Новые колёса

ОТКАТАЛИ ПАЛЬЦЫ, ОБЫСКАЛИ — И В КАМЕРУ! Журналистов Рудникова и Березовского пропустили через “Матросскую тишину” и питерские “Кресты”

 

Игорь Рудников и Олег Березовский лишены свободы уже 44 дня. Еще находясь в калининградском СИЗО, Рудников писал, что встречается с адвокатом, что делаются все нужные шаги для освобождения. Тогда он надеялся, что вопрос разрешится в самое ближайшее время. Но этого не произошло! Заключенных отправили по этапу: Калининград - Москва - Санкт-Петербург - Псков. Тюремные камеры, железные решетки, “автозаки”, наручники... - все это стало для наших коллег ощутимой реальностью.

Почему принимаемые меры защиты оказались неэффективными, никто точно сказать не может. Адвокат Сергей Баранов (он вел дела Березовского и Рудникова в Калининграде) эти события не комментирует. Он даже не приехал в Псков на судебные заседания, прошедшие 2 и 14 мая. По официальной информации, Баранов ушел... в отпуск. Уехал отдыхать в жаркие страны.

Письма издалека

“Сейчас я нахожусь в хороших условиях - в отдельной камере, которая больше похожа на обычную комнату, - писал нам Игорь Рудников из колонии №8 в поселке Колосовка. - Из окна виден двор с зеленым газоном, красно-кирпичный корпус бывшего госпиталя, солнце и небо. На газоне гуляют две кошки и кот. Долго гуляют!.. День здесь начинается в 6 утра. Передачи мне приносят каждый день, так что питание почти домашнее.

После завтрака - часовая прогулка по местному дворику (пространство 5 м х 5 м, огороженное стенами, а вверху - решетка). Но можно хотя бы подышать свежим воздухом. Там делаю физзарядку.

Отношение надзирателей ко мне хорошее. Все понимают, что к чему. Других подследственных не вижу - таков порядок. Днем много читаю - газеты и книги. Взялся за Грэма Грина - “Наш человек в Гаване”. ...В здешней библиотеке нельзя порыться. Девушка приносит книги на выбор. У меня на очереди Тынянов и Драйзер. Очень соскучился по работе... Прошу, каждый день позванивайте моей маме, успокаивайте ее. Убедите, что все хорошо и все уладится. Надеюсь, скоро встретимся”.

“В неволе совсем по-другому оцениваешь обычные вещи, - делился впечатлениями Олег Березовский (он находился в СИЗО на улице Ушакова в Калининграде). - К примеру, что значит ходить по улицам свободно, а не под конвоем. В камере очень не хватает общения... Идешь на прогулку в тюремный дворик, как на праздник. С книгами и газетами плохо. Тележку с литературой подвозят к “кормушке” раз в неделю, а выбрать нечего - все книжки про кочегаров-сталеваров...

Адвокат приходит редко. По здешним меркам это целое событие! Чтобы поговорить с ним 10 минут, надо потратить час-полтора. ...Кормят просто, но сытно. Я тут похудел килограммов на 5. Ну да ладно - выживу! Нельсон Мандела 20 лет в тюрьме сидел - и ничего... Президентом стал!

В целом я привыкаю. Вчера по моему заявлению (здесь все делается по заявлениям) меня отвели к терапевту. Я пожаловался на боли в желудке, попросил, чтобы сделали фиброскопию - вдруг язва? Обещали! Но пока тишина. ЭКГ еще раньше просил сделать, но пока тоже ничего. Терапевт определил у меня гастрит, выписал диету. Но сегодня обычная еда. Ну, да ладно! Кушать тут все равно ничего не хочется. Даже странно! А о том, чего здесь хочется, стараюсь не думать, чтобы не расстраиваться.

...На днях приходила Вершинина (уполномоченный по правам человека в Калининградской области - прим. авт.). Я обрадовался - ждал освобождения с минуты на минуту. Но, увы...”

Этапом из Калининграда

26 апреля Олега попросили “с вещами на выход”, мол, пора отправляться на этап. На руки одели наручники, посадили в “автозак” (машина с мини-камерами внутри). Игоря Рудникова подсадили в тот же автозак в Колосовке. Обоим приказали: “Не переговариваться!” Прибыв в аэропорт, заключенные три часа ждали посадку - в этих же камерах. Потом (также в наручниках) вошли в обычный рейсовый самолет ТУ-154. Стюардесса, увидев конвой и наручники, чуть не упала в обморок. Дала обоим заключенным по лишнему стакану сока. Игорь и Олег сидели в хвосте самолета. Люди, которые шли через салон в туалет, обращали внимание на их “браслеты”. Кто-то узнавал Рудникова. В полете у Олега началась аэрофобия. Пришлось искать таблетки фенозепама.

Из московского аэропорта два часа добирались до “Матросской тишины”. Там долго держали в так называемых сборниках - временных камерах для новоприбывших (в разных). Сфотографировали, откатали пальцы, обыскали - и в камеру, на ночлег. Олегу камера показалась дворцом. Потолки высокие - метра 4. Да и площадь приличная - 20-25 кв. метров. Кроме того, была еда, душ и... маленький цветной телевизор. На 5 мест - 3 “сидельца”. Всем лет по 25-28. А утром опять команда: “с вещами на выход”!

В “сборнике” (камере без нар - одни голые стены) пришлось очень долго ждать конвоя - часов 8, а потом журналистов вновь “раскидали” по “автозакам” - и на вокзал. Затем почти сутки они тряслись в “вагонзаке” - специальном железнодорожном вагоне для заключенных с крохотными купе. В Питере - снова “автозак”. Ехали в одной тесной клетке. В 4 утра уже были в знаменитых “Крестах”.

Во время переездов Игорь простудился, но старался держаться.

В “Кресты” за ними прибыл специальный питерский конвой с оружием на крутом “Форде”. Через Санкт-Петербург везли без наручников. По пути “зэки” разглядывали Питер - через маленькие окошки. За шесть часов добрались до цели. Псковское СИЗО №1 находится на улице Некрасова, 39. По известию от Олега, его поместили в маленькую камеру, хоть и 4-местную. В Калининграде подобные рассчитаны на двоих. “Немного мрачновато, ремонт бы ей не помешал..., - написал Березовский. - Ну да тюрьма и есть тюрьма. В общем, у меня все нормально, у Игоря - тоже. Позванивайте моей жене, поддерживайте ее. Если нас освободят в среду (2 мая), мы вам сразу позвоним”.

Чем “Дворник” помешал?

На суде 2 мая Рудников и Березовский подали ходатайства об изменении меры пресечения с ареста на подписку о невыезде. Из Калининграда пришли поручительства первых лиц исполнительной и представительной власти Калининградской области, в том числе и председателя Калининградской областной Думы Сергея Булычева.

Прибывшие на заседание омоновцы заявили, что Рудников и Березовский, находясь на свободе, будут оказывать давление на суд. В подтверждение своих слов они попросили приобщить к делу видеозаписи пикета (санкционированного властями(!) - прим. авт.), проходившего в Калининграде у здания германского посольства, и митинга военных пенсионеров на площади Победы, а также газету “Дворник” и “Новые Колеса”.

Судья частично удовлетворил ходатайство - обещал ознакомиться с одним из последних номеров “Новых Колес”.

Березовского защищал адвокат из Пскова Николай Константинович Кичигин, бывший заместитель начальника УВД Псковской области, в прошлом военный моряк, участник кубинских событий - “Карибского кризиса”.

Игоря Рудникова защищает Вера Попова из Калининграда.

Олег Березовский рассказал суду, что у него без средств к существованию остались жена и грудной ребенок. А также умирающий от рака близкий родственник, которому он помогал в лечении.

Березовский извинился перед судом, что не смог прибыть в Псков 4 апреля, так как денег на дорогу не было, а телеграмму получил только 31 марта. Обещал судье снять квартиру напротив здания псковского суда. Убеждал, что усвоил урок - арест... Но никакие доводы не помогли. Судья оставил прежнюю меру пресечения без изменения, то есть содержание под стражей.

Судья и “Акварель”

14 мая суд снова собрался в зале заседаний. После выступления государственного обвинителя судья А.Козловский допрашивал потерпевших, проходивших только по одному эпизоду. Всего таких эпизодов двенадцать, а потерпевших - 27 человек. Но в Псков опять приехали не все. Часть милиционеров находятся в служебной командировке в Чечне. Бывший командующий Балтийским флотом адмирал Валуев свое отсутствие на процессе объяснил состоянием здоровья. Два года назад он перенес тяжелый инфаркт, и поездка из Калининграда во Псков может стать опасной для его здоровья. (Однако, по словам адвоката Кичигина, Валуев обещал прибыть на суд на следующей неделе). Председатель Калининградского областного суда В. Фалеев прислал телефонограмму о том, что он на больничном..

14 мая суд смог выслушать лишь заместителя председателя калининградского областного суда О. Крамаренко и ее супруга В. Крамаренко. Уголовные дела возбудили по заявлениям г-жи Крамаренко и председателя областного суда г-на Фалеева по одним и тем же публикациям в “Новых Колесах” - о сауне “Акварель”. За материалы, якобы порочащие честь и достоинство и нанесшие ущерб деловой репутации, а также за нравственные страдания Ольга Крамаренко в суде предъявила Рудникову иск. Ущерб она оценила в один миллион рублей.

Миллион за слово

С исками на такую же сумму выступили и милиционеры. По словам одного из потерпевших, полковника милиции А. Лаврентьева, в один миллион рублей они оценивают не эпизоды насилия, которые были “несерьезными” (в формулировке гособвинителя: “толкали руками сотрудников милиции, причиняя им физическую боль и мешали проведению осмотра”), а публичные оскорбления. Как следует из заявлений милиционеров, Рудников и Березовский позволили в адрес сотрудников милиции следующие устные высказывания: “тупой”, “фашист”, “сволочь”, “безмозглый служака”, “бандиты в погонах”.

По признанию адвоката Кичигина, процесс идет тяжело. Государственный обвинитель настроен очень решительно. Судья опрашивает каждого милиционера. Иногда они путаются в показаниях. По словам Кичигина, иски в отношении Березовского (по делу с милиционерами) или будут отклонены, или будут решаться в гражданско-правовом порядке, а не в уголовном.

Из беседы с адвокатом стало понятно: обвинение считает чем-то крамольным даже то, что тираж газеты “Новые Колеса”, которую задерживали милиционеры 8 марта на таможенном складе по улице Туруханской (именно тогда подсудимые якобы “применили насилие” и “оскорбили” 22-х стражей порядка), была отпечатана в иностранном государстве - в Литве. Видимо, во Пскове не знают, что для калининградских изданий это обычная практика - 60% наших газет печатается в Литве и Польше. По словам Кичигина, доказательства этому(!) должны быть представлены псковскому суду!

Этот эпизод - яркое свидетельство тому, что необходимо было организовать выездное заседание. Тамошние “служители Фемиды” не совсем владеют ситуацией... Процесс должен был состояться в Калининграде, в том регионе, где происходили события.

Питерские “Кресты”

И еще! Если потерпевшие (всего 27 человек!), хоть и частями, но все же организованно прибывают на суды во Псков, то свидетели защиты это сделать не могут! Они не имеют столько средств, чтобы бросить работу, тратить деньги на перелеты-переезды, на проживание в гостиницах... Все это ставит сторону защиты в неравное положение со стороной обвинения. Двое подсудимых против 27 человек - потерпевших. На прошедшей неделе заседания проходили каждый день - с 10.00 до 17.00. И пока сторона защиты не пригласила ни одного свидетеля!

Добавим, что сейчас перенести заседание в Калининград можно только по решению Верховного суда.

Лишь одно вселяет надежду. По словам Кичигина, судья Козловский производит впечатление человека, пытающегося объективно разобраться в существе дела.

На 23 мая в областном Псковском суде назначено рассмотрение кассационной жалобы подсудимых на решение районного судьи Козловского об изменении меры пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу. А дело Березовского с участием суда присяжных будет слушаться не 21 мая, как планировалось ранее, а 29-го.

Никаких объективных причин держать в СИЗО двух журналистов по-прежнему нет. При обвинении по таким статьям содержание под стражей - слишком суровая мера. Процесс может затянуться на несколько недель или даже месяцев. Поэтому адвокаты считают, что основная задача данного этапа - добиться изменения меры пресечения.

Верните нам депутата!

Активно поддерживают Рудникова и Березовского псковские военные пенсионеры. Виктор Балынский, председатель Псковской областной организации Общероссийского профсоюза военнослужащих, добился разрешения присутствовать на суде.

Вот что он сказал: “Мы знаем, что Игорь Рудников, Олег Березовский и их помощники добились возврата недополученных пенсий военными пенсионерами за 1995-1998 годы. Более 15 тысяч военных пенсионеров Калининградской области без судов смогли возвратить ранее недополученные пенсии с учетом индексации. Их методы помогли нам отстоять свои права. Псковский профсоюз военнослужащих принял решение ходатайствовать перед Псковским областным судом об изменении меры пресечения в отношении Игоря Рудникова и Олега Березовского с “содержания под стражей” на “подписку о невыезде”.

В случае, если Рудникова и Березовского выпустят, военные пенсионеры обязуются обеспечить им проживание во Пскове.

А пока суть да дело, калининградцы пишут письма в разные инстанции и резонно спрашивают:

“На каком основании мы лишены конституционного права иметь своего представителя в областной Думе - депутата Игоря Рудникова? Неужели нельзя было ограничиться подпиской о невыезде, чтобы депутат мог выполнять свои обязанности, пока идет разбирательство в суде!”

О том, что самый большой поток людей с жалобами и просьбами ежедневно направлялся именно к Рудникову, было известно всему депутатскому корпусу. Дежурные у входа в здание Думы на Кирова, 17 замучились отвечать на один и тот же вопрос: “Как пройти к Рудникову?” И для своего удобства повесили объявление: “К Рудникову - 2 этаж, каб. 17”.

И. Кошпа

P.S. Об условиях содержания в псковском СИЗО нам известно немного. И Игорь, и Олег сейчас сидят в разных камерах - в компании с другими заключенными. У Березовского есть телевизор. Сейчас подсудимые тщательно изчают тома уголовного дела. Псковские общественники организовали для них передачи - наборы продуктов, овощи-фрукты, соки и т.д.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


7 + 9 =