Новые колёса

У ДЕПУТАТА ШУМИЛИНА ОТОБРАЛИ “ИНФИНИТИ”.
Санкции Запада коснулись лидера “Единой России”

Четверг 27 марта 2014 года особо ничем примечательным не выдался. Всё было как обычно. Но только не для заместителя председателя городского совета Калининграда Андрея Шумилина - для него этот день оказался совсем не добрым. “Чёрный четверг”!

При пересечении российско-литовской границы на переходе “Панемуне-Советск” литовские пограничники, как принято на кордоне, попросили у Шумилина документы на машину - он ехал на личном автомобиле с женой Татьяной и взрослым сыном-бизнесменом Денисом. Потом погранцы попросили отъехать в сторонку и немного подождать. После пристального изучения документов они вызвали спецгруппу и без долгих объяснений арестовали джип нардепа. Отправив пешком борца-депутата домой в Россию.

Вскоре в литовских СМИ промелькнуло коротенькое сообщение, что руководитель Калининградского отделения партии “Единая Россия”, являющийся также депутатом муниципального парламента, пытался пересечь границу Евросоюза на ворованном автомобиле...

“Я вам кто? Наркобарон?!”

Встретиться с депутатом Шумилиным мне удалось в кабинете председателя горсовета Калинин­града Андрея Кропоткина на площади Победы, 1.

Андрей Шумилин: - Что это за хамство, в самом деле?! Неужели не видят, что солидный человек едет? Что я, бандит? Высокий государственный пост всё же занимаю...

- А что, машина, действительно, была краденая? - я сразу решил внести ясность.

- Конечно же, нет! - нервно отреагировал Шумилин. - Ну, как она может быть краденой, сами посудите. Я же покупал её абсолютно новой, в Москве. В представительстве “Ниссана”.

- Вас задержали на “Ниссане”?

- У меня внедорожник “Инфинити QX56”. Он выпускается компанией “Ниссан”. Машина 2011 года, но мы купили её в 2012-м. Оформлена на мою жену.

- На жену? Почему на жену?

- Знаете, мне не совсем удобно покупать такие дорогие машины. Я же депутат... Хотя, понятное дело, фирма есть... Моя... Раньше я, сколько себя помню, отдавал безоговорочное предпочтение “Мерседесам”. Всё же лучше “Мерседеса” ничего пока не придумали.

Поэтому поначалу хотел приобрести самый крупный внедорожник с трёхлучевой звездой на капоте. Посмотрел “GL”, примерил на себя... Но там же теснотища! Особенно сзади.

- Ну, да... - соглашается Кропоткин. - И всё же “Мерседес” - это не достаточно скромно. Однажды сэр Пол Маккартни устроил грандиозный скандал в аэропорту Лос-Анджелеса, когда его хотели посадить в белый “Мерседес” S-класса. Он заорал: “Я вам кто? Наркобарон?!” И ушёл на стоянку такси.

Подпольная порностудия

- Так или иначе, но я тогда обратил внимание на модель “QX56”. Чёрного цвета. Точно такая же есть у нашего Серёги...

- Серёги?

- Ну, Серёги Мельникова (заместителя главы администрации Калининграда, председателя комитета городского хозяйства, - прим. авт.). Приличная машина. Большая, просторная.

- Известный российский певец Валерий Леонтьев после тест-драйва на московской презентации “QX56” сказал в интервью буквально следующее: “За 3,7 миллиона рублей “Инфинити” предлагает семиместный контейнер, наполненный глубокой ненавистью окружающих, способный проехать всего 300 километров до ближайшей заправки и сильно смахивающий на передвижную подпольную порностудию...”

- Порностудию?! - хихикнул Кропоткин.

- Не знаю, - хмыкнул Шумилин. - Мне этот джип пришёлся по вкусу, в первую очередь, из-за размеров кузова - багажник ёмкостью 546 литров! Если что требуется, всегда можно загрузить. Столько плитки кафельной влезало, гвоздей, стройматериалов...

Соглашаюсь, что внедорожник с мотором в 405 кобыл, разгоняющий этот трёхтонный сарай до сотни за 6,5 секунд (как спортивный “Порше”) - самое подходящее транспорт­ное средство для доставки стройматериалов.

Водяные знаки

- Если машина не в угоне, то тогда какие могли быть к вам претензии?

- Они придрались к свидетельству о регистрации.

- И что?

- Стали утверждать, что оно поддельное.

- А оно, стало быть, настоящее?..

- Конечно. Просто там есть такая графа: год выпуска. И год выпуска впечатан на зелёном поле. Так вот, литовцам показалось, что на этом зелёном поле нет водяных знаков.

- А они там были?

- Нет, их там не было. Но они там и не должны быть. Я сейчас покажу. Одевайте очки и подойдите. Сами всё увидите...

Я беру очки, подхожу. Кропоткин заинтересовался и тоже склонился над большим экраном мобильника Шумилина.

Теперь уже бывший владелец “Инфинити” демонстрирует в увеличенном виде снимок своего заламинированного свидетельства о регистрации. И верно, под годом выпуска - поле зелёное. Без водяных знаков и фактурных сеток.

Кропоткин для сопоставления просит показать моё регистрационное свидетельство (на “Мерседес” 1991 года выпуска). На моём - зелёный фон со знаками и сеткой.

- Оба-на! - искренне удивляется Кропоткин.

- Так у меня “Мерседес”, - успокаиваю я Шумилина. - Оттого и водяные знаки...

- Очень остроумно, - хмуро качает головой спикер городского парламента. - Н-да...

Шумилин угрюмо молчит.

200 чиновников под колпаком

- Так получается, что туда, то есть в Литву, вас впустили, а назад - не выпустили?

Андрей Шумилин: - Я же депутат! Я этого так не оставлю!

- Вроде того, - морщит лоб Шумилин. - 27 марта мы ехали втроём: я, моя жена и мой сын. Взяли курс на Каунас. Мне туда по здоровью надо было - я к операции готовился. В Литве хотел лечиться, там хорошая медицина. Ну, значит, все дела за день переделали и возвращались назад. И вот на выезде из Литвы нас-то и тормознули.

- А раньше-то вы на этой машине за рубеж выезжали?

- Сколько угодно! - смеётся Шумилин. - Даже не считал сколько... Постоянно ездил. И - ничего!

- Ну, да, - вздыхает Кропоткин. - Это уже политика. События на Украине...

- Конечно, политика! - сразу соглашается Шумилин. - Я же в Литве много времени потом провёл. Со многими людьми разговаривал, советовался. Узнавал мнение. Так вот, мне ТАМ чётко дали понять, что на данный момент около двухсот калининградских чиновников и депутатов у них под особым контролем.

- Под колпаком, - уточнил Кропоткин.

- То есть, любого из них могут тормознуть под надуманным предлогом. Вы ведь согласны, что предлог надуманный?

“Выйдите из машины!”

- А как арестовали ваш “Инфинити”?

- Вначале часов шесть меня продержали на границе. Просто издевательство какое-то...

- И депутатский статус не помог?

- Именно с этого-то всё и началось. На лобовом стекле машины стоял пропуск на спецстоянку возле здания администрации Калининграда. Литовские пограничники стали тыкать в него пальцем: “Что это?”

Пропуск, говорю. Объясняю, что я заместитель председателя городского совета Калининграда и удостоверение предъявляю. А они: “Выйдите из машины!”

Что это за хамство, в самом деле?! Неужели не видят, что солидный человек едет? Я, конечно, не сдержался.

- А дальше?

- Мне сказали, что я - свободен. Могу идти пешком через границу. К себе в Россию. А сына моего, поскольку он за рулём был - задерживают.

Я им: “Не-е-ет, ребята, так дело не пойдёт. Сына я не брошу”.

- Что потом?

- Приехала литовская машина с тонированными стёклами, оттуда вышли несколько человек. Явно сотрудники литовских спецслужб. Один из них сел ко мне в “Инфинити”, в качестве обязательного сопровождения. Ха! Можно подумать, что я куда-нибудь от них хотел сбежать... Что я, бандит? Высокий государственный пост всё же занимаю. Да и куда я побегу в чужой стране?

Тонированная иномарка пристроилась сзади в качестве конвоя. С погранперехода мы двинулись обратно, на пограничную заставу Панемюне. Мою “Инфинити” поставили на охраняемую стоянку.

- Арестовали машину?

- Ну, да.

“Добирайтесь, как хотите!”

- Завезли нас непонятно куда, - с нескрываемым раздражением вспоминает те события депутат-борец. - Эта штрафстоянка - буквально в поле. Никакого жилья вокруг. Ни дорог, ни машин. Ни общественного транспорта. Они мне: “Добирайтесь, как хотите! Нас это не касается”.

Потом, наконец, сжалились и пообещали: “Мы спросим, может, кто из таксистов и согласится вас отвезти. Но это не факт...”

- И они вызвали такси?

- Похоже на то. Но сколько мы там в поле настоялись, прежде чем это такси приехало!

- Поездка вышла за счёт пограничников?

- Ха! За мой счёт, конечно. Я с таксистом расплачивался. Это ещё хорошо, что пешеходный переход на той границе есть. Так мы пешком по мосту Королевы Луизы перешли, а там - уже машина меня ждала. Я её из Калининграда заранее вызвал. Из их лап всё же вырвались...

- И что теперь?

- С тех пор прошло уже больше трёх недель. Но воз и ныне там. Машину не отдают. Обо всём этом литовском беспределе я проинформировал российский МИД. Подключил все силы, чтобы забрать назад свою собственность. Нанял адвоката и уже подал в суд.

- На кого? На Литовскую республику?

- На погранслужбу Литвы. На незаконные действия литовских властей. Это же ущемление прав российских граждан. Нарушение Женев­ской конвенции. Тем более, я же депутат! Я этого так не оставлю!

Проткнули все колёса

- Самое возмутительное, что за время нахождения на этой так называемой штрафстоянке очень сильно пострадал мой “Инфинити”, - Шумилин нервно дёрнул головой. - Литовцы проткнули мне все колёса, поцарапали кузов. Вот вандалы!

- Литовцы? - переспросил Кропоткин.

- А кто же?! Кто там ещё есть, кроме литовцев?

- Да-а, - сочувственно протянул спикер. - Вот она, реакция на события на Украине. Ведь так? Что по этому поводу думают журналисты?

- Российскую миротворческую миссию на Украине они почему-то воспринимают как агрессию. Вот и реакция...

- Но машину-то зачем царапать! - снова взвыл Шумилин.

- В классике таких примеров полным-полно. Помните “Триумфальную арку”?

- Что? - прищурился депутат-борец.

- Книга Ремарка...

Шумилин промолчал. Кропоткин еле заметно кивнул.

- Действие там разворачивалось в Париже накануне второй мировой войны. Вся Европа ненавидела и одновременно боялась фашистской агрессии. Главный герой доктор Равик, увидев припаркованный на Елисейских Полях “Мерседес” с германскими номерами, направил свою машину на таран и въехал в заднее крыло “немца”.

- Зачем? - не понял экс-владелец “Инфинити”.

- Из ненависти к режиму...

- Ненависти режиму? - Шумилин промакнул платком вспотевший лоб. - Помилуйте, что же это будет? Я и так по их милости понёс убытки! И какие! Нанял адвоката. Он сколько раз уже ездил в Вильнюс. Но мой кошелёк - не бездонная бочка. Я не могу до бесконечности оплачивать эти поездки. Поэтому мне пришлось нанять второго адвоката - уже там, в Вильнюсе. Чтобы он защищал мои интересы. И был бы поближе к месту основного действия...

Вбили клин

- Я вообще не хочу эту тему публично обсуждать, - сжал кулаки Шумилин.

- А я, напротив, принципиально хочу обозначить свою позицию - и как человека, и как председателя городского совета Калининграда, - возразил Кропоткин. - Замалчивать подобные истории нельзя. Нельзя их загонять в угол. Здесь нужна гласность. И чтобы было понятно то, что происходит.

Да, ситуация на Украине - очень неблагоприятная. Да, позиция России не находит понимания у руководства европейских держав - стран Евросоюза. Но я - за нормальное и динамичное развитие международных контактов. И нами, в частности, городским советом, очень многое делается для того, чтобы в этих непростых условиях контакты не только не сворачивать, но и развивать. Выводить их на качественно новый уровень.

Например, уже очень скоро, 16 мая в Калининграде стартует невиданный по масштабам международный фестиваль ретроавтомобилей. В России ничего подобного ещё не видели. К нам съедутся гости из шести европейских государств. В том числе и из Литовской республики. И, конечно, мне бы очень не хотелось, чтобы такие пограничные инциденты, как с моим заместителем Андреем Анатольевичем Шумилиным, вбивали бы клин в межгосударственные отношения.

Хочу, чтобы все знали - я за всестороннее международное сотрудничество и конструктивный диалог!

В знак согласия Шумилин кивнул головой и молча вышел из кабинета. А Кропоткин созвал чиновников на экстренное совещание по подготовке авторетро-фестиваля.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля