Новые колёса

ПРАВИЛА ОТ БАЛДЫ.
Депутаты заложили бомбу под Калининград

В предбаннике конференц-зала на пятом этаже городской администрации собралась огромная толпа. Народ жаж­дал попасть на последнее в этом сезоне заседание окружного Совета Калинин­града. Особенно активисты-садоводы. Они почему-то посчитали, что новый порядок распоряжения землёй (пред­ложенный депутатам на утверждение) больно ударит по их интересам. Садо­воды останутся вообще без "со­ток". А на месте яблонь, кустов смородины и грядок с клубни­кой вырастут многоэтажки.

Тем вре­менем в самом конференц-зале проходило закрытое заседание фракции "Единая Рос­сия". Обсуж­дался этот вопрос. Телевизионщики не терпеливо поглядывали на часы. Депутаты (не единороссы) Евгений Ган и Сергей Карпушенко индиффе­рентно фланировали по коридору. Са­доводы нервничали. Они подходили то к одному депутату, то к другому. Чтобы заручиться хоть какой-то их поддерж­кой.

Дышать нечем!

-Вы сейчас увидите, что я сделаю, - успокаивал Ган. - Я предложу отложить вопрос. А они (Ган показал на глухо зак­рытую дверь конференц-зала), конечно же, прокатят моё предложение. Они же все там заодно. И вот тогда я демонстра­тивно покину заседание окружного Совета.

Садоводы дружно зааплодировали.

- Хорошо, что в знак протеста вы по­кинете заседание. Мы солидарны с вами, - говорил пожилой мужчина в очках - садовод Евгений Штолин. - Нельзя до­пустить, чтобы они приняли эти новые правила. Мы враз потеряем все садовые участки на территории города.

...Дверь конференц-зала резко распах­нулась. Заседание фракции закончилось. Депутаты-единороссы вылетели как мухи.

- Откройте все окна! - кричал предсе­датель окружного Совета Александр Яро­шук. - Дышать нечем.

Навстречу депутатам ринулись садо­воды. Они спешили занять "сидячие ме­ста", опасаясь, что всех "стоячих" попросят удалиться.

- Я запрещаю сюда входить! - громыхал Ярошук. - Всем запрещаю. Пока не проветрите помещение.

- Видно, жаркое тут было заседание, -заохала пожилая женщина.

- Как нас, пенсионеров, прессовать -так им ни своего здоровья, ни времени не жалко, - отозвался сосед.

Пять метров между домами

- Просьба всем занять свои места! - через десять минут зычный голос Ярошука со­зывал на­родных избран­ников. - Отключить мобильные телефоны. Начинаем рабо­тать. Некогда тут нам рассиживать.

Правда, главным воп­росом оказались вовсе не садовые участки. На середину зала вышел милиционер в погонах под­полковника и вручил городскому спи­керу медаль за особые заслуги перед УВД.

...Потом обсуждали изменения в бюд­жете и в плане социально-экономиче­ского развития города. Целых 10 секунд. Голосовали единогласно. И лишь на воп­росе №3 (по утверждению правил землепользования) вышла заминка. Вначале ёмкий доклад (минуты на две-три) сде­лал ответственный за "презентацию" нового порядка депутат-педагог Алек­сандр Пятикоп.

-В правилах землепользования я не нашёл, какое минимальное расстояние допускается при застройке между дома­ми? - с ходу поставил под сомнение до­кумент депутат-коммунист Карпушен­ко. - Может, 5 метров? Где это можно посмотреть?

- Можно посмотреть в СНИПах, - не­уверенно произнёс Пятикоп. - Но сразу хочу вас предупредить: в СНИПах да­ётся только рекомендательный характер.

- Получается, что можно будет лепить дома ближе 5 метров друг от друга? - дожимал Карпушенко.

Пятикоп что-то промычал, закатил вверх глаза, но так ничего толком и не ответил.

Озвучьте фамилии!

-Прошу слова! - раздался голос с галёрки.

Пятикоп сделал недовольную мину. Накалённые садоводы отреагировали мгновенно и хором проскандировали: "Что, не нравится?!"

-Хочу напомнить, что вопросы могут задавать не только депутаты. Но и лю­бой из присутствующих, -

предусмотрительно стал заигрывать с народом председатель. - Так что, Александр Иванович, отвечайте.

- Я - Бурнаев Гер­ман Иванович, акти­вист группы "Город-сад", - поднялся по­жилой мужчина с лёгкой просе­дью в волосах. - Скажите мне, а кто разраба­тывал этот до­кумент. - А вот автора я вам не на­зову, - театрально развёл руками Пятикоп. - По тому что разработку этих правил мы заказывали в Санкт-Петербургском научно-исследовательском институте.

- Это понятно, но всё равно автор-то быть должен, - настаивал гражданин.

- Ну, там группа авторов, - Пятикоп на трибуне вальяжно качнулся в сторо­ну.

- Конкретно назовите эту группу! Озвучьте фамилии!

- Да, чего вы от меня здесь добивае­тесь?! - Пятикоп потерял терпение. -Сказано вам: группа авторов. И всё тут!

- Александр Иванович, - вмешался в спор Ярошук. - Не надо горячиться. От­ветьте на вопрос.

- Да, я не знаю пофамильно, - цокнул языком Пятикоп. - Там человек шесть­десят в общей сложности.

Подземные бункеры

- А теперь слушайте, как на самом деле всё обстоит, - обратился к депутатам Бурнаев. - Я отлично знаю, как выпол­няются подобные заказы. В институте, может, и работают 60 сотрудников, но разработку правил поручили двум-трём человекам. Возможно, даже не самым грамотным специалистам. И что они сделали?

Конечно же, велосипед изобретать не стали. А понадёргали из разных законов всяких положений. Даже не очень беспокоясь о том, что они между собой не стыкуются. А зачастую даже противоречат друг другу. Вы же почитайте сами - здесь полный абсурд.

- Позвольте! - Пятикоп резко прервал “голос народа”. - Нечего здесь демагогией заниматься. И нечего голословные обвинения бросать.

- Почему голословные? Приведу конкретные примеры. Смотрите, что сказано в проекте правил на странице 139 пункте 15. Зачитываю дословно: “Прокладку электро-газовых и теплосетей предусматривать только в подземном варианте”.

- Ну и что? - дико завращал глазами Пятикоп. - Я не вижу ничего неправильного в этом пункте.

- В нашем городе это по определению невозможно. Вот где-нибудь, например, в Тольятти или Набережных Челнах - не спорю.

- Почему?

- Я вижу, вы так ничего и не поняли. Калининград построен на разрушенном в годы войны старом городе. И на глубине полметра и ниже идёт уже не земля, а фундаменты прежних зданий. А также бетонные подземные коммуникации. Останки бункеров и всяких оборонительных сооружений. Нет, я не спорю, всё можно пробить и продолбить. Но на такие операции дополнительно уйдут миллионы и миллионы рублей бюджетных средств. Вы же, насколько я знаю, ратуете за рациональное использование бюджетных денег.

- Конечно! - рявкнул Пятикоп.

Педагог со стажем

- Вот я и утверждаю, что огромные деньги, выплаченные институту на разработку этих Правил - попусту выкинутые средства, - подвёл итог активист движения “Город-сад”. - Правила они написали от балды. Списали с уже ранее разработанных. Слово в слово. Абсолютно не зная специфики нашего города. А у вас не хватило компетентности, чтобы отличить нормальную работу от полной халявы.

- Вообще-то выступления будут потом, - Ярошук тактично заступился за коллегу. - Сейчас мы пока лишь задаём вопросы Александру Ивановичу Пятикопу. Все выступления - потом. А вы здесь целую тираду на нас обрушили... Какие ещё вопросы будут?

- Больше выступать не буду, - опять заговорил Бурнаев. - У меня вопрос. Вот, смотрите, в статье 6, там, где речь идёт речь о выдаче разрешений на строительство физиче­ским и юридическим лицам. Запятую в этом предложении надо ставить перед словом “является”. Иначе мы закладываем бомбу замедленного действия.

- Да хватит вам, - махнул рукой Пятикоп. - Я, как педагог со стажем, скажу, что всё это - “пунктуалогия”.

- Позвольте! - повысил голос Бурнаев. - Это юрис­пруденция!

Садоводы захлопали в ладоши.

Зелёные зоны

- Ещё вопросы есть? - Ярошук продолжал играть в демо­кратию.

А. Ярошук: “Ещё вопросы есть?”

- Меня зовут Людмила Аркадьевна, - со стула поднялась женщина. - Мы вот получили на руки перспективные планы развития города - на основании тех правил, которые вы сегодня собираетесь тут принимать. Зелёный цвет на схемах практически полностью исчез. Теперь вопрос вам, товарищ Пятикоп: какие экологи дали заключение по ликвидации зелёных зон в городе?

- Ну, - сделал умное лицо Пятикоп. - Санкт-Петербургский институт имеет в своём штате экологов.

- Можно назвать фамилии этих людей?

- Я же объясняю, там работал большой коллектив.

- Опять вы начинаете рассказывать про большой коллектив. Я так понимаю, вы не знаете, кто давал заключение по вырубке практически всех зелёных насаждений в Калининграде?

- Только не надо передёргивать, уважаемая! - взвизгнул Пятикоп.

- У меня имя есть! - парировала женщина. - Меня зовут Людмила Аркадьевна! А ещё педагог! Не хотите извиниться?

- За что здесь извиняться? - искренне изумился Ярошук.

- У меня вопросов к этому человеку больше нет! - Людмила Аркадьевна показала на Пятикопа и села на место.

Кому вы продали душу?

- У меня есть вопросы к Пятикопу, - поднялся активист Штолин. - Почему это в документ вы вписали немецкие названия? Альтштадт, Лебенихт, Кнайпхоф... То есть вы опять, как и в немецкие времена, поделили город на старые районы, которых уже и в помине нет. Да ещё и официально вводите немецкие названия. Кому вы продали душу, товарищи народные избранники?

- Я полагаю, что на этот вопрос Александр Иванович имеет право не отвечать, - ответил за Пятикопа председатель.

- А я ещё не закончил, - не унимался Штолин. - А знаете ли вы, что мирный договор между Россией и Германией до сих пор не подписан?

- Это имеет отношение к садоводам? - Пятикопа уже пробивал нервный смех. - Давайте ближе к телу.

- Извольте, - опять возник Бурнаев. - Тот документ, что вы нам сегодня представили - это брак в работе. За такую бракодельскую работу господа Лапин, Зуев и Смирнова должны подать прошение об отставке. Думаю, если губернатор вникнет в то, что они натворили, он возражать не будет. И с удовольствием назначит на этот пост более компетентных и достойных людей. И я к депутатам теперь обращаюсь. Если вы сегодня примете этот документ, то пройдёт совсем немного времени, и вы поймёте, что натворили. Вам стыдно будет перед своими детьми...

- Я предлагаю на этом выступления завершить и перейти к голосованию, - подвёл черту Ярошук.

Что скажет Путин

- Лапина, Смирнову и Зуева - в отставку! - начали требовать садоводы.

- Я тоже хочу дополнить, - пошла в атаку следующая активистка. - Меня зовут Худякова Елена Витальевна. Сити-менеджер Лапин во всеуслышанье заявлял, что со сбросом фекалиев в Верхнее озеро покончено. Городская администрация убеждает общественность, что занимается экологией. И Данута Смирнова заверяла, что все сбросы уже затампонированы. Так вот, это полная неправда. Ложь! Новый высотный дом на улице Кутаисской сливает “канализацию” в ливнёвки. А те, в свою очередь, текут в озеро Верхнее. Посмотрим, что скажет по этому поводу Владимир Владимирович Путин, когда в очередной раз приедет в Калининград.

Лапин метнул гневный взгляд туда, где обычно сидела Данута Смирнова. Но боевого зама сити-менеджера на месте не оказалось.

- Я писала госпоже Смирновой обо всём этом.

- И что? - Ярошук весь подался вперёд.

- А что она могла ответить?! Всё хорошо, прекрасная маркиза! Всё хорошо!

“Депутаты нас предали!”

- Приступаем к голосованию, - категорично заявил Ярошук. - Тянуть время больше не будем. Кто за то, чтобы принять...

- У меня важное объявление, - поднялся депутат Ган. - Я принципиально не согласен с тем, что здесь происходит. Не хочу участвовать в этом безобразии. Я считаю, что это обман и предательство интересов наших избирателей. Поэтому я покидаю заседание.

- Ваше право, - Ярошук был сама галантность.

Ган вышел из зала.

- Отсутствие Гана мы даже и не заметим, - важно произнёс депутат-мебельщик Александр Мусевич, когда за Ганом закрылась дверь. - Всё равно в последнее время его работа перестала носить конструктивный характер.

- Кто за то, чтобы принять правила? Против? Воздержались? - деловито занялся подсчётом голосов Ярошук.

При одном “против” (депутат Карпушенко) народные избранники приняли документ. Растерянные садоводы шумно повставали со своих мест и двинулись к выходу. Кто-то бормотал под нос: “Депутаты нас предали!.. Депутаты нас предали!..”

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля