Новые колёса

НАШУ ГАЗЕТУ УБИВАЛ ОМОН.
Милиция открыто похитила тираж “Новых колёс” и избила депутата

Наверное, более грязных выборов в Калининградской области еще не было. Мы уже писали о многочисленных нарушениях конституционного права свободно избирать и быть избранным. Народную партию сняли с выборов - якобы за то, что своим письмом к Путину она “возбуждала социальную ненависть” к сотрудникам правоохранительных органов. А что, извините, творили эти самые сотрудники?! По указке сверху “наезжали” на активистов Народной партии, устраивая обыски, проводя незаконные задержания, возбуждая уголовные дела, явно высосанные из пальца...

Депутат Рудников и омоновец

Сотрудники ГАИ обеспечивали прикрытие тяжелой технике, которая курочила щиты Народной партии вдоль Светлогорской дороги... А 8 марта вообще случился полный “апофегей”: один омоновец чуть не переехал депутата Рудникова автомобилем, а второй - заехал кулаком в живот.

...7 марта из Литвы был привезен тираж “Калининградских НОВЫХ КОЛЕС” (“Янтарный сказ” печатать газету накануне праздника отказался, ссылаясь на чрезмерную загруженность). Около 15.00 депутату Олегу Березовскому позвонили и сообщили, что груз растаможен, но вот у выезда с таможенного терминала на ул. Туруханской стоит милицейская машина, и это внушает определенные подозрения. Олег и Александр Березовские и Игорь Рудников (учредитель “НК”) подъехали на ул. Туруханскую. Поблизости действительно стояли милицейский автомобиль и автобус с гражданскими номерами, а парочка дэпээсников имитировала бурную деятельность.

Микроавтобус, груженный газетами, уже был готов к выезду. Депутаты пошли к воротам - встречать. И тут - началось! Подкатил автобус, подъехал зеленый “уазик” с милицейскими номерами. Пространство оказалось заблокированным. А полковник милиции Алексей Лаврентьев, заместитель начальника милиции общественной безопасности УВД, начал распоряжаться.

- Давай команду не открывать ворота! - велел он работнику склада временного хранения.

- А почему? - удивился тот. - Все документы есть.

- Не пререкаться! - завопил Лаврентьев. - Эй, боец! (Лаврентьев скомандовал сотруднику милиции) Иди сюда! Ко мне!! Стань здесь. А ты (это уже другому), сюда, на меня смотри: машину не выпускай. Вызвали оперативную группу, вызвали следователей. Машину будем досматривать.

- Она еще на территории таможенного поста, - возразил “боец”, - мы не имеем права ее досматривать.

- Сюда, на меня смотри! Ее раздекларировали - значит, выпустили. Понял?! Ты не спорь со мной. Сюда смотри! (Лаврентьев тыкал пальцем в кокарду на своей фуражке). Микраш с газетами тем временем выехал - и остановился, уткнувшись носом в милицейский “уазик”.

- В чем дело? - был задан вопрос Лаврентьеву.

- Мы изымаем тираж.

- На каком основании? Покажите документы.

- На основании устного распоряжения (!) председателя облизбиркома Василия Зюбанова.

...К воротам тем временем подтягивались милицейские машины. Около пятнадцати экипажей. Человек тридцать людей в форме плюс с десяток омоновцев - в бронежилетах, с дубинками, с пистолетами... Боевые ребята. По десять с лишним штук на одного безоружного депутата. Весь Ленинградский район Калининграда, в сущности, был оголен. Преступники могли беспрепятственно грабить, жечь, убивать, насиловать - подумаешь, мелочь! Главных Преступников ловили здесь, на Туруханской. А сотрудники милиции выступали в качестве мелкой разменной монеты в политических играх “партии власти”.

Нельзя сказать, что эта малопочтенная роль сильно им нравилась. Ребята наблюдали за происходящим с чувством глубокого отвращения, демонстрируя всем своим видом, что люди они подневольные.

Некоторые просили газетку “на память”, с автографом. А когда одному из милиционеров по мобильнику позвонила жена и спросила, куда он провалился и когда, черт его побери, займет свое место за праздничным столом, мужик ответил:

- “Новые колеса” арестовываем.

- За что?!

- За правду.

Сейчас этот омоновец наедет на депутатов

...Никаких документов на изъятие тиража “НК” у полковника Лаврентьева не было. Устное распоряжение, как известно, к делу не пришьешь - да и не имел права Зюбанов единолично отдавать подобные распоряжения. Ибо избирательная комиссия, единогласно принявшая решение обратиться в правоохранительные органы с тем, чтобы они не допустили распространения “агитационных материалов”, опубликованных в “Новых колесах”, состоялась только на следующий день, 9 марта. Постфактум. При этом об изъятии тиража речь вообще не шла! Эти самые правоохранительные органы должны были просто предупредить редактора о недопустимости распространения газеты до окончания выборов.

А началось все с заявления некоей гражданки Тарасевич Маргариты Петровны с ул. Чекистов, 98, которая еще 7 марта обратилась в облизбирком.

“Прошу вас оградить меня и моего ребенка, который совсем маленький, от той грязи, которая постоянно выбрасывается перед каждыми выборами. Этой “печатной продукцией” забиты все ящики и загажены все подъезды... Насколько я знаю, очередная партия этой “чернухи” будет ввезена в наш город из Литвы на микроавтобусе марки “Мерседес” зеленого цвета. А также мне известно, что растаможиваться эта “гадость” будет на улице Туруханской. Убедительная просьба сделать, пожалуйста, так, чтобы грязи в нашем городе было меньше. Машина должна въехать в Калининградскую область 7 марта 2006 года”.

Вот и гадай, то ли г-жа Тарасевич прорицательница, то ли состоит в особых отношениях с правоохранительными органами или спецслужбами.

Натурально, менты тут же отреагировали. Фантастическая оперативность и предупредительность!

(Помнится, когда у меня на Шпандине сорвали с плеча сумочку, я долго и тщетно упрашивала тамошних ментов хотя бы зарегистрировать этот прискорбный факт, т.к. точно не помнила, не остался ли в умыкнутой сумочке паспорт. А менты посылали меня в пеший тур с сексуальным уклоном. Наверное, я какая-то “не такая” гражданка.)

...Омоновцы моментально окружили микраш, набитый газетами, и стояли плотненько, плечом к плечу. Подъехали какие-то люди в штатском, следователь из Ленинградского РОВД, начальник Ленинградского РОВД подполковник Андрей Карпов. Словно ужаленный Лаврентьев тут же потребовал проводить “следственные действия”.

Карпов осведомился: “А понятые?”

- Какие понятые?! Потом, все потом!.. Сюда бегом, говорю!!!

...То и дело Лаврентьев созванивался по мобильнику с кем-то, кто координировал операцию. Держался нагло. По его команде омоновец выдернул из кабины микроавтобуса водителя и сам сел за руль. Наглухо закрыл двери.

- Вы за это ответите! - пытались возражать ему депутаты.

- Отвечу, отвечу, - посмеивался полковник.

Человеку, сопровождающему тираж из типографии, стало плохо. Он упал на дорогу. Александр Березовский кинулся в кабину за сумкой. Но омоновец отказался ее отдавать. Тогда он подбежал к руководителю “группы захвата”.

- Я могу взять в машине лекарство? Оно лежит в сумке. Отдайте сумку!

Лаврентьев захохотал. С ним на пару веселился дюжий омоновец. И лишь когда закричали даже милиционеры, а Карпов принялся колотить по стеклу кабины, Лаврентьев смилостивился: “Отдай”.

- Ну что, едем! - сказал Лаврентьев после того, как удалось привести в чувство пострадавшего.

- Как - едем?! - возмутились Рудников и Березовский. - А протокол? А документы об изъятии?!

- Все потом! - отмахнулся Лаврентьев.

- Но ведь без документов это - похищение!

...Лаврентьев и сам это прекрасно понимал. Поэтому и торопился. Рудников и Березовский преградили микроавтобусу дорогу.

А. Лаврентьев

- Мы требуем или предъявить документы, на основании которых изымается тираж, или прекратить беззаконие!

Лаврентьев велел шоферу сесть за руль и давить на газ. Тот сел, но ехать на депутатов отказался. Тогда “веселый” омоновец снова выпихнул его и ухватился за баранку сам. И поехал. Сначала медленно, потом - постепенно разгоняясь. Рудников и Березовский не отступали. Вцепились в стойки стеклоочистителей “Мерседеса”, который набирал скорость и волочил перед собой двух депутатов. И тогда другой омоновец отпихнул Олега. А потом ударил Рудникова в живот и швырнул в сторону - так, что тот едва устоял на ногах.

Микраш тем временем рванул с места. Колонна милицейских машин умчалась следом. Но не в Ленинградский РОВД, как заявил Лаврентьев - а на ул. Борзова, 58, туда, где базируется “милиция общественной безопасности”. Омоновцы разгружали “Мерседес”, лихорадочно перебрасывая из рук в руки пачки газет. Лаврентьев кидал лично! Едва Рудников и Березовский приблизились, как ОМОН снова выстроился в цепь.

Тот, кто ударил Рудникова, сразу поднял воротник, надвинул шапку на глаза... Вся его смелость куда-то подевалась. А толстый прапорщик ходил вокруг и гудел: “Сойдите с бордюра. Мы его белим, а вы тут встали. Как вам не стыдно, это же некультурно!”

...Ну а на следующий день, как было уже сказано выше, г-н Зюбанов и Ко предписали разобраться с тиражом “НК”. Как содержащим элементы агитации.

Значит, когда Рудникова обвиняют в страшнейших грехах... когда г-н Золотухин накануне выборов запускает в прайм-тайм гнуснейшую телепередачу со своими комментариями... когда про Березовского пишут, что он изменник Родины и шпион чуть ли не всех иностранных разведок сразу - это не агитация. Зюбанов не требует изъять, скажем, “Региональные известия” и “Известия Калининграда”, не поднимает на ноги ментов, чтобы те отыскали заказчика подметного издания “Человек и закон”... А вот когда Рудников и Березовский пытаются реализовать свое законное право на ответ - приводится в движение вся “запретительно-репрессивная” машина. И сотрудники правоохранительных органов превращаются в опричников. Только собачьих хвостов на фуражках не хватает - для полноты картины.

...Да, на выборах случается всякое. Бывало, редакцию “Новых колес” закидывали бутылками с зажигательной смесью, взрывали под окнами тротил, нападали на сотрудников... но все это проделывали некие “тати в нощи”. Которые, конечно, легко угадывались, но... не пойман - не вор. Но нынешнее “ноу хау” потрясает: чтобы среди бела дня люди в милицейской форме творили НИЧЕМ НЕ ПРИКРЫТОЕ беззаконие, а прокуратура, несмотря на жалобу, поданную по горячим следам, НИЧЕГОШЕНЬКИ не предпринимала... да-а-а. Запределье какое-то.

И напрашивается вывод:

“Если ТАК можно обойтись с депутатами - людьми, обладающими статусом неприкосновенности... представителями действующей власти - то человека обычного, рядового в асфальт закатают и не поморщатся. Или заставят собирать выбитые зубы сломанными пальцами”.

Разумеется, без санкции свыше ТАКИЕ вещи не делаются. Абы кому милиция служить не будет. И чтобы полковник переквалифицировался в грузчика, приказать ему должны были на уровне начальника УВД. А тому - на уровне губернатора. С чьим приходом к власти мы и превращаемся постепенно не то в Благовещенск - с его прогремевшими на всю страну омоновскими “зачистками”, не то в Западную Туркмению. Где под свободой слова подразумевается лишь свобода петь дифирамбы. А инакомыслие преследуется под лозунгом “Патронов не жалеть!”

Г-н Боос, очевидно, забыл: быть губернатором не значит иметь неограниченные права. Это значит - быть гарантом прав и свобод, утвержденных Конституцией, и выполнять целый ряд обязанностей. Среди которых есть и такая - терпеливо выслушивать критику. И реагировать на нее! А не употреблять административный ресурс для расправы с политическими противниками, даже если лично ты их ненавидишь лютой ненавистью.

...Так что не мешало бы г-ну Боосу опомниться. И пусть президентом ему даны самые широкие полномочия - вряд ли г-н Путин заинтересован в том, чтобы Конституция РФ откровенно попиралась в самой западной российской области, под носом у Евросоюза. И чтобы в Калининградской области росли “протестные настроения”.

Ну а похищенный тираж “НК” так и не вернули. Несмотря на два визита Рудникова к новому прокурору области Алексею Самсонову. Будто бы Росохранкульт должен дать на сей счет заключение... Смешно? Да уж нет.

Скорее страшно. Что будет дальше? В КОГО нас всех пытаются превратить? И за кого, собственно, держат?!

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля