Новые колёса

ЗА СПИНОЙ ГУБЕРНАТОРА чиновники продолжают разрушать последние символы Кёнигсберга

Каких только общественных советов не появилось в янтарном рае за последнее время. В Черняховске так вообще умудрились создать общество сторонников короля Франца Иосифа. Хотя где мы, а где та самая Австро-Венгрия?

Уже целый век, как исчезнувшая с карты Европы. Единственно, что может объединять многострадальную державу Габсбургов и Калининградскую область - это предсказуемое и неминуемое приближение к полному краху и всеобщей анархии...

...Чуть больше года назад, ещё при преж­нем губернаторе Цуканове, был создан очередной общественный совет. На этот раз он возник при службе государственной охраны объектов культурного наследия правительства Калининградской области. Так сказать, карманный общественный орган. Нетрудно догадаться, что в него вошли чиновники и экс-чиновники.

Плюс несколько архитекторов, сидящих на государственных и частных заказах, которые им тоже не за красивые глаза отстёгивает коррумпированная власть. Короче, одна шайка-лейка...

Стёрли с лица земли

Очередное заседание “культурного органа” проходило под председательством Дмитрия Вострикова, владельца сайта “Пруссия39”.

Первый вопрос повестки - согласование с членами совета проекта строительства новой гостиницы на тысячу (!) номеров. Удивительно, но, несмотря на категорический запрет губернатора, турецкая фирма-застройщик “Акфен” так и не рассталась с мыслью соорудить в историческом центре Калининграда так называемый апарт-отель - на месте разрушенного цейхгауза Врангельского кирасирского полка.

Здесь же в прошлом году строители стёрли с лица земли памятный обелиск героям наполеоновской войны 1807 года. Опять же с одобрения совета под председательством господина Во­стрикова.

Союзники стали врагами

Цейхгауз Врангельского кирасирского полка

Евгений Маслов, начальник службы охраны объектов культурного наследия, почему-то посчитал, что цейхгауз никакой ценности для истории не представляет. А памятник-обелиск - так тот вообще нужно давно было уничтожить.

- Он посвящён памяти немецких героев, - заявил чиновник Маслов. - Через сто лет, в первую мировую, немцы превратились из союзников в наших врагов. И, следовательно, никаких знаков воинской доблести воинам кирасирского полка в Калининграде быть не положено...

Такая вот логика у доцента и кандидата исторических наук, ректора “Института развития образования” и экс-преподавателя истории БФУ им. Канта.

Более того, всё тот же Маслов закрыл глаза и на то, что на месте разрушенных историче­ских памятников никаких археологических изысканий не производилось. А застройщики выкорчёвывали экскаваторами старинные каменные фундаменты подвалов, своды подземных сооружений, надгробные плиты... И на специальной камнедробильной машине в течение месяца превращали артефакты в щебёнку, которую потом продавали дорожно-строительным компаниям.

А сотрудники службы культурного наследия лишь плечами пожимали: “Всё согласовано, никаких нарушений нет...”

Могильные плиты

4 ноября 2016 года в редакцию “Новых колёс” на ул. Черняховского, 17, прибыл губернатор Антон Алиханов. С застеклённой террасы на втором этаже старинного здания открывался вид на стройку “Акфена”. Глава региона лично убедился в том, о чём ему уже давно сообщил депутат облдумы Игорь Рудников. И что напрочь отрицали чиновники.Алиханов пришёл в ужас, когда увидел разломанные могильные плиты, котлован на месте разрушенного исторического здания...

Тут же губернатор позвонил Маслову: кто дал разрешение на снос исторических объектов?

- Не волнуйтесь, Антон Андреевич, - залепетал в трубку начальник службы. - У нас всё согласовано.

- Кем согласовано? - удивился Алиханов.

- Так у нас общественный совет есть, - принялся оправдываться Маслов. - Общественный совет это и одобрил. И снос цейхгауза, и строительство гостиницы...

“Я вас уволю!”

- Одобрил?! - возмутился Алиханов. - Что за члены общественного совета?

Кто эти люди, отстаивающие интересы бизнесменов? Кого они представляют? Я вас спрашиваю... Ко мне обратились тысячи жителей Калининграда с жалобой на незаконную застройку. Если вы не наведёте порядок, я вас просто уволю!

- Наведу! - отрапортовал чиновник.

Понятное дело, цейхгауз Маслов заново не отстроил. И обелиск тоже не восстановил. Зато распорядился оформить в Москве охранную грамоту на прилегающий к стройке дом (по улице Черняхов­ского, 17). Теперь это историческое здание официально является памятником культурного наследия. И снести этот дом, как несчастный цейхгауз, будет не так-то просто.

Что же касается бизнесменов-строителей, то их логика проста: цена “сотки” земли (квадрат площадью десять на десять метров) по рыночному курсу на этом участке колеблется от 2,5 до 4,5 миллиона рублей. А “соток” тут немало... Да за такие деньжищи не то что дом снесут, его вместе с жильцами закопают!

В 4 раза выше башни Врангеля

Врио губернатора А. Алиханов об “общественном совете”: - Кто эти люди, отстаивающие интересы бизнесменов?

...Прошло пять месяцев. И вот в повестке общественного совета опять возникла идея строительства апарт-отеля на месте уничтоженного цейхгауза Врангельского кирасирского полка.

Чтобы мероприятие не выглядело как кулуарный междусобойчик заинтересованных лиц, на него пригласили журналистов.

По замыслу автора проекта архитектора Игоря Ли, 12-этажная махина-отель (хотя на картинке их нарисовали только шесть) должна занимать целый квартал. От улицы Черняховского - и чуть ли не до самой башни Врангеля.

Железобетонный монстр с двадцатью (!) большими магазинами на первом этаже выходит своим фасадом сразу на две улицы - Пролетарскую и Озёрный проезд.

Зодчий Ли предемонстрировал слайды и даже забавную анимацию - в мультяшном ролике можно было увидеть движущиеся автомобили и почему-то бегущих человечков.

Зачем столько магазинов?

- А почему надписи над магазинами на иностранном языке в русском городе? - проявил политическую бдительность один из членов совета.

- Так это... - руки Ли слегка задрожали. - Понимаете, это дизайнер так изобразил... У него какие заставки были, он те и использовал. Это же только к примеру... Всё равно они потом все другие будут.

- Если вообще будут, - хмыкнул другой член. - Вы же посмотрите только, зачем столько магазинов в одном районе. Тем более, по 150 квадратных метров каждый. Что там продавать-то будут? Кругом столько торговых центров...

Ли смущённо пожал плечами. Как будто непонятно: что сказал заказчик, то и нарисовал архитектор.

- А подъездные пути к магазинам? Где грузовой транспорт выгружать товары будет? Опять на тротуарах, как у “Кловера”? - нахмурился Михаил Андреев, экс-министр культуры боосовского правительства, ныне худрук драмтеатра.

- Так со двора и будут разгружаться, - не очень уверенно произнёс автор проекта.

- С какого такого двора? - наседали члены совета. - Смотрите, вы же сами во дворе нарисовали въезд в подземную парковку. И этот сарай от соседнего дома. Он там чуть ли не в центре двора стоит. И ещё забором выгорожен. Этот сарай, что, тоже культурная ценность?

- Так мы этот сарай по-быстрому... - архитектор Игорь Ли осёкся, с опаской глянув на журналистов.

Торчат уши чиновников

- Тогда зачем вы этот сарай на плане показали? - удивился председатель Востриков.

- Слушайте, - нахмурился Владимир Ярош, бывший руководитель службы охраны объектов культурного наследия. - А вообще, на основании чего вы всё это разработали?

- Мы разработали этот проект по предписанию службы государственной охраны объектов культурного наследия Калининградской области, - доложил Ли. - В общем, нас обязали разработать этот проект апарт-отеля.

- Оба-на! - обомлели журналисты. - Тогда зачем весь этот спектакль?

- Ну, знаете... - разоблачённый чиновник Маслов от растерянности даже закашлялся. - Наша служба выполняла постановление по соблюдению зоны охраны Врангельского кирасирского полка. Эти зоны охраны утверждены правительством Калининградской области.

- Стилистика этого отеля какая-то странная, - засомневался член совета, сидящий на галёрке. - Сплошная эклектика... Типа такой же несуразицы как этот, так называемый замок “Нессельбек”.

- А вы имеете что-то против “Нессельбека”? - председатель строго посмотрел на члена совета.

- “Нессельбек” - признак дурного вкуса, как мне кажется. Бред какой-то... То ли замок, то ли супермаркет... А вот в этом проекте господина Ли башня, выходящая на улицу Черняховского, выглядит нарочито аляповатой...

В зале - шум.

Пивная бочка

- Хотелось бы услышать ещё какие-либо мнения архитекторов, - Востриков постучал пальцем по микрофону, призывая к порядку. - Только именно специалистов-архитекторов, а не...

Слово “жители Калининграда” председатель общественного совета произнести не решился.

- Вот, смотрите, - начал издалека зодчий Олег Васютин, - Ваш проект, Игорь Александрович, как называется?

- Так это... - Ли опять замешкался, зашелестел бумагами и зачитал с листа. - Проект регенерации исторической застройки по объекту “Гостиница со встроенными помещениями....” Понимаете, мы возвращаем масштаб и принципы квартальной застройки довоенного Кёнигсберга. То есть мы возвращаем ту среду, которая была характерна...

- Ясно-ясно, - замахал руками Васютин. - Я понял. Регенерация - это некое возвращение к прошлому... Так вот получается, что ваш проект возвращает некий фортификационный образ Кёнигсберга? Мы видим фортификационную башню, которая заложена в проекте? Да?

- Что да? - Ли протёр запотевшие очки.

- Видим ли мы её по образу и подобию...

- Ну... Разве что, может быть, лишь намёк на фортификационные сооружения... Но не более того.

- А башня?

- А что башня?

- Так это совсем не башня, а пивная бочка какая-то...

Довольно мнений!

- Вы мне вот что лучше подскажите, уважаемый Игорь Александрович, - опять заговорил начальник театра Андреев. - Соблюдение зон охраны, которые распространяются от других памятников культурного наследия, здесь соблюдены? Например, охранные зоны башни Врангеля. Как они соотносятся с вашей гостиницей?

- Так эта зона - 200 метров! - подсказали из зала. - А до отеля - всего тридцать...

- Как соотносятся? - Ли извивался как уж. - Они соотносятся...

- А никак они не соотносятся! - выкрикнули с галёрки.

- Уважаемые коллеги, формальные требования соблюдены, - поспешил успокоить общественность чиновник Маслов.

- Хорошо, довольно мнений! - резко оборвал опасную дискуссию Востриков. - Какие будут предложения? Я понимаю, что служба от нас ждёт решения либо “рекомендовать”, либо “не рекомендовать” внедрение в жизнь этого проекта. Я правильно понял?

Совсем запутался

- Всё правильно, - спешно закивал Маслов и сложил руки на груди, ожидая нужного решения совета.

- Какие ещё предложения будут? - торопил события Востриков. - Хорошо, вижу, понял... Есть предложения рекомендовать. Другие предложения будут?

- Будут - не будут! - донеслось откуда-то с галёрки.

- Напоминаю, журналисты не голосуют, - председатель окинул строгим взглядом зал. - Руки поднимают лишь члены совета. Кто за то, чтобы наш совет рекомендовал “согласовать”... Тьфу, ты... Совсем я запутался в этих согласовать-рекомендовать... В общем, кто “за” представленный проект? Давайте, активнее поднимайте руки. Один, два, три... В общем, семь “за”. Против? Никого. Воздержались - три.

Подводим итог. Большинством голосов членов совета при службе государственной охраны объектов культурного наследия проект строительства отеля на месте кондитерской фабрики одобрен.

- Наши деды проливали кровь и отдавали свои жизни, штурмуя Кёнигсберг, - выкрикнул кто-то из обычных граждан, жителей Калининграда. - Нам достался такой трофей, жемчужина архитектуры. Этим гордиться надо! А какие-то члены добивают город...

Ю. ГРОЗМАНИ

Цейхгауз Врангельского кирасирского полка


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля