Новые колёса

УБИЙЦА ИЗ ФСБ.
Подручные генерала Михайлюка оставляют за собой кровавый след

17 декабря 2001 года в “Новой газете” известный российский журналист Юрий Щекочихин опубликовал материал Последний свидетель. Сотрудники ФСБ нанимают киллеров и убивают их, получая звания, новые фамилии, ордена. Речь шла о подполковнике ФСБ Леониде Михайлюке, замешанном в кровавых убийствах в Адыгее.

3 июля 2003 года Юрий Щекочихин внезапно скончался от скоротечной болезни. За две недели журналист превратился в глубокого старика, волосы выпадали клоками, с тела сошла кожа, практически вся, один за другим отказывали внутренние органы.

А вот с “героем” публикации Леонидом Михайлюком - всё в полном порядке. Нынче он возглавляет УФСБ Калининградской области, стал генералом, его подчинённые принимали деятельное участие в аресте главного редактора “Новых колёс” Игоря Рудникова.

Предлагаем вам ознакомиться со статьёй Щекочихина.

Привет из 90-х

Управление ФСБ на улице Генделя в Калининграде, где допрашивали журналистов “Новых колёс”

Летом 1999-го весь властвующий Майкоп облетела диктофонная запись (да, именно облетела: 300 экземпляров кассет для небольшого городка - не шутка) разговора двух договаривающихся сторон: заказчика убийств четырёх бизнесменов и исполнителя этих заказов.

Заказчик - заместитель начальника Майкопского УФСБ подполковник Михайлюк (по тексту: Мих), исполнитель - его агент Мугу (по тексту: Мугу).

Заранее прошу прощения за наличие в тексте ненормативной лексики: так уж они говорят между собой.

Итак...

Майкоп, лето, автомобиль. Они - вдвоём.

Убить гниду!

Мих: Ну, солнышко...

Мугу: Здравствуйте.

Мих: Ну как...

Мугу: Как здоровье?

Мих: ...жизнь?

Мугу: Да потихоньку.

Мих: Значит, Мурат, что бы в жизни ни случилось, (мат), пока я живой, (мат), эта гнида всё равно должна быть убита, (мат)!

Мугу: Мы его (мат) один (мат).

Мих: Всё равно, (мат)! Что бы ни случилось, что бы кто ни говорил, (мат)! Он, сука, с ними обнимался в камере, (мат), он падал, (мат), чуть ли не ноги им целовал, (мат), и в конечном итоге пидарас в спину стал стрелять, (мат). Я же им не разрешал в него стрелять, я же им говорил: нельзя, нельзя, ребята, нельзя....

Будем воевать!

Мих: Значит, Мурат, я думаю сделать такой план. Я не знаю, получится у меня это или не получится. Я хочу сейчас вместе с шефом вылететь в Москву.

Мугу: Угу.

Мих: Или в следующий понедельник, или на этой неделе.

Мугу: Этого ж сняли, говорят...

Мих: Примакова.

Мугу: ...этого поставили.

Мих: Степашина. Но ещё пока исполняющим обязанности... Из-за этого мы полетим в Москву. Нам есть там с кем встречаться... Мурат, просто так мы не сдадимся! Даже если я останусь один вообще...

Мугу: Нет, мы их в рот... (мат)...

Мих: ...мы всё равно будем драться...

Мугу: ...пидарасы, (мат).

Мих: ...мы не для того проходили через всю эту (мат), чтобы, (мат), перед кем-то встать на колени. Если даже меня не будет, будет двадцать рыл, (мат), которые никогда им этого не простят! Если с Михайлюком что-то случится, они будут воевать.

Мугу: Мы рядом.

Мих: Они будут.

Мугу: Леонид, ничего с вами не случится...

Можно начинать!

Мих: Я одно хочу сказать: я хочу вылететь в Москву, (мат). Мурат, я хочу вылететь в Москву. И мы хотим сделать так, чтобы на полгода меня отправили в командировку.

Леонид Михайлюк - организатор заказного убийства, долгое время находился в бегах и скрывался от следствия. Ныне возглавляет управление ФСБ по Калининградской области. Руководил арестом Рудников

Мугу: Куда?

Мих: Куда-нибудь в командировку отправили. Все будут знать, что меня якобы отсюда.... перевели.

Мугу: Ясно.

Мих: И вот как только я уеду в командировку...

Мугу: Можно начинать?

Мих: (Сплошной мат). Всех вот этих вот, (мат). Всё это... Все на (мат)!

Мугу: Там четыре ж их...

Мих: Я тебя... Я сведу тебя с людьми... Мне единственно вот эти найти, (мат), я ищу, не могу найти. Уже спрашивал опять.

Мих: Будем искать. Найдём. (Мат), найдем, (мат)! Значит, я, единственное, человека оставлю, человека оставлю, который... У тебя будут мои телефоны.

Мугу: Хорошо.

Мих: Мои координаты.

Мугу: Понял.

Делать гада!

Мих: Как, что, чего. Но ни с кем - ни с шефом, ни с кем из этих ты не... Потому что их там под криминальные разборки их всех чешем...

Мугу: Леонид, мы занимаемся, все!

Мих: Ав-то-мат.

Мугу: ...машины две “штуки” стоят.

Мих: Я отдаю глушитель, сейчас я встречаюсь с человеком, я завтра сюда подойду...

Мугу: Ну ясно, это мы созвонимся.

Мугу: “Голову” мы будем делать в Москве.

Мих: В Москве. Делать его, делать, (мат), гада, делать! Панешку здесь. “Голову” там.

Мугу: Панешку сейчас, если вот его тот, которого убили, если он там появляться будет в ауле, мы там... посмотрим все, если...

Мих: Если их не будет, мы здесь жить будем нормально...

3 июля 2003 года Юрий Щекочихин внезапно скончался от скоротечной болезни. Причина - заражение организма радиоактивными отходами, доступ к которым в то время имели лишь спецслужбы

“Наши у власти”

Мугу: Послушай меня...

Мих: Никто не будет знать, что... Мы вернёмся обратно...

Мугу: Правильно, уезжайте...

Мих: Так руки будут развязаны.

Мугу: Сядете там, а мы будем заниматься.

Мих: Вот я у тебя хотел и спросить: сможем это или не сможем?

Мугу: Сможем.

Мих: Но если, Мурат, если мы... где-то... подкачаемся... будет (мат).

Мугу: Мы молчим. Рот на замке.

Мих: Мы вытащим всё равно. Не... Главное, чтоб не было никаких доказательств. Всё остальное - вытащим.

Мугу: Рот на замке!

Мих: Пускай берут...!

Мугу: Пускай хоть будут доказательства - рот на замке... пускай что хотят делают.

Мих: А мы вернемся, Мурат, по-любому, (мат). Если их не будет, будем жить спокойно. Наши люди придут к власти. Всё равно к власти придут те, на кого мы поставим на президентских выборах. И мы обязательно победим. Нам не по семьдесят лет, Мурат, и даже не по шестьдесят два...

Мугу: Да.

Мих: Нам ещё здесь жить и работать”.

Уголовное дело

Повторяю: перед вами запись разговора заказчика серии убийств, заместителя начальника УФСБ по Майкопу, отвечающего за борьбу с терроризмом, подполковника Михайлюка со своим агентом Мугу, Муратом - бандитом местного масштаба.

Повторяю: РЕЧЬ ИДЁТ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ СЕРИИ ЗАКАЗНЫХ УБИЙСТВ.

За последние годы мы привыкли к прослушкам, утечкам, информационным подставам.

Здесь - другой случай.

Перед вами - лист уголовного дела. Когда на допросе подполковник Михайлюк показал, что запись эта - фальсификация, была проведена экс­пертиза: нет, текст подлинный (цитирую):

“Из заключения судебно-фоноскопической экспертизы следует, что в процессе исследования копий аудиозаписи разговора между Михайлюком и Мугу экспертами для ответа на вопрос о наличии признаков монтажа был применён такой комплекс различных методик, который позволил дать однозначный ответ об отсутствии монтажа (как механического, так и электронного)... Михайлюк, защищаясь, пытался доказать, что это был ложный, т. е. специальный оперативный контакт, но во время следствия были полностью опровергнуты показания Михайлюка о якобы ложном характере его оперативного контакта с Мугу”.

Герой вестерна

Ладно уж, раскрою одну тайну (хотя после шквала детективов, написанных разными бывшими, и тайн-то уже не осталось): в оперативных документах ложный контакт обозначается аббревиатурой ЛОК, а доверительный - ДОК. Следствие установило: во время встречи Михайлюка с Мугу этот контакт был записан как ДОК, то есть доверительный, но когда разразился скандал, то в оперативном журнале регистрации подобных контактов были (цитирую) “проведены подчистки и дописки”, то есть аббревиатура ДОК была заменена на ЛОК: ложный, специальный... Следствие и это доказало.

Можно привести и ещё один довод: а может быть, этот чекист, изверившись в нашем правосудии, решил, как герой вестерна, сам победить мафию? Как выяснилось, никто из тех, кто должен был стать его жертвами, не имел никакого отношения к преступному миру. “Голова” - директор одного из московских заводов, “Мазай” (упомянутый в непроцитированной записи) - депутат парламента Адыгеи, “Панеш” - предприниматель.

Так, стоп, скажете вы. Так всё-таки было следствие? Следствие, суд, тюрьма?

Не торопитесь...

Чекистский беспредел

Я уже сказал: магнитофонная запись с быстротой молнии облетела Майкоп. (Её сделал и обнародовал загнанный в угол и запуганный мелкий бандит Мугу, которого - цитирую официальный документ - “...чтобы привлечь к сотрудничеству, Михайлюк в декабре 1998 г. организовал его задержание по надуманным основаниям. Будучи доставленным в здание УФСБ, Мугу подвергся трёхчасовому избиению... а затем был водворен в СИЗО, где после дальнейшего психологического давления согласился (но лишь для виду) впредь сотрудничать с Михайлюком”. Понимаете?

Одна такая запись оказалась в распоряжении газеты “Совершенно секретно”. Её корреспондент Андрей Жданкин напечатал две замечательные статьи, в которых подробно рассказал про майкопский беспредел и про чекистские крыши. Страшные картинки нарисовал он.

“Совершенно секретно”

Представляю, как тяжело ему там было работать! И верю его словам:

“Публикации “Совершенно секретно” взорвали ситуацию в республике... Начальник УФСБ по Республике Адыгее полковник Петренко и сочувствующие подтянули ручную прессу. На чистку заляпанных мундиров полковник бросился как на амбразуру, буквально рванув на груди тельняшку. Наговорил столько и столько раз подставился, что замарал себя от сапог до фуражки.

Оказалось, что за мной, журналистом, следили, так как, по данным УФСБ, ездил я “в сопровождении представителей преступного мира”. А это - депутат парламента республики, ответственные работники МВД и прокуратуры Адыгеи, родные убитых. В факсе, присланном в редакцию “Совершенно секретно”, товарищ Петренко отрапортовал, что, мол, статьи “носят клеветнический и провокационный характер”, что позиция УФСБ “изложена...” - перечислил газеты, а закончил надеждой на плодотворное сотрудничество со СМИ “в целях обеспечения территориальной целостности и безопасности Российской Федерации”.

В то же время именно по телефону УФСБ, по которому был послан факс, меня стращал милый женский голос: “Вы ещё об этом сильно пожалеете и будете долго жалеть...”

Глубокое прикрытие

...“В УФСБ “признались”, что бандит Кент “являлся сотрудником контрразведки глубокого прикрытия” и предотвратил десяток терактов “в отношении первых лиц республики”. Якобы посмертно представлен к награде. Вот масштаб! Но даже спустя полгода после гибели никакого представления на Кента в бумажном виде не отыскалось. И семья “героя” пенсию по случаю гибели кормильца не получает...”

Верю каждому слову Андрея.

Одного он, наверное, не знал: Кент, он же убийца и преступный авторитет Берзегов, не “якобы”, а на самом деле был по представлению начальника Михайлюка полковника Петренко посмертно награждён орденом Мужества. Бедные наши ребята, воюющие в Чечне!

И ещё про одно он не знал, заканчивая статью следующими словами: “Подполковник Михайлюк подался в бега, объявлен во всероссийский розыск”.

Всё-таки - “в бега”, всё-таки - “в розыск”. Хоть какая-то надежда...

Да нет, все оказалось куда печальнее.

Замели следы

После публикаций в “Совершенно секретно” в Майкоп нагрянули различные москов­ские комиссии, поднялся местный парламент, люди заговорили. Против Михайлюка было возбуждено уголовное дело. Он был даже на какое-то время заключён под стражу.

А потом.... Потом дело начали продуктивно разваливать.

Михайлюка начали спасать.

Когда он находился в розыске - ему дали удостоверение ФСБ на другое имя! Да заодно присвоили - уже на его имя - звание полковника. Начали быстро подчищать документы. Против следователей начали проводить всякие оперативные мероприятия. Запугивать свидетелей. И так далее. Что тут непонятного?

Но следователи продолжали делать свое дело...

Сухим из воды

А потом наступило лето 2001 года. 11 августа был убит главный свидетель - Мугу.

Спустя месяц высокий чин из Ген­прокуратуры прекратил дело против Михайлюка, приказав в течение двух (!) дней провести все необходимые следственные действия и провести служебное расследование по фактам “необоснованного привлечения к уголовной ответственности”.

Постановление о прекращении уголовного дела заканчивается таким пассажем:

“Имеющиеся в материалах дела доказательства дают основания считать, что в действиях Михайлюка Л.В. усматриваются признаки преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 30, пп. “а”, “ж”, “к”, ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 285 УК РФ (для несведущих: 105-я - это убийство, ст. 30 - покушение на убийство). Однако, принимая во внимание письменные указания и.о. генерального прокурора Российской Федерации о прекращении уголовного дела...”

Короче, дело прикрыли.

После этого полковник Петренко был переведён в другой регион на равноценную должность. С Михайлюком тоже всё в порядке: кажется, продолжает служить уже полковником...

Юрий Щекочихин


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля