Новые колёса

НЕТ ДЕНЕГ? УМИРАЙ! Правда о медицине в янтарном рае

врач деньги

На днях контрольно-счётная палата Калининградской области поделилась информацией о состоянии региональной медицины. По данным ведомства, объём платных медицинских услуг за три года (с 2015 по 2017) возрос в 2,2 раза. Нетрудно сделать вывод: если денег нет, больные просто умирают.

Тяжкое преступление

Ещё в октябре 2019 года 70-летняя Лариса Михайловна Степченкова ездила самостоятельно отдыхать в Тунис. А 4 сентября 2020 года женщина скончалась в страшных муках – в областной клинической больнице. Родственники Степченковой обвиняют врачей ГБУЗ "Областная клиническая больница Калининградской области" в тяжком преступлении – убийстве.

Трагическую историю своей мамы рассказал в редакции "Новых колёс" Сергей Степченков, сын Ларисы Михайловны:

- Люди должны знать, что происходит у нас в медицине. Я хочу наказать врачей отделения гнойной хирургии, которые на протяжении полугода убивали мою маму. И за это ещё получали зарплату.

Степченкова Лариса Михайловна Калининград
Лариса Степченкова

Очередь за смертью

- Всё началось в июле 2019 года, - вспоминает Степченков. - У мамы стала сильно болеть правая нога, она не могла ходить, не спала ночами. Появились язвы, пальцы стали темнеть.

Дорогие лекарства не помогали. Врачи разводили руками – мол, последствия сахарного диабета. Мама 25 лет страдала от этой болезни.

В многопрофильной больнице на Летней ей поставили диагноз: ишемия нижней конечности, стеноз сосудов 95%. Направили на консультацию в областную больницу. Сосудистый хирург Виноградов сказал: "У вас начинается гангрена. Нужно сделать ангиографию, посмотреть на аппарате, что с сосудами".

Мы пошли записываться на эту процедуру. Оказалось, там очередь. Срок ожидания – три месяца. Маму записали только на октябрь. Представляете? За это время можно уже несколько раз умереть от гангрены!

Но, видимо, для нашей власти – это обычное дело.

Виноградов, как ни в чём не бывало, назначил повторный приём на 20 октября.

Сергей Степченков Калининград
Сергей Степченков

Что делать? Стали искать учреждение, где маме окажут помощь. Нашли клинику инновационной хирургии в городе Клин (от Москвы – 100 км).

- В наш минздрав обращались?

- Нет. Времени на хождение по кабинетам не было. Вариантов немного: заплатить деньги и спасти ногу – или остаться без ноги.

Томограф сломался

- Мы полетели в Москву. В клинике сделали ангиографию, потом – операцию. Поставили стент. Уход и питание – всё на высшем уровне. Всего за лечение отдали 500 тысяч рублей. Маме стало лучше, кровообращение восстановилось, и мы поехали домой. По аэропорту "Шереметьево" она сама шагала.

А в октябре полетела отдыхать в Тунис. И вот ей звонят из Калининградской областной больницы: "У вас назначена ангиография. Наш томограф вышел из строя, вам надо перезаписаться в детскую областную больницу".

- Спасибо большое, - сказала им мама. - Мне уже помогли.

областная больница Калининград

Заплатили миллион

- В Калининграде мама обратилась в страховую компанию "Согазмед", чтобы они провели проверку качества обслуживания в ГБУЗ "Областная клиническая больница". Экспертиза показала: на амбулаторном этапе нарушены сроки оказания медпомощи.

В январе 2020 года мама снова попала в больницу. Повысился сахар, закрылся стент. Ангиография показала тромбоз ниже стента – 75%. Перевязки с лекарством уже не помогали.

Я сам полетел в Москву (Клин) с результатом ангиографии. Там сказали: мотать проволоку в сосуд без конца – нельзя. Будем делать шунтирование из аутовены – её же вены, которую "найдём где-нибудь".

Мы заплатили ещё 500 тысяч. Врачи взяли вену из ноги и протянули от бедренной артерии до стопы. Надо было пролечиться там ещё какое-то время, но у нас уже не оставалось денег. Один день пребывания в этой клинике стоит 10 тысяч рублей.

платная медицина

"Откуда кровь?"

- Врач написал справку, что в области шва наблюдается воспаление. И рекомендовал лечение в хирургическом отделении по месту жительства. Но в Калининграде врачи сказали: "Воспаления нет!"

26 февраля 2020 года у мамы открылось кровотечение из разреза в бедре. "Скорая" отвезла нас в областную больницу.

Врач Червелюк осмотрел рану и написал справку: данных за кровотечение – нет. Гнойный хирург Архангельский тоже отметил: признаков воспаления нет.

А у мамы вся рубашка была в крови.

Я спросил: "Тогда откуда кровь?"

"Это из гематомы", - ответили врачи.

Никаких обследований они не проводили, всё определили на глаз. Выпроводили нас из больницы домой, назначили перевязки по месту жительства.

Лариса Степченкова Калининград
Лариса Степченкова

"Вашу маму мы не довезём!"

- На следующий день – опять кровотечение. Медики "скорой" посмотрели справку из областной: у вас ничего нет, всё нормально. Сделали перевязку, уехали.

27 февраля – кровотечение сильное. Мама теряла сознание. Давление упало – 50/20. Медики приехали: "Ох.. ах… Мы её не довезём до больницы".

Вызвали реанимацию, стали вытаскивать с того света…

Привезли в областную. Прибежали врачи, которые вчера её осматривали и говорили: "Всё нормально". А теперь у неё инфицированная рана.

Как такое может быть?!

Локтионов Константин Михайлович главный врач ОКБ
Константин Локтионов

На следующий день, 28 февраля, я пошёл к главврачу Константину Михайловичу Локтионову. Показал ему справку и сказал: "Мы столько усилий приложили, чтобы спасти маму. Ездили в Москву, заплатили миллион… Чтобы после этого она истекла у вас здесь кровью?"

Локтионов выслушал, отнёсся с пониманием: "Да, ситуация вопиющая. Так не должно быть. Мы всё исправим. Я сам проконтролирую лечение вашей мамы".

Инфаркт миокарда

- Доктора стали решать, что делать с ногой, поскольку шунт из вены спасти не удаётся из-за инфекции, - продолжает Степченков. - Последствия оказались тяжёлыми. На фоне острой кровопотери у неё случился инфаркт миокарда, открылись язвы в желудке. Сосудистый хирург Морозов придумал: тот шунт выкинуть, поставить новый, искусственный. И провести его уже не от бедра до стопы, а от ключицы.

- Такой длинный?

- Да. После операции мама пролежала в отделении гнойной хирургии два месяца. Я ходил туда каждый день по три раза. Кормил, ухаживал за ней… Возил её на коляске во двор, чтобы она воздухом подышала.

Лариса Степченкова Калининград
Лариса Степченкова

- А где Лариса Михайловна работала, чем занималась?

- В молодости трудилась медсестрой в областной больнице. Потом оставила профессию, растила нас троих. Я самый младший в семье.

Она жила ради нас, за отцом-инвалидом ухаживала. Он долго болел.

Мама любила путешествовать, ездила в Египет, Турцию, в Тунис. Раз в год мы покупали ей путёвку, чтобы она отдохнула.

В октябре 2019 года тоже поехала в Тунис. Всё было хорошо! Собачку себе купила на Новый год – маленького йорка. Чтобы гулять с ним, ходить.

"Заживёт как на кошке"

- Когда маму выписали, мы с ней учились передвигаться на ходунках, выходили гулять на улицу.

А в июне – снова ухудшение. Образовался тромб в шунтирующем протезе. Опять больница, операция…

Сосудистый хирург Киселёв удалил тромб, кровоток восстановился. Он объяснил: чтобы исключить попадание инфекции, перед выпиской нужно наложить шов на небольшой разрез в области сустава. Это сделает хирург Архангельский.

Архангельский Дмитрий Владимирович врач-хирург
Дмитрий Архангельский

Через два дня Архангельский её выписал без наложения шва. Посчитал это ненужным.

"Рана всего 1 см и скоро закроется сама. Заживёт как на кошке – не переживайте", - сказал мне врач.

Её выписали. Когда мы из Москвы летели, она шла сама, своими ногами. А теперь не могла ходить. Несли на носилках.

За полчаса до смерти

- 13 августа у мамы появились сильные боли – в шее и в ноге. Я трижды вызывал "скорую", и трижды медики диагностировали остеохондроз шейного отдела.

И только четвёртый врач (из поликлиники) заподозрила неладное и вызвала "скорую".

В областной констатировали: сепсис, септический эндокардит. В ране и в крови обнаружили стафилококк.

Сепсис дал осложнение на сердце, произошло поражение митрального клапана. В итоге врачи определили: нужна операция на сердце. Но перед этим надо ампутировать ногу. Шанс пережить хотя бы одну из этих операций – минимален.

Лариса Степченкова RIP

…Мама умирала очень тяжело. Я уже не мог посещать её из-за карантина. Приходил к больнице, передавал продукты. Она мне звонила, говорила, что задыхается.

4 сентября, за полчаса до смерти, пожаловалась: "Серёжа, мне очень плохо".

Я стоял тогда под окнами стационара, позвонил Архангельскому. Он спустился вниз: "Не переживай: мама фантазирует, преувеличивает свою боль". И ушёл. А через несколько минут сообщил о её смерти.

Скрыть диагноз

- Я написал заявление в следственный комитет РФ – Бастрыкину. Пусть проведут проверку, найдут виновных.

Маму "лечил" всё время один и тот же врач – гнойный хирург Дмитрий Владимирович Архангельский. Я понимаю, что её не вернуть. Моя цель – наказать этого врача, который издевался над нами полгода. Он сделал всё, чтобы мама ушла. То у неё кровотечения нет – домой отправил, то рану не зашил. Из-за этого произошло инфицирование шунта. С кровотоком инфекция разошлась по организму, что привело к сепсису и септическому эндокардиту. Это и стало причиной смерти. А не онкология, как указали врачи в итоге.

- Причину смерти поставили – "онкология"?

- Да. Вторичное злокачественное образование в печени. Откуда оно взялось? Маму в Москве обследовали, все анализы были хорошие, томография нормальная. Рака не было!

Они же не могут написать: сепсис, стафилококк. Тогда получается, надо больницу закрывать?

Когда мама болела, я не хотел жаловаться на врачей. Как и многие люди, боялся, что вообще не станут лечить. А теперь у меня руки развязаны. И я не успокоюсь, пока не накажу тех, кто виноват в её смерти. Это теперь смысл моей жизни.

Дмитрий Архангельский Калининград

Крутой доктор из БФУ им. Канта

В своём заявлении в СК РФ Степченков указал статьи уголовного кодекса, под которые, как он считает, подпадают действия врачей областной больницы: ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности), ст. 124 УК РФ (неоказание помощи больному), ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая смерть человека).

Я позвонила лечащему врачу Дмитрию Архангельскому с просьбой прокомментировать обвинения Сергея Степченкова.

- Я комментировать это не буду, - ответил доктор. - Если он так считает – ради Бога. У него есть право подать в суд. Насколько я знаю, следственные органы сейчас проводят разбирательство. Прокуратура запросила в больнице документы. Кроме того, сведения о пациенте – это врачебная тайна.

…На сайте областной больницы имеется информация о врачах. Читаем: Архангельский Дмитрий Владимирович, врач-хирург, окончил медицинский институт БФУ им. Канта в 2015 году. Ординатура – медицинский университет БФУ им. Канта, 2015-2017 гг.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля