Новые колёса

ВСЕХ БОМЖЕЙ — В ТРАНШЕЮ… Чиновники решили по-быстрому избавиться от всех бездомных

- Начнём с самого приятного... То есть с интимного, - вкрадчивым голосом начала планёрку зам. главы администрации Калининграда Данута Смирнова. (Сити-менеджер Феликс Лапин вот уже как неделю уехал в отпуск.)

После такого вступления Дануты Ольгердовны чиновники, большей частью мужчины, оживились. Главный город­ской строитель Павел Саркисов таинственно заулыбался. А директор “Теплосети” Виктор Фесик многозначительно закашлял. Угадывалось, что это шутка для узкого круга посвящённых

- Итак... - продолжала интриговать присутствующих Смирнова. - По господину Тугушеву... глава администрации своё решение отменил.

Чиновники улыбнулись и понимающе закивали головами. Но опять-таки не все. А лишь те, кто знал о закулисных интригах и роли в этом главного доктора Калининграда Олега Тугушева.

Миллион в матрасах

- Ну а теперь к делу, - Смирнова энергично потёрла ладони. - Первый, второй, третий вопросы повестки совещания мы пропускаем. Давайте-ка лучше разберёмся с теми, кто занимается бродяжничеством и попрошайничеством на улицах нашего города.

- Я готова доложить, - поднялась и.о. председателя комитета социальной поддержки населения Наталья Горбунова. (Шеф комитета Татьяна Лемешко тоже укатила в отпуск.) - За этот год мы провели 60 рейдов по улицам Калининграда. Всего выявили 220 человек, занимающихся бродяжничеством. 104 из них - жители Калининграда, имеющие жильё. 107 - тоже калининградцы, но не имеющие жилья. 12 - иногородние. И 11 - иностранцы. Самое большое скопление бомжей - возле Северного вокзала, Центрального рынка и на площади Победы. Именно там мы выловили 22-х попрошаек.

- Выловили?! - лицо Смирновой от удивления вытянулось.

- В смысле выявили... - поправилась Горбунова. - Мы попытались установить, на что и как живут эти люди. И вот какие поразительные открытия мы сделали. У всех у них жилплощадь в Калининграде есть. У многих - вполне приличное финансовое состояние.

- Ха-ха! Ну, у всех бомжей в матрасах по миллиону зашито, - захохотали главы районов.

Лекарство попрошайке

- Если бы в матрасах всё дело было... - замялась Горбунова. - Например, есть у нас такой гражданин Фимченко, 1935 года рождения. Так у него ежемесячный доход составляет 9 тысяч рублей. А он попрошайничает на улице! И таких, как Фимченко, у нас немало.

- А какую вы оказываете помощь бомжам? - глянула поверх очков Смирнова.

- За семь прошедших месяцев к нам в Центр социальной реабилитации обратились 16 граждан. Это 6% от выявленных бомжей.

- М-да... Негусто. Но это они сами обратились. А ваш комитет конкретно какую помощь бездомным оказал?

- Да мы постоянно оказываем конкретную помощь. 24 попрошайкам помогли оформить пенсию.

- Но вы только что нам сказали, что наличие регулярного дохода не вылечивает от бомжевания, - удивилась Смирнова.

- Потому что бомжевание - это стиль жизни, - компетентно вмешался в разговор Павел Саркисов.

Канавы для профессионалов

- Кроме того, - продолжала Горбунова, - мы определили 288 человек в дом ночного пребывания. И 68 бомжей - в социальную гостиницу.

- А выявили-то всего 220 человек.... Интересная арифметика получается, - вслух прокомментировал зам. сити-менеджера Александр Зуев.

- Но самое главное - мы трудоустроили 43 бомжа, - с гордостью заключила социальный работник.

- Что 43 - это хорошо. А как долго они там отработали? - не унималась Смирнова.

- На три дня. Максимум. Да и вообще эта цифра касается прошлого года. Именно тогда мы устраивали таких вот граждан на непрофессиональный труд - то есть рытьё траншей. Потому что в этом году - кризис. И никого из этого контингента трудоустроить нельзя.... Сейчас канавы копают сплошь профессионалы.

- А вы что, спокойно за всем наблюдаете и никаких мер принимать не планируете? - опять вмешался Зуев.

- Проблема попрошайничества и бродяжничества в нашем городе никогда решена не будет, - выдала Горбунова. - Потому что у нас отсутствуют принудительные меры. А это не просто снижает эффективность, это буквально сводит на нет всю нашу работу.

Конституция и бомжи

- Так-так-так, - похоже, тема бездомных была особенно близка Зуеву. - А какие принудительные меры вы предлагаете?

- Я? - заморгала ресницами чиновница. - Ну, всякие такие меры. Лишь бы были эффективными.

- А вы - смелее, - настаивал дотошный зам. - Назовите какие конкретно меры предлагаете принять?

- Ну, изымать их с улиц города... - пролепетала Горбунова.

- А дальше? - Зуев загонял в угол миловидную докладчицу.

- Вы по-прежнему настаиваете на ответе? - вступилась за растерявшуюся женщину Смирнова.

- Конечно, настаиваю, - выпалил заместитель главы. - Поступило предложение хватать. Вот мне и стало безумно интересно, кого надо хватать. И куда везти? Вы же поймите меня правильно: я тоже считаю, что бомжам и попрошайкам не место на улицах. Но надо же разработать весь механизм....

