Новые колёса

ТОМОГРАФ В НАТУРЕ.
Елена Клюйкова рассказала всё

Елена Клюйкова - экс-министр здравоохранения Калининградской области - не нуждается в представлении. Это её имя “полоскали” на форумах в интернете, это её фамилию склоняли на разные лады митингующие на площади, это её обвиняли - персонально и не стесняясь в выражениях - в развале местной системы здравоохранения... и это ей было предъявлено уголовное обвинение. Со всеми “атрибутами жанра” - обысками, допросами и т.д., и т.п.

“Мне нечего бояться”

Дело не закрыто до сих пор, хотя активных следственных действий по нему не ведётся. Всё это время Клюйкова молчала. Никак не комментируя происходящее, не пытаясь ни защищаться, ни нападать. Хотя в политическом характере громкого “дела о томографе” не сомневается в Кёниге даже тот, кто вообще не знает, что такое томограф...

Это ведь так очевидно: когда начинают “прессовать” членов регионального правительства, удар направлен в голову того, кто восседает в самом главном кресле... Экс-губернатор Боос фактически “сдал” Клюйкову. Так в средние века бояр швыряли с крыльца Московского Кремля “на копья” разъярённой толпе. Жертвуя конкретными персонами, чтобы спастись самим. Но Клюйкова - молчала.

И вот... Елена Александровна даёт интервью нашей газете. Именно нашей, “а не какой-то другой” - это обстоятельство она подчеркнула. Но нарушить “обет молчания” Клюйкова решила не из страха...

- Мне нечего бояться, - утверждает Елена Александровна. - И мне нечего стыдиться в моём прошлом.

Знакомство с Боосом

- Но вы едва ли предполагали ТАКОЕ развитие событий, когда давали своё согласие занять пост министра здравоохранения? Кстати, почему губернатор Боос назначил на эту должность именно вас. Хоть вы и работали в страховой медицине, и были депутатом областной Думы - вас никто не воспринимал как чиновника...

Дмитрий Медведев, Георгий Боос, Елена Клюйкова.  2006 год. Гурьевская больница

- Я не была знакома с Георгием Валентиновичем до того, как летом 2005 года он приехал в Калининград - ещё в качестве депутата Государственной Думы. Правда, уже циркулировали слухи о том, что именно он станет нашим губернатором. Боос объезжал область - в том числе Правдинский район, который входил в мой избирательный округ. Мы с главой района Бакалиным встретили Георгия Валентиновича на границе Озёрского и Правдинского районов. Он предложил мне сесть в его машину. Пока ехали в Правдинск, разговор зашёл о медицине. Видимо, Георгий Валентинович понял, что может разговаривать со мной на близком нам обоим финансово-экономическом языке... Потом, в Правдинске, в кабинете главы района состоялся ещё один конфиденциальный разговор: Боос сказал, что хочет сделать мне деловое предложение о работе в правительстве, но не уточнил, какое именно...

Я сказала, что должна обсудить это со своей семьёй. Я понимала, что график работы будет очень напряжённым, и семье придётся мириться с моей вечной занятостью...

Когда Боос прибыл в Калининград уже в качестве назначенного губернатора, я - в числе ещё трёх-пяти чиновников - встречала его в аэропорту. Не по своей инициативе - он попросил меня об этом через помощника...

Предложил стать министром

- В Думе тогда состоялось заседание фракции “Единая Россия” - в 24-м кабинете. Потом - общее собрание всех депутатов... А потом раздался телефонный звонок, меня пригласили к губернатору - и вот тут он сказал, что предлагает мне стать министром здравоохранения.

(Елена Александровна подробно рассказывает о федеральной тенденции реформирования здравоохранения и перехода на “одноканальное финансирование медицинских учреждений” - Боос об этой тенденции уже знал и в соответствии с нею, вероятно, выбрал кандидатуру Клюйковой. Но эту часть разговора мы опустим - в силу его перенасыщенности специальными терминами, - прим. ред.)

- И что было дальше?

- В начале сентября 2005 года меня утвердили в должности министра - правда, с испытательным сроком. Всё было буднично, просто. Боос собрал всех членов правительства в малом зале на Дмитрия Донского, 1, представил прессе - и началась работа.

Будем бороться с коррупцией

- Проговаривались ли обоюдные условия/требования?

- Георгий Валентинович сказал, что мы будем бороться с коррупцией. И если кто-то чего-то себе позволит - он будет принимать очень жестокие меры. Эта идея - создать первое в России антикоррупционное правительство - была озвучена и в его “тронной речи”...

И действительно - я стала первым министром здравоохранения в России, который фактически не имел доступа к деньгам. Министерство было отделено от агентств и служб, министр - отрезан от финансовых потоков и конкурсов. Деньгами распоряжались специально созданные агентства, которые замыкались непосредственно на губернатора, и это меня вполне устраивало... Мне было спокойно. Я знала, что не имею отношения к финансам! И если что-то сделаю неправильно, это не будет иметь фатальных последствий - меня поправят.

В министерстве здравоохранения было проведено сильное сокращение. Было более тридцати сотрудников - осталось восемнадцать (четверо из них отвечали за физкультуру и спорт). Это было логично: если нам не нужно работать с финансовыми документами, зачем три десятка людей? У нас было несколько кабинетов (где все сидели друг у друга на головах), две машины на министерство... Моя зарплата, как министра, со всеми “накрутками” составляла 70.000 рублей.

Федеральная проходимость

- Какое впечатление произвёл на вас Боос?

- Он произвёл впечатление масштабной фигуры. И в прямом, и в переносном значении. Безусловно, в нём сразу чувствовалась та самая “федеральная проходимость”...

- А в чём это конкретно выразилось? О “федеральной проходимости” Бооса в бытность его губернатором не говорил и не писал только ленивый. А что реально он сумел “пробить” для региона - ведь в массовом сознании “федеральная проходимость” воспринимается, прежде всего, как способность “добывать” деньги из федерального бюджета?

Феликс Лапин, Александр Дацышин, Елена Клюйкова, Георгий Боос на открытии перинатального центра в Калининграде

- Во-первых, строительство перинатального центра. Это был пилотный проект, Боос добился его включения в федеральную целевую программу, а это сотни миллионов рублей! Во-вторых - кардиологиче­ский центр. Его в Калининграде не только не могло быть - его и не должно было быть! А он строится, скоро планируется открытие... Под него был открыт медицинский факультет в университете...

А ещё предполагалось строительство новой инфекционной больницы, нового онкологического центра. Правда, случился финансовый кризис, и все эти программы урезали...

Колоссальный дефицит духовности

- То есть в Боосе вы не разочаровались?

- А я и не была им очарована. Моё отношение к Боосу было абсолютно адекватным, я видела и его плюсы, и его минусы. Это человек грандиозных интеллектуальных способностей. Он хватает на лету любую тему, тут же её анализирует и уже способен выдать решение... Но при этом - колоссальный дефицит духовности! Впрочем, это моё личное восприятие, я не претендую на истину в последней инстанции. Да и он не оригинальный представитель власти с проблемой такого рода...

- В команде Бооса вам приходилось нелегко?

- Работали с утра до позднего вечера. Особенно первые два года - если мне удавалось в 22.00 быть дома, я считала, что это хорошо. Потому что, бывало, работали и до часу ночи... А в субботу - выезды в район. Порой, и в воскресенье - совещания...

- Когда вы почувствовали, что к вам меняется отношение? Что общественное мнение вас отторгает, вы становитесь в массовом сознании одиозной фигурой...

- Первое, что я почувствовала - то, что ухудшается финансирование медицинской отрасли. В 2009 году дефицит составил 50%. Такого дефицита не было НИКОГДА! Правительство недоплачивало в фонд обязательного медицинского страхования (ОМС) за неработающее население.

- Почему?

- Я так понимаю, что приоритетным направлением Боос считал развитие реального сектора, т.е. строительство дорог, создание ин­фраструктуры... В силу своей, упомянутой выше, федеральной проходимости он включил Калининградскую область в огромное количество федеральных программ, но их нужно было софинансировать. То есть доплачивать 30% из средств областного бюджета, чтобы получать 70% - из федерального. Поэтому сокращалось финансирование других отраслей. На здравоохранении экономили, я бы выразилась так...

В качестве громоотвода

- То есть Боос, расставивший на ключевые посты преимущественно москвичей, вас, калининградку, использовал в качестве громоотвода? Чтобы именно вы приняли на себя гнев населения?

- Знаете, сейчас в прессе муссируется скандал. Известный детский доктор Рошаль выступил против министра минздравсоцразвития РФ Голиковой. Крики на форумах: “Где уголовные дела?!”, гневные обличения - всё, как полагается... Голикова находится в моей шкуре. Потому что ей говорят: “Денег должно быть больше!” Но кто с этим спорит? Вопрос, где их взять.

У меня было ощущение, что я нахожусь в виртуальной реальности. И некие дьявольские силы искусственно создают образ “монстра Клюйковой”. Хотя, к примеру, выезжая в медицинские учреждения и общаясь с медработниками и пациентами, я не сталкивалась с агрессией... Люди относились ко мне нормально.

- Даже, когда вы заявляли, что врачи в Калининградской области получают в среднем 30.000 рублей?

- А они и получают в среднем 30.000 рублей. Потому что некоторые получают гораздо больше - но они, понятно, не возмущаются.

Дорогое удовольствие

- Но вот мы и подошли вплотную к истории с томографом.

- Приобретение томографа было прописано в областной целевой программе. Дело в том, что на всю область их было три. Односрезовый - в областной детской больнице, восьмисрезовые - в военном госпитале Саулькина (Балтфлот) и в областной больнице. (Чем больше срезов - тем больше возможность обследовать пациента как можно глубже, но при минимальном облучении).

Но потом в областной больнице томограф сломался, около года пациентов направляли в госпиталь БФ... А там томограф периодически ломался, образовывалась очередь, люди ездили в Москву и Санкт-Петербург, чтобы сделать элементарное обследование... А ведь смысл томографического обследования - это ранняя диагностика!

Все больницы просили томограф - и област­ная, и городская многопрофильная, и тубдиспансер. Но это очень дорогое удовольствие.

В 2007 году мы основательно занялись изучением вопроса. Оказалось, что разброс цен на рынке очень велик. В России томографы не производят, а фирмы-производители сами в торгах не участвуют, направляют к дилерам.

Мы поняли, что купить томографы всем сразу - денег не хватит. Цена вопроса - от 55 до более 100 миллионов рублей за каждый, в зависимости от количества срезов... Именно поэтому в программе развития здравоохранения Калининградской области томограф был прописан без указания количества срезов.

Дилер “Сименса”

- Санкт-Петербургская фирма “Аконит”, дилер “Сименса”, предложила поставить томограф за 63 млн. 125 тыс. рублей, с рассрочкой платежа на три года. Были и другие предложения. Скажем, рассрочка допустима, но под год гарантии областного бюджета.

Вице-премьер Елена Бабиновская, Елена Клюйкова, Министр соцзащиты Галина Янковская

В итоге решили, что возьмём три - в рассрочку, и поставим в самые крупные медицинские учреждения. А затем - в силу всё той же федеральной проходимости - Боос узнал, что оборудование пойдёт по федеральной программе. И было решено: область покупает один томограф, а два будут приобретены позже за федеральные деньги.

- Если речь идёт об “Аконите”, как получилось, что аукцион выиграла фирма “Лаут”?

- В 2007 году наша программа была утверждена. Наше министерство предоставило всю информацию о необходимом количестве средств. Были получены все согласования и положительные заключения. Подписали программу все министры. Человек двадцать, от Торбы - до губернатора. Из минфина деньги поступили в агентство главного распорядителя средств бюджета (Ольга Малыгина), а Гаянэ Кизарьянц, руководитель конкурсного агентства, проводила конкурс. По большому счёту, наша миссия к этому моменту уже завершилась.

Фирма “Лаут” со скидкой 100.000

- Мы должны были оформить заявку. Руководитель областного противотуберкулёзного диспансера Туркин заполнил и подписал соответствующую форму, разработанную Кизарьянц, передал мне на согласование, я, согласовав, отправила заявку Малыгиной. Та её утвердила. Бумага пошла в конкурсное агентство.

Кизарьянц утвердила стартовую цену, был назначен аукцион. Но... “Аконит” в нём участия не принял. Зато появилась некая фирма “Лаут”, которая в предварительных торгах не участвовала. И предложила 16-срезовый томограф за те же 63.125.000 рублей. А потом сделала скидку - 100.000 рублей.

Строго говоря, если на аукцион выходит один участник, торги объявляют несостоявшимися. Они и были объявлены несостоявшимися, но контракт с “Лаутом”, тем не менее, был подписан.

С точки зрения федерального законодательства, это не является нарушением. Если есть один участник и его предложения соответствуют заявленным требованиям, заказчик должен отправить ему контракт на подпись. Но если бы в конкурсном агентстве задумались - а не является ли данная ситуация сговором на рынке? - и не направили бы контракт, то ничего страшного тоже не произошло. Просто был бы назначен повторный конкурс и, может быть, по-другому прописаны технические условия.

Но я, как министр здравоохранения, не касалась вопросов проведения конкурсов и аукционов. И помешать или посодействовать - ничему не могла.

Нужен 32-срезовый!

В 2006 году Клюйкова была признана лучшим стрелком из пистолета

- Затем произошла замена получателя: выяснилось, что тубдиспансер к приёму и установке томографа не готов: строители не успевали подготовить помещение. Было решено поставить его в областную больницу.

В августе 2008 года я ушла в отпуск. Как потом выяснилось, в моё отсутствие мой заместитель Галина Перцева выступала на заседании правительства с докладом.

И вдруг Малыгина спрашивает:

- А какой вы закупили томограф?

- Кажется, 32-срезовый, - отвечает Перцева.

- Нет, - говорит Малыгина, - 16-срезовый!

И тут Боос отреагировал в свойственной ему манере:

- Почему 16-срезовый?! Нужен 32-срезовый!

Было дано поручение провести переговоры с поставщиком - и т.д., и т.п. Процесс пошёл: совещания, заседания... “Лаут”, “Сименс” - все резко начали общаться с Калининградом. И тут я возвращаюсь из отпуска. Перцева обрисовывает мне ситуацию. И вот-вот начнётся оперативное совещание, на котором я должна о чём-то по данному вопросу докладывать!

В больнице кто-то повесился

- Я выступаю с докладом. Министр финансов Елена Матвеева комментирует: поставщик согласен обеспечить за те же деньги 32-срезовый томограф, но надо заплатить всю сумму сразу.

Боос даёт поручение готовить сделку. Подписаны дополнительные соглашения. Моя подпись не стоит ни на одном из них: это не входит в мои должностные обязанности.

9 февраля 2009 года томограф поставили в областную больницу. Деньги - 63 млн. 25 тыс. рублей - были окончательно перечислены 5 мая 2009 года. Всё, казалось бы, хорошо...

А летом началось противостояние между Боосом и полномочным представителем президента РФ в СЗФО Ильёй Клебановым (вокруг “КД авиа”). Схлестнулись они не на шутку. И тут в наше министерство приехала проверка из государственного контрольного управления при аппарате полпреда. Т.е. от Клебанова. Проверяющая весьма туманно обозначила цель проверки. Вроде бы её интересует, как идёт реализация национального проекта в области здравоохранения... А то на нас-де жалобы пишут... и в наркологической больнице кто-то повесился...

Недели две она сидела в нашем министерстве. И ещё была здесь, когда к нам пришли с обыском. 9 сентября 2009 года, около 16.00 часов.

“У вас обыск”

- Я подошла к своей приёмной - и встретилась в коридоре со следователем и двумя оперативниками. Следователь (Кузнецов - тот самый, что занимался расследованием обстоятельств аварии на Саяно-Шушен­ской ГЭС, он прилетел сюда прямо с Алтая) сказал: “Я к вам. Буду проводить у вас обыск”.

Я была в шоке. Мы прошли в другой кабинет, где мне предъявили постановление о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества. Якобы неизвестными лицами в минздраве сфальсифицированы коммерческие предложения, завышена начальная цена томографа. А фирма “Лаут”, получив деньги, обналичила 19 млн. рублей через фирму-однодневку, специально для этой цели созданную в Петербурге и экономической деятельностью не занимающейся...

Круг подозреваемых ещё не определён, но “неизвестные лица” в министерстве - это, скорее всего, я и А.В. Осипов, наш специалист по медицинскому оборудованию. Других фамилий в уголовном деле нет. Будто бы это мы с Осиповым сговорились... и теперь надо обыскать наши кабинеты. На предмет, как я понимаю, обнаружения бланков, поддельных печатей, писем и т.д.

...Я понимала, что всё это фарс. Обыск в моём кабинете занял минут двадцать. Следователи бегло просмотрели документы, открыли шкафы, выдвинули ящики... Изъяли какой-то бланк, не имеющий ни малейшего отношения к делу, и компьютер.

У Осипова, правда, изъяли целые коробки документов и тоже забрали компьютер...

Маски-шоу на ул. Леонова

- Бооса в Калининграде в это время не было (он находился в командировке). Я поставила в известность его заместителя Юрия Шалимова. Тот распорядился “не препятствовать” сотрудникам правоохранительных органов. Как будто я могла это сделать!

Я позвонила мужу, пересказала ему ситуацию в меру своего понимания... Дома мы обсудили случившееся и пришли к выводу: началась подковёрная борьба, объект, на который нацелены действия - Боос. Но бить будут по мне.

Вскоре выяснилось, что возбуждено ещё несколько уголовных дел - по медсанчасти №1, по “Страховой аптеке”... в том числе по бизнесу моей семьи - по “Областной медицинской страховой компании”.

В страховой компании, 90% акций которой принадлежит нашей семье, были утроены маски-шоу: в офис на ул. Леонова врывались спецназовцы с оружием...

Тогда же, в сентябре, следователь Кузнецов вызвал меня на допрос - в качестве свидетеля... Осипова тоже допрашивали. А когда я ехала на открытие перинатального центра, вдруг позвонили журналисты: “Правда ли, что Осипов задержан?” У меня был шок....

Разменная монета

- Как вёл себя Боос? Когда вернулся из командировки. Он ведь должен был понимать, что вас делают “разменной монетой” в очень крупной игре...

- Ну... слов “Держись, я тебя в обиду не дам” он не произносил. Я пыталась объяснить, что всё это - начало борьбы против него. Он делал вид, что это не так. Верил в свою федеральную проходимость, говорил, всё будет хорошо.

А обыски шли уже в агентствах. В целом по правительству было возбуждено уже 11 уголовных дел. Меня больше никто не вызывал. Следователь Кузнецов иногда звонил в частном порядке, просил оказать кому-либо помощь медицинского характера. Я думала, это потому, что всё совершенно очевидно: МЫ НЕ ИМЕЕМ ОТНОШЕНИЯ к финансам. Но... 30 января 2010 года состоялся большой митинг с призывами отправить в отставку Бооса. На 20 марта был заявлен ещё один митинг. И когда 9 марта 2010 года губернатор попросил меня зайти к нему в 8.30 утра, я поняла: электоральная жертва вызрела.

Я пришла. Говорю: “Георгий Валентинович, вот она я. Ко всему пришла готовая. Захватила носовой платок на всякий случай... В силу объективных причин или субъективных, но мне лучше уйти, раз так сложилось...”

А он сказал: “Я думаю, что лучше всё же по собственному желанию?”

А 11 марта мне предъявили обвинение. Но уже по статье 293 УК РФ (халатность).

(Окончание следует)


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля