Новые колёса

“СИЛЬНЫЙ ДУХОМ, С ВЫСОКОЙ ВЫДЕРЖКОЙ”… Игорь Рудников глазами “террориста”

За каждым несломленным узником тюрьмы “Лефортово” тянется шлейф их увлекательных писем. И - кто знает! - возможно в будущем эти мемуары войдут в большую литературу, наподобие “Колымских рассказов” Варлама Шаламова…

Опальный чиновник

Александр Шестун

О нашем легендарном земляке Игоре Рудникове недавно рассказал сиделец “Лефортово” Александр Шестун - бывший глава Серпуховского района Подмосковья, кандидат экономических наук, отец пятерых детей и непримиримый борец с коррупцией. Минувшим летом он был арестован по подозрению в превышении должностных полномочий, якобы имевшим место 10 лет назад…

Опального подмосковного чиновника судьба свела с опальным калининградским журналистом. А посредником их заочного знакомства выступил гость из солнечного Узбекистана!

“Аллах Акбар!”

Из писем Игоря Рудникова:

“…со мной сидит узбек, в два раза младше меня. Плохо говорит по-русски, но спортсмен. Вместе занимаемся физо в камере… Мой сокамерник, которому не пишут почти два года, завидует мне, глядя на ваши письма и на мою реакцию.

<…> Попрощался со своим сокамерником - узбеком-шахидом (всё-таки 7 месяцев вместе провели, как в одном отсеке подводной лодки). Уже не услышу его страстных молитв с неизменным “Аллах Акбар!” по пять раз на день”.

Узбеки - народ добрый и отзывчивый. Это отмечали ещё во время второй мировой войны русские люди, эвакуированные в Ташкент.

Когда Игорь Петрович попал в "Лефортово", он вернул долг старших поколений - делился с парнем из Ферганы передачами, которые ему слали в СИЗО родные и близкие, на деньги со своего тюремного счёта покупал вещи первой необходимости.

Воевал в Сирии

Более подробно о сокамернике Рудникова написал Александр Шестун:

“Несколько дней я сидел один. Просил поселить меня с кем угодно, только не с узбеком или таджиком-“террористом”. Не оттого, что я плохо отношусь к ним. Я очень уважаю эти прекрасные народы и их религию - ислам. Но я православный, и мой основной язык - русский. А они, как правило, плохо говорят и понимают мою родную речь.

Как вы уже догадываетесь, мне в камеру привели узбека Фазлиддина Кодирова. Видимо, для того, чтобы мне жизнь мёдом не казалась…

Фазлиддин сидит в “Лефортово” уже два года. Ему 26 лет, и он, как и большинство “террористов”, ни разу в жизни не держал оружие в руках, а о тротиле имеет очень отдалённое представление. Как он рассказывает, из десяти его подельников только один реально воевал в Сирии. Остальных приняли за компанию, чтобы поставить себе в отчётность ликвидацию террористической ячейки. Мало того, до “Лефортово” он не молился и не был ярым приверженцем ислама”.

Подбросили оружие

“Кодиров занимается боевым самбо и имеет хорошую физическую форму, - продолжает Шестун. - Мускулатура у него бодибилдера. Он работал в Санкт-Петербурге в ночном клубе охранником и случайно заночевал в квартире у своих коллег по работе, когда их задерживала ФСБ. Оружие им традиционно подбросили, и после продолжительных пыток током, битья ногами, заковывания в наручники в квартире, где их держали зимой с открытыми окнами 12 часов… ну, и, конечно, коронной фишки - засовывания в анальное отверстие твёрдых предметов - оперативники получили признательные показания.

Борис Мазо
Борис Мазо

На судах, правда, сейчас все от них отказываются, но это уже мало кого волнует. Из десяти подельников Кодиров был знаком только с двумя, а остальных увидел в автозаке и на суде”.

Шпион из Эстонии

“Первым, с кем сидел мой сосед (Кодиров), был 63-летний Борис Мазо, подельник замминистра культуры Гриши Пирумова, - пишет Шестун. - После двухлетней отсидки Мазо был выпущен из зала суда и сразу уехал жить за границу. Как оказалось, его опасения не были напрасными: Гришу арестовали повторно, а Бориса объявили в международный розыск. Но европейские страны, как правило, не выдают преследуемых. Борис откармливал Фазлиддина и относился к молодому узбеку по-отечески.

Суси Райво

Суси Райво

Далее Кодиров сидел в “Лефортово” с Суси Райво - эстонцем, бизнесменом, торгующим самолётами, обвинённом в шпионаже, впоследствии обменянном Россией и Эстонией на российского гражданина. Несмотря на то, что Райво был крупным бизнесменом, он пересчитывал все продукты после поездок в суд, поэтому мой сосед не считал возможным есть с ним вместе.

Шамиль Исаев
Шамиль Исаев

После семи месяцев совместного житья с эстонцем, Фазлиддина перевели в камеру к Шамилю Исаеву, заместителю главы Дагестана. Шамиль вёл себя достойно, помогал во всём, делился продуктами. К сожалению, через месяц его забрали от этого человека. Шамиль в 53 года имел спортивную фигуру, занимался спортом, не жаловался на судьбу, вёл себя по-мужски”.

Делал сто отжиманий

“Далее Фазлиддина перевели в 188 камеру к Рудникову Игорю Петровичу, - продолжает Шестун. - Игорь Петрович - журналист из Калининграда, обвиняемый в вымогательстве денег у следствия. Рудников владел газетой “Новые колёса”, где регулярно публиковались статьи о коррупции в правоохранительных органах.

Игорь Петрович так же, как и Шамиль, был моим ровесником и по десять часов в день писал жалобы и заметки о своей жизни. Он очень много работал с Европейским судом по правам человека. Так же, как Шамиль и я, очень много занимался спортом. За один раз Рудников делал сто отжиманий от пола, питался только здоровой пищей. Сильный духом, с высокой выдержкой. После восьми месяцев совместной отсидки в 188-й камере его переправили в тюрьму Калининграда.

Все эти сведения о соседях, с каждым из которых он прожил долгое время, мне буквально приходилось выдавливать из Фазлида”.

Театр ужасов

Из писем Игоря Рудникова:

“Вот пришла мне весточка от замгенпрокурора России В.Я.Гриня - он отправляет меня в Калининград. Прощай, “Лефортово”!.. Хотя чекисты и следователи усердно строчили письма в Верховный суд РФ, пытаясь отослать меня куда подальше, и там добить, по-тихому…”

Далее - из СИЗО-1 Калининграда:

“…Камера - как музыкальная шкатулка. С 6 утра до 22 вечера постоянно играет музыка из динамика - “Наше радио”. А за окном, ещё громче, “Авторадио”, “Семь холмов”… Такая какофония получается. Никакие беруши не спасают. Первые дни сходил с ума”.

…Ещё в 1984 году Генассамблея ООН приняла конвенцию против пыток. Виновные в их совершении подлежат задержанию и аресту на территории любого государства. Но на Руси следствие всегда было пыточным, а наши правоохранители уважают национальные традиции. Поэтому прирождённые садисты проявляют необыкновенную фантазию в своём ремесле. Иногда на их художества приходит полюбоваться тюремное начальство - как в театр ужасов.

Кровь из ушей

Жертвы пыток расскажут вам, что такое “растяжка”, “ласточка”, “слоник”, “Чёрный Гриша” и десятки других “методик”, от которых стынет кровь.

В их числе и пытка музыкой. Она не оставляет на теле синяков и почти не доказуема. Ещё при Иване Грозном лиходея связывали, усаживали под большим колоколом и начинали в него звонить. Несчастный кричал от головной боли, а из его ушей текла кровь…

Пытка музыкой применялась и в американской тюрьме Гуантанамо, о которой с ужасом рассказывали по российскому ТВ. Но “музыку” почему-то применяют и в калининградском СИЗО-1 (такого нет даже в “Лефортово”). Недосмотр начальства?..

Есть там и пытка “холодильник” - для заключённых со слабым или подорванным здоровьем. Сколько градусов было в камерах в конце октября? Но никакие правозащитники ничего не докажут. Узникам поможет только сила духа.

Обыск и избиение

Из писем Игоря Рудникова:

“Накапливаю творческие порывы внутри себя. Придумал даже название книги, которую, если доведётся, может, напишу: “Автозак “Россия” едет за тобой”… Потому что вся страна, можно сказать, один большой автозак. Любого завтра могут посадить. Классическое русское: от тюрьмы и сумы…”

Сколько может вынести человек, народный избранник, герой нашего времени? Более года в трёх изоляторах с угрозой убийством в одном из них. Хотя по состоянию здоровья (да и по закону) Игорь Рудников не должен находиться в СИЗО! Но суд проигнорировал все доводы.

А ещё раньше было два покушения - удар по голове и последующая трепанация черепа; смешное обвинение в избиении 22-х омоновцев и суд в Пскове; пять ножевых ранений (задет седалищный нерв, началась атрофия мышц левой ноги) и издевательства в судах, где потерпевшего лишали слова и выгоняли из зала… Теперь - подброшенные доллары, похищение из дома, обыск до потери сознания, избиение и пытки.

Митинг в Нью-Йорке

Но особый кайф у извергов - вырвать измученного человека с больничной койки и в ноябре вести его по ночным улицам к следователю - в одних трусах, футболке и носках!

Однако и этого им показалось мало. Решили покуражиться над больной 80-летней матерью Рудникова - внушали ей, что сына она больше не увидит… Где всё это происходит?! В какой стране?!

Отчего они так исступлённо жестоки, эти существа, не местные “хозяева нашей жизни”? Разве знают наверняка, что останутся безнаказанными? Общественное негодование всероссийского масштаба против репрессий уже началось. Только по ТВ этого не покажут.

Дело Рудникова не забылось, как того хотели его мучители. Оно не утонуло в потоке новостей, не стёрлось из повестки дня. Для многих он - культовая фигура. В Европе о нём пишут книгу. Его судьба в поле зрения видных политиков и мировой общественности.

В начале ноября рабочая группа ООН по произвольным задержаниям будет оценивать арест Рудникова. А у здания ООН в Нью-Йорке скоро пройдёт международный митинг в поддержку Игоря Петровича. Ситуация с Рудниковым хорошо известна в США на уровне высшего руководства - спасибо публикации “Newsweek” в июле 2018 года.

Живым уже не нужен

Из писем Игоря Рудникова:

“Я спокоен, настроен на активную защиту, но также готов к худшему. Хотя ничего страшного. Ощущение того, что рядом родные, близкие люди, что всё было не зря, - сильнее возможных новых испытаний и невзгод…”

Кто-то называет Рудникова калининградским графом Монте-Кристо. Кто-то считает, что злоключения капитана Рудникова сродни одиссее капитана Блада, которого хотели повесить, да не вышло. Расправа над журналистом и депутатом - это, по сути, публичная казнь, которая чудом не закончилась смертью.

“Я живой уже не нужен, ни следователю, ни обвинению, - сказал Игорь Петрович ещё на первом суде. - Но самоубийства не будет!”

Игорь Рудников

Что с нами происходит, люди? С нами и с нашим родным городом. Бывали хуже времена, но не было подлей…

Смолчать не хватило силы

“Когда они пришли за коммунистами, я оставался безмолвным. Я не был коммунистом. Когда они сажали социал-демократов, я промолчал. Я не был социал-демократом. Когда они пришли за членами профсоюза, я не стал протестовать. Я не был членом профсоюза. Когда они пришли за евреями, я не возмутился. Я не был евреем. Когда пришли за мной, не осталось никого, кто бы заступился за меня”.

Это известные слова немецкого пастора, узника концлагеря Дахау. В назидание молчащим калининградцам…

На прошлом и настоящем

Отныне одна печать.

Ах, как неудобен молчащим

Тот, кто не смел смолчать!

Смолчать не хватило силы -

А им-то хватило сил!

“Ну что ты распелся, милый?

Ну кто же тебя просил?..”

И словно через подушку -

Во избежание смут:

“Желаю терпенья!” на ушко

И руку украдкой жмут.

Мол, ты нам надежду даришь

В этот недобрый час.

Скажи им в глаза, товарищ,

Отдуйся за всех за нас.

Давай, с тебя не убудет -

Ты вытащил свой билет.

А мы-то - простые люди.

А с нас-то и спроса нет.

И в этом беззвучном гаме,

Под пенье неслышных труб,

Время ходит кругами

И пробует нас на зуб.

Н. ЧЕТВЕРИКОВА


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля