Новые колёса

УМИРАЮТ ДАЖЕ КРЫСЫ.
На войну с помойками губернатор Цуканов бросил самого живучего министра

Чиновники на Дм. Донского, 1 всё чаще задаются вопросом: куда девать мусор? Янтарный рай тонет в нечистотах с неимоверной быстротой. Сотни стихийных свалок и помоек отравляют Особую экономическую зону. А зловонные запахи берут в ядовитое кольцо столицу анклава.

Оказалось, что, кроме Евгения Морозова, министра строительства и ЖКХ, никто толком не знает, как с этой напастью бороться. Строительный министр решил поделиться своими знаниями с коллегами на очередном оперативном совещании. Правда, губернатор Цуканов поприсутствовать на мероприятии не смог - дела государственной важности потребовали его срочного выезда в Москву. Поэтому вёл оперативку вице-премьер Виктор Смильгин.

Диоксины и фураны

- Мы разработали концепцию по мусору, - сразу взял быка за рога Морозов. - Реализация проекта рассчитана на 2012-2016 годы. Считаю большой удачей, что к этой важной и ответственной работе мы смогли подключить настоящих профи - ректора Калининградского государственного технического университета Александра Вадимовича Иванова. И ещё одного крупного специалиста в этой области - Владимира Николаевича Прудникова, директора областного государственного предприятия “Единая система обращения с отходами”.

В зале - оживление.

- Ничего себе, у нас и директор по мусору имеется! - удивлённо зашептались чиновники.

- Эти два специалиста сегодня у нас присутствуют в зале, - несмотря на шум в аудитории, продолжал Морозов. - Но вначале я бы хотел обрисовать общую ситуацию по мусору. Сейчас все отходы у нас выбрасываются на свалки. Потому что пока нет ни одного полигона твёрдых бытовых отходов. Мы произвели титаническую работу и пришли к выводу, что 63% контейнерных площадок в области не соответствуют никаким санитарным нормам.

- Титаническая работа? - усмехнулся руководитель административно-технической инспекции Надир Агаев. - Тоже мне открытие! Спросили бы меня. Я сразу вам бы выдал все цифры...

Безо всякого научного обоснования.

- Да, против этого не поспоришь, - согласился Смильгин.

- Добавлю, что 50% мусоросборочного оборудования требуют немедленной замены, - бодрым голосом зачитал министр. - Типичная картина: мусоровоз идёт по дороге, а за ним весь мусор разлетается по улице... Работа, чтобы оздоровить обстановку в этой области, начата ещё в 1999 году. И в июле 2000 года тоже... Но на этом всё закончилось. Затормозилось. Правда, была идея поставлять мусоросжигательные контейнеры. Но в 2008 году договор с фирмой подписан не был и всё застопорилось. Хотя на Западе от идеи сжигать мусор прямо в контейнерах уже отказались.

- Почему? - хором спросили министр здравоохранения Александр Выговский и министр социальной политики Олег Грознецкий.

- В атмосферу выбрасываются очень вредные для человека химические соединения - диоксины и фураны...

20 смертельных доз

- Получается, что, избавляя жителей от мусора, мы отравляем их химией, - сделал вывод Смильгин.

Евгений Морозов: - Будем учить людей работать с мусором...

- Прошу слова, - заговорил ректор университета Иванов. - Ещё в 1978 году в США в процессе экспериментальных исследований было доказано, что, если мыши и крысы получают с пищей диоксины и фураны, то они почти все заболевают раком... А несколько лет назад учёный Юфит провёл расчёт, основанный на предположении, что из 150 млн. жителей России примерно 100 млн. человек содержат в своем организме диоксины и фураны. Причём, у 10% из них концентрация этих соединений достигает крайне опасного уровня - 20 минимальных летальных доз.

В зале - шум.

- Следует заметить, что диоксины разлагаются в почве до 20-30 лет, - подлил масла в огонь директор “Единой системы обращения с отходами” Прудников. - А кроме диоксинов и фуранов, выделяется ещё одно крайне ядовитое вещество - фосген.

- Интересно, а у кого это возникла идея сжигать мусор?! - встрепенулся Смильгин. - Николай Николаевич Цуканов в курсе?

Чиновники лишь пожали плечами. Губернатор в последнее время занимается всё больше политикой.

- Мусор сжигали на свалке в Корнево, - напомнил Агаев. - Разве вы не помните, как к нам с жалобами массово обращались жители этого посёлка? Только вмешательство административно-технической инспекции поставило заслон этому беспределу.

- А что у нас там, в Багратионовском районе? - Смильгин искал глазами главу района Владимира Нескоромного.

Нескоромный засопел и слегка сполз на стуле вниз - спрятался за сидящей впереди него Татьяной Груничевой, руководителем управления Роспотребнадзора по Калининградской области.

Бутылку сдал - бутылку взял

- А вообще у нас есть и положительные результаты, - заулыбался Морозов. - Если раньше на территории области была 161 свалка, то теперь их только 31. Мы можем этим гордиться. Большую работу провели!

- А что насчёт полигонов? - вспомнил Смильгин.

- Планируем построить четыре полигона. Под Неманом, под Гусевом, под Калининградом и под Балтийском.

В этот момент на большом экране высветился цветной слайд с картой Калининградской области.

- Погодите-погодите, - вице-премьер жестом остановил докладчика. - Давайте разбираться. А почему под Балтийском? На карте-то полигон нанесён в совершенно другом месте.

- Совершенно верно, - закивал министр строительства и ЖКХ. - Точнее, ближе к посёлку Дивное. Это севернее от Приморска.

- Ну, так это совсем не Балтийск! - зажестикулировал председательствующий. - Зачем же дезориентировать население?! А то сейчас взбудоражим жителей самого западного города России, что у них собрались строить мусорный полигон. Это же будет в корне неправильно!

- Что неправильно?! - взвился Морозов. - Я же специально карту показал. Для наглядности.

- А что толку её показывать! - повысил голос начальник совещания. - Вы не владеете даже методикой первоклассника. Любому школьнику известно, что, если работаете с картой, то выйдите и покажите указкой все объекты. И тогда вопросов не будет. А зачем здесь всех дезориентировать?

- Я рассчитывал, что и так всё понятно, - хмыкнул министр. - Так я с вашего разрешения продолжу?

- Продолжайте.

- Считаю, что эффективным средством является использование залоговой тары...

- Это типа, как в советское время? - уточнила Груничева. - Пока пустую бутылку из-под молока не сдал, молоко тебе не продадут.

- Бутылку сдал - бутылку взял, - подсказал кто-то из глав муниципалитетов.

- Залоговая тара - это больше касается пива, газированной воды и алкогольных напитков, - со знанием дела заметил Агаев.

Интернет-бомжи

- Над этим будем ещё думать, - почесал затылок Морозов. - Я очень рассчитываю на то, что нам всё же удастся построить 18 мобильных мусороперерабатывающих станций. Плюс надо обустроить абсолютно все контейнерные площадки. А также организовать сбор отработанных шин. Ну, нам предстоит что-то решать со ртутьсодержащими отходами - организовать приёмку отработанных энергосберегающих ламп.

- Ничего себе задачка! - всплеснул руками Смильгин. - Это же придётся в корне пересмотреть работу с населением. Это надо та-а-кую пропагандистскую кампанию организовать!

- Мы это предусмотрели! - разработчик “мусорной” программы вытянул руку в форме римского приветствия. - Пропагандистскую работу наладим. Первым делом создадим специализированный интернет-портал.

- А что, все клиенты наших помоек - это обязательно пользователи интернета? - засомневалась Груничева. - А бабушки? Бомжи?

- Я это тоже предусмотрел, - расплылся в улыбке докладчик. - Мы развесим наглядную агитацию на улицах. На каждой улице. На каждом доме. Будем проводить конкурсы, викторины... Короче, будем учить людей работать с мусором.

- Во сколько нам обойдётся наглядная агитация? - занервничал и.о. министра финансов Виктор Поремб­ский.

- Немного... - зашелестел бумагами Морозов. - У нас здесь всё подсчитано... Если точно, то... 8 миллионов 220 тысяч рублей.

Крест на свалках

- Что будет через несколько лет, мы из вашего доклада в общих чертах поняли, - подвёл итог Смильгин. - А что на данный момент? Что у вас с сортировкой мусора?

- У нас, - поправил председательствующего Морозов. - В 2016 году мы планируем сортировать до 70% всего мусора...

- Ясно-ясно, - вице-премьер опять перебил докладчика. - А сейчас-то что?

- А сейчас... - потускнел министр. - Пока... только 4% всего мусора мы сортируем.

- Вы понимаете, какая титаническая работа предстоит хотя бы в одной только сортировке? А если взять по всем остальным направлениям? Наверное, это ещё и денег немалых стоит. Вы всё учли в своей программе по мусору? Можете сейчас ответить на главный вопрос: откуда средства брать?

- Я всё предусмотрел, - приосанился специалист по мусору. - Полигоны мы построим на федеральные деньги. Конечно, в эту программу заложены и некоторые областные средства. И средства местных муниципалитетов. Ну а ещё мы обязательно учтём гранты международных институтов. Также рассчитываем на инвестиции част­ных структур и отдельных лиц...

- И что? Хоть какие-то средства уже поступили? - с надеждой в голосе поинтересовался председательствующий.

- Ну... - замялся Морозов. - Не поступили. Тем более, что программа ещё в стадии разработки. Так что пока будем довольствоваться малым. Надо срочно закрывать небольшие свалки - ставить на них крест. А также из внебюджетных средств профинансировать закупку новых контейнеров.

Жидкие отходы

- Давайте разберёмся со средствами, - предложил Смильгин. - Сколько всего денег нужно на вашу программу?

- Я могу не только всего, но даже с разбивкой по годам, - ушёл от прямого ответа министр. - Например, на следующий год потребуется всего-то 294.069.400 рублей. Зато в 2013 году - 1 миллиард 394 миллиона. В 2014 году - 1 миллиард 299 миллионов...

- Так всего сколько? - терял терпение вице-премьер.

- Всего... э-э-э... 3 миллиарда 911 миллионов рублей.

- То есть, почти 4 миллиона! - ахнул Смильгин.

- У меня вопрос, - раздался голос министра развития инфраструктуры Александра Рольбинова. - Прежде, чем заявлять такие цифры и требовать финансирование программы, вы хоть подсчитали, на сколько увеличится тариф по вывозу мусора для населения?

- Ха! - нервно засмеялся докладчик. - Сегодня мы пока не можем говорить о тарифах для населения... Посмотрим.

- А я уже посчитала! - с места выкрикнула Наталья Андреева, руководитель службы по государственному регулированию цен и тарифов. - Но вначале скажите: а хоть какую-то возвратность средств вы предполагаете? И за счёт чего?

- Какая ещё возвратность? - поморщился Морозов. - Это же мусор! Хотя, конечно, в сельском хозяйстве после переработки мусора можно использовать компост. И в дорожном строительстве тоже можно... Но как такое посчитаешь?

- Тогда ясно. Я за вас всё уже посчитала. За один кубометр мусора с населения придётся брать по 500 рублей. Это - минимум. Без содержания вашего интернет-портала.

- А ведь есть ещё жидкие отходы из выгребных ям, - напонила Груничева. - С ними-то что?

- Мы их не посчитали, - развёл руками выступающий.

По карману населения

- Возвратность средств мы и не планировали учитывать, - признался Морозов. - Политики жёсткой здесь нет вообще. Об этом даже никто и не думал, когда разрабатывали эту стратегию.

- Да, 500 рублей для населения - это много, - прокомментировал Грознецкий.

- Очень много, - закивал головой Рольбинов. - Семья из четырёх человек должна будет заплатить 2.000 рублей в месяц только за вывоз мусора. Куда мы идём?

- А надо экономить, - назидательно поднял палец докладчик. - Очень экономить... Не надо выбрасывать всё подряд. И стекло, и пластмассу. Вот тогда, возможно, с тарифами всё и выйдет дешевле.

- Да, Наталья Анатольевна всех здесь напугала своими расчётами, - резко сменил тактику Смильгин. - И вообще, сейчас некорректно говорит о тарифах. Когда мы обсуждаем программу в целом. И вообще, при чём здесь тарифы?

- Как при чём? - зашумела галёрка. - Зачем вкладывать деньги в то, что будет явно не по карману населению.

- А вы предлагаете зарасти в грязи? - вице-премьер грозно зыркнул в сторону последних рядов. - А вы, Морозов, с самого начала неправильно построили весь доклад. И теперь реакция пошла абсолютно неверная. Сплошной негатив на ваше выступление. Вместо того, чтобы защитить идею, вы её дискредитировали.

- А что надо было? - не понял Морозов. - Мне губернатор ставил задачу разработать эту программу и представить основные её тезисы на оперативном совещании.

Загадили всю природу

- Не с этого надо было начинать, - покачал головой вице-премьер, с жалостью глядя на докладчика.

- А с чего? - захлопал глазами Морозов.

- С морфологического состава отходов. У вас анализ есть?

- С морфо... Какой анализ?

- Мне и здесь вас приходится учить. Вот, смотрите: мы имеем 600 тысяч тонн отходов в год. А сколько там стекла? Сколько пластмассы? Где анализ?

- Ах, вот какой анализ, - хлопнул себя по лбу Морозов. - Анализ есть. Но пока объявлять вслух я ничего не буду.

- Секретная тема, - пошутили на галёрке.

В зале - смех.

- Вот видите, - сделал вывод Смильгин. - Всё доведено до абсурда. Секреты по мусору у вас от народа, видите ли...

- А отходы животноводства? - проснулся министр сельского хозяйства Владимир Зарудный. - Почему про них в программе Морозова нет ни слова?

- Скотомогильники. Но ведь мы это уже обсуждали на одном из последних оперативных совещаний. Это ваша ответственность. Ваш, так сказать, мандат, - напомнил председательствующий.

- При чём здесь скотомогильники? - заершился Зарудный. - Я про жиры спрашиваю. Отходы сельхозпроизводства.

- Какие ещё жиры? - лицо Смильгина перекосило, словно он съел лимон. - Вдумайтесь, что вы здесь говорите? Получается, ваши предприниматели-скотоводы будут свой бизнес делать, а мы в правительстве думать, как за ними потом все нечистоты убирать. Бизнесмены строят свои предприятия, а потом все жиры в канализацию спускают, создавая огро-о-о-мные проблемы руководителям муниципалитетов.

- И вдобавок за этот чей-то бизнес будет расплачиваться простое население, - вновь заговорил Рольбинов. - Я опять возвращаюсь к цифре 500 рублей за кубометр мусора.

- А вывоз помёта с птицефабрики? - не унимался вице-премьер. - Они вываливают всё это в лес. Загадили всю природу под Калининградом. Об этом сколько раз Татьяна Павловна Груничева говорила.

Просто пшик

- Программа запоздала, - вынесла вердикт Груничева. - Её надо доработать. Иначе это не программа, а просто - пшик! Например, есть такие отходы, которые нельзя захоронивать на обычных полигонах. В вашем докладе об этом нет ни строчки. Многие губернаторы нашей области брались за эту проблему, но, пока, ни одно правительство эту тему не потянуло. Хорошо, конечно, что мы опять к этому вернулись. Как говорится, дай вам Бог!

- А мне что делать? - растерялся Морозов.

- Вы разве не поняли? - с негодованием глянул на министра Смильгин. - В таком виде это никак не годится. Дорабатывайте. А губернатору мы доложим, что с задачей вы пока не справились.

- Минуточку, - голос докладчика задрожал. - У вас вызвало нарекание, что мы не учли в программе фактор бизнеса, который тоже вносит лепту в загрязнение Калинин­градской области? Это так?

- Ах, ничего-то вы не поняли, - в сердцах махнул рукой вице-премьер. - С бизнесом - намного проще. Там есть целый алгоритм решений. Загадили лес и озеро - всё ясно. Приехала инспекция и применила штрафные санк­ции. Основная проблема - это работа с населением. Запомните, Морозов: чем выше цена за вывоз мусора, тем будет больше несанкционированных свалок. Это закон. И плохо, что вы это не понимаете. И даже не задумывались о тарифах. А ведь с этого надо было начинать. Например, немецкой мусорной компании “Ремондис” - уже 200 лет. Мы задали им вопрос: сколько лет им понадобилось, чтобы приучить немцев выбрасывать мусор в разные баки? Пластмассу - в один, стекло - в другой, пищевые отходы - в третий. Они ответили: 25 лет. Так это же немцы!!! А сколько лет понадобится нам? Лет сто. А может, и больше. Мы же - не немцы.

- Надо посчитать накопленный за последние годы ущерб, который был причинён нашей области из-за отсутствия чёткой программы по обращению с отходами, - предложила Груничева.

- Идея хорошая, - похвалил председательствующий. - Правда, боюсь, что счета за халатность будет предъявлять уже некому... Единственно, что нам остаётся - это разработать НОРМАЛЬНУЮ программу. В которой учесть многие-многие факторы. Нам это по силам?

Вице-премьер строго глянул на Морозова.

Тот что-то нечленораздельно бурк­нул в ответ.

- Тогда желаю успехов, - Смильгин усмехнулся и закрыл оперативное совещание.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля