Новые колёса

ТОЛЬКО КОЙКУ ЗДЕСЬ ПОСТАВИТЬ.
Депутат Пятикоп предложил коллегам заняться делом

Заседание окружного Совета Калининграда никак не начиналось. Хотя стрелки часов показывали уже начало одиннадцатого. Приглашённые давно расселись по местам, а депутатов всё не было. Наконец появился раскрасневшийся председатель окрсовета Александр Ярошук. Он торопливо прошагал по залу. За ним семенили клерки и помощники. Замыкал группу управляющий делами Виталий Пастушенко. Все что-то хотели от Ярошука. Показывали какие-то бумаги, о чём-то заискивающе просили.

Ярошук же был сама экстравагантность - ярко-сиреневая рубаха, ослабленный “двойной виндзор” алого, как кровь, галстука. Как всегда энергичный, председатель активно жестикулировал, разговаривая со всеми одновременно. Правда, голос у него сильно подсел.

Блондинка и Ярошук

Наконец, Ярошук надел пиджак, затянул галстук и призвал всех рассаживаться по местам.

Когда шум в зале смолк, к трибуне продефилировала блондинка средних лет. Её развесёлое платье удачно сочеталось с рубахой Ярошука и резко контрастировало со строгой офисной обстановкой зала заседаний и многочисленной публикой.

- Я - директор Дома ветеранов. Хочу выразить особую благодарность депутатскому корпусу Калининграда. Особенно - депутату Олегу Витальевичу Мигунову. А ещё хотела бы от всего нашего коллектива поздравить его с днём рождения. Он всегда нам помогал. Впрочем, как и большинство депутатов. Только один богатый человек отказал нашему Дому ветеранов в помощи. Знаете, что он сказал?

- Что? - хором воскликнули Ярошук и глава администрации Калининграда Феликс Лапин.

- Он сказал... - блондинка на секунду замолчала. - Он сказал, что он помогать не будет. Потому что заботиться о ветеранах должно государство.

- Назовите нам, кто это, - потребовали Ярошук с Лапиным.

- Не буду озвучивать его фамилии. Думаю, он поймёт и выводы сделает, - директор Дома ветеранов с чувством выполненного долга зашагала на своё место.

Освободить помещение!

- А теперь я попрошу всех освободить помещение, - скомандовал Ярошук. - На десять минут. Люди недоумевали и... продолжали сидеть.

- Давайте, быстренько. Все встали и энергично идём на выход.

- Пожарная тревога, что ли? - пробовал пошутить кто-то из граждан.

- Да, извините, чуть не забыл, - хлопнул себя по лбу Ярошук. - Остаются только депутаты и уважаемый Феликс Феликсович. Помощники депутатов, администрация, журналисты - все на выход. Поторапливайтесь, поторапливайтесь. Это всего на десять минут.

Дверь плотно закрылась. На её охрану, словно часовой, встал управделами Пастушенко.

- Что они ещё выдумали?! - возмущались чиновники городской администрации. - Ведь только что целый час заседала фракция “Единой России”! Неужели мало им?! Сколько можно время тянуть!

В повестку не включать!

Вновь все собрались в зале лишь в 10.50 - десять минут растянулись на полчаса.

- Переведите ваши телефоны на беззвучный режим, - скомандовал Ярошук. - Переходим к обсуждению повестки дня. Какие будут предложения?

- Вопрос №3 из дополнительных в повестку дня не включать, - поднялся депутат-коммунист Сергей Карпушенко.

- Зачем это? - удивился Ярошук. - В чём проблема-то?

- Зачитываю вам, как звучит вопрос повестки дня: “Положение “О порядке проведения антикоррупционной экспертизы муниципальных нормативных правовых актов города Калининграда и их проектов”.

- Ну и что? - председатель окрсовета по-прежнему не понимал, куда клонит Карпушенко. - Документ разрабатывался коллегиально. Всё честь по чести. По этому вопросу нам предметно всё сможет доложить Алла Александровна Калашникова. Она значится докладчиком по этому вопросу.

Признаки коррупции

- Заседания нашего комитета проходят открыто, - заговорила депутат Алла Калашникова, обращаясь к Карпушенко. - Вы могли бы прийти, послушать и высказать свою точку зрения. Но вы этого не сделали.

Депутат Ган (слева): “И коррупция у нас расцветёт пышным цветом”

- Да кто говорит о заседаниях комитета, - парировал Карпушенко. - И кто оспаривает, что заседания проводятся открыто. Я о документе, который вы породили. Он же содержит все признаки коррупции. Поэтому я и предлагаю сегодня этот вопрос не рассматривать.

- Ставлю на голосование, - объявил Ярошук. - Кто - за? Кто - против?

Нардепы зашумели. Депутат-мебельщик Александр Мусевич выдал тираду: мол, всякий бред Карпушенко предлагает, а мы идём на поводу. И будем теперь голосовать, когда надо и когда не надо.

- Ваше предложение, Сергей Петрович, не проходит, - Ярошук театрально развёл руками.

- У меня заявление, - встал Карпушенко и двинулся к трибуне. - Мной получен ответ из прокуратуры Калининградской области. От 4 декабря 2009 года.

- Час от часу не легче, - вздохнул Мусевич.

Не позволю нарушать права!

- Прокуратурой установлено, что договор уступки прав и обязательств по договорам управления многоквартирными домами между МКП “УКБР” и ООО “УКПР” противоречит пункту 4 части 2 статьи 44 и части 3 статьи 161 Жилищного кодекса РФ, - словно Левитан зачитывал текст письма Карпушенко. - Согласно действующему законодательству, замена стороны в договорах управления возможна только с согласия собственников жилья. В связи с нарушением этого условия прокуратурой Балтийского района подготовлено заявление в арбитражный суд о признании данной сделки недействительной. В настоящее время всю ответственность за обслуживание жилого фонда несёт муниципальное предприятие “УКБР” и чиновники из администрации Калининграда, пытающиеся неправомерно отказаться от исполнения взятых на себя обязательств. Кроме того, председателем комитета муниципального имущества Зуевым были изданы распоряжения, согласно которым 76‑процентная доля в ООО “УКРБ” была продана без конкурса гражданину Дровняшину. А этот гражданин направил Лапину Ф.Ф. жалобу, пытаясь помешать мне в исполнении моих депутатских обязанностей...”

Карпушенко закончил чтение и вернулся на своё место за столом.

Вредный документ

- Переходим к обсуждению вопроса о реестре муниципальной собственности, - объявил Ярошук.

- Такой важный документ по антикоррупционной экспертизе надо писать не общими фразами, а конкретизировать каждое положение, - сделал замечание депутат Евгений Ган. - Вы только посмотрите, что там понаписали. Например, что означает термин “надлежащим образом”. Или вот ещё: “Согласно перечня”. Какого такого перечня, я вас спрашиваю?

- Вообще-то мы уже перешли к обсуждению вопроса о реестре муниципальной собственности, - напомнил Ярошук. - Так что давайте, уважаемые депутаты, придерживаться повестки.

- А я считаю, что нет смысла говорить о реестре муниципальной собственности в то время, когда мы сейчас будем принимать абсолютно сырой и вредный документ, - не сдавался Ган.

- Напрасно вы думаете, что документ мы писали с бухты-барахты, - ринулась на защиту своего детища депутат-музыкант Алла Калашникова. - Мы же прорабатывали каждую мелочь.

- Оно и видно, - ехидно согласился Ган. - Но я говорю о другом. Ваше положение в его нынешней редакции содержит коррупционную составляющую.

- Ну и что? - улыбнулся Ярошук.

- А то, что он будет не помогать бороться с коррупцией, - растолковывал Ган, - а, наоборот, способствовать коррупции. И коррупция у нас расцветёт пышным цветом.

Стол чиновника

- А я предлагаю вернуться к реестру, - вмешался Лапин. - Этот реестр - на 100% документ, предназначенный для работы подразделений администрации.

- Вот здесь и начинается коррупция, - отозвался Карпушенко.

- Коррупция начинается не там, где чиновник ведёт реестр, а там, где человек приходит к столу чиновника, - авторитетно заявил Лапин.

- Вот и я о том же, - закивал головой Ган. - Человек приносит пакет документов, а чиновник их не принимает. И заявляет, что одного документа не хватает. Вот тут и есть поле для коррупции. И вы сейчас это поле насаждаете всем нам. Чтобы мы заглотили наживку и тут же со всем согласились.

- Что вы предлагаете? - Лапин всё больше раздражался.

- Моё предложение: нужен перечень документов. И только в этом случае чиновник не сможет дать от ворот поворот гражданину.

- Мы не можем прописывать перечень на каждый случай, - пояснил Александр Зуев. - Потому что всё это очень индивидуально.

- И я о том же, - кивнул Ган. - Всё очень индивидуально. Хочу - приму документы, хочу - не приму.

Простор для пиара

- Итак, чиновник отказал, - продолжил мысль Карпушенко. - А кому гражданин может пожаловаться?

- Главе администрации, - тут же произнёс Лапин.

Депутат Пятикоп показал, где нужно поставить койку

- И вы ещё говорите о простом гражданине, - укоризненно покачал головой Карпушенко. - Если мне, депутату окружного Совета, лично вы отказали в получении информации о муниципальной собственности... Поэтому я настаиваю, чтобы в документе, который мы с вами сегодня обсуждаем, всё было максимально подробно прописано.

- Вам отказали? - взвился Лапин. - Не надо так говорить! И бросать подобные обвинения!

- Может, мы закончим этот спектакль, который здесь разыгрывает Сергей Петрович, - заговорил Мусевич. - На комитеты он не ходит - там нет телекамер. А здесь, конечно, настоящий простор для пиара.

- Меня удивляет ваше поведение, Александр Иванович, - начал стыдить коллегу Карпушенко. - Вы так себя некрасиво ведёте. А ведь претендуете на то, чтобы вас считали интеллигентным человеком...

- А вы не обращайте на него внимания, Сергей Петрович, - посоветовал Ярошук.

- Вообще, я не понимаю: разве гражданину у нас могут в чём-то отказать? - искренне удивился сити-менеджер.

Работа за деньги

- Я не понимаю, неужели мы теперь будем по каждому документу собирать большой хурал, - загремел на весь зал депутат-педагог Александр Пятикоп. - Этак можно вообще с работы не уходить. Остаётся только койку здесь поставить.

- Я знаю, что депутаты Государственной Думы играют не первую скрипку в деле разработки документов, - снова заговорил Ган. - Там основная нагрузка ложится на специалистов-экспертов.

- Но следует учесть, что все эксперты работают строго на платной основе, - уточнила Калашникова.

- А все, кто работают за деньги, имеют отношения к коррупционной составляющей, - подвёл черту Ган.

- Кто не работает на постоянной основе, то есть не за деньги, может работать день и ночь.

- Ха-ха-ха! День и ночь пусть работает тот, кто за своё депутатство получает деньги, - хором прокричали несколько нардепов-бизнесменов.

Разговор немого с глухим

- Можно мне договорить? - поднял руку Карпушенко. - Я же с самого начала предлагал перенести рассмотрение этого документа. До тех пор, пока мы его полностью не отработаем и не исключим коррупционную составляющую, не надо его выносить на обсуждение.

- Есть предложение перенести рассмотрение этого вопроса, - ожил Ярошук. - Кто за? Против? Воздержались? Принято единогласно. Уважаемый Сергей Петрович, надо было сразу аргументировать ваше предложение. Мы же - разумные люди. Всегда готовы к конструктивному диалогу. Какие ещё есть вопросы?

- Серьёзный вопрос хочу здесь поставить, - на Пятикопе не было лица. - Данута Ольгердовна (Смирнова, первый зам. Феликса Лапина, - прим. ред.) сорвала заседание комиссии. Не явилась. И ничего не подготовила.

- Как так? - глаза Ярошука округлились.

- Данута - одно говорит. Саркисов - другое, - продолжал жаловаться Пятикоп. - Данута вначале со всем соглашается, а потом, когда выходишь из кабинета, всё делает наоборот. Как назло. Будто в течение получаса мы с ней вообще ничего не обсуждали.

- Нет ничего хуже разговора немого с глухим, - вздохнул Ярошук.

- Что вы здесь путаете Саркисова с Данутой Ольгердовной, - поморщился Лапин и недовольно посмотрел на Пятикопа. - Я знаю, о чём вы здесь говорите. Знаю, что вас беспокоит как депутата. Но Саркисов не отвечает за уборку и содержание дорог. Он - квалифицированный строитель. Понятно?

На скулах Пятикопа заиграли желваки. Он собирался ещё что-то сказать, но ему не дали.

- Если больше вопросов нет, заседание объявляется закрытым, - объявил Ярошук и быстрым шагом направился к выходу.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля