Новые колёса

СМЕРТЬ СЛОНАМ.
Директору зоопарка нужны теннисные корты и ресторан

“Исторические зоопарки в современной городской среде: роль, перспективы, проблемы” - эту тему обсуждали на “круглом столе”, организованном в Калининградском зоопарке 21 мая 2013 года.

Чиновники вместо зверей

...В утренние часы здесь тихо. Не слышно ни криков птиц, ни рыка львов. Лишь справа от входа крутится пустая карусель... На дорожке за мостиком появилась новая табличка: “Павлины нашего зоопарка имеют право свободно гулять по территории. Не обижайте их!”

Однако павлинов не видно. Жаль, птицы, сидящие в клетках, никогда не узнают о своих правах. Ведь они не умеют читать!

Вот и новенькое розовое здание администрации. Конференц-зал. Первое, что бросается в глаза - в помещении нет потолка. Вместо него наверху, под самой крышей, какое -то нагромождение из железных балок и решёток. На них висит множество ламп дневного света.

Так строят не для людей. Однако мало кто сегодня знает, что раньше здесь обитали слоны. Потому нет потолков, и много ламп... А батареи отопления тянутся от одной стены до другой.

Секретная концепция

К 9.30 утра всё было готово к приёму гостей. На столах - бутылки с минералкой и микрофоны для выступающих. Каждый участник “круглого стола” получил блокнот для записей, ручку, программу и рекламный буклет с цветными фотографиями видов зоопарка. Во время кофе-паузы гостей угощали бутербродами и пирожными.

Светлане Соколовой слоны не нужны

Для приглашённых заготовили специальные бейджики - видимо, чтобы гостей не перепутали с работниками зверинца, которые тоже пришли поучаствовать в “круглом столе” и расположились “на галёрке”.

Все ждали выступления архитектора из Польши Марека Наконечны, который представлял новую концепцию развития зоопарка.

По словам работников зверинца, они не принимали участия в разработке этого проекта. И даже не имели возможности ознакомиться с ним заранее - директор Соколова отказалась представить план своему коллективу.

Но саму Соколову этот факт совершенно не смущал. В приподнятом настроении она суетилась вокруг гостей и отдавала последние распоряжения.

Животные под пиво

В числе приглашённых - немецкий вице-консул по культуре, директор Гамбургского зоопарка, архитекторы Санкт-Петербургского и Московского зоопарков, а также представители городской администрации и правительства Кали­нин­­градской области. Влиятельные люди решают судьбу грантов и бюджетных средств.

А если зоопарк войдёт в программу реконструкции объектов туризма к ЧМ-2018, то на него вообще прольётся золотой дождь. Вопрос только в том, что будет сделано на эти деньги - рестораны, теннисные корты, карусели или просторные современные вольеры для животных.

Первой слово взяла директор Светлана Соколова. Представив гостей, она углубилась в историю Кёнигсбергского зоопарка.

- По моему мнению, в зоопарке XIX века публике уделяли гораздо больше внимания. Весь центр был занят инфраструктурой отдыха: пивные, рестораны, кондитерские, музыкальные, концертные, детские площадки, - с воодушевлением вещала директор. - И только по периметру располагались животные.

- Сейчас времена меняются, - с грустинкой в голосе добавила Соколова. - В современных зоопарках на первое место ставится качество содержания животных. Как это совместить - будем решать в процессе работы.

Хагенбек из Гамбурга

Честно говоря, из всех докладчиков мне понравился лишь доктор Штефан Херинг Хагенбек, директор Гамбургского зоопарка “Hagenbeck”. Он говорил не об архитектуре и ландшафтном дизайне (как представители других зоопарков), а о гуманном отношении к животным.

Ещё в начале века в Гамбургском зоопарке существовала традиция - содержание зверей на больших территориях в свободных вольерах. “Hagenbeck” - частное семейное предприятие. В 1907 году Карл Хагенбек, дед нынешнего директора, учёный, коммерсант и дрессировщик, основал этот зоопарк. Сам Штефан вырос в Африке. Он и сейчас выезжает на природу, чтобы наблюдать за повадками животных и потом воссоздавать соответствующие условия для них на территории своего зверинца.

Слайды, продемонстрированные немцем, впечатляют. Грандиозный скальный комплекс площадью 1.000 кв. метров с озером для купания белых медведей. Глубина озера - 7,5 метров. Вместительность - 5 млн. литров воды.

Хагенбек также показал обезьянник, проект которого он сам разработал. Это огромный купол, внутри которого растут деревья, трава, кустарник... За семь минут створки купола автоматически раздвигаются, летом животные могут выходить наружу. Строительство объекта обошлось зоопарку в 3,5 млн. евро.

Ещё там есть озеро для слонов (стоимостью 1 млн. 300 тысяч евро), тропический аквариум с обзорным стеклом (снизу можно наблюдать за плавающими акулами), каналы с крокодилами (на территории 1.500 кв. метров).

Общая площадь Гамбургского зоопарка составляет 23 гектара (Калининградского - 17 га).

Свободу заключённым!

- Животные должны жить как можно свободнее, - утверждает Хагенбек. - Им необходима территория, чтобы активно двигаться. Благосостояние зверей в зоопарке - это и наше благосостояние. Если они чувствуют себя хорошо, то к нам приходит много посетителей, и обслуживающий персонал (у нас работают 120 человек) тоже чувствует себя хорошо. Когда люди видят животных в клетках, у них возникают неприятные ощущения. Потому что ясно - зверям здесь плохо...

Наши животные должны стать посланниками хороших вестей для диких зверей о том, как хорошо их здесь содержат...

- Я призываю: не только говорить об этом, но и делать это, - под конец сказал Хагенбек.

Возможно, для наших “любителей животных” слова немца кажутся наивными. Но его частный зоопарк процветает! Каждый год его посещают 1 млн. 700 тысяч туристов (в Калининградском зоопарке - 230 тысяч в год). Что касается архитектуры, то, по мнению Хагенбека, она должна отвечать запросам животных, нравиться посетителям и быть удобной для работы персонала.

Кого будем усыплять?

А вот представленный “мастер-план” Марека Наконечны меня откровенно разочаровал. Ничего конкретного о принципах содержания животных в нём не сказано. На слайдах - план зоопарка с каким-то нагромождением новых зон (Мадагаскарская, Африканская, зона Русской Сибири...).

Кроме того, поляку довольно трудно давался русский язык, поэтому воспринимать его речь было крайне сложно. Письменные пояснения к проекту тоже пестрели грамматическими ошибками и нелепостями. После выступления Наконечны Соколова предложила задавать вопросы. Слово взяла Наталья Цацуре, зоолог зоопарка, заведующая отделом тропических животных:

- Упущено одно из основных направлений в деятельности нашего предприятия - кормоблок, ветблок, карантин, автопарк... Это вообще запланировано в проекте?

- Эта зона была обозначена на плане - там же, где находится сейчас, - ответила Соколова, - но она не была прописана здесь на слайдах. Нужно учитывать, что это только первые наброски...

- Если вдруг случится чудо и реконструкция будет утверждена, сколько десятилетий потребуется на её реализацию? - не унималась Цацуре. - И ещё. Судя по представленному проекту, от каких-то животных придётся избавляться. Каким образом это будет делаться? Их будут усыплять, куда-то отвозить или дожидаться, когда они умрут собственной смертью?

- Никого усыплять не будем, всё будет идти естественным путём, - успокоила сотрудницу Соколова. - Что касается времени... Какие десятилетия? Реконструкция будет идти всю жизнь!

Сладкий сон Соколовой

- В проекте ничего конкретного не сказано, какая территория предусмотрена для вольеров со львами, для других крупных хищников. Или, например, обезьян... - обратилась я к Соколовой. - Вы можете назвать, сколько квадратных метров получат хищники, сколько литров воды - тюлени?

Удивительно, но ни сама директор, ни архитектор Марек Наконечны не смогли ответить на этот простой вопрос. Сослались на показанные слайды. Дескать, там обозначены и квадратные метры, и литры воды...

Затем слово взяла Ольга Загартдинова, руководитель фонда защиты зоопарка:

- Честно говоря, я удивлена этой презентацией. Идея рассчитана на пустую территорию, в которой ничего нет. Но ведь зоопарк сейчас существует, есть объекты для копытных, для тигров и т.д. Этот проект предполагает снос зоопарка и создание на его базе чего-то нового и грандиозного. Сколько миллионов евро он будет стоить?

- Всё, что мы здесь придумали, это фантазия по максимуму, - ответила Соколова. - Если не будет финансирования, план поменяется. Мы будем отказываться от дорогих объектов и будем думать над другими.

“Парк для нас важнее”

...Честно говоря, проект, в котором не указаны ни сроки реализации, ни количество необходимых денег, вызывает большие сомнения. В нём чётко не обозначена даже площадь территорий, предназначенной для конкретных животных. Под эту не­определённость можно подогнать что угодно! И теннисные корты, и рестораны, и концертные залы. По мнению Соколовой, столь популярные в Гамбурге слоны в наш зоопарк не поместятся. Теперь им не хватит места!

“По нормам содержания, в стаде должно быть не менее 4-х слонов, - объясняет Соколова. - Мы не можем рассматривать под такой вольер всю парковую зону. Её нужно максимально сохранить, это изюминка нашего зоопарка. Найти другое такое же большое пространство крайне сложно”.

Уже сейчас зверинцу на ремонт выделяются немалые деньги. Гастарбайтеры укладывают дорожки, дворники стригут газоны... Но условия содержания животных от этого не улучшаются.

Следует добавить, что Соколова совершенно не переносит критики. Самое важное для неё - собственный имидж. Видимо, заботой об имидже можно объяснить и помпезность состоявшегося “круглого стола”. Хотя о каком благоприятном имидже может идти речь при существующей разрухе в зоопарке? По словам той же Соколовой, 80% всех объектов требуют капитального ремонта или реконструкции.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля