Новые колёса

ВМЕСТО ВИСКИ И ПОРТВЕЙНА.
Заставит ли мэр Ярошук своих подчинённых пить воду из загаженных озёр?

Обстановка на оперативном совещании в администрации Калининграда накалилась до предела. Чиновники, сидели как на иголках - мэр Калининграда Александр Ярошук устроил им капитальный разнос.

- Что за дела?! - кипел градоначальник. - Мы начинаем обсуждать экологическую обстановку на водоёмах именно тогда, когда эти самые водоёмы промёрзли на метр вглубь.

- А что нам мешает рассмотреть этот вопрос сейчас? - недоуменно пожала плечами первый зам мэра Светлана Мухомор. - Доклад подготовлен. Давайте заслушаем докладчика...

- Я вот ходил на днях... - на лице Ярошука заиграла мечтательная улыбка. - Лёд толстенный, прозрачный... Видно даже вмёрзшую в него рыбу. Красота...

В этот момент в зал вошёл припозднившийся председатель совета депутатов Калининграда Андрей Кропоткин и устроился на пустующем кресле возле управделами мэрии Сергея Воропаева.

Зловещая тень железного Феликса

- Вопрос в повестке звучит так, - объявила Светлана Мухомор. - О ходе выполнения постановления администрации Калининграда по улучшению санитарно-экологической ситуации на городских водных объектах.

- И-и? - тряхнул головой Ярошук.

- Постановление подписано главой администрации Калининграда ещё 27 ноября 2009 года, - уточнила вице-мэр.

- Ну, так ещё Феликсом Феликсовичем, - пробубнил кто-то на галёрке.

При упоминании об экс-главе администрации Феликсе Лапине мэр поморщился.

- Я подготовил доклад по состоянию на водных объектах, - пододвинулся к микрофону Сергей Мельников, председатель комитета город­ского хозяйства. - Разрешите начинать? Итак, Калининград находится в пойме. А это - 55 рек, ручьёв и каналов общей протяжённостью 150 километров. Также - 16 прудов площадью 400 га. Длина коллектора - 638 километров. В собственности Российской Федерации находятся водоёмы, за исключением...

- Мы всё это уже слышали! - перебил докладчика Ярошук. - Мы всё это уже знаем! Зачем вы проводите с нами этот ликбез? Лучше расскажите, что делать будем.

- Так я хотел... - попытался оправдаться чиновник.

- Не надо хотеть! - замахал руками мэр. - Лучше ответьте, какую технику будете закупать, чтобы вести работу на водных объектах.

Сколько можно слушать бредни?

- Будем закупать, - закивал Мельников. - Уже всё готово. Осталось только внести корректировку в бюджет...

Александр Ярошук: - Это всё общие слова. А конкретно чем вы занимались целый год? Только заседали?

- А в чём вообще проблема? - градоначальник взлохматил шевелюру.

- А в том, что водная гладь не наша, а мусор, который сдувает в эти озёра - наш.

- Знаете что?! - вспылила Мухомор. - Работа по очистке акватории идёт уже с 2009 года. И на каждом оперативном совещании, когда рассматривается этот вопрос, мы слышим бодрые доклады. Сделано столько-то, очищено то-то... Знаете, когда слушаешь эти бредни несколько лет подряд, то невольно и сам начинаешь верить... Мол, ещё совсем немного и наши загаженные озёра станут питьевыми.

- И что? - мэр ошалело посмотрел на свою правую руку.

- А то, что, может быть, наконец, следует изменить методы на более эффективные.

К нам марсиане не прилетают

- Могу сказать, что предыдущее руководство мозоль на языке набило по поводу принятых мер по очистке воды, - по примеру босса Мельников также энергично тряхнул головой. - Помните, речь у нас всегда шла о количестве затампонированных выпусков. Именно из-за них загаживается акватория наших озёр и ручьёв... Ведь поймите, к нам марсиане не прилетают гадить в озёра. Это делаем мы сами. Бытовые отходы, сточные воды, фекалии из выгребных ям - это и становится источником загрязнения. Мы тампонируем выпуски, а потом приходят собственники и пробивают дырки опять. Бесконечный процесс. Возле каждой канализационной трубы полицейского не поставить.

- Что у нас на данный момент, - Ярошук нервно забарабанил пальцами по столу.

- На данный... - докладчик сверился с записями. - 194 незаконных выпуска были обнаружены. И все они - затампонированы.

- Хорошо, - расслабился мэр и на его лице снова появилась блаженная улыбка. - Надо проанализировать и откорректировать план. Сколько вам надо времени? Месяц?

- Месяц? - глаза Мельникова округлились. - Гораздо меньше! Я справлюсь за меньший срок.

Так жить нельзя!

- А что за реорганизацию вы затеяли? - Кропоткин подозрительно посмотрел на председателя комитета городского хозяйства.

- Да понимаете, - почесал за ухом Мельников. - “Гидротехник” - организация такая... Вообще, заморочки пошли... Чтобы одну канаву почистить, надо конкурсы объявлять, торги проводить. Бумажная волокита какая... А делов-то на полчаса. Вот поэтому и реорганизацию провели. Потому что дальше так жить нельзя. Ворох бумаг. Все суетятся, что-то делают, а водоём почистить никак не можем.

- Довольно, - глава города рубанул ладонью воздух. - Мы всё поняли. Можно так полдня рассусоливать. Переходим в следующему вопросу. Что у нас там?

- О реализации проекта по сохранению культурно-исторического наследия городских парков, - опять подсказала Мухомор.

- Тогда давайте, Сергей Викторович, - заторопил подчинённого Ярошук. - Рассказывайте нам про парки.

Останки Макс Ашман парка

- Понимаете, - слегка нахмурился Мельников. - Во-первых, вопрос стоит несколько шире. Это развитие туристическо-рекреационной инфраструктуры на основе восстановления и сохранения культурно-исторического наследия парков. А, во-вторых, с докладом по этому вопросу выступит председатель комитета экономики, финансов и контроля Наталья Дмитриева.

- Ну, если председателю комитета финансов и контроля виднее, как озеленять парки, то я не возражаю, - скрестил на груди руки Ярошук и приготовился слушать.

Мельников хмыкнул, но промолчал.

- В основе реализации этого проекта, - затараторила финансистка, - лежит программа восстановления Макс Ашман парка, который, напомню, находится за супермаркетом “Виктория” на улице Горького. Мы уже не раз говорили, что сейчас представляет собой этот парк...

- Да... - тяжело вздохнул Александр Зуев, - остатки былой цивилизации. Правильнее было сказать, что этот парк существовал до 1945 года, а сейчас там просто лес...

- Остатки фундаментов каких-то зданий даже есть, - согласился Владимир Кузин, начальник управления экономического развития. - И заросшая каменная лестница. В интернете её окрестили “лестница в параллельные миры”...

Могила Бесселя

- Итак, - откашлялась Дмитриева. - Проект рассчитан на 2 миллиона 864 тысячи евро. Из них 2 миллиона 576 тысяч евро - это грант Евросоюза...

- Наверное, стоит напомнить об истории вопроса, - вмешался Мельников. - Чтобы присутствующие лучше понимали суть проекта. Больше века назад купец из Кёнигсберга Макс Ашман подарил городу 70 гектаров леса и 100 тысяч марок на обустройство парка. И выдвинул два условия. Парк должен быть назван в его честь и быть в собственности города. И в 1910 году Кёнигсберг обрёл свой самый крупный парк.

В советское время детище Ашмана изрядно потеряло в территории, лишилось дренажной системы. Канули в небытие игровые площадки и дорожки для верховой езды. Началось заболачивание местности...

- Природа не может перечить человеку, если человек не перечит её законам, - процитировал классика спикер Кропоткин и сокрушённо вздохнул. - Как не вспомнить здесь слова Герцена... Мы вот тоже постоянно задаём себе вопросы, как лучше обустроить тот участок земли, где были захоронены видные кёнигсбергские профессора и астроном Бессель.

- Мы досконально обследовали территорию Ашман парка на предмет его заболоченности, - Мельников пропустил мимо ушей умную тираду спикера горсовета. - Должен сказать, что построенные в начале XX века дренажные системы...

- Всё, Сергей Викторович, история вопроса нам ясна, - раздражённо рявкнул на подчинённого Ярошук. - Давайте вернёмся к грантам и деньгам.

Транш из Евросоюза

- По контракту должно идти софинансирование в размере 10% - это со стороны Калининграда, - заглянула в бумаги главный счетовод.

- В рублях это сколько? - наморщил лоб Ярошук.

- Общая сумма софинансирования от Калининграда - 60 миллионов рублей, - уточнила Дмитриева. - По программе приграничного сотрудничества уже поступил первый транш из Евросоюза - 200 тысяч евро.

- А что у нас происходит с программой приграничного сотрудничества? - градоначальник часто захлопал глазами.

- Налажены связи с литовским городом Юрбаркас, - просветила мэра Дмитриева.

- Аг-а-а... - закивал Ярошук. - Понятно. Но непонятно, чем вы весь 2013 год занимались.

- Огромная работа была проведена, - опять затараторила Дмитриева. - Мы провели два рабочих совещания “Калининград-Юрбаркас”. Потом отправили два 4-месячных отчёта. Причём это... на английском языке отчёты. Далее... мы взяли на себя обязательство выпустить два каталога на двух языках. И, наконец, создать творческий лагерь для участников проекта “Калининград-Юрбаркас”.

Если все мы исчезнем

- Подождите-подождите, - нахмурился Ярошук. - Я ничего не понимаю. Это всё общие слова. А конкретно чем вы занимались целый год? Только заседали?

- Понимаете, - опять вклинился Мельников. - Мы провели конкурс, изучили русло водоёма, чтобы его скорректировать. Это для того, чтобы меньшее количество деревьев попало под вырубку.

- Да-а-а... - потянулся в кресле Кропоткин. - Мы существуем на планете один краткий миг, и если завтра все мы исчезнем - планета этого даже не заметит...

Чиновники как по команде повернули головы и недоумевающе посмотрели на депутатского вожака.

- Ах, ну да... - улыбнулся Кропоткин. - Цитата из “Парка Юрского периода” Майкла Крайтона. Мне, кажется, очень к месту...

В зале раздался чей-то вздох облегчения. Столоначальники посмотрели на мэра. Заметив ухмылку на его лице, все дружно заулыбались.

Никакого опыта нет

- Я, наконец, хочу услышать, как вы намерены распорядиться суммой в 60 миллионов, - Ярошук нетерпеливо заёрзал в кресле.

- У меня ответ наготове, - засиял Мельников. - За 60 миллионов мы подготовим документацию и... осушим парк.

- И всё-то, - нервно засмеялся мэр. - А опыт в этом деле у наших специалистов имеется? И вообще, кто-нибудь у нас уже создавал ландшафтные парки?

- Опыта у калининградцев в этом нет, - честно признался Мельников. - Никакого.

- А иностранцев приглашали? - наседал градоначальник.

- Нет, не приглашали.

- Ну, смотрите у меня! - погрозил пальцем Ярошук и закрыл планёрку.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля