Новые колёса

ВМЕСТО ЯДА И ТРОТИЛА.
Кадрового разведчика Александра Захарова от провала спасал юмор

Капитан I ранга Александр Захаров - человек-легенда. Семь лет ходил в дальние походы на подводных лодках, в том числе - на атомных. Был командиром минно-торпедной боевой части. Окончил военно-дипломатическую академию. С 1984 года - сотрудник Главного разведывательного управления Вооруженных Сил Советского Союза. Семь лет работал в Западной Германии, выполняя специальные задания командования,

...Разведка, контрразведка. Шпионы, агенты... Сколько имен всплывает в памяти - Рихард Зорге, Рудольф Абель, Конон Молодый - персонажи реальные, но воспринимаются чуть ли не как литературные. Ведь о них написаны десятки книг. А сколько фильмов снято!

А. Захаров

...О бывшем разведчике Александре Захарове книг не писали, фильмов не снимали - он сумел остаться бойцом невидимого фронта, его не раскрыли, он не сидел в тюрьме. Но от этого его история не стала менее интересной. Сейчас Захаров живет в Калининграде, разведчик на пенсии. И если бы не наши журналисты - о той жизни Захарова никто бы не узнал.

Вообще Александр Евгеньевич не любит говорить о шпионских буднях. Есть тайны, которые навсегда останутся тайнами. Поэтому с большей готовностью Захаров согласился рассказать про автомобили советских секретных агентов, работавших на Западе.

В редакции мы решили встречу не назначать. Так, на всякий случай. Договорились побеседовать в укромном уголке, вдалеке от лишних глаз и ушей. На берегу Обертайх.

Александр Захаров, видимо, по привычке приехал на 15 минут раньше. Чтобы осмотреться, изучить обстановку. Песочного цвета, потрепанная гэдээровская малолитражка показалась со стороны кондитерской фабрики. “Вартбург”, выпуская клубы голубоватого дыма, шустро развернулся на заснеженной полянке. Открылась дверца, и из машины показался улыбающийся человек. На агента 007 он был совсем не похож.

- Почему на “Вартбурге”? - недоумевал я. Машины этой марки давно исчезли из всех каталогов и упоминаются крайне редко. А молодое поколение калининградцев о них и не слышало.

- Машина разведчика должна быть неприметной, - спокойно поясняет Захаров.

- А почему номера немецкие, да еще и транзитные?

- Это часть легенды.

- Понятно, - после небольшой паузы говорю я. Хотя на самом деле ни черта не понимаю. Расположившись на заднем сиденье машины и убедившись, что нас никто не вычислил, мы начинаем разговор.

“Мерседес” с блондинкой

- Джеймс Бонд ездил на “Астон Мартине”, Йоганн Вайс - на “Хорьхе”, Штирлиц - на “Мерседесе”. На чем ездил ты, когда работал разведчиком?

- На самой незаметной в Германии машине.

- Это что, на БМВ?

- Бог с тобой! Я же сказал в буквальном смысле - незаметной. Я ездил на “Жигулях” “шестой” модели, 1987 года выпуска. Цвета самого неприметного - светло-бежевого.

- А как же имидж советского разведчика? Взял бы хоть “Волгу” - все же солиднее.

- Один преподаватель в академии нам говорил: “Разведка - это не прогулки в белом “Мерседесе” с красивой блондинкой”. Задачи разведчика - ничем не привлекать внимания, раствориться в потоке, слиться с толпой. Незаметная машина - это же часть образа.

- Значит, и цвет твоей машины имел значение.

- Разумеется. Я не мог ездить, например, на ярко-красных “Жигулях” или желтых. Точно так же мне было противопоказано иметь “Бентли” или “Ягуар”.

- Где ты учился на разведчика?

- В военно-дипломатической академии. В Москве. Помимо разведчиков там готовили военных атташе. Кстати, там я и научился водить машину.

Только на “Жигулях”!

- В “школе шпионов” вы досконально изучали все основные марки автомобилей мировых производителей? От “Кадиллаков” до “Трабантов”?

- Ничего подобного. Нас учили ездить только на “Жигулях”.

- Как-то это не вписывается в сложившийся стереотип представления о рыцарях “плаща и кинжала”. Ведь по фильмам все разведчики - просто супермены. Их что за рычаги танка посади, что в космическую ракету...

- Был у нас такой предмет - “Страноведение”. Нас знакомили с особенностями проживания в той или иной стране, с национальными чертами характера местного населения. Лично меня готовили конкретно для работы в Германии.

- Вам говорили о каком-то специфическом отношении к автомобилю в Германии?

- У немцев автомобиль доведен до своеобразного культа. В Германии “персонен­крафтваген”, так у них называют легковые машины, выступает мерилом неких общечеловеческих ценностей. В академии на занятиях по “Страноведению” нам объясняли, что автомобиль - великолепное средство для знакомства с немцами. Универсальная тема разговора - как спорт, например.

Банка на крыше

- Тебе часто приходилось использовать на практике знания из курса “Страноведения”?

- Был случай. Просто хрестоматийный. Мне надо было срочно встретиться с агентом-немцем, чтобы передать ему ценную информацию. А он находился у себя дома. И был не один. Но под окнами дома у агента стоял шикарный “Мерседес”. И я решил воспользоваться некоторыми знаниями, полученными в академии. По части того, как немцы ревностно относятся к своим автомобилям.

- Ты что же, попытался угнать “Мерседес” агента?

- Я побежал в ближайший магазин и купил... железную банку пива. Залпом выпил пиво, поставил пустую банку на крышу автомобиля. Не прошло и минуты, как сильно расстроенный хозяин “Мерседеса” выскочил во двор к своей машине. В этот момент я как бы случайно проходил мимо и... передал ему нужную информацию.

Уже потом этот немец страшно хохотал, когда мы с ним обсуждали этот случай. И в шутку говорил, что был поражен коварством русских.

Сопротивления не оказывал

- В академии вас обучали каким-нибудь специальным приемам вождения - езде на двух колесах?.. Как вести преследование в городе, как отрываться от погони?

- Никаких погонь и преследований. Нас учили, что разведчик - самый дисциплинированный водитель.

- Но ведь может наступить кульминационный момент, когда надо проявить качества супермена. Кого-то догнать. Или убежать. Как в фильме “Мертвый сезон”...

- Как раз в “Мертвом сезоне” есть еще один эпизод. Показательный. Когда после лихой погони на автомобилях американские спецслужбы арестовывали разведчика-Баниониса, его спросили: “Что мы можем для вас сделать?”

“Запишите, что при аресте не оказывал сопротивления”, - ответил советский разведчик. Стрельба, пальба и прочие ковбойские выкрутасы осложнят не только судьбу схваченного разведчика, но и дипломатические отношения.

Шифровка из абвера

- Вот ты, советский разведчик, едешь на своих “Жигулях” по улицам немецкого города. Какие основные правила надо соблюдать?

- Правила дорожного движения. Это главное. А еще фиксировать в памяти номерные знаки автомобилей. Идущих спереди и сзади.

- Это сложно?

- В принципе нет. Для запоминания цифр - существует особая методика. Надо представлять ассоциативный ряд. Чтобы с каждой цифрой ассоциировались определенные годы, даты, исторические события...

- Помнишь, в кинофильме “Щит и меч” Йоганн Вайс в кабинете шефа абвера посмотрел на шифровку - в ней был с десяток колонок шестизначных цифр. Потом, спустя какое-то время, у себя на явочной квартире Вайс воспроизвел все эти цифры по памяти. Такое бывает?

- Это хохма! В академии на экзаменах у нас был такой штатный прикол. С этим “Дальше!” “Дальше!” “Дальше!”. Помнишь, когда Вайс считывал “заученную” информацию. Так в жизни не бывает. Если только человек не обладает какими-либо сверхъестественными способностями.

Железо в багажнике

- В Германии ты выдавал себя за немца?

- За русского. Я же ехал работать под легендой советского специалиста, социолога. А вообще по поводу легенд у нас в академии был такой прикол. При распределении перед выпуском преподаватели нам говорили, что кто будет плохо себя вести, того пошлют в развивающуюся страну под легендой нищего, одноногого негра.

В Германии наш разведотдел работал под крышей одного из советских учреждений. Именно поэтому я и ездил на советских “Жигулях”.

- Наверное, это были супер-”Жигули”. С форсированным двигателем, пуленепробиваемыми стеклами и бронированным днищем?

- Ну, я же говорил, моя “шестерка” - самая обычная серийная машина.

- Но хоть тайники-то в ней были?

- Для чего? Если требовалось доставить, допустим, какие-либо микрофильмы, то мы их прятали в личные предметы.

- В авторучки и зажигалки?

Александр Захаров кивает головой.

- А если нужно было перевезти какой-нибудь большой предмет?

- Был один случай. Завербованный агент-немец должен был доставить мне... кусок металла с предприятия, где он работал.

- Какую-нибудь деталь от сверхнового танка?

- К оборонной промышленности Германии это имело самое непосредственное отношение. Но в данном случае - это был самый настоящий кусок железа.

- Новый вид брони?

Александр оставляет мой вопрос без ответа и продолжает:

- Так вот, этот немец доставил мне образец прямо в багажнике своего шикарного БМВ.

Три девушки и агент

- А если надо было вывезти в машине человека? Скрытно?

- Какого человека? - не сразу понимает меня Захаров.

- Ну, как это обычно бывает в детективах. Ведь вывозят же в багажнике посольской машины “расшифрованного” агента. Или ценного осведомителя. За которым вовсю охотятся полиция, спецслужбы и контрразведка...

- Один раз мы должны были вывезти из нашего учреждения агента - так, чтобы за ним со стопроцентной гарантией не было слежки. Решение нашли простое. На заднее сиденье легковой машины мы посадили трех девушек - сотрудниц советского представительства. Агент лег на пол. Девушки поставили на него свои стройные ноги. Под прикрытием длинных юбок его вывезли в город. Убедившись, что за машиной нет хвоста, агента выпустили на операцию.

- Наверно, он был не в претензии за некоторые неудобства. Вы часто использовали женщин в своих шпионских делах?

- Не наш стиль. А вот в соседней ГДР было создано специальное подразделение под кодовым названием “Ромео”. Туда набирались самые красивые и обаятельные мужчины из восточных немцев-разведчиков. Вначале они входили в доверие к женщинам, живущим в ФРГ. Потом, играя на их чувствах, склоняли к измене родине и вербовали. Конечно же, речь шла о сотрудницах солидных ведомств, которые имели доступ к государственным и военным секретам. По-моему, в этом есть что-то аморальное...

Тонкая игра

- Что входило в твою основную задачу?

- Вербовка агентов.

- Кого ты вербовал? Руководителей, директоров или работников попроще?

- Можно было бы завербовать и обычную уборщицу - в расчете на то, что она, ежедневно перебирая бумаги в мусорных корзинах, найдет что-нибудь ценное для развед­службы. Но это путь малоэффективный. Как правило, мы старались вербовать агентов из числа высокопоставленных немцев.

- Почему немцы соглашались работать на советскую разведку? Из-за денег или по идейным соображениям?

- Причины разные. Конечно же, деньги тоже играли немаловажное значение. Хотя, например, тот самый немец, который в багажнике своего БМВ вывозил кусок металла, человек совсем не бедный. Помимо автомобиля, который стоил целое состояние, у него были превосходный дом, яхта. Уж он-то в деньгах совсем не нуждался.

- Тогда зачем он работал на СССР?

- Думаю, из спортивного интереса - двойная жизнь, романтический образ тайного агента. С его гонораром однажды вышел курьез. Когда я вручал ему очередной “конверт”...

- Крупная сумма?

Александр, словно не слыша моего вопроса, продолжал:

- ...мой немец вдруг ошарашил меня своим предложением: “Слушай, ты же мало получаешь. Забери себе эти деньги”.

- И ты забрал?

- Нет.

- Из идейных соображений?

- Да кто его знает... Может, немец купить меня хотел. Потом шантажировать. Разведка - тонкая игра. Конечно, я денег у него не взял.

Погорели на “Линкольне”

- Как-то в прессе промелькнуло сообщение, что американская супружеская пара, поставлявшая сведения из Пентагона для российской разведки, “погорела” на автомобилях. За короткий промежуток времени они приобрели себе новый джип “Гранд-Чероки” и “Линкольн Таункар”. Бдительные соседи проинформировали ФБР.

Ну а аналитики из контрразведки быстро вычислили, откуда у супругов появились лишние деньги. Из ваших агентов-немцев кто-нибудь засыпался на “гонорарах”?

- Всех своих агентов мы подробно инструктировали и строго предупреждали. Если деньги появились, то тратить их следовало понемногу, со значительными промежутками времени. Чтобы ни у кого не вызвать подозрений. Поэтому никто из “наших” и не погорел.

Башмаки Ватсона

- В академии шпионской профессии вас обучали и по художественным фильмам про разведчиков?

- Абсолютно нет.

- Неужели в классических шпионских лентах взять нечего?

- Скорее, нам приводили примеры из этих фильмов, как не надо делать. Или из художественной литературы. Взять хотя бы рассказы о Шерлоке Холмсе. Скажем, дедуктивный метод великого сыщика. С точки зрения современной разведки, Холмс все делает, как не надо. Например, когда он видит глину на подошвах доктора Ватсона, он сразу же выстраивает целую версию о том, что Ватсон побывал в порту. Все остальные версии он моментально отбрасывает. Это - большое заблуждение. А что, если у Ватсона украли башмаки, и кто-то другой в них ходил. А если глина была рассыпана вовсе не в порту?

Профессионал

- На своих “Жигулях” ты часто выезжал на оперативные задания?

- Чаще всего я перемещался по городам Германии на общественном транспорте. Мы разрабатывали определенные маршруты, которые подкреплялись легендами. Например, сначала я еду на автобусе две остановки. Потом - пешком три квартала. Затем - захожу в книжный магазин. И после этого - на такси. Такая система позволяет уйти от слежки.

- Помнишь, в “Семнадцати мгновениях...” Штирлиц инструктировал профессора Плейшнера: “В первое такси не садиться. Только во второе”. Ты придерживался такой же схемы?

- Конечно, нет. Самое хорошее правило в разведке - никогда не следовать никаким правилам. Никаких шаблонов и “домашних заготовок”.

- Во французском фильме “Профессионал” старый преподаватель-контрразведчик говорит о своем воспитаннике майоре Бомоне-Бельмондо: “...он никогда не действует по правилам. Он непременно начнет импровизировать. Он заставит вас не спать по ночам, он сведет вас с ума. Вам его никогда не поймать...”

- Хороший подход. А если обратиться к “Семнадцати мгновениям...”, то как здесь не вспомнить слова Мюллера: “Он не профессионал. А действия непрофессионала не поддаются никаким объяснениям...” Вот мы-то и должны действовать как непрофессионалы, чтобы сбить с толку любых профессионалов. Иначе всё. Провал.

Ампула с цианистым калием

- Ты боялся провала?

- У меня не было ощущения страха.

- Не поверю! Можно ведь угодить в застенки Моабита, подвергнуться пыткам...

- Не все так страшно. Ну, поймали бы меня. Ну, посидел бы, вышел. Волнений никаких по этому поводу не испытывал. А пытки - это из разряда фильмов про шпионов.

- Ампула с цианистым калием, на всякий пожарный, у тебя была? В воротнике твоего пиджака?

- Никаких ядов. Это было у нас не принято.

- А пистолет?

- Оружие было. Обычный пистолет ПМ. Но я его брал на задание в самых-самых исключительных случаях. Были в нашем распоряжении и всякие там бесшумные штуковины...

- У тебя бывали моменты, когда рука тянулась к пистолету?

- Нет, в случае ареста все должно проходить по-тихому. Без пальбы-стрельбы, погонь. Зачем усугублять положение? Но однажды я испытал очень неприятные минуты. У меня мелькнула страшная догадка - ВСЕ КОНЧЕНО! Дело было так. Возвращаюсь с очередного задания. Вдруг ко мне вплотную подходит субъект, железной хваткой берёт за рукав и в лоб спрашивает: “Что ты здесь делаешь?” Меня аж пот прошиб. Думаю, неужели меня берут? Мой час пробил!

- И ты выстрелил в незнакомца?

- Мужик этот оказался... умалишенным. Выяснилось, что у него прихваты такие - цепляться к прохожим на улице.

Игра в шпионов

- Ты уходил от хвоста?

- Этого ни в коем случае нельзя делать. Ты и виду подавать не должен, что заметил слежку.

- Так за тобой следили?

- Да.

- Ты помнишь этого человека?

- Очень отчетливо.

- Черная шляпа, длинное пальто? Он выглядел как настоящий шпик?

- Опять у тебя киношные представления. Никакой шляпы, усов, черных очков. Молодой человек с бородкой. Я воспринимал это как своеобразную игру. Мои ощущения были похожи на те, что были у богатого немца с яхтой и БМВ. Острота момента, азарт, адреналин...

Высокий блондин в чёрном ботинке

- Твой любимый фильм про разведку?

- “Высокий блондин в черном ботинке”.

- Но это же комедия. Тем более, пародия.

- В том-то и дело. Над спецслужбами надо смеяться. Иначе они превращаются в жирных котов. Их надо почаще дергать за хвост. Помнишь, как в этом фильме министра сельского хозяйства поставили руководить разведкой. Ему было тяжело, и он все жаловался: “У нас в министерстве сельского хозяйства все было намного проще”.

- Мне из этого фильма больше понравился “хитрый” план полковника Милана: расколоть агента-блондина с помощью потрясающей блондинки - женщины-вамп. Тебе приходилось работать с женщинами?

- Нет. У нас это было не принято.

- А “жучки”? Помнишь, как в фильме их мастерски ставили. И в цветы, и в метроном, и в унитаз. Тебе приходилось ставить “жучки”?

- Приходилось.

- В “Мерседесе” какого-нибудь влиятельного немца?

- В частной квартире.

“Жучки” в унитазе

- Я ставил “жучки”, но результата - никакого. Даром потраченное время. С трудом я записал какие-то разговоры. Но с очень плохим качеством. Да еще не по теме. Лучше всего было слышно, как воду спускают в унитазе.

- Опять цитата из “Высокого блондина”. Помнишь, как там на всю улицу транслировались “туалетные” звуки, которые доносились из микроавтобуса с подслушивающей аппаратурой. Если не ошибаюсь, в другом французском фильме “Откройте, полиция!” автобус с прослушкой называли “подлодкой”. У советских резидентов в Германии такая техника была?

- Была. Очень старенький закрытый микроавтобус “Фольксваген”. Но настолько раздолбанный, что еле-еле ездил. Мы пытались его заменить, но наше руководство что-то не очень спешило. Однажды один из высокопоставленных агентов-немцев, с которым мы проводили встречу в минибусе, с сочувствием заметил: “Да, далека ваша техника от совершенства...” Мы не растерялись и отвечаем: “Это же все специально. Маскировка. Для твоей же безопасности. Кто догадается, что в таком страшненьком фургоне мы возим первоклассного агента”. Польщенный немец успокоился и никогда к этой теме больше не возвращался.

Бумажные солдаты

- Как ты воспринимаешь Джеймса Бонда?

- К нему нельзя относиться серьезно. Это - почти пародия. Чуть-чуть не хватает. Джеймс Бонд постоянно пытается спасти мир...

- А ты пытался спасти мир?

- Одно время у меня было ощущение, что все мы работаем на паритет сил. Паритет - это гарантия того, что не начнется война, не будет вселенской катастрофы.

Как здесь не вспомнить Булата Окуджаву:

“Он переделать мир хотел,

чтоб был счастливым каждый.

А сам на ниточке висел.

Ведь был солдат бумажный...”

Гордость за державу

- Однажды я испытал огромную гордость за нашу державу. Но это не гордость за нашего Пушкина, за наши космические ракеты. Это нечто другое. Тогда у нас в СССР уже вовсю шла перестройка. Мы узнали, что такое гласность, смело рассуждали о политике. А в ГДР происходило нечто обратное. Эрих Хоннекер к перестройке отнесся настороженно. И говорил: “Если соседи затевают ремонт, это не значит, что мы должны переклеивать обои”. Цензура, закрытость... Я помню, как мы, советские разведчики, возили офицерам из ГДР запрещенную литературу. У нас-то в СССР эти журналы продавались свободно в киосках. А немцы в ФРГ с гордостью носили яркие футболки с советской символикой. На них был изображен летящий в костюме Бэтмена Горбачев, разрушающий берлинскую стену. Вот тогда меня постоянно сопровождало приятное ощущение - в какой замечательной стране мы живем! Нам есть чем гордиться, мы идем впереди планеты всей.

...Шли годы. В нашей стране многое изменилось. Ушел Горбачев. Пришел Ельцин. Я видел, как он в Берлине дирижировал оркестром. Начался развал наших прежде могучих Вооруженных сил, флота. Многое поменялось и в разведке. Не все новые веяния я принял однозначно. Поэтому и написал рапорт, и ушел на пенсию. В 42 года...

* * *

Я прощаюсь с собеседником. Садясь за руль “Вартбурга”, бывший кадровый разведчик Александр Захаров заметил:

- А вообще я скептически отношусь к идеализации образа разведчика. Всякий раз, когда на эту тему заходит разговор, я вспоминаю слова Соммерсета Моэма: “В сущности работа секретного агента скучна. То, что он делает, зачастую не нужно ни ему самому, ни другим людям”.

А. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля