Новые колёса

СБЕЖАВШАЯ ОТ КОРОНАВИРУСА.
Медсестра успела выскочить из больницы, поражённой COVID-19

Калининградская областная клиническая больница коронавирус
Калининградская областная клиническая больница

Окончание. Начало здесь.

Печально, но врачи у нас работают не на пациентов и даже не на себя. Они трудятся на государство и систему. Главная задача – угодить начальству (главврачу, министру, губернатору и далее по списку). И даже инстинкт самосохранения здесь не в силах что-то изменить...

Итак – рассказ медсестры Калининградской областной больницы, которая просила не сообщать её имя и фамилию, потому что она боится остаться без работы.

Первый заболевший

- Когда появился первый заболевший COVID-19 в многопрофильной больнице Калининграда (ЦГКБ), к нам стали переводить оттуда медсестёр и врачей. Они устроились в ОКБ на работу – в реанимацию, приёмный покой, дежурную службу… И стали принимать больных.

многопрофильная больница на Летней ЦГКБ Калининград коронавирус

Пациентов из многопрофильной тоже к нам везли. Их сначала не обследовали на COVID-19. Неудивительно, что потом началась вспышка и у нас.

В ЦГКБ после этого развернули стационар для инфицированных COVID-19.

Первым у нас заболел доктор, который устроился в проктологическое отделение. Он проработал всего несколько дней – и его увезли в инфекционку.

Запугали до смерти

О случаях COVID-19 в нашей клинике первое время начальство не говорило. Информация скрывалась. Один доктор попал в инфекционную больницу с тяжёлыми симптомами, потом – другой. Оба реаниматологи. Медперсонал между собой стал шушукаться, обсуждать происходящее. Но говорить открыто мы не могли.

больничная палата

- Почему?

- У нас всё строго! Если что просочится, и начальство об этом узнает, сразу уволят. Все постоянно на нервах, криках…

20 апреля нам поступило распоряжение, чтобы каждое подразделение больницы сформировало смены. Планировалось, что они будут работать по 7 дней, не выходя из помещения. А остальной персонал в это время должен оставаться дома – до своей смены. Тогда в больнице масок не хватало. Нам сказали: покупайте в аптеке марлю и шейте себе сами.

Респираторы из "Бауцентра"

- Вы в это время ходили на работу?

- Да. С 20 апреля мы формировали шлюзы.

- Что это?

- Это путь, по которому персонал во время пандемии должен проходить внутрь больницы, в свои отделения. Надевая при этом средства защиты.

бюст Павлова возле Калининградской областной клинической больницы

Заходим в больницу со стороны памятника академику Павлову на улице Клинической – на 1-й этаж. Там стоит охрана.

Обрабатываем руки, надеваем бахилы, халат, шапочку, маску, нам меряют температуру. Если повышена – возвращают обратно.

В этом одеянии поднимаемся к себе в отделение. И там снова нужно переодеться. Мы готовили эти шлюзы, когда ещё сами не имели средств защиты. Халаты и маски стали выдавать только с 29 апреля. Якобы пришла какая-то гуманитарная помощь.

Чуть позже появились респираторы, похожие на строительные. Но выдавались они не всем. Многие покупали за свой счёт в строительных магазинах. Респираторы можно использовать 8 часов, а потом – утилизировать и надевать другой. (По рекомендациям Роспотребнадзора, класс защиты должен быть не менее FFP2, - прим. авт.)

Наглухо заперли

- Что было потом?

- Однажды, поздно вечером, вызвали всех заведующих и старших медсестёр, и приказали выписывать пациентов.

Из всех отделений пациентов выписали, кроме тяжёлых, которых невозможно перевести.

реанимационная палата областная больница Калининград
Реанимационная палата ОКБ, где собирали бельё для дезинфекции

29 апреля все вышли на работу, и вдруг вечером закрывают больницу. Кто успел услышать – убежал. Кто не услышал – опоздал, пришлось остаться. Это дежурные смены и ещё несколько человек.

Сначала они оказывали помощь другим больным в приёмном покое, а потом и это запретили. Всем запретили выходить из больницы, находиться можно было только в своих отделениях.

- Вы были в обсервации или дома?

- Я сразу изолировалась домой, зная, какой ужас творится в инфекционной больнице.

Но постоянно поддерживала связь с теми, кто остался в ОКБ. И каждый день узнавала, кто заболел, кого увезли на "скорой". Там постоянно происходили заражения, сотрудников и пациентов направляли в инфекционку. Как-то в один день вывезли 11 человек.

дезинфекция (прожарка) белья областная больница Калининград коронавирус
В мешках – бельё, подготовленное для дезинфекции (прожарки)

Военные в химзащите

- Ваши коллеги рассказывали о жизни в обсервации?

- Да. Питание было плохое. Всё из больничной столовой: капуста, макароны, картошка, супчик. Спасались только тем, что приносили родственники и передавали через курьеров.

Курьер привозил каталку с продуктами к лифту, лифтёр отправлял наверх. То же самое с медикаментами.

Если надо было связаться с администрацией (начальники тоже находились в обсервации, на первом этаже) – кричали сверху. А потом администрация перестала отвечать. У них тоже кто-то заболел, лечились самостоятельно, ставили капельницы.

Инфекционная больница передала препараты для лечения: арбидол (таблетки) и имарт (противомалярийное средство). Ещё антибиотики – эритромицин в таблетках и цефотаксим в ампулах.

Военные приезжали, обрабатывали помещения. Всё обрызгивали, задували что-то в вентиляцию. Одеты были в костюмы химзащиты.

военные областная больница коронавирус
Военные в костюмах химзащиты приехали на обработку помещений

У разбитого корыта

- 17 мая областная больница возобновила работу, но мы оказались не готовы принимать такое количество экстренных больных. Это сплошной поток! А медперсонал ещё не весь выздоровел.

Хирургам приходится дежурить сутки через сутки, это тяжело. Пациентов очень много, особенно онкологических.

На недавнем собрании наш доктор задала вопрос про оплату: "Я заразилась коронавирусом на рабочем месте. Когда получу положенные выплаты, о которых объявил президент Путин?"

Ей сказали: "Откуда мы знаем, где вы заразились"?

Путин: "Требую оплатить работу медикам"

О работе с COVID-пациентами у нас приказа не было. Значит, никто не получит никаких дополнительных денег. В том числе и родственники умерших медиков.

Все молчат, боятся потерять работу. А на самом деле мы сами ещё не осознаём, что идёт полный развал. Мы оказались у разбитого корыта...

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля