Новые колёса

ПОХОРОНЫ ЗООПАРКА.
На земле, по которой ещё ходят слон, четыре льва и два тигра, можно построить элитное жильё.
С павлинами и попугаями.
.

Почему “гомо-сапиенс” превзошёл других живых существ в эволюции, для учёных до сих пор остаётся загадкой. Ясно одно: человек захватил на планете всё - землю, моря, реки... И пользуется ими, как хозяин. Но одной только пищи ему мало! Подавай ещё и зрелищ. И вот уже лев, царь зверей, сидит за решёткой, а жалкие двуногие существа разглядывают его как музейный экспонат.

Гибель жирафа

На днях в Калинин­градском зоопарке умер двухмесячный жирафёнок.

Это уже второй случай гибели жирафа за последнее время. В октябре 2011 года самка Мерида родила мёртвого детёныша. Бедолагу скормили львам на глазах посетителей.

В Калининграде разразился настоящий скандал. Работники учреждения оправдывались: мол, кормить хищников павшими зверюшками - обычное дело. Тем не менее, Наталье Цацуре (заведующей отделом приматов, хищных и ластоногих) объявили выговор.

В 2011 году на зоопарк вообще напал мор. Пали бизон, карликовый бегемот, семь кенгуру... После такого директор муниципального зверинца Людмила Анока была уволена. На её место пришла Светлана Соколова, руководитель музея “Фридланд­ские ворота”.

После назначения на должность я встретилась с ней - в её директор­ском кабинете. Светлана Юрьевна делилась планами по реконструкции зоопарка.

По словам Соколовой, главный приоритет руководства - улучшение качества жизни животных.

“Моя настольная книга - европейское руководство по содержанию животных, - говорила директор. - Там сказано, как должны выглядеть вольеры, подсобные помещения и т.д. К примеру, по европейским стандартам, медведи должны обитать в вольерах с грунтом, землёй, травой, кустарником, деревьями... На двух медведей положен один гектар территории. А у нас площадь всего “медвежатника” около 500 кв. метров”.

Концлагерь для зверей

Спустя два года я снова отправилась в зоопарк - посмотреть, как идеи Соколовой воплощаются в жизнь. Честно говоря, шла с надеждой, что в этом “концлагере для зверей” хоть что-то изменилось к лучшему, что руководство наконец-то повернулось лицом к несчастным заключённым, которых мы лишили нормальной жизни и посадили в клетки. Пожизненно!

Светлана Соколова на должности директора зоопарка расцвела...

...Погода весенняя, светит солнце. В зоопарке - пустынно. Посетителей можно по пальцам пересчитать. В каменном мешке у входа, где в советское время держали медвежат (потом их отстреливали, так как подростков в цирк уже не брали), теперь никого не видно.

Хотя нет - в центре, на деревянной площадке под елочкой свернулось калачиком какое-то пушистое существо. Да это же симпатяга енот! Зверёк сладко спит - несмотря на шум машин, грохот трамваев... Нет ему никакого дела до городской суеты.

Слева от тропинки - живописная горка с зелёными кустиками. На фоне остального унылого ландшафта она смотрится очень даже симпатично. Из общей картины запустения выбивается свежевыкрашенное розовое здание - администрация зверинца (бывший слоновник). Теперь тут не только кабинеты, но и современный конференц-зал, и даже гостиничные номера (для гостей).

Поближе к начальству - вольер с павлинами. Загон выглядит как обычный скотный двор в бедной деревне. Площадка огорожена сеткой-рабицей. Рядом - подсобные помещения с зелёными подтёками на штукатурке.

Из двери обшарпанного сарайчика вышла работница - с ведром. Красавец-павлин тут же увязался за ней, по-видимому, выклянчивая корм. “Курица - она и есть курица, - подумала я. - Хоть с шикарным хвостом, хоть без него”.

Вскоре работница ушла, и павлин важно направился к посетителям, надеясь на приятное общение и подарки. Он величаво наклонял свою красивую голову, пытаясь разглядеть сквозь железную сетку, кто же к нему пожаловал. Такой птицей нельзя не восхищаться! Ей место разве что в райском саду - с фонтанами.

Теннис вместо носорогов

Что же происходит в муниципальном учреждении культуры уже при новом директоре? На этот раз я встретилась с так называемой “оппозицией” - биологом, заведующим отделом хищных и ластоногих Николаем Егоровым (в зоопарке он работает с 1984 года) и адвокатом Ольгой Загартдиновой, возглавляющей фонд защиты зоопарка. На протяжении многих лет Ольга Евгеньевна представляла в суде интересы служащих зоопарка - в случае конфликтов.

Николай Егоров

- На самом деле зоопарк медленно умирает, - считает Егоров.

- Мы возлагали большие надежны на Соколову. Но теперь коллектив в недоумении. В плане реконструкции зоопарка говорится про парковую зону, какие-то спортивные площадки... По правилам содержания зоопарков, никаких “парковых и спортивных” зон здесь быть не должно.

- На сколько сократилось количество животных? У вас есть статистика?

- Не готов ответить. Белых медведей два года назад не стало. Пару лет как исчезли носороги. Приобретать их не планируют - да и некуда. Слон остался всего один. Зато администрация хочет устроить здесь теннисные корты. Что ставит под вопрос и существование слонов.

Для белых медведей тоже место не определено.

С другой стороны, называются территории для размещения мелких животных. Попугаев собираются перевести в бывший львятник. То есть налицо вытеснение крупных животных более мелкими. Видимо, наш зоопарк пойдёт именно по этому пути.

- Львы и тигры останутся?

- Сейчас у нас живут в вольере пара львов с двумя львятами и два тигра - самец и самка. Но самка родилась от родственного скрещивания и не допущена к размножению. Поэтому пополнения ждать не приходится. Я предлагал перевести тигров в другое место, а вольер для львов расширить, дать им больше территории. Те вольеры, в которых они сейчас находятся, морально устарели. Они были построены ещё по представлениям 70-х годов прошлого века.

Отбросили копыта

- Что директор думает по этому поводу?

- О нормальном сотрудничестве со Светланой Соколовой говорить не приходится. Она в основном контактирует с архитекторами. Не прислушивается к специалистам зоопарка, а ведёт какую-то свою линию. Отдельные моменты в её политике настораживают. Перед реконструкцией обезьянника, ещё во времена Аноки, специалистов по работе с обезьянами (завотделом приматов Ольгу Анатольевну Гуревич и зоолога Валентину Борисовну Сергееву) отправили временно в другие отделы зоопарка. Сейчас, когда обезьянник готов, администрация не считает нужным этих людей (заметьте - специалистов высокого уровня) возвращать на прежнее место. Сергеева теперь - рабочая в птичнике, Гуревич - на кухне. Хотя всю жизнь они работали с обезьянами. Объяснение простое: все обезьяны умерли!

Недавно директор хотела уволить заведующую отделом копытных животных - Белоусову Любовь Алексеевну. Она трудится в зоопарке более 30 лет. Знает и копытных, и тропических животных. Соколова в категоричной форме предложила ей уйти.

Коллектив зоопарка этого не понял! При всех наших разногласиях, таким образом ломать судьбу человека - недопустимо. Зачем увольнять, если в другом отделе имеется вакансия?

Коллектив встал на защиту Белоусовой. В итоге её перевели на кухню. А на “копытку” пришёл совершенно новый человек, без биологического образования. По правилам, работники должны иметь или биологическое, или ветеринарное образование. Тем не менее, Соколова взяла в штат уже двух человек, которые не имеют биологического образования.

Они там будут умирать!

- Так или иначе, новому человеку придётся начинать с нуля. У него нет знаний, необходимых для работы с животными в неволе. У нас нигде не готовят таких специалистов. За границей есть - там учат людей именно для работы в зоопарках. Думаю, последствия такой кадровой политики будут плачевны.

- А что с новым обезьянником?

- Обезьянник построили для чего угодно, только не для обезьян. Они там будут умирать! Сделаны просто клетки из стекла и цементный пол. Современное содержание обезьян совершенно иное! Каждый вид должен жить отдельно - в вольерах. Понятия обезьянника как такового уже не существует в цивилизованном мире.

Кроме того, человекообразных обезьян нельзя размещать в одном строении. Не потому, что кто-то так хочет или не хочет. По их природе! Они друг друга угнетают, уничтожают. Их разрешено селить только в разных местах. Вольеры должны быть разбросаны по территории зоопарка. Для гиббонов обычно строят острова в водоёме и небольшой деревянный домик на берегу для зимовки.

Для горилл - совершенно другие условия. И т.д. В нашем зоопарке пока ничего этого даже не планируется.

Загубили зимний сад

- Помнится, в старом помещении был роскошный зимний сад - с огромными пальмами, тропическими лианами...

- Сада больше нет. Последние пальмы до недавнего времени находились в фойе администрации. Теперь их поставили в новый обезьянник. И они там прекрасно погибли.

И обезьяны окажутся там на грани выживания. Новый обезьянник строился как зимний сад, в котором должны были жить птицы, рыбы... По проекту там даже предусмотрен бассейн с водолазом.

- А обезьян тогда куда?

- В стеклянные клетки, видимо. Между птицами и водолазом. Ха-ха... Этот проект возник из абсолютной дури - по прихоти прежнего директора Людмилы Аноки. В то время Анока дружила с заведующей городским парковым хозяйством.

В итоге зоопарк лишился зимнего сада. Как для обезьян это помещение не подходит, так и для пальм. Люди, не имеющие никакого представления о зоопарке, наворотили чёрт знает чего. Даже прежний обезьянник не был так плох!

Немецкий львятник

Загартдинова Ольга

- Светлана Юрьевна сейчас активно ездит за рубеж. Побывала в двенадцати зоопарках. И что? Где изменения у нас? Ведь для реконструкции нужно выбирать то, что построено по новым представлениям о содержании животных.

По плану старое здание львятника она собирается переделать в дом тропической птицы. В этом нет никакого смысла!

Во-первых, в зоопарке птиц и так очень много! Два больших пруда с водоплавающими, два маленьких - с утками и гусями, несколько вольеров с хищными птицами, вольер с павлинами, дом тропической птицы... Во вторых, для птиц сюда нужно тянуть теплоцентраль из центра зоопарка. Это ведёт к удорожанию проекта.

А ведь немцы этот львятник очень хорошо продумали - именно для содержания кошачьих. Помещение не отапливается, но в нём тепло и сухо. Место на возвышении, хорошо вентилируется. В закрытом домике - стеклянная крыша.

Всё это позволило деревянному павильону, построенному в 1901 году, простоять больше 100 лет!

И сейчас его можно реконструировать за небольшие деньги. Там достаточно места, чтобы сделать вокруг здания вольер - с грунтом, травкой, деревьями, камешками... И поместить туда пару дальневосточных леопардов и рысь.

А Соколова предлагает здание полностью заменить - на новое, и посадить туда попугаев. Но это опять же - клетки. А клеток в современном зоопарке быть не должно. Это недопустимо!

Директор-могильщик

- Если мы сейчас не прервём эту традицию - делать реконструкцию по морально устаревшим проектам, мы это никогда не остановим. У администрации зоопарка, кроме представления о том, кому что нравится или не нравится, нет никакого обоснования для проектов. Соколова оторвалась от наших специалистов.

Зоопарк, 1984 год. Море людей. В 2013-м безлюдно, как на кладбище

Я пытался на планёрках поднимать эти вопросы. Но Соколова меня останавливала, лишала слова (“Ты говоришь слишком много!”).

Когда ей начинаешь задавать вопросы, она сердится. Однажды даже меня выставила из зала!

Почему мы, работники зоопарка, не можем о чём-то спросить, а должны лишь выслушивать её впечатления о заграничных поездках?! Что толку от этих поездок? Ехать туда должны специалисты, которые непосредственно работают с животными. Тем не менее, Соколова уверена, что привозит оттуда опыт.

- Какова позиция городской администрации?

- Соколова нашла взаимопонимание с куратором зоопарка город­ской администрации, Татьяной Львовной Бабинец. Есть подозрение, что она выполняет чей-то строительный заказ.

- Не исключено, что там только и ждут, когда всё развалится, - вступила в разговор Ольга Загартдинова. - Как-то раз я разговаривала с Татьяной Львовной. Пыталась призвать её к здравому смыслу. Ещё при Аноке! Говорила: вы видите, директор разрушает зоопарк! Вы, учредители, должны что-то предпринять.

Она мне возразила:

- А вы уверены, что нам нужен зоопарк?

Почему-то Бабинец за всех жителей Калининградской области решает, нужен зоопарк или нет. Ещё в самом начале разработки проекта мы писали в различные инстанции - о никчёмной реконструкции обезьянника. Все понимали, что это плохо, что впустую тратятся огромные деньги - но ничего изменить не захотели.

Угас на глазах

- А почему умер жирафёнок?

- С самого начала мать отказалась его кормить, - вздыхает Егоров. - Пришлось работницам его выхаживать. Два месяца всё вроде бы шло нормально. Но за три дня до гибели появились признаки увядания. Животное буквально угасало на глазах...

Детёныш погиб за несколько часов до разрекламированной акции - праздника, посвящённого его рождению. Руководство зоопарка объявило конкурс “Я дарую тебе имя”. Уже сколько раз мы говорили: нельзя объявлять о рождении животного. Это плохая примета.

- Посетители как реагировали?

- Многие пришли в зоопарк на праздник, потому что не знали о случившемся. Были разочарованы, спрашивали, почему всё отменили.

- Им объяснили, что жирафёнок погиб?

- На входе висело маленькое объявление: “Праздник отменён по техническим причинам”.

Запах смерти

...Напоследок я прошлась по зоопарку. Рядом с администрацией - вольер с жирафами. Четыре красавца гуляют на зелёной полянке, за железной решёткой. Место их обитания ничем не напоминает африканскую саванну.

А Светлана Соколова - в шоколаде

Иду искать львов и тигров. Спускаюсь к бассейну с тюленями. Слева - огромный пустой вольер, огороженный обшарпанными стенами. Давно он не видел ремонта... Вообще картина развала и запустения, царящая в зоопарке - поражает. Жестокий контраст с обстановкой в процветающей администрации зоопарка. Там - всё для людей.

...У бассейна заметно оживление - гастарбайтеры выкладывают плиткой дорожку. Но сам бассейн... Вид зелёной и мутной воды, в которой плавают тюлени, не вызывает ничего, кроме жалости к этим несчастным пловцам.

...Вольеры с хищниками - за высокими решётками. Иду на смотровую площадку. Разглядеть животных отсюда довольно проблематично. Берег ручья, через который открывается вид на хищников, зарос кустарником и превратился в болото.

Семья львов дремлет посреди вольера. Львят за решётками совсем не видно. В соседней клетке обитает тигр. Как по заказу, он вышел из убежища и, прихрамывая, поплёлся вниз по склону. Обойдя свои владения, зверь снова залез в укрытие.

Но окончательно меня добил дом тропической птицы. Там, где обитают фламинго, пеликаны и множество попугаев ара, находиться невозможно - из-за отвратительного запаха аммиака. Дышать совершенно нечем! Как там выживают птицы - непонятно. Шесть розовых фламинго сидят в тесной маленькой клетке с заплесневелыми стенами. Почему-то они не розовые, а какие-то желто-оранжевые. И совершенно мокрые. Сразу видно - не жильцы...

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля