Новые колёса

У НАС ВОРУЮТ, НО БЕЗ ЗЛОГО УМЫСЛА.
Сити-менеджер Лапин провёл расследование

Городничий вернулся

Вторник. Время 8.05 утра. Меньше, чем через час начнётся традиционное оперативное совещание в городской администрации. Приближаясь к серой пятиэтажке на площади Победы, 1, невольно задаюсь вопросом: кто сегодня будет вести “оперативку”? Опять первый зам. главы администрации Данута Смирнова? Как уже два месяца подряд. Или выйдет после операции на спине сам глава - Феликс Лапин?

На парковке сиротливо притулился тёмно-синий старенький “Лексус”. Это - машина Лапина. Она слегка запорошена снегом. Значит, Феликс Феликсович приехал на службу уже давно. Не иначе как хочет войти в курс дел после длительного отсутствия.

Поднимаюсь на второй этаж. Чиновников не видать. Ощущение, что работает только Лапин. Да ещё несколько уборщиц, которые пылесосят ковры в коридорах. Обитатели горадминистрации на службу не спешат - подтягиваются ближе к девяти. Данута Смирнова появляется за несколько минут до планёрки.

Не догнали немцев

Ровно в девять ноль-ноль в зал вошёл улыбающийся Лапин.

- Добрый день! - бодро поприветствовал он присутствующих и начал планёрку.

Обсуждался вопрос о капитальном ремонте жилого фонда Калининграда. Докладывала Данута Смирнова.

- Сегодня мы имеем в городе девять с лишним миллионов квадратных метров жилья. Из них 56% - довоенной постройки...

- Любопытная штука получается, - произнёс кто-то из чиновников. - Во время войны город бомбили-бомбили, рубили-рушили... А потом все 60 лет усиленно строили. И всё равно так и не смогли построить жилья столько, сколько это сделали немцы.

Лапин не стал призывать к порядку подчинённого, а лишь недовольно поморщился. Дав понять окружающим, что за время его отсутствия дисциплина на планёрках упала.

Дефектные ведомости

Ф. Лапин: “Это не очковтирательство, а канал хищения казённых средств”.

- В Калининграде с жильём большие проблемы, - продолжала тем временем Смирнова. - Главная - неудовлетворительное состояние жилого фонда.

- Эка новость, - опять зашушукались чиновники.

На этот раз Лапин строго глянул на зал и постучал по столу.

- Сейчас половина всего жилого фонда имеет износ от 31% до 61%, - и Смирнова принялась перечислять цифры. Было видно, что публика с трудом воспринимает эту математику.

- И что вы намерены со всем этим делать? - наконец осведомился Лапин.

- Капитальные ремонты проводить, - бодро отрапортовала Смирнова. - Путь у нас один - подключиться к целевой федеральной программе, получить необходимое финансирование и действовать.

- И вы уже начали действовать? - сити-менеджер посмотрел поверх очков на свою бойкую подчинённую.

- Конечно, начали, Феликс Феликсович. Сейчас вовсю составляем дефектные ведомости. Уже провели выездные совещания - в администрациях районов.

Виновато правительство

- Ну, а теперь доложите мне, какие вскрыты проблемы, - Лапин был похож на строгого экзаменатора.

- Ну, всякие проблемы... - замялась Смирнова. - Например, стоимость капитальных ремонтов зданий рассчитали ниже фактически необходимых затрат. Мы пытались обосновать наше несогласие в правительстве Калининградской области.

- Так во всём правительство виновато? - в словах Лапина зазвучала ирония.

Первый зам. главы предусмотрительно оставила этот вопрос без ответа.

- А теперь объясните мне, почему происходят эти безобразия, которые могут сорвать федеральный проект? - похоже, глава города решил дожать подчинённую.

- Если позволите, я поясню, - вступил в разговор и.о. председателя ЖКХ Юрий Кондратьев. - Видите ли, в стоимость капремонта входит и стоимость ремонта кровли. А расчёт в правительстве Калининградской области, вероятно, взят исходя из общероссийских, а может быть, и московских норм. Когда здания имеют 5-7 и больше этажей. А у нас речь идёт о капремонте 2-3-этажных зданий. С черепичной крышей. Понятно, что удельный вес стоимости ремонта такой кровли на одну квартиру выше. Поэтому и не укладываемся в нормы.

- Это с учётом того, что ремонт черепичных крыш - вообще уникальный для остальной России вид работ, - поддержал коллегу председатель комитета архитектуры и строительства Павел Саркисов.

Любовь к черепице

- Черепица... - мечтательно произнёс Саркисов. - К ней надо относиться с любовью. Это ведь всё равно как наше национальное достояние, визитная карточка старинного Кёнигсберга... В общем, мы решили всю черепицу со старых зданий поубирать.

- Это ещё почему? - у Лапина от удивления чуть не упали на стол очки.

- Видите ли, Феликс Феликсович, - опять издалека стал заходить Саркисов. - Мы хотим снизить удельный вес давления на стены зданий. Черепица - это ведь очень тяжёлый материал. А новое покрытие, которое мы предлагаем внедрить в Калининграде - лёгкое. Называется оно термопластокомпозит.

  - Выпускается специализированной фирмой в Питере. Отличная штука! Последнее достижение науки!

Саркисов показал присутствующим какой-то тёмно-коричневый предмет. Он не был похож на привычную немецкую черепицу, а скорее смахивал на торфяной брикет. Зал зашумел - у одних образец вызвал живой интерес, у других - скептические усмешки.

- Ну, правда, к этому покрытию у меня вопросы тоже есть, - тонко уловил настроение чиновников Саркисов. - Главным образом, смущает качество. Например, на этих “черепичинах” недолжного уровня обрезные края. Но я сегодня же встречусь с питерскими представителями и выскажу им все замечания.

“Ваш дом не бомбили?”

- Всё же до конца я не понял, зачем вы затеяли всю эту историю со сменой кровли, - вернулся к теме Лапин.

- Я же пытался всё объяснять, - тоже гнул своё Саркисов. - Давление на стены большое. А дома у нас старые - 20-40-х годов постройки прошлого века...

- Вы не знаете, что говорите, - перебил главного строителя Лапин. - Дома 20-40-х годов - очень даже молодые. Особенно на фоне того жилого фонда, который сейчас есть в российских городах. Дом, в котором я родился и вырос в Краснодаре - 1740 года. За всю историю его ни разу капитально не ремонтировали. Проводилась лишь побелка и покраска.

- Его меньше бомбили, вот он и стоит целёхонький, - блеснул эрудицией глава Центрального района Юрий Смирнов.

- Каменные дома стоят вечно, - нравоучительно заметил сити-менеджер. - Вы обратитесь к мировому опыту. Нотр-Дамм, Пизанская башня...

- Но она же падает! - раздалась реплика из зала.

- Хотя её и не бомбили, - опять отозвался Смирнов.

- Надо ухаживать за зданиями, тогда они падать не будут, - поставил точку Лапин. - Кстати, а что вы планируете делать со старой немецкой черепицей?

- Будем снимать. А потом... Ну, там видно будет, куда её определить, - неопределённо развёл руками Саркисов.

- Это же миллионы штук старинного и очень ценного материала, - в раздумье произнёс глава города.

- На коттеджи кому-нибудь пойдёт, - предположил кто-то из присутствующих. - Как и с тротуарной плиткой с улицы Дмитрия Донского. Старая хорошая ушла налево. А за бюджетные деньги закупили новую, дорогую и совершенно негодную. Два года пролежала - а уже вся в трещинах... Старая хорошая ушла налево. А за бюджетные деньги закупили новую, дорогую и совершенно негодную. Два года пролежала - а уже вся в трещинах...

Канал хищения

- А кроме черепицы, вы ещё чем-нибудь занимаетесь? - осведомился Лапин у главного городского строителя.

- Конечно, Феликс Феликсович, - закивал головой Саркисов. - Правда, здесь обрадовать особо нечем. Дела обстоят совсем неважно. Нами проверено состояние 63 домов. А также подготовленной к их ремонту документации. Сплошные приписки, доложу я вам. Вот свежий, возмутивший меня до глубины души пример. У нас уже лежат 17 дефектных ведомостей - и ни одной сметы. Безобразие на местах творится. В смысле, в районах. Но мы примем во всём этом личное участие и создадим алгоритмы...

- Алгоритмы? - Лапин насторожился. - Вот об этом попрошу подробнее.

- Выявили мы один случай, - Саркисов перешёл к частностям. - Дом №7 на улице Двин­ской. Изучаем документацию. В ней заявлены ремонт кровли и подвалов. Выезжаем на место. Что в итоге?

Саркисов сделал театральную паузу. Аудитория замерла. Главы районных администраций заёрзали как на раскалённых углях.

- А оказывается, что кровля была отремонтирована ещё в прошлом году. И никаких подвалов в этом доме отродясь не было. Очковтирательство!

- Не очковтирательство, а канал хищения казённых средств, - поправил Лапин. - Конечно, я не думаю, что это чей-то злой умысел...

- Так и есть, - поспешил согласиться с устраивавшей всех формулировкой Саркисов.

Бюджетная ошибка

- Меня вот что интересует, - подался вперёд Лапин. - Вот здесь была озвучена цифра - 493 миллиона рублей. Это ровно столько, сколько предусмотрено на программу по капремонтам зданий. А что с ремонтом лифтов и газопроводов? За чей счёт их будут делать? За счёт федеральных средств или за деньги управляющих компаний. То есть за счёт жильцов домов?

Чиновники молчали.

- Если на этот счёт у нас нет ясности, то не закладываем ли мы сейчас некую бюджетную ошибку? - размышлял вслух сити-менеджер.

- Нет, не закладываем, - вдруг решительно возразил Кондратьев. - В течение трёх лет мы полностью должны выполнить обязательства перед жильцами и управляющими компаниями. То есть привести всё в нормативное состояние. Как же мы можем поступить по-другому? Это же непорядочно. И нечестно. Горожане нас не поймут.

- Но ведь сейчас управляющие компании закладывают в квартплату стоимость ремонта и эксплуатации газового оборудования и лифтов. Получается двойное финансирование.

- Нет, не получается, - продолжал упорствовать Кондратьев.

- И когда мы подведём этому черту? - осведомился Лапин.

- Очень трудно в таких делах подводить черту, - увернулся Кондратьев. - Потому что некоторые жильцы уже сейчас через суд доказывают свою правоту. И мы суды эти проигрываем.

- Пусть так, - нехотя согласился Лапин. - Но в вашем докладе и в докладе Павла Георгиевича об этом ни слова не было. Почему вы обошли стороной такой важный вопрос? Ведь речь идёт о десятках миллионов рублей. Мы нарвёмся на большие неприятности.

- Не нарвёмся, - принялся успокаивать сити-менеджера Кондратьев. - Это пусть общее собрание жильцов решает, на что им тратить деньги, а на что не тратить.

Какие-то 100 миллионов

- Вообще-то речь идёт пока всего о 100 миллионах рублей, - напомнила о себе Смирнова. - Это деньги, выделенные на 2008 год, но не освоенные. Поэтому они плавно перетекли на 2009 год.

- Сколько домов за­планировано капитально отремонтировать за эти деньги? - Лапина интересовала конкретика.

- 29 домов.

- Не так уж и много, - почесал затылок глава города. - С учётом того, что у нас больше шести тысяч домов в городе. И почти половина нуждается в капремонте. А в сроки подготовки документов вы укладываетесь?

- Сроки... сроки... - забормотал Кондратьев. - Как-нибудь уложимся. У нас же время ещё до 25 апреля.

- До 25 апреля надо уже отобрать заказчиков! - вскипел Лапин. - А у вас в запасе лишь четыре дня. Срок вам до 1 марта всё оформить и во всём разобраться.

- Позвольте, - взяла слово начфин Светлана Мухомор. - А в домах, определённых вами для капремонта, доля муниципального жилья какая? Это не праздный вопрос. От этого будет зависеть практически всё. И размеры финансирования, в первую очередь.

- Эти данные заложены в программу, - казённо отчеканила Смирнова.

- По этим 29 домам мы пока ничего не определяли, - неожиданно выдал страшную тайну Кондратьев.

На него тут же метнули гневные взгляды несколько заместителей главы города.

- Даже по 29 домам?! - вскричала Мухомор. - До сих пор!!! Чем же вы занимаетесь?! У вас на сегодняшний день должна быть полная картина по всем домам, включённым в программу. Где же ваши расчёты?

- Все расчёты очень приблизительные, - оправдывался Кондратьев. - Пока больше ничего...

- Да, нам всем есть над чем подумать, - хладнокровно подвёл итог Лапин и завершил совещание.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля