Новые колёса

“НЕ КАЖДЫЙ ВЫДЕРЖИТ УДАР БООСА”.
Ирек Гимаев познакомился с губернатором на хоккейной площадке

Ирек Гимаев смотрит на меня доброжелательно и улыбается. Улыбка у него добрая и немного ироничная.

- Ну, не такой уж я великий автомобилист, - начинает нашу беседу с неожиданного признания Ирек Фаритович. - Автомобиль - для меня не увлечение и не страсть. Скорее, это просто жизненно необходимая вещь. Хотя, если честно, ко всем автомобилям, которые у меня были, я очень привыкал, они становились частью моего внутреннего мира. Неудивительно, ведь в них я проводил значимую часть своего и личного, и рабочего времени. И когда в очередной раз я продавал автомобиль, знаете, это довольно трогательный момент...

Раздается телефонный звонок. Ирек Фаритович берет трубу. Пока он что-то объясняет собеседнику на другом конце провода про строительство детских спортивных площадок, у меня есть немного времени, чтобы осмотреть кабинет Гимаева.

Всюду, куда не посмотри, стоят кубки. Большие и маленькие. Бронзовые и стеклянные. На самом видном месте, справа от входной двери - написанный маслом портрет Путина. Президент облачен в кимоно. Сбоку - какие-то иероглифы.

На рабочем столе главы физкультуры и спорта Калининградской области много фотографий в рамочках. На одной - губернатор Боос на футбольном поле. На другой - губернатор Босс с мячом. На третьей - губернатор Босс с футболистами. Рядом - еще два интересных снимка. На них изображен импозантный молодой человек с красивой девушкой. Они запечатлены в момент выступления на соревнованиях по спортивным танцам. Я решаю неприменно поинтересоваться у Ирека Фаритовича, что это за прекрасная пара...

Тренировался на “Икарусе”

- Водительские права я получил в 1977 году в Уфе. Когда играл за хоккейный клуб “Салават Юлаев”, - закончив разговор по телефону, продолжает рассказ о своей биографии автомобилиста Гимаев. - В те времена личный автомобиль - это большая редкость. А мечта обзавестись собственными колесами у меня была всегда.

- Когда первый раз сели за руль?

Ирек Гимаев

- Мы жили на сборах за городом. Наш спорткомплекс обслуживал небольшой фургончик “Иж” - подвозил продукты. Мы еще называли его “пирожком”. На нём ездил замечательный водитель - дядя Толя. Вот он-то и стал моим первым учителем по вождению. Мы выезжали на лесные дороги и там катались. Газ-тормоз-сцепление. Педали-рычаги. Вот тогда-то я и узнал, что это такое...

Немного позже я попробовал свои силы на машине посерьезнее - на междугородном автобусе “Икарус”. Бывало, нашей команде надо лететь на игру в другой город. А авиарейс задерживают. Заказанный заранее автобус стоит на парковке возле Дворца спорта. Ребята коротают время - сидят в раздевалке. А я подхожу к водителю нашего автобуса и прошу его немного поучить меня ездить. Он мне никогда не отказывал. И мы крутимся на асфальтированной площадке напротив Дворца спорта. Должен сказать, что при всей внушительности габаритов автобуса, ездить на нем не так уж и трудно. Особенно, трогаться с места.

...Мне был свойственен юношеский максимализм. Всего хотелось попробовать, везде успеть...

Когда я, наконец, пошел в автошколу, то учился успешно. Теорию сдал нормально. Ну, а практика у меня уже была.

Когда права я уже получил, игрок ЦСКА Вячеслав Анисин взял опеку надо мной и другим хоккеистом Кротовым. Мы-то тогда были молодыми, безлошадными. Со стадиона до спортивной базы Архангельское он брал нас с собой. Объяснял, как водить, какие существуют тонкости управлении автомобилем. И все повторял: “Ну зачем гонять, зачем торопиться? Не надо держать себя в постоянном напряжении. Вы должны выходить из-за руля не взмыленным, а отдохнувшими”. Анисин сажал нас за руль собственной “Волги” ГАЗ-24 и мы под его чутким руководством учились правильно водить машину.

Сломанный бампер

- Ваша первая машина?

- ВАЗ-2101. Я купил её в Уфе. Бежевая такая, красивая. Хотя я умел водить уже довольно неплохо, но практика - это такая вещь... Её просто так не приобретешь. Как, собственно, и машину. Обычно я выезжал из гаража в два захода. Но однажды решил продемонстрировать высший пилотаж, выполнить маневр с одного захода.

- Получилось?

- Зацепил за ворота и отогнул бампер. Обидно страшно. Ведь еще совсем новенькая машина. Я так расстроился, что даже скрыл это от папы. А бампер - хромированный, металлический. Отрихтовать его не удалось. Пришлось искать новый бампер. А в те времена все запчасти были в страшном дефиците. Стал поднимать свои знакомства, связи. Наконец, достал новый бампер, поставил. Папа об этом случае так и не узнал.

- Автомобиль вам покупал папа?

- “Жигули” я купил на свои сбережения. Как сейчас помню, машина обошлась мне в 5100 рублей. Это было в 1978 году. Кстати, зарплату я стал получать тоже с 1978 года, играя в хоккей.

- В вашей семье автомобиль был?

- Увы, своего никогда не было. А вообще мой отец - профессиональный водитель. Работал на грузовике. Но водить машину меня не учил. И даже за руль ни разу не сажал. Я же своих детей к автомобилю приучал с малолетства. У меня - двое сыновей. Старший ездит на “Ниссане”. Младший пока без машины. У супруги права есть. Правда, мне спокойнее, когда она не на машине.

Ботинки на асфальте

- Кроме “Жигулей”, на каких автомобилях вы еще ездили?

- После “копейки” катался на “шестерке”, затем - на ВАЗ-21099. Удалось поездить и на “Волге” ГАЗ-3110.

В моей спортивной биографии наступил момент, когда в течение четырех лет я работал в Японии. С 1987 по 1991 годы. Вот с этим периодом моей жизни связано то, что я заболел японскими автомобилями. Тогда я играл в хоккей за “Одзи Сейси” - это команда от целлюлозно-бумажного завода, расположенного в городе Томакомай, неподалеку от Саппоро.

- Саппоро? Там ведь проходили зимние олимпийские игры 1972 года.

- Правильно. Остров Хоккайдо.

- Как вас туда занесло? И почему хоккейная команда принадлежала какому-то комбинату?

- “Одзи Сейси” - крупнейшая целлюлозно-бумажная компания в Японии. На их бумаге печатается 80% всех японских газет. В начале они покупали в России лес, потом заинтересовались русскими хоккеистами. Так вот, в Томакомае я ездил на служебной “Тойоте-Карине”, которую выделили мне на заводе. Но самое яркое впечатление от япон-ских автомобилей я получил в день моего прибытия в Страну восходящего солнца. В аэропорту меня встречал шикарный лимузин. Водитель - в белых перчатках. Открывал передо мной дверь. А сама машина! Сиденье было с массажером! Представляете, сколько впечатлений! Ведь это же было в советские времена, когда верхом технического совершенства считались подголовники на передних сиденьях. Или замыкавшийся на ключ приемник “Урал”, который штатно устанавливали на ижевских “Москвичах-412”.

- Что вас поразило в японских автомобилистах?

- Некоторые необычные традиции. Например, при входе в дом японцы обязательно снимают с себя обувь. Поскольку многие жители Страны восходящего солнца автомобиль отождествляют со своим домом, то обувь, перед тем, как сесть на сиденье они тоже снимают. И на педали жмут босыми ногами. Но самое забавное то, что японцы очень часто забывают про свои башмаки и оставляют их прямо на дороге.

Из Японии я привез праворульную “Тойоту”-минивэн и “Хонду-Аккорд”.

Затем, уже в России, я пересел на “правильную” “Тойоту” - с нормальным рулем.

Японские полицейские

Ирек Гимаев

- Японская дорожная полиция вас часто останавливала?

- За 4 года - всего два раза. Первый раз - за превышение скорости. Вообще в Японии существуют очень жесткие ограничения скорости. В городе - в основном 40 и 50 км/час. И очень редко - 60. На автобанах - до 100 км/час.

- Вы нарушили скоростной режим на автобане?

- В городе. Сначала стоял на перекрестке - ждал разрешающего сигнала светофора. Когда зажегся зеленый, я стартанул. Причем очень резко. А там ограничение скорости - 40 км/час. И тут вижу, на дорогу полицейские выбегают с флагом, со знаменем, - смеется Ирек, вспоминая ту ситуацию. - Тормозят меня. Вижу, узнали меня. Я же - тот самый хоккеист, который за их любимую команду играет. Успокоился - если узнали, значит, на первый раз простят.

- Простили?

- Оказалось, договориться с японскими полицейскими в принципе невозможно. Я превысил скорость на 18 км/час - а это серьезное нарушение. Пришлось заплатить 100 долларов штрафа.

- А второй раз?

- Во второй раз помимо штрафа у меня состоялась и не совсем приятная беседа с директором завода. Он объяснил мне, что, мол, они борются за звание лучшего коллектива острова, а я им своими выходками все показатели порчу.

- Вы испортили им показатели?

- За 4 года мы стали 3-кратными чемпионами Японии...

Вопрос принципа

- С японской полицией - понятно. А как у вас складывались отношения с российской ГАИ?

- Нормально. Я же не нарушитель.

- Вам когда-нибудь приходилось отстаивать свою правоту?

- Приходилось. Однажды останавливает меня гаишник и обвиняет в том, что я скорость превысил. И в доказательство предъявляет мне показания радара.

- А вы скорость не нарушали?

- Конечно, не нарушал. Трасса знакомая, хорошо изученная. Тем более, я знал, что где-то впереди притаился инспектор ГАИ с радаром. Ну, не враг же я себе, в самом деле? Если верить прибору, выходит, что скорость я превысил на 20 км/час. Но я-то знаю, что абсолютно ни в чем не виновен.

- Вы смогли убедить гаишника?

- Старался, как мог, но милиционер уперся - и ни в какую. Мне уже и денег на штраф было не жалко. Но стоял вопрос принципа. Чтобы доказать свою правоту, мне пришлось делать пробные заезды.

- И что же?

- Я победил! Оказалось, что радар неисправен и безбожно врет.

Широкие колёса

- После Японии один год я работал в Словении. Там ездил на “Ситроене”. Маленькая такая машинка. Наподобие нашей “восьмерки”. У нас были визы в Австрию и мы всей семьей частенько ездили за покупками в приграничный город Клагенфорт. А дорога из Словении в Австрию - непростая. Горные перевалы, серпантин. Альпы ведь. Однажды, когда мы возвращались назад, наш “Ситроенчик” не выдержал нагрузок и мотор закипел. Пришлось бегать с ведром на таможню за водой. А вообще, я наездник. В лучшем случае могу масло подлить, бензин заправить. В устройстве машины не разбираюсь.

- Вам когда-нибудь бывало за рулем страшно?

Ирек Фаритович на минуту задумался, видимо, словно вспоминая какие-то давние события.

- Это было в начале 1993 года. Ехал я в аэропорт “Шереметъего” на своей “Хонде-Аккорд”. Помню, тогда еще мода была на широкие колеса. Ну, понятно, и на моей “Хонде” стояли такие колеса. Со стороны красиво, но устойчивость от подобных наворотов машина теряет. Правда, я об этом еще не задумывался. Итак лечу я на повороте, крутой вираж закладываю. А впереди - лужа. Как только колеса попали в эту лужу, машину сразу же стало крутить. Казалось, прошла целая вечность. На самом деле - какие-нибудь доли секунды. Машину крутануло раз, крутануло два, выбросило на встречную полосу. И тут сзади я почувствовал сильный удар. Машина перестает крутиться, и мне удалось остановить ее.

- Что же произошло?

- За мной след в след шла другая машина. Когда меня занесло и стало крутить, водитель не смог вовремя затормозить и ударился в меня сзади. Но вот что удивительно. Именно этот удар и выровнял траекторию движения моей “Хонды”. Иначе мой автомобиль выкинуло бы с трассы. Хорошо еще и то, что встречного транспорта не было.

- Этим инцидент и закончился?

- Не совсем. Из наехавшей на меня сзади машины выскочил водитель, начал ругаться, наезжать на меня. Что, мол, это я во всем виноват. Хотя, если разобраться, то виноват как раз-то он. Ведь он же в меня стукнулся. Но тогда я был в шоковом состоянии и, чтобы замять инцидент, отдал кричавшему на меня водителю 200 долларов. На том и разошлись. Но этот эпизод я надолго запомнил. Признаюсь, в тот момент мне действительно было страшно, очень страшно...

Пропавший аккумулятор

- Грабители хоть раз покушались на вашу машину?

- Было дело. Этот случай произошел опять же с моей многострадальной “Хондой”. Она стояла в гараже, недалеко от дома. Гараж - металлический, неохраняемый. Прихожу утром - гараж нараспашку. Машина вскрыта. Пропал аккумулятор. И, конечно же, магнитола. Пропало и специальное зеркало-антирадар. Я его из Японии привез. Но самое плохое - эти негодники все испачкали - весь гараж, всю машину. Наследили грязными сапожищами... Пакостники, одним словом. Я ведь свою машину воспринимаю, как некий микромир. Да-да, как собственное пространство, принадлежащее только мне. Поэтому-то мне и было очень неприятно.

- Машина вас часто подводила?

- Если спрашиваете о неисправностях, то довольно редко. Бывало, иногда зимой не заводилась. В Москве-то зимы суровые. Но чаще всего бывало так: стою я в очередной пробке, чувствую, что уже вовсюду опаздываю. И тогда подъезжаю к метро, бросаю машину и дальше еду на метрополитене.

- Ваши лучшие автомобили?

- Конечно, я всей душой прикипел к японским машинам. Но были у меня и особенные автомобили - шикарные американские “Крайслер” и “Меркьюри-Сэйбл”.

Президент в кимоно

- С кем из первых лиц иностранных государств вы встречались? - задаю вопрос, а сам поглядываю на висящий на стене портрет Путина в кимоно.

- С Путиным не встречался, не пришлось. Соответственно, этот портрет мне не президент подарил, - удовлетворяет мое любопытство Гимаев. - А вот когда на Красной площади проводили матч с участием команды ветеранов, многие из известных людей к нам в раздевалку заходили. И глава МЧС России Сергей Шойгу, и мэр Москвы Лужков, и министр иностранных дел Сергей Лавров.

В Татарстане мне удалось пообщаться с Минтимером Шаймиевым. На татарском языке. Со многими из шоу-бизнеса мы встречались. С Ширвинтом, с Лещенко, с Дуровым, с Евдокимовым. И с Ларисой Долиной - ну, она, вообще, женщина спортивная...

- А с Георгием Боосом как познакомились?

- Боос ведь тоже играл в хоккей. И довольно прилично. Он - игровик. Понимает суть игры. Ведь хоккеист - это не просто статист, который забил шайбу или не забил. А познакомились мы с Георгием Валентиновичем 4 года назад. И вот при каких обстоятельствах. У Бооса была хоккейная команда от его фирмы “Светосервис”.

И он не только руководил командой, но и сам неплохо играл. Меня тоже пригласили в “Светосервис”. Мы немало времени проводили на совместных тренировках. Каждую неделю по два раза. Завязались какие-то отношения. Вообще, спорт сближает людей. Кроме того, Боос умел еще все хорошо обставить. Мы ведь там и дни рождения отмечали, и праздники. Кстати, уже позже, именно с подачи Георгия Валентиновича, образовалась команда Государственной думы.

Трус не играет в хоккей!

- О каких человеческих качествах говорит манера игры в хоккей?

- Недаром говорят: трус не играет в хоккей. На поле видно, who is who? Спорт - это как лакмусовая бумажка. Кто-то прикрывает партнера. Кто-то делает лишний шаг... Может, с трибуны для обычных болельщиков это и не всегда видно. Но это хорошо читается профессионалами.

- А ваши дети? Они пошли по стопам отца?

- Старший сын больше любит футбол, чем хоккей. А занимается бальными танцами. Уже больше 9 лет. Он - трехкратный чемпион мира по бальным танцам. С последней партнершей танцует уже 8 лет, - и Ирек Фаритович показывает на стоящие на его столе фотографии танцующей пары.

- У них все так серьезно?

- Мне хотелось, чтобы это было серьезно. Восемь лет - ведь о чем-то это говорит!

- А младший сын?

- Он занимается футболом. В команде ЦСКА играл. Там хороший, здоровый коллектив... Но сейчас мой младший сын играет в любительской лиге. В чемпионате на первенство Северо-Западного округа Москвы.

Столбик “SOS”

- Самая большая скорость, которую вам приходилось развивать на автомобиле?

- 180 км/час. Ехали мы по трассе в Англии из Лондона в город Блэкпул. Там у моего старшего сына проходили соревнования по бальным танцам. Машину нам одолжил друг - “Мерседес W-124” с правым рулем.

- Вам с непривычки, наверное, было не так-то просто ездить по Англии. Левостороннее движение все-таки...

- Никаких проблем. Я же еще в Японии натренировался ездить “наоборот”. Так что с ездой по английским хайвеям я справился. Хуже другое. Мотор стал перегреваться, охлаждающая жидкость закипела, с маслом - просто беда. Короче, я перестроился в крайнюю полосу, заехал на обочину и встал. Хорошо, что совсем недалеко находился столбик “SОS” - вызов аварийной службы. Аварийка приезжает, если назовешь номер своего страхового свидетельства. Меня соединили с диспетчером. Потом спросили, куда едем. Сколько человек в машине. Ждать долго не пришлось. Вскоре прибыл эвакуатор. Машину отвезли на сервисный центр обратно в Лондон, а нас - в Блэкпул. Чтобы рассчитывать на такого рода помощь, достаточно всего лишь купить страховую карту, стоимостью в 100 фунтов. А что касается моего рекорда скорости... Так вышло, что “гонки на выживание” по английской трассе закончились для моей машины далеко не самым лучшим образом. С тех пор стараюсь ездить в более умеренном режиме.

А вообще, за границей ведь особо не разгонишься. Ехали мы как-то по дорогам Швейцарии на машине с трехкратным олимпийским чемпионом Андреем Хомутовым. Это было под Берном. Дорога отличная, машина - мощная. Смотрю на спидометр - стрелка замерла на отметке “130 км/час”. Я спрашиваю, что, мол, он так тащится. Неужели нельзя побыстрее ехать. Андрей пояснил, что всюду установлены фотороботы и если мы скорость превысим, нас вмиг сфотографируют со всеми вытекающими неприятными последствиями.

100-процентная отмазка

- Сейчас на чем ездите?

- На служебном “КИА”. Обхожусь без водителя. И это очень удобно. Ведь мне приходится выезжать на спортивные соревнования по всей области. И не только по рабочим дням, но и в выходные. Дергать всякий раз водителя мне было бы просто неудобно. Кроме того, и отмазка хорошая у меня есть.

- Какая еще отмазка?

- Ну, ведь я езжу по всяким мероприятиям. А ведь там и банкеты, случается, устраивают. И всякие празднества. Выпить предлагают. Откажешься - обидеться могут. А здесь - вполне нормальная причина - я за рулем. Свою служебную машину я обслуживаю сам - на свои деньги. Заправляю ее бензином тоже за свой счет. “КИА” - машина экономичная. В неделю на топливо у меня уходит рублей 500, не больше.

- Ваши впечатления от поездок по Калининграду?

- В Калининграде водители намного культурнее, чем в Москве. В Москве - не нарушать правила вообще невозможно. Там все так устроено. Мегаполис диктует свои законы.

А здесь, в Калининграде, за рулем чувствуешь себя намного комфортнее.

- Какие автомобили вам нравятся?

- Дорогие, красивые, сумасшедшие. Но у меня никогда не возникало желания приобретать такие автомобили. У меня - более приземленные желания. Например, надежные джипы-внедорожники. Но помечтать-то ведь иногда надо!

Ю. ГРОЗМАНИ, фото автора


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля