, условно говоря, дана команда "стрелять на поражение".
- Мы сами виноваты в том, что вступили в сделку с дьяволом, - говорит Ольга Котовская. - Около трех лет назад нам понадобился инвестор. Телевидение - чрезвычайно дорогое удовольствие, обновлять материально-техническую базу требуется постоянно... Посредничество в поисках инвестора нам предложил г-н Пирогов, тогда еще вице-губернатор. И вот однажды он позвонил Игорю: "Есть интерес. Есть партнер, который готов вложить средства в компанию".
Пирогов свел нас с г-ном Скоробогатько, тогда - сенатором, представителем Калининградской области в Совете Федерации. Надо сказать, что у Пирогова и Скоробогатько был тогда интерес к строительству порта Восточный в Балтийске. За право осваивать это направление боролся и Морской торговый порт...
Пирогов воспользовался информационным ресурсом "Каскада". Попросил обозначить тему. Он был тогда официальным лицом, государственным чиновником... Мы пошли навстречу.
Прежде у нас были партнерские отношения с Морским торговым портом, мы размещали рекламу этого предприятия.
Было взаимовыгодное сотрудничество... Как только вмешался Пирогов, все отношения - и деловые, и человеческие - были разорваны. Теперь Ростов и Калиниченко, генеральный директор порта, разве что издали кивают друг другу...
Суть договора с Пироговым-Скоробогатько состояла в следующем: они на оффшорные компании (с непроизносимым на память названиями), зарегистрированными где-то на Виргинских островах, приобретают 51% акций "Каскада", а мы - получаем средства на техническое переоснащение. Но эти $550.000 оформляются не как инвестиции, а как беспроцентный заем.
Контролёры
...Года два все было нормально. Скоробогатько вел себя порядочно, свои обещания сдерживал. Но... летом 2004 года Пирогов был уволен из областной администрации... Якобы ушел в творческий отпуск для написания диссертации. И еще. В конце 2003 года Скоробогатько избирается в Госдуму по спискам ЛДПР, становится депутатом. В Совете Федераций его сменяет Олег Ткач. К этому моменту Скоробогатько понимает бесперспективность бизнес-проекта по строительству глубоководного порта в районе Балтийска. И к началу 2005 года к "Каскаду" у него пропадает интерес. "Рычаг информационного воздействия" ему больше не нужен.
По идее, Пирогов, избранный председателем Совета директоров "Каскада" (совершенно условная, представительская должность), должен был прийти и сказать: "Все было ошибкой. Давайте поработаем над тем, чтобы привести в порядок всю отчетность, всю пушистость. Мы свою долю хотим продать". Но... это не методы Пирогова. И тогда он начинает искать компромат. И - просит одного из ведущих сотрудников, который проработал на "Каскаде" семь лет, написать ему, Пирогову, письмо. Представить свое видение дел в компании в определенном ключе. Пообещав золотые горы.
...В начале 2005 года должно было состояться очередное заседание Совета директоров. Пирогов вызывает нас с Ростовым к себе "на три минуты". Показывает какую-то бумажку - якобы по результатам какой-то внутренней проверки вскрылись какие-то гадости. Вроде бы мы миллионы куда-то уводим. И тут же настаивает на введение в управление "Каскадом" г-на Харитонова (он когда-то работал в гостиничном комплексе "Дейма") - в должности финансового директора, и г-на Каморина (вроде бы он раньше имел отношение к "Московскому комсомольцу" и к телевидению, и разбирается в журналистике).
При этом выясняется, что полномочия Харитонова и Каморина - шире, чем полномочия нас с Ростовым вместе взятых. Так, без подписи Каморина Ростов не имеет права потратить более $500!
Ну, ладно, думаем. Пускай приезжают, работают. Может, они такие талантливые, что приведут "Каскад" к победе коммунизма!
Они приезжают. "Зависают" на косе, пьют пиво... Каморину из средств "Каскада" нужно платить $3.000, плюс $300 за квартиру, плюс оплачивать билеты на самолет "Москва-Калининград" и обратно... А работает он фактически неделю в месяц! Однажды целый день считал зарплату "Инфомикса". "Блин, - говорит, - не получается сложить!" Где-то к обеду он уже уходил "писать чумовой сценарий".
Я как-то его попросила предоставить отчет, чем же занимался он за неделю работы. Каморин написал примерно следующее:
"1. Постоянное присутствие на информационных планерках.
2. Консультации по информационным сюжетам".
Цензура
Короче, Каморина с Харитоновым мы выгнали. Без всякого Совета директоров. Наступило затишье. Которое продолжалось до появления Бооса.
В октябре 2005-го из Москвы позвонил Ростов: "Оля, я сейчас нахожусь в кабинете Скоробогатько. Сидят здесь Ткач, Светлана Оболенцева (пресс-секретарь Бооса, - прим. авт.). Саша (Скоробогатько) сказал, что продал свои акции. Он со мной попрощался и сказал, чтобы теперь мы работали с Оболенцевой".
Оболенцеву я видела. Когда Боос вступил в должность, она снисходительно говорила журналистам: "Нам не нужны гладкие, причесанные новости... Вы что, не знаете, что мы не можем диктовать, какую вам проводить информационную политику" - и тут же вылила буквально поток ненависти на журналистку "АиФа". Там упомянули о беременной жене Бооса. "Как вы могли?! У нее болело сердце, ее чуть не увезли на "скорой"... Вам не место в профессиональной журналистике, ваша газета будет лишена аккредитации" и т.д., и т.п.
...Но потом оказалось, что Оболенцева не хочет переезжать в Калининград, и подыскала себе замену: 27-летнего москвича Сергея Боданова.
Оболенцева мне позвонила: "Оля, немедленно свяжись с Сергеем Бодановым. Он будет отвечать за информационную политику на "Каскаде".
- А зачем такая спешка? У меня дела...
- За вас заплачены большие деньги. НЕМЕДЛЕННО свяжись с Бодановым.
И тут же перезванивает Боданов:
- Отложите все свои дела. Я хотел бы с вами немедленно встретиться.
Встречаемся. Он говорит:
- Присылайте мне все тексты информационных сюжетов. Я буду присутствовать на монтаже.
- Как я это объясню своей команде? Фактически вы, чиновник, становитесь цензором!
- Скажете, что Сергею интересно смотреть, как делаются новости на телевидении.
...Один раз я послала тексты на его электронный адрес. А на следующий день вечером в "Инфомиксе" выходит сюжет о квартирах для чиновников (о том, что из бюджета был взят миллион долларов на приобретение жилья для привезенных Боосом из Москвы специалистов, - прим. авт.), с вполне безобидными комментариями депутатов облдумы. Боданов звонит в ярости: "Срочно перемонтируйте сюжет! Просто скажите, что депутаты решили выделить деньги, а комментарии уберите".
- У нас так не принято. Я вообще тогда лучше сюжет уберу.
Сюжет с ночного выпуска новостей я сняла.
На следующий день - новая история. У Бооса делегация каких-то армян. Боданов звонит, требует съемочную группу на целый день. Говорю: "Мы снимаем, как полагается, для протокола. Но мы не пресс-служба губернатора!" Он: "Я требую!!!"
Послала его на три буквы.
Заказ
И вот - уже в январе 2006 года появляется заявление Пирогова, начинается прокурорская проверка. (Пирогов обратился к депутату Госдумы Хинштейну, а тот - к Генеральному прокурору.) У меня 12 января умерла мама. 17-го ее хоронили. Так следователь областной прокуратуры Гурковский сказал, что принесет мне повестку прямо на кладбище. Сами менты говорили: "Такой политической "заказухи" мы еще не видали!"
Существовала явная угроза того, что вещание на "Каскаде" вообще прекратится: будет наложен арест на счета, парализована вся деятельность компании... А устав наш написан таким образом, что без согласия всех учредителей нельзя снять генерального директора.
19 января к Ростову приходит Пирогов и убеждает подписать уже заготовленное заявление. Мол, он, Игорь, соглашается добровольно уйти с должности генерального директора - при условии, что компания продолжит работу, а меня, творческого директора, не будут трогать.
(Кроме того, Ростова заверили, что из прокуратуры будут отозваны все претензии, прекратится уголовное преследование, - прим. ред.)
Однако на следующий день Ростов, понимая, что верить ЭТИМ людям нельзя, заявление отзывает.
23 января я прихожу на работу, в 9.30 утра, проводить информационную планерку, и вижу: стоит новая охрана. Мне говорят: "Нам отдан приказ не пускать вас и Ростова на территорию предприятия".
- Чей приказ?!
- Нового врио гендиректора "Каскада" Ряжского.
Зондеркоманда
Оказывается, прибыла целая зондеркоманда из Москвы: в том числе Каморин и Денис Виноградов, представитель одного из наших акционеров. Он сам себя называл специалистом по корпоративным захватам. Говорил: "Корпоративные войны - моя любимая тема!"
...Я разворачиваюсь, ухожу. На следующий день пишу заявление в прокуратуру. Но... 25 января против Ростова возбуждается уголовное дело. Не по факту - фактов нет! Это Пирогов, выступая в эфире НТРК "Каскад" и ГТРК "Янтарь" утверждает, что есть "факт хищения 2,9 миллиона рублей" - но он в своей жизни утверждал и не такое...
Где-то в этих числах проводятся обыски дома и в гараже у главного бухгалтера "Каскада". Искали какую-то финансовую документацию, которая подтвердила бы факты хищения. А 30 января была предпринята попытка обыскать наш с Игорем дом на ул. Льва Толстого.
Люди, захватившие телекомпанию, понимали, что по уставу "Каскада" любые решения могут приниматься только с согласия всех акционеров НТРК "Каскад". У Ростова, у меня, у Грак, Лапенас, Рябухи - 49% долей. Очевидно, что в случае обращения в суд, мы выиграем.
Поэтому в ответ на протест Ростова по поводу вероломного нарушения достигнутого ранее соглашения, ему предложили подписать очередной документ, а именно - дать согласие на внесение изменений в устав, после чего для решения любого вопроса достаточно будет простого большинства голосов. Т.е. 51% акций.
Шантаж
Понимая, что новые партнеры не остановятся на достигнутом, Ростов предложил им выкупить оставшиеся 49% долей за приемлемую цену. (В 2005 году активы холдинга предположительно оценивались в 4,2 млн. долларов - 1000 кв. м офиса компании на пл. Василевского, 2, современное оборудование, раскрученный брэнд.) Однако это предложение было отклонено.
30 января Игорь Ростов был в гостях у мэра Юрия Савенко. Они мирно пили чай в его кабинете на площади Победы, 1, обсуждая происходящее в "Каскаде". Вдруг раздался звонок на мобильный Ростова: "Гражданин Ростов? Это следователь областной прокуратуры Гурковский. У меня на руках постановление суда на проведение обыска в вашем доме на улице Льва Толстого. Вам следует прибыть сюда для проведения следственных действий". Ростов тут же связался с представителем владельцев 51% акций и спросил, что значит этот обыск. В ответ он услышал: "Дайте согласие на изменения в уставе - и обыска не будет".
- Это откровенный шантаж! - возмутился Ростов и обратился к мэру. - Юра, ты же мэр, прими меры! Позвони прокурору!"
- А что я могу сделать? Я даже не знаю, кто у нас теперь прокурор.
- Позвони Боосу!
- Я не знаю его телефон.
- Тогда Дацышину! (главному федеральному инспектору полпреда президента, - прим. ред.)
Савенко принялся звонить: "Не отвечает".
- Ярошуку! Он знает телефон Бооса...
Савенко снова принялся тыкать кнопки: "Молчит". После чего, сославшись на занятость, мэр распрощался с Ростовым.
Из мэрии Ростов поехал в областную больницу - оттуда он позвонил депутату Думы Игорю Рудникову.
"Мой дом сейчас окружила милиция, собираются ломать двери".
(Рудников выехал на улицу Льва Толстого. Действительно, перед особняком стояли десять милиционеров с двумя собаками. Они приехали на 4 машинах. Вячеслав Гурковский, следователь областной прокуратуры, разговаривал по домофону с подругой Ольги Котовской и требовал от милиционеров взломать входную дверь. Во дворе на непрошенных гостей лаяла кавказская овчарка, которую стражи порядка грозились пристрелить, если женщина ее не уберет.
Следователь областной прокуратуры Гурковский заявил Рудникову, что сейчас они готовятся к проведению неких следственных действий в рамках уголовного дела. Гурковский сказал: "Существует следственная тайна, я вам не буду давать никаких пояснений". На что Игорь Рудников возразил, что, согласно статье Уголовно-процессуального кодекса, следственные действия не могут производиться с 22 часов до 7 утра. "Если речь идет об уголовном деле, инициатором которого выступил представитель акционера, то это всего лишь экономический спор. Тем более, что телекомпания частная. Такого рода споры должны решаться в арбитражном суде, а не с помощью прокуратуры и обысков. Какая необходимость ломиться ночью в дом, где нет хозяина?"
...После разговора с депутатами у милиционеров окончательно пропало желание идти на приступ дома.
Однако они провели под окнами особняка всю ночь и "сняли осаду" только утром - в 7 час. 50 минут.
Милиционеры спрашивали Рудникова: "Вам-то какое до всего этого дело?" Тот ответил: "Если мы промолчим сегодня, завтра с обыском придут к нам, к любому, кто критически отзовется о власти", - прим. ред.)
- Ночной обыск был нужен, потому что на утро Гурковский уже вызвал Ростова в прокуратуру, - продолжает рассказ Ольга Котовская. - Видимо, они очень хотели что-то найти... или подбросить... чтобы потом предъявить Игорю ультиматум: или вы улаживаете вопросы, или мы вас берем под стражу.
Ростов улетел в Москву.
Три уголовных дела
Через несколько дней в столичном офисе "Интерфакса" Боос давал пресс-конференцию. Рассказывал, как собирается построить рай на нашей земле. Бывший главный редактор "Калининградки" Тамара Замятина задала ему вопрос: "Вы всего три месяца руководите областью, но уже возбуждены три уголовных дела в отношении журналистов трех СМИ. Как вы это прокомментируете?"
Боос отговорился: мол, не знаю о чем речь.
...Ростов вернулся в Калининград на похороны матери. Мы поговорили - и решили биться до конца. Наши оппоненты по-прежнему требуют внесения изменений в устав, чтобы владельцам 51% долей можно было принимать любое решение без учета тех, у кого 49%. Мы снова предложили: "Давайте разойдемся цивилизованно". Есть предположительная цена телекомпании - порядка $4.000.000. Доля 49%, а это пять человек - примерно $2.200.000. Ростов согласился и на $1.700.000. Но оппоненты предпочитают "отжимать" бизнес, не платя ни копейки - с помощью административного ресурса, с привлечением правоохранительных органов, которым отводится малопочтенная роль...
Мы предприняли ряд юридических шагов по своей защите. А они... наложили арест на личный счет Ростова в банке, на его имущество (этот дом и однокомнатную квартиру, где жила его мать)...
Несмотря на то, что Ростов на сегодня зарегистрирован как кандидат в депутаты городского Совета, на днях был обыск у нас дома. Четыре человека вели себя очень спокойно. "Откройте этот ящик... А что у вас здесь?.."
Чисто формальная акция. То же - во время обыска на "Русском радио". Следователь прокуратуры Павел Шредер и его подчиненные подошли к одному шкафчику, выгребли содержимое... Якобы изъяли финансовые документы "Каскада", которых там никогда не было. Забрали печать. Задача ясна: парализовать структуру, которая еще подчинена Котовской. На "Каскаде" - повальные обыски. Секретарша запугана, с нами никто не общается. Вот сейчас, когда мы с вами разговариваем, ТАМ, нам рассказывают, вскрывают автогеном сейф в кабинете Ростова...
Каковы перспективы?
Пройдут месяцы, суд восстановит меня и Ростова на работе. Он не пропадет. Он опытный менеджер, без работы не останется - предложения уже поступают. А вот до гибели прежней компании, боюсь, осталось немного.
Конечно, никогда не докажешь, что Скоробогатько продал 51% акций НТРК "Каскад" структуре, аффилированной Боосу, но... поведение Боданова и Оболенцевой говорит само за себя.
А-ля Туркмен-баши
...Тенденция, однако! Подвергается давлению "Дворник". В отношении Арсения Махлова возбуждено уголовное дело.
Уволена Тамара Замятина, осмелившаяся не лечь под "медведей".
Самым жестким образом прессингуются "Новые колеса", в отношении учредителя газеты Игоря Рудникова фабрикуется одно уголовное дело за другим - все на стадии возбуждения.
"Каскад" полностью захвачен... Видимо, для Бооса лучшее информационное поле - это выжженная земля? Какие комментарии, какие "точки зрения", какой плюрализм?! Я сказал. А все остальные - записали. И воспроизвели, добавив пару-тройку пышных эпитетов и славословий. И вообще... лучший журналист - даже не "ручной", а истребленный как класс. Не за тем сюда Боос прибыл, чтоб "какие-то там" пытались комментировать его поведение. Вот только... зачем? Вряд ли Путин и впрямь решил утроить на границе с Евросоюзом карликовую Туркмению. С Боосом в роли Туркмен-баши, Великого и Непогрешимого, да не погаснет свет очей Его и да прольется с языка Его медоточивая мудрость... Скорее, Боос устроил самодеятельность. Так ведь не получится. Да и ментальность у нас не та.
Жаль, что губернатор так пока и не понял, КУДА он попал. И во что может вляпаться.
Ю. Сергеева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


5 + 1 =