- Ваше особое мнение мы приняли к сведению, - заключила Смирнова. - Вы должны больше привлекать правоохранительные органы.

- Да, - закивала головой Горбунова, - правоохранительные органы на нашей стороне. Они считают, что бомжи нарушают права граждан на нормальное сосуществование.

- И я так считаю! - опять встрял Зуев. - Бомжи нам мешают. Они нарушают данные нам Конституцией права. Просто вам надо разработать меры, как бороться с бомжами.

- Мы обязательно придумаем меры...- пообещала Горбунова.

Уезжают, умирают...

- Стоп-стоп! - прервала дискуссию Смирнова. - Не надо ничего придумывать. Следует руководствоваться законодательством. А сколько времени у вас проживают в социальной гостинице?

- Один год, - заглянув в бумаги, сообщила Горбунова. - Потом человек приглашается на специальную комиссию. Где рассказывает, что и как. Если комиссия признаёт необходимым, то срок пребывания может быть продлён ещё на один год. То есть получается максимум два года. Но редко кто у нас задерживается на такой срок. Обитатели гостиниц обычно обзаводятся собственными семьями. Уезжают куда-то. Или умирают...

- Не очень-то радужно это звучит, - скривилась Смирнова. - Только не понятно, почему у нас как было полным полно бомжей на улицах, так и остаётся. А вы к тому же ещё и требуете ужесточения мер. Работать надо лучше, уважаемая Наталья Валерьевна!

Проходимцы и Саркисов

- Я остановлюсь на объектах, где совсем плохо у нас идут дела, - чиновник-строитель Саркисов начал отчёт о выполнении целевой инвестиционной программы на 2009-2014 годы.

- А почему плохо? - насторожилась Смирнова.

- В результате торгов появились новые ваятели...

- Кто появился?

- Ну, те, кто ни разу строительством подобных объектов не занимался.

- А поконкретнее можно?

- Есть у нас такая фирма “Бизнесстрой”. Люди на самих стройплощадках ни разу не были, а торги выиграли. Речь идёт о котельной. Теперь будем искать того, кого под них подвести, чтобы не запороть объект.

- То есть торги выиграли одни, а строить будут другие. Интересное решение... А с финансированием как?

- Требовалось 18-20 миллионов. Пока в рамках программы нами получено всего 2 миллиона. Вот и Фесик там был, - зачем-то добавил Саркисов.

Но начальник “Теплосетей” Виктор Фесик так и не проронил ни слова.

- С зоопарком несколько лучше, - заливался соловьём Саркисов. - Удалось вдохнуть жизнь в объект. Там уже и кровлю начинают делать.

- Всё-таки сообщите, почему мы изначально стали иметь дело с такими фирмами?

- Да, есть такие фирмы... - издалека начал Саркисов. - И немало. Они берутся строить объекты по всей Росси. Но на деле, кроме одного блокнота с перечислением объектов - ничего у них нет.

“Я попалась на удочку!”

- У меня вопрос, - поднял руку управделами городской администрации Сергей Воропаев.

- К кому вопрос? - оторвала взгляд от бумаг Смирнова. - К Павлу Георгиевичу?

- У меня вопрос к директору “Чистоты” Борису Селезнёву. По всему городу вы расставили мусорные контейнеры. Такие большие, синие. Закрытые со всех сторон. А сбоку - небольшое окошко для того, чтобы в него вываливать мусор.

- Точно! - подтвердил Селезнёв. - Мои контейнеры.

- А на какой высоте находятся эти окна? - задал неожиданный вопрос Воропаев.

- На высоте 1 метр 50 сантиметров, - бодро отрапортовал директор. Словно отвечал на этот вопрос по нескольку раз в день.

- Понимаете, у меня проблема. Точнее, не у меня... - немного сбился Воропаев. - Рост моего 12-летнего сына не позволяет вываливать в контейнер мусор на такой высоте.

- Ох-хо-хо! Я сама попалась на эту удочку, - громко рассмеялась Смирнова.

Но чиновники шутки Ольги Ольгердовны не оценили. Потому что не могли взять в толк, о чём это она здесь толкует.

Сгореть заживо

- Но, насколько я знаю, раньше эти “окна” были на меньшей высоте. И женщина небольшого роста могла до него дотянуться. И даже маленький ребёнок.

- ...и бомж, - продолжил логиче­ский ряд Селезнёв. - Мы специально заварили эти “окна”, чтобы бомжи в контейнеры не лазали. А то устраиваются они себе там спокойненько. Едят, распивают спиртные напитки, курят. А знаете что в итоге?

- Да они сгореть там могут! - всплеснула руками Горбунова.

- Каждый о своём! - в сердцах воскликнул Селезнёв. - Они же поджигают там мусор. Потом сами благополучно смываются, а контейнер весь обгорает. На него же страшно смотреть. Мы уже замучились высылать бригады на перекраску этих контейнеров.

Чиновники стали громко переговариваться.

- Но сколько ни крась, а таким красивым как был, он уже никогда не станет, - с грустью в голосе заключил Селезнёв.

- Так какой выход? - заёрзал на стуле Воропаев.

- Ясно какой! - выпалил Селезнёв. - Сделать так, чтобы на улицах города не было бомжей.

- Легко сказать... - задумчиво протянула Смирнова и закрыла планёрку.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля