Новые колёса

ОТ СТРИПТИЗА ДО БОРДЕЛЯ.
Что строят под носом у мэра Калининграда

Приём посуды в ресторане

- На улице Сержанта Колоскова - самострой, - заявил на оперативном совещании в город­ской администрации главный архитектор Калинин­гра­да Вячеслав Генне.

- А вы куда смотрите? - рявкнул мэр Александр Ярошук.

- Так я и докладываю, - покраснел Генне.

- И что у нас там на улице Сержанта Колоскова? - градоначальник нервно забарабанил пальцами по столу.

- Они выстроили целый ресторан!

- Без разрешения? - искренне удивился Александр Зуев, председатель комитета муниципального имущества и земельных ресурсов.

- Да, - кивнул местный зодчий. - Безо всякого разрешения...

- А вы куда раньше смотрели? - не выдержала Светлана Мухомор, первый заместитель главы города. - Ведь не за один же день они там целый ресторан выстроили?

- Так они всё реконструкциями там занимались... - стал оправдываться главный архитектор. - Вначале был пункт приёма посуды, потом - магазин “Деликатесы”... Начали реконструировать магазин - и вот...

- ...получился ресторан, - закончил фразу Ярошук. - Я там как-то проезжал. Просто жуть!

Украли брусчатку

- Очень странная постройка, - угодливо согласился Григорий Авдеев, начальник управления экономического развития. - Не понимаю, как они могли устроить такой беспредел.

Вячеслав Генне: “Вначале здесь был пункт приёма посуды, потом - магазин “Деликатесы”. Начали реконструировать магазин - и вот получился ресторан...”

- Из украденной где-то в нашем городе брусчатки выложили стенку возле газона, - продолж

ил Генне. - Из старого битого кирпича соорудили крыльцо. Каких-то камней навалили на склон возле тротуара. Эти камни в любую минуту могут скатиться вниз и травмировать пешеходов. Лавина!

Само здание... Пожалуй, зданием это и не назовёшь... Просто постройка. Слепили из того, что было. С претензией на стиль, но при ближайшем рассмотрении... Хм, главный портал... Даже язык не поворачивается так назвать эту конструкцию.

- А где это? - округлила глаза Анна Апполонова, председатель комитета социальной политики.

- Улица Сержанта Колоскова, дом 1 “б”, - обозначил адрес незаконного ресторана Генне.

- Смотрите, ведь этому незаконному строению даже адрес реальный присвоили! - Ярошук соскочил с кресла и нервно заходил по залу. - Эти ребята работают под надёжным прикрытием. Откуда возникают такие адреса? С кем это было согласовано?

- Ни с кем, - авторитетно заявила Галина Варфоломеева, начальник правового управления городской администрации.

- Чудеса в решете! - хлопнул себя по коленям мэр Калининграда. - У нас вообще, хоть кто-нибудь в курсе, что в городе происходит?

Ночной клуб для мужчин

- Давайте, вот что, Вячеслав Викторович... - градоначальник громко высморкался. - Вы можете доложить нам... Этот самый незаконно построенный ресторан, как его... это единственный отрицательный пример в нашем городе?

- Конечно, не единственный, Александр Георгиевич, - развёл руками Генне. - Я подготовил специальный доклад о незаконных постройках. Самый типичный и возмутительный случай - это то, что происходит на углу улиц Иванникова и Черняховского. Все видели, как в течение почти полугода строители там заливали фундамент под будущую пристройку к жилому дому.

- Не пойму, где это? - наморщил лоб Ярошук.

Незаконная пристройка к ночному клубу для мужчин “Максим”. Калининград, угол улиц Иванникова и Черняховского

- Так это “Максим”! - облизнулся знаток Авдеев.

- Какой-такой “Максим”? - протёрла очки Мухомор. - Такси “Максим”?

- Ночной клуб для мужчин “Максим”, - компетентно уточнил Зуев.

- Стриптиз-бар или что-то подобное, - дополнил Юрий Кондратьев, зам. председателя комитета по городскому хозяйству.

- Ну, надо же какая осведомлённость, - расхохотался Ярошук. - И, получается, что эта развлекательная контора расширяет свои площади? Вдобавок ещё и незаконно...

- Боже правый! - ахнула Апполонова.

В зале - смех.

Кафе в туалете

- Но венец творения, - продолжил Генне, - это то, что учудили в “Рыбной деревне”. Государство и предприниматели вкладывают в эту территорию миллионы и миллионы... И всё для того, чтобы сделать там всё вокруг сказочно красивым. А потом появляются какие-то шустрые ребята и ставят безобразный дом, который уродует весь комплекс “Рыбной деревни”. И, спрашивается, зачем там надо было всё благоустраивать, согласовывать эскизы, заказывать дорогостоящие проекты, чтобы потом одним махом перечеркнуть...

В сегодняшнем докладе я сделал срез лишь на одноэтажных, максимум, двухэтажных строениях - ларьках, киосках, гаражах и даже общественных туалетах.

- А что, у нас в городе кто-то незаконно возвёл общественный туалет? - искренне удивилась Мухомор.

- Не совсем так, - усмехнулся докладчик. - Скорее, наоборот. Вначале был туалет. Его ещё немцы построили вместе с Домом Техники. Возвели единый архитектурный комплекс из тёмно-красного клинкерного кирпича. Потом при мэре Савенко пошла такая кампания - общественные туалеты, которые числились муниципальным имуществом, стали продавать предпринимателям. И новые владельцы принялись обустраивать там всевозможные магазины и даже кафе.

- Хорошее соседство! - хихикнула Мухомор.

Свадьба в сортире

- А напротив “Акрополя” в туалете сделали свадебный салон, - Генне продолжал удивлять чиновников. - Причём, в самой извращённой форме. Площади сортира им, видите ли, не хватало... Так они залезли на тротуар. А там стоял муниципальный фонарь осв

ещения. Так они интегрировали его внутрь этой постройки. Теперь фонарь освещает ещё и свадебный салон через окно...

- Ловко устроились! - снова рассмеялся мэр. - Изобретательные ребята. А давайте-ка подадим на них в суд.

- Результат от этого - никакой, - включился в разговор Артур Крупин, председатель комитета архитектуры и строительства.

- Плохо работаете! - осадил подчинённого градоначальник.

- Александр Георгиевич, я вам совершенно точно могу сказать, что всё это бесполезно. - твёрдо стоял на своём Крупин. - Вот, смотрите, подаём мы в суд. А потом, знаете что? Судья нам говорит: “Чем вам, властям, эти предприниматели насолили?”

Вот, скажите, как нам отвечать на такие вопросы? А потом, естественно, судья ещё и выносит решение не в нашу пользу.

- Правильно, - закивала Варфоломеева. - Всё начинается с того, что мы подаём на этого незаконного застройщика в суд. Первое заседание - лишь через два месяца. Второе заседание - ещё через месяц. А пока идёт вся эта судебная волокита, предприниматель успевает полностью построить и запустить свой объект.

“У нас сотни чиновников”

- Когда дело доходит до вынесения решения, судья нам говорит: “Как же так, малый бизнес поддерживать надо. А этот предприниматель уже денег немало в свой объект вложил. Где вы раньше были?” - опять включился в разговор Крупин. - А мы же сразу отреагировали. Просто временной фактор работает не в нашу пользу. А на суды в любом случае месяцы уходят.

Чиновник вопросительно посмотрел на мэра Калининграда. Но Ярошук никак не реагировал.

- В общем, система не работает, - подытожил главный по архитектуре и строительству.

- А где сбой? - наконец заговорил глава города.

- Я знаю где! - опять ринулся в бой неугомонный Крупин. - Первое звено - это прокуратура. Туда мы сразу же и обращаемся. И что? Ноль реакции. Далее идём в ГАСН. А они: “Это не наша юрисдикция”.

- Я вот в упор не понимаю, - взъерошил волосы Ярошук. - Вас здесь столько сидит... У нас сотни чиновников. Неужели некому остановить незаконную стройку?!

- Так мы же пытаемся остановить... - начал оправдываться Крупин. - Но единственный законный путь - это идти суд.

- Даже если чудом мы сможем в самые короткие сроки рассмотреть дело, то всё равно на это уйдёт, минимум, два месяца, - объяснил Зуев. - А через месяц стройку заканчивают. И, получается, что мы опять опоздали.

“Небылицы сочиняете!”

- К слову, в Калининграде не было принято ни одного решения о сносе таких вот самовольных объектов, - замогильным голосом произнёс Крупин. - Потому что добиться такового очень сложно. Судья всегда задаёт нам лишь один вопрос: “Чем вам эти предприниматели так навредили?” Такое ощущение, что мы к ним придираемся. Штрафы выписывали некоторым незаконным застройщикам. А они что делали? Добросовестно оплачивали этот штраф и продолжали возводить своё строение и дальше. И если у них на руках есть свидетельство о собственности, это является для суда неоспоримым аргументом. Это какой-то законодательный нигилизм!

- Зачем вы мне всё это по второму разу рассказываете?! - Ярошук зыркнул глазами на подчинённых. - Чтобы показать свою беспомощность? Небылицы какие-то мне здесь сочиняете. Ведь построить - это одно. А ведь потом предприниматель получает ещё и свидетельство о праве собственности...

Сплошная коррупция

- Тот, кто регистрирует, занимается пособничеством, - выпалил Крупин.

- Сплошная коррупция, - закивал Зуев. - Но у меня есть рецепт. Я знаю, что надо сделать...

Все как один повернули головы в сторону председателя комитета по муниципальному имуществу и затаили дыхание.

- ...надо внести в положение ГАСН, чтобы такие объекты были им поднадзорны.

- Ладно, давайте заканчивать дискуссии, - хлопнул ладонью по столу Ярошук. - Сложившуюся ситуацию, кроме как беспределом, я никак назвать не могу. Но есть же закон! Мы по каждому объекту пойдём до конца. И найдём эффективный инструмент, как бороться с этими застройщиками. Это я всем обещаю!

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля