Новые колёса

УБИЙЦЫ ПАРКОВ ПОЕДУТ В ВЕРСАЛЬ.
Чему научат во Франции городских чиновников

Накрывший Калининград ураган “Берит” сорвал с деревьев последние жёлтые листочки. После проливных дождей муниципальные газоны превратились в зловонные болота. Ожидавшийся по прогнозам синоптиков снег, который мог скрыть всё запустение, почему-то не выпал... А тем временем на площади Победы возле Триумфальной колонны, как муравьи, суетились рабочие. Они монтировали железные конструкции 30‑метровой синтетической ёлки - подарка городу от губернатора Цуканова. За бюджетные 5 миллионов.

Сити-менеджер Светлана Мухомор выглянула в окошко и вспомнила об озеленении Калининграда.

Тень Лапина

Чиновники администрации Калининграда специально собрались, чтобы решить, надо ли и дальше уничтожать городские парки и скверы. Председательствовала, как всегда, Мухомор.

- Да... - потянулась градоначальница, поудобнее устраиваясь в своём кресле. - Парки и скверы... Непростой это вопрос. Отдыха наших горожан касается... Сергей Викторович, что у нас с зелёными зонами?

- Генплан развития Калининграда утверждён ещё в 2006 году, - доложил председатель комитета архитектуры и строительства Сергей Мельников. - И вот там-то и определены границы зелёных зон. Ну, что у нас есть на сегодняшний день? Если коротко, 2.327 гектаров рекреационных зон. 2.004 га зелёных зон функционируют. Городские леса составляют 1.207 га. Ещё Феликс Феликсович Лапин разрабатывал эту концепцию.

При упоминании имени бывшего сити-менеджера чиновники заёрзали.

- Но что касается концепции, - продолжил Мельников, - то вопрос её обсуждения и, тем более, финансирования, перенесён на 2013 год. В будущем году денег на озеленение не будет - из-за строительства мостового перехода.

Деревья вырубили

- Как так? - опешили главы районных администраций. - Город по озеленению ничего проводить не будет?

- Ну, почему же, - рассмеялся Мельников. - Работа идёт. На каждом дереве в городской черте мы можем увидеть специальные отметки. Это дендрологи поставили свой номер. Метку нарисовали. Так что не переживайте, каждое городское дерево у нас на специальном учёте. Никуда ничего не пропадёт.

- А так и не скажешь, - хмыкнул глава Ленинградского района Альберт Тагинцев. - Что у нас с парком Ялтинским творилось...

- А что? - сделал вид, что не понял замечания чиновник-строитель.

- Половину парка вырубили. Причём, реликтовые деревья. Дом большой вбабахали. А что с другой частью парка будет? Та, что выходит на Московский проспект. А то мне граждане пишут, волнуются за судьбу этого зелёного массива.

Спасать будет нечего

- Этот объект на улице Ялтинской программой развития парковых зон не охвачен, - отрезал Мельников.

- Как не охвачен? - не сдавался Тагинцев. - Это же центр города. Не какая-нибудь там окраина...

- А чего удивляться! - раздалось с галёрки. - Программа при Лапине писалась. И при Лапине этот же парк и вырубили.

- Отвечаю всем, - занервничал Мельников. - Этот парк мы будем приводить в порядок с учётом очерёдности.

- Я понял, - кивнул Тагинцев. - Значит, в самую последнюю очередь. Когда там всё вырубят, и спасать уже будет нечего.

- Коллеги, - примирительно призвал Мельников. - Давайте не будем обращать внимание на частности. Я сейчас вам расскажу и вы поймёте, насколько грандиозные масштабы этой программы предлагаются. В будущем, конечно. Вот смотрите...

На экране высветился цветной слайд.

- В городские зелёные зоны входят парки общей площадью 155 гектаров, - пропел Мельников.

Это ещё не “ого”

Картинка сменилась. Теперь появилась таблица с перечислением городских парков и зелёных зон. Мельников сделал паузу, чтобы присутствующие могли ознакомиться с выкладками. А потом ещё и зачитал их.

- Макс Ашман парк - 68 га; парк “Балтий­ский” - 9 га; парк “Южный” - 33 га; парк “Юность” - 5, 4 га; зоопарк - 16,4 га; Ботанический сад - 13,5 га; парк скульптур на острове Кнайпхоф - 4,9 га; парк Победы - 9,1 га. Итого, как я уже говорил, 155 гектаров. На всё это хозяйство понадобится не менее 50 миллионов.

- Понятно, - кивнула Мухомор.

- 50 миллионов в год, - уточнил Мельников. - Поясняю, это только на содержание.

- Ого! - не смогла скрыть своего удивления председатель комитета финансов и контроля Наталья Дмитриева.

- Это ещё не “ого”, - успокоил главную городскую финансистку докладчик. - Я хотел бы остановиться только на одном Макс Ашман парке. Чтобы всем было понятно, о каких суммах идёт речь. По расчётам 2007 года, на весь проект, то есть, чтобы парк привести в порядок, уйдёт 68 миллионов рублей. Это включая реконструкцию сложнейших мелиоративных систем.

- Та-а-ак, - забарабанила пальцами по столу Мухомор. - По 1 миллиону на каждый гектар парка.

Парк под ключ

- Но... подчёркиваю, всё это в ценах 2007 года, - уточнил Мельников. - Плюс ещё надо по 4,5 миллиона рублей за осушение 1 га парка. Вот и считайте...

- Что-то я не пойму, - наконец пришла в себя Мухомор. - Не могу посчитать, сколько всего-то надо денег.

- А и не надо ничего считать, - снова рассмеялся чиновник-строитель. - Всё уже давно посчитано. Один гектар парка под ключ - 12 миллионов.

В зале - возглас удивления.

- Зато в Макс Ашман парке - самая чистая вода в городской черте. И мы надеемся получить грант Евросоюза. Речь идёт о 1,5 миллионах евро. Документы направлены. Информацию получим уже совсем скоро. В конце декабря будет всё известно.

- А что с остальными парками? - опять забеспокоилась Мухомор.

- Они в разной степени плачевности... В смысле... в очень разном состоянии, - тут же поправился Мельников. - Парк “Балтийский”. Дорожки там сильно разрушены. Его содержание идёт только за счёт продажи входных билетов.

- Да-а-а... - усмехнулся председатель комитета муниципального имущества и земельных отношений Александр Зуев. - Требуемых миллионов на этом не заработаешь...

Грабежи, изнасилования

- Ещё есть 20 гектаров парка вдоль Литовского вала, - продолжил Мельников. - Но там большая проблема - самосев.

- Самосев? - наморщил лоб Зуев.

- Самосев, - подтвердил Мельников. - Не надо быть специалистом по сельскому хозяйству, чтобы понять, что самосев для парка - это последнее дело.

- Ну, таковых специалистов в городской администрации нет, - констатировал глава Московского района Олег Аминов.

- Самосев приводит к ухудшению озеленения почвы, - продолжал чиновник-строитель. - Далее, парк “Южный”. Там много водоёмов. Площадки спортивной нет. Ничего там не обустроено. Освещения тоже нет.

- Благодаря отсутствию освещения, парк “Южный” является источником повышенной опасности для горожан, - проснулся шеф калининградской полиции полковник Сергей Захаров. - Особенно в тёмное время суток. Нападения на граждан, грабежи, изнасилования...

- Далее, парк Центральный, - как ни в чём не бывало читал докладчик. - Восточная его часть требует серьёзной реконструкции. А это 7 гектаров. Значит, необходимо 70 миллионов рублей...

- На один гектар по 10 миллионов? - глаза Зуева округлились. - Но ведь в Центральном парке даже мелиорацию делать не надо.

Снос кафе не предусмотрен

- Да что это такое! - взвыла Мухомор. - Вообще в корне неверный посыл! Видите ли на один парк вам нужно 70 миллионов. Ну, давайте-давайте вбухаем такие деньжищи в один парк! А с остальными парками что делать?

- Я что-то не понял, - к Зуеву вернулся дар речи. - Один гектар Макс Ашман парка со всей мелиорацией и осушением стоит 12 миллионов. А в Центральном парке - тот же гектар обходится в 10 миллионов. Где логика? Там же подготовленная территория. Нет болот, мелиорация не требуется...

- Минуточку! - вклинился управделами городской администрации Сергей Воропаев. - Хотел бы узнать, а как в развитии этих парков учитываются интересы собственников.

- То есть? - нахмурил лоб Мельников.

- Ну, в Центральном парке есть кафе. Инвестиции от кафе на развитие парка идут?

Мельников надолго задумался.

- Да на месте этого кафе вообще должна пролегать дорожка к ротонде, - блеснул эрудицией Зуев. - Но законодательством снос этого кафе в парке не предусмотрен.

- Я о сносе кафе и не говорил, - притормозил Воропаев. - Я поставил вопрос о том, что хозяева кафе должны отчислять часть своей прибыли и участвовать в развитии и реконструкции парка. Это было бы справедливо. А у этого кафе - облик жуткий. Мало того, что оно уродует парк, так ещё и в развитии не участвует. Спрашивается, зачем нам такие арендаторы. Неужели мы в полумиллионном городе ничего лучше найти не можем?

Каждому по метле

- У нас нет специально выделенных территорий для высадки деревьев, - прервала дискуссию Мухомор. - Не понятно, куда мы должны сажать деревья.

- Это вы о чём? - занервничал Мельников.

- Вот совсем недавно мы все участвовали в программе “Миллион деревьев”. А куда этот миллион надо было сажать? На пустырь? Надо сажать там, где эти деревья в городе нужны. Например, в тех же парках. Но для этого нужно иметь план и подготовленные территории.

Мельников опять наморщил лоб.

- Я сомневаюсь, что те организации, которым мы перечислим деньги на содержание парков, представляют себе, как эти парки следует обслуживать, - продолжала сити-менеджерша. - Покрасить битумным лаком скамейки и сгрести прошлогодние листья - это ещё не обслуживание парков. Этому надо учиться. И лучший опыт перенимать. Например, в Петербурге или Версале... Даже в соседней Литве есть чему поучиться. И надо специалистов готовить. А собрать десять гастарбайтеров, дать каждому по метле - это очень далеко от программы развития парков. И наши калининградские парки никогда не достигнут уровня европейских стандартов.

- Согласен, - закивал Зуев.

- И что это за мода такая - выкладывать плитками дорожки в парках и скверах! - продолжала поучать подчинённых сити-менеджерша.

- А чем ещё выкладывать? - Мельников исподлобья взглянул на начальницу.

- Вот поэтому я и сказала: съездите в Версаль или хотя бы в Петергоф. И поучитесь. А потом выдайте свои рекомендации тем, кто занимается обустройством и обслуживанием парков.

- Согласен, - опять кивнул Зуев.

Железная ёлка

- Следовательно, какой напрашивается вывод, - Мухомор обвела строгим взглядом подчинённых. - А такой, что выделение денежных средств никакого результата не даст. Вот, например, директор парка “Центральный” вообще не представляет, как должен развиваться его парк. Куда ему девать эти 70 миллионов? Потому что у него на уме одни лишь игровые зоны, которые могут приносить прибыль.

Мухомор выразительно посмотрела в сторону начальника управления культуры городской администрации Светланы Сикоза. Во времена Феликса Лапина та регулярно получала конкретный нагоняй за то, что работники парка месяцами не получали зарплату.

- В общем, с парками в Калининграде дело обстоит крайне плохо, - резюмировала Мухомор. - Нужен грамотный подход. А я его пока не вижу. Иначе мы эту программу не осилим.

- Кроме грамотного подхода, нужны ещё и финансы, - завёл старую пластинку Мельников. - А их не будет, пока не разберёмся с мостовым переходом...

Мухомор встала и выглянула в окно. Рабочие на площади уже смонтировали первый ярус железной ёлки. Сити-менеджер тяжело вздохнула и закрыла планёрку.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля