Новые колёса

Пощечина Егорову.
Любимчики губернатора объявили ему войну.

Итак, выборы омбудсмена состоялись. Джентльмены кричат: "Vivat!", дамы бросают в воздух чепчики. А также реплики и сковородки - куда придется. Отныне с человеческими правами в нашей области все тип-топ: на очередном заседании областной Думы избран-таки Уполномоченный. По этим самым правам человека. Один - из чертовой дюжины претендентов.

Бились за эту должность серьезно. Забавно, но факт: чем дальше эпоха развитого социализма, прошедшая под сенью Кустистых Лениных Бровей, тем больше среди нас, милль пардон, диссидентов. Едва ли не каждый третий, как выясняется, был ярым противником режима и буквально борцом с генеральной линией КПСС. Остается только удивляться, почему тоталитарный строй не рухнул лет на ...дцать раньше - при таком-то бешеном количестве потенциальных демократов!

Вот и Герман Бурнаев, рекомендованный на должность омбудсмена целой кучей общественных организаций, начал - оказывается! - свою борьбу за права человека в самом нежном возрасте: в семнадцать лет написал школьное сочинение, в котором высказал крамольную мысль о невозможности построения в нашей стране коммунизма.

И вообще позволил себе покритиковать Маркса и Энгельса. Правда, репрессиям не подвергался и даже получил за сочинение "пятерку" (в зале послышалась реплика: "А учителя уволили?" - примеч. авт.), но с того самого момента и почувствовал Герман Иванович вкус к правозащитной деятельности. ("Это сладкое слово - свобода!" Был в семидесятых, помнится, такой культовый фильм, снятый, кстати, литовцами.)

Ныне Бурнаев, по его собственным словам, "приближается к режиму Пасько", то бишь, не вылезает из судов по самым разным поводам. Герман Иванович пообещал, что, будучи избранным на пост Уполномоченного по правам человека, выйдет на "макроуровень" (?!) Но будет решать и "локальные задачи", получая при этом минимальную зарплату.

О "диссидентах" (именно так! - примеч. авт.) упоминал и соискатель-"яблочник" Н.Н. Грипич. Его выступление было на редкость образным. Заверив зал в том, что его "высшее образование с возрастом должно перейти в настоящую мудрость", он нарисовал довольно жуткую картинку послереформенной России: "Это масса разрубленных в щепки людей... Реформы - это лесоповал. Лес нужно рубить, но щепкам-то больно!.. В правозащитной деятельности мы постоянно бьем по хвостам" и т.д. и т.п. А также сказал, что институт Уполномоченного по правам человека - это лаборатория (очевидно, там следует разрабатывать средства глобальной анестезии? Чтобы людей "в щепки" рубили строго под наркозом? - примеч. авт.).

П.В. Доронин, С.П. Князев, Н.В. Косолапова особого впечатления на аудиторию не произвели. В.А. Степанов ("народный контроль") на заседание не явился - оказался занят в суде. Зато выход на трибуну В.А. Ржевского был чертовски эффектен.

"Все будет хорошо!" - так начал Ржевский свое выступление. После чего сделал "изящный" ход конем: стал зачитывать выдержки из писем своих почитателей. Как следовало из хвалебных цитат, у Ржевского "самый высокий КПД по работе с людьми среди всех депутатов", он "депутат трех сроков", "напористый, деятельный, независимый, не удобный для властей", "человек с мятущейся душой"... "Среди монотонного бормотания предшественников" его речь всегда производит "эффект разорвавшейся бомбы", и вообще, "если бы на территории области не проживал Ржевский, проводить выборы Уполномоченного было бы бессмысленно: именно таким, как он, Ржевский, и должен быть омбудсмен в современной России, он настолько смел и яростен в своей борьбе с властями, что избиратели удивляются: почему его до сих пор не убили?!"

Дифирамбы себе любимому пелись долго. После чего Ржевский кратенько резюмировал: "Лично я о себе самом ничего говорить не буду, чтобы меня не упрекнули в бахвальстве или, к примеру, в нескромности". И сошел с трибуны под восторженные стоны аудитории, "поймавшей" редкостный кайф. Цирк Монти Пайтона, "городок" Олейникова и Стоянова - все курят. Ржевский неподражаем.

Г.И. Хлебников тоже доставил аудитории несколько волнительных минут (ей-богу, в Думу пора продавать входные билеты! Или поощрять "передовиков капиталистического производства" контрамарками. Пусть оттянутся! В полный рост! - примеч. авт.). Между Геннадием Ивановичем и депутатом Шлыком завязался весьма содержательный диалог.

Шлык: Геннадий Иванович, то, что вы писали, вы сами читали? (Имеется в виду программа будущих действий, которую представлял на рассмотрение Думы каждый депутат в омбудсмены, - примеч. авт.).

Хлебников: Я сам писал. И даже долго над этим думал.

Шлык: Вы призываете строить больше следственных изоляторов... А может, Уполномоченный по правам человека должен заботиться совсем о другом - о том, чтобы в области людей меньше задерживали?

Хлебников: Я, правда, сам не подвергался... но знаю, что условия содержания заключенных далеки от правовых норм.

Шлык: Я думаю, что ваша задача - делать так, чтобы люди туда не попадали!

Хлебников пожал плечами и сошел с трибуны.

...Еще один соискатель - О.С. Турушев, шесть лет бывший полномочным представителем Калининградской области в Польше (где, кстати, права калининградцев нарушались все это время в хвост и в гриву, а люди, попавшие в неприятную ситуацию, выкарабкивались из нее сами, и ни одно из российских должностных лиц даже не приподнимало... гм... свою "пятую точку" от стула, дабы помочь соотечественнику, - примеч. авт.) оговорился - совершенно по Фрейду. Заявив, что собирается причинить нашей области пользу. (Пользу вообще-то приносят. А причиняют как раз-таки вред! - примеч. авт.)

Явное оживление в массах вызвал претендент по фамилии Черинстер. Его программу, правда, слушали вяло - неподдельный интерес проявили депутаты к фактам его экзотической биографии.

- Сколько-сколько у него было судимостей?

- Три.

- Во! А за что? - перешептывался народ на "галерке".

Отвечая на вопрос депутата Рудникова, Черинстер поведал историю своей первой судимости (трогательный рассказ о шести сосисках и ста сорока килограммах колбасы читайте в "НК"№41). Вероятно, депутаты не отказались бы еще послушать Черинстера, если бы спикер не напомнил о регламенте.

...Основным претендентом на победу казался Владимир Ростиславович Волков, принимающий участие и в первом туре выборов омбудсмена. Сорокашестилетний кандидат юридических наук, доцент, автор более тридцати научных работ в различных отраслях права, один из разработчиков Устава Калининградской области, практикующий адвокат, он был рекомендован не только партией "Единство", но и - единственный из всех кандидатов - губернатором области В.Г. Егоровым. Об этом депутатам перед началом тайного голосования напомнила вице-губернатор Т. Кузяева.

В принципе, несколько голосов могла взять и Ирина Вершинина - депутат городского Совета, медик по образованию, чемпион по загранкомандировкам, мать милиционера. Вершинина так же, как и Бурнаев, сослалась на то, что ее правозащитный менталитет сложился еще в детстве, когда она слушала рассказы своей матери - некогда малолетней узницы концлагеря. Ну, а далее все пошло по обычной для думского зала схеме: депутат Ярошевич призвал "мужиков" поддержать женщину, спикер Никитин, умильно улыбаясь, задал странный по содержанию и крайне оскорбительный по форме вопрос:

- Скажите, только честно, как вы считаете, кому удобнее, комфортнее (?!) защищать права человека: мужчине или женщине? Только ответьте честно, если это возможно (?!)

По идее, дама-политик должна была: а) заявить, что она не привыкла лгать с думской трибуны (хотя бы потому, что не так часто на ней стояла, - примеч. авт.) и потребовать, чтобы спикер извинился за свои инсинуации; б) сказать, что защищать права человека - дело не только не комфортное (невзирая на половую принадлежность), но и опасное. Бьют ведь, извиняюсь, не по полу, а по физиономии. И это случается, ежели заниматься защитой всерьез, а не рассуждать об оной, сидя в уютном кресле и попивая кофеек с ликером.

Но... Вершинина, улыбнувшись, пролепетала нечто невнятное. И заверила депутатов, что всю свою дальнейшую деятельность будет строить в соответствии с принятым ими законом об Уполномоченном по правам человека в Калининградской области. И хотя была она очень мила в своем воздушно-розовом шарфике, в качестве серьезной конкурентки Волкову не воспринималась. Не потому, что женщина, отнюдь! А потому, что как-то не соотносилось в мозгах: что делать ей, врачу-психологу, депутату, не вылезавшему из заграничных командировок по самым разным вопросам (от экологии до проблем феминизма), - в судах, СИЗО, на зоне, в кабинетах чиновников, в завшивленных и загаженных квартирах, откуда надо "вынимать" страдающих детей?..

Омбудсмен избирается не для того, чтобы подменять собой суды и прокуратуру (хотя и этой "грязной", рутинной работой по вытаскиванию граждан из СИЗО или тюрем, куда их незаконно упрятали, заниматься придется. Если нет - то грош цена такому "уполномоченному"). Эта должность - политическая. (Не условная - этакая "галочка" для Европейского Союза, мол, мы тут тоже за права человека ратуем, а реально политическая, - примеч. авт.) Омбудсмен, по идее, должен вникать в стратегию и тактику развития области, изучать законотворчество на предмет того, не попираются ли очередным законом или распоряжением исполнительной власти права человека, и т.д.

Но! Очевидно, думцы видят эту должность в ином свете. Не случайно ведь в начале заседания звучали предложения: не давать кандидатам времени на выступление или сократить до трех минут вместо десяти. Чего, дескать, их тут слушать?! (Какая разница, кто станет омбудсменом?) А позже, в "антракте" одна из аппаратчиц выразила свое или общее (?) мнение недвусмысленно: должность эта - синекура, пусть лучше "тетке" достанется. (На содержание Уполномоченного в 2001 году запланировано 50 тысяч долларов - из кармана жителей области, разумеется.)

Итог тайного голосования первого тура был приемлемым: Бурнаев, Грипич, Ржевский взяли по одному голосу "за", Черинстера поддержали четверо. За Волкова было отдано шесть голосов, за Вершинину - десять. (Кстати, еще до начала заседания я была свидетелем любопытного диалога: беседовали два аппаратчика Думы. Один недоумевал: зачем-де тратить время на выборы омбудсмена, не проще ли спросить у фракции "Единство янтарного края", кого ее члены поддерживают. Все равно, мол, проведут большинством голосов свою кандидатуру, - примеч. авт.)

И вот второй тур. Перед его началом лидер "Единства..." К. Поляков попросил пять минут для совещания с членами фракции. Посовещались. В результате - победила Вершинина (17 голосов). Волкова поддержал всего один депутат.

Любопытный ход. "Единство янтарного края" отвесило публичную пощечину губернатору. Видали, мол, мы и тебя, и твои ходатайства!.. Получи, дорогой, в ответ на свою просьбу нашу коллективно сложенную фигу. Но почему?.. Едва ли фракция руководствовалась такими высокими и чистыми мотивами, как нежелание назначить омбудсменом "ручного", прогубернаторски настроенного кандидата. (Опять же, Волков - не "ручной", - примеч. авт.)

Значит, или господа фракционисты не желают, чтобы за соблюдением прав в нашей области наблюдал юридически грамотный и деятельный человек. Или... они решили поиграть мускулами. Устроить, так сказать, демонстрацию силы. Публично "нагнуть" губернатора, показать ему и всем его замам (вроде Пирогова), кто в Думе (и области?) хозяин. Дабы губернатор не очень-то обольщался - и прямо сейчас озаботился тем, как "вылепить" с фракцией "Единство..." теплые отношения. Желательно финансовые, в крупных купюрах. Расценки уже озвучивали "люди Багалина" и депутат-банкир Козлов. Иначе "козью морду" Егорову покажут уже при решении более важных и принципиальных (для него!) вопросов.

...Так что с правами человека в янтарном крае по-прежнему серьезная напряженка. Общая для всех. И в этом смысле мы действительно едины.

А. РЭНН

01-03-2001. НОВЫЕ КОЛЕСА №45


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля