Новые колёса

СЧАСТЬЕ ПОД НОГАМИ.
Как Игорь Рудников встречал в СИЗО Новый год

Говорят, как встретишь Новый год, так его и проведёшь. Только верить в это не хочется, ибо вот уже второй Новый год редактор “НК” Игорь Рудников встречает в следственном изоляторе. Причём в подвешенном состоянии: когда начнётся суд - до сих пор неизвестно, а дело отфутболили в Санкт-Петербург, и в любую минуту могут сказать: “С вещами на выход”…

“Хватит кормить Кавказ!”

К счастью, Рудников ещё в Калининграде. 4 января, отстояв длинную очередь, неравнодушные люди передали ему продукты. На следующий день мы перевели 5.000 рублей на его тюремный счёт. Надеемся, 10 января удастся передать и лекарства (в местном СИЗО-1 их принимают только по вторникам и четвергам, с 13 до 14 часов).

Игорь Рудников

Игорь Рудников

Как Игорь Петрович встретил 2019 год - мы пока не знаем. Но в недавнем письме он рассказал, как встречал год прошлый - в московском СИЗО “Лефортово”.

“Накануне 31 декабря, - пишет Рудников, - меня перевели из карантина (камеры-одиночки) в двухместную “хату”, где моим сокамерником оказался старожил (два года в тюрьме) - 42-летний москвич с двумя высшими образованиями, примерный семьянин, отец троих детей. Он - русский националист, автор лозунга “Хватит кормить Кавказ!”, организатор первого Русского марша в Москве. Обвиняется в создании экстремистского сообщества в интернете.

Умный, эрудированный, волевой. Девять лет назад его объявили в розыск, и он почти семь лет жил в Москве и Подмосковье на нелегальном положении. Снимал квартиры, потом - комнаты недалеко от своего дома, тайно встречался с женой и детьми… На лето уезжал с семьёй в деревню, арендовал там сельский дом у речки. Благо, его специальность позволяла работать по принципу самозанятого - заказы он находил в интернете.

Он думал, что со временем статьи, по которым его обвиняли, будут декриминализированы. Но они наоборот ужесточались. Если бы его задержали сейчас, то он пошёл бы по ст. 210 УК РФ (создание преступного сообщества), срок по которой - от 15 до 20 лет лишения свободы”.

Дубинкой в задницу

“Когда его соратники, осуждённые давно, стали уже выходить на свободу, - продолжает Рудников, - он решил сдаться. И вот уже третий год он в “Лефортово”. Отказывается “сотрудничать со следствием”, т.е. признать свою вину.

И его маринуют. Раз в два месяца на полчаса вызывают к следаку - и снова тишина. Так ломают, когда по каким-то причинам (известная, медийная личность) нельзя электрошокером, или дубинкой в задницу, или топить в воде, или душить, или подвешивать…

Чтобы “дожать” экстремиста-националиста, к нему стали подсаживать экстремистов из Чечни, Дагестана. Разумеется, исламистов, которые совершают намаз - пять молитв с утра до вечера.

Передо мной у москвича в сокамерниках был ингуш. Три месяца они жили бок о бок. И русский националист, которому семья исправно носила в “Лефортово” передачи, “кормил Кавказ”. То есть делился едой с мусульманином. А потом ингуш, когда до него дошли посылки с Кавказа (мясо, сыр, овощи), угощал русского соседа. По-братски”.

Еле слёзы сдержал

“Так случилось и со мной, - пишет Рудников. - Пока из Калининграда не пришли первые посылки, пока деньги на лицевом счету добирались до Москвы, пришлось быть гостем за праздничным столом в камере №190. Угощения простые - бутерброды с сыром и колбасой, печенье, пара мандаринок, халва, конфеты. Из напитков - растворимый кофе и чай.

Спросил, будем ли украшать камеру: ну там, снежинки развесим на ниточках, ёлочку из бумаги соорудим… Мой бывалый сосед сразу предупредил: не заморачиваться. Прибегут надзиратели и всё художество отнимут.

Наш сосед, экс-губернатор Гайзер (Вячеслав Гайзер, бывший глава Коми, обвинённый в создании ОПГ и мошенничестве, - прим. авт.) изготовил ёлочку из глянцевых журналов - просто произведение искусства! Простояла меньше часа. Только губернатор собрался насладиться своим творением, как появились стражи тюремного порядка (в каждой камере - видеонаблюдение, вот они и ждали, пока он закончит свой кропотливый труд; раньше не вмешивались - эффект не тот). Бывший хозяин Коми еле слёзы сдержал, глядя, как уносят его красавицу. Но ни слова не проронил”.

Девушки по вызову

“В нашей камере был телевизор, и он показывал несколько программ, - рассказывает Рудников. - Жили мы на верхнем, четвёртом этаже (на первом “ящик” только говорит, но антенна не вытягивает картинку). Так что мы насладились новогодним поздравлением Президента и под бой кремлёвских курантов пожелали друг другу побыстрее выйти на волю.

Вообще ТВ в “Лефортово” разрешено смотреть до 22 часов, т.е. до отбоя. Но в эту ночь мы лежали на нарах и почти участвовали во всех этих “Огоньках”, будто это именно нас развлекали звёзды российской эстрады. Такой сюр!

В 6 утра 1 января нас разбудил надзиратель, с жутким железным лязгом распахнув “кормушку” и прокричав в квадратную дыру двери: “Подъём!” Мы встали, оделись и снова легли спать - поверх одеял.

Кстати, когда в январе я путешествовал по Москве в автозаках (а в них, бывает, набивается человек 30-40 со всех тюрем столицы), мне сочувствовали. В “Бутырке”, “Матросской тишине” и даже в “Пресне” Новый год отмечали-встречали с размахом. В бедных камерах рекой лился самогон, тут же накануне изготовленный (в умелых руках в самогонный аппарат превращается умывальник). В богатых - пили виски, коньяк, текилу. В очень богатых - арестантов развлекали девушки по вызову. И всю ночь шёл перезвон: “айфоны” и мобильники не умолкали, принимая и передавая поздравления по всей России и миру. В “Лефортово” всё гораздо строже и аскетичней”.

Кормят как в концлагере

“Но вообще, - пишет Рудников, - недаром говорят, что есть Москва - и есть Россия. Посидевшие в провинциальных тюрьмах воспринимают столичные СИЗО почти как курорт. Вот и в Калининграде первое, что мне сказали сотрудники местного СИЗО: “Тут вам не Москва!”

По московским меркам, наш СИЗО - настоящий карцер. Если у тебя нет разрешения от врача, то с 6 утра до отбоя арестант не может даже присесть на краешек своих нар. Только - сидеть на узкой деревянной лавочке. Или стоять целый день.

Однако СИЗО в Калининграде - ещё не худший вариант. Бывалые сидельцы с ужасом вспоминают тюрьмы во Владимире, в Хакассии… Там до сих пор сохранились пресс-хаты, где к арестантам относятся хуже, чем к животным, а кормят как в концлагере…”

Очищение от пустого

“В каком-то смысле, - завершает письмо Игорь, - тюрьма - очищение от пустого и ненужного. Она чётко даёт понять, как мало нужно человеку материального. Безумной кажется погоня за модными шмотками и прочей потребительской ерундой… Зато наслаждаюсь чтением - на книги раньше времени не хватало.

Игорь Рудников

Я желаю всем в Новом году исключительно радостной лёгкости бытия, простых и весёлых решений трудных проблем, ощущения счастья. Потому что вся наша жизнь в принципе - счастье.

Всегда среди ненастья, холода, грусти есть что-то тёплое, приятное, светлое, что заставляет улыбнуться… Вот, погладил кота - уже счастье. А сколько их бегает!.. Люди часто не видят своего счастья - а оно под ногами. И впереди ещё много чудесного, увлекательного, волнующего”.

* * *

Ну а мы, в свой черёд, хотим пожелать Игорю Рудникову освобождения. Его выход на волю будет главным праздником 2019 года для всех нас, ибо в первую очередь это будет означать торжество справедливости.

Д. ЯКШИНА


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля