Новые колёса

МНЕ БООС НЕ УКАЗ! Надир-Оглы Агаев плевал на бабушку-блокадницу, а заодно и на губернатора

Кто-то по соседству, лихоимец жадный, у крестьян землицы косячок изрядный оттягал, отрезал плутовским манером. “Вот приедет барин: будет землемером! - думают крестьяне. - Скажет барин слово - и землицу нашу отдадут нам снова”

“Забытая деревня”

Николай Некрасов

И царь, и Бог, и воинский начальник

- Мало ли что Боос сказал, - поморщилась юрист Сусанна Чернышова. - Губернатор никакого отношения к земельным участкам на Северной Горе не имеет. Землёй распоряжается администрация Ленинградского района Калининграда!

Народ обратился к губернатору: помогите, Георгий Валентинович!

Тамара Павловна Радивоник опешила. Георгий Валентинович с ней лично беседовал (бабушке очень губернатор обходительностью понравился), обещал разобраться и помочь. И вдруг - такой неожиданный поворот. Оказывается, губернаторская власть не на всю Калининградскую область распространяется. Есть на карте самостийный Ленинградский район - эдакий современный вариант махновского Гуляй-поля. И глава этого муниципально-анархистского образования Надир Алишевич Агаев сам себе и царь, и Бог, и воинский начальник. Ну, и губернатор заодно.

Понять вопиющее надругательство над вертикалью власти 69-летняя Тамара Павловна была не в силах. Баба Тома (как её зовут соседи и знакомые) - человек старой закваски. Жизнь прожила тяжёлую, всякое повидала, но с современными реалиями обновлённой России так и не свыклась...

Блокадный синдром

Родилась Тамара Павловна 23 февраля 1941 года на станции Раута Ленинград­ской области. Войну, конечно, по малолетству не помнит. Только из рассказов матери знает, что отец ушёл на фронт, а семья фронтовика оказалась в блокадном Ленинграде. Как удалось выжить - трудно сказать. Мать заболела туберкулёзом, но дочь каким-то чудом от голодной смерти спасла. Отец долгое время считался без вести пропавшим (лишь через несколько лет после войны выяснилось, что солдат пал на поле боя). По тем временам это клеймо - чуть ли не враг народа. Так что, когда закончилась война, жизнь не шибко-то полегчала. Разве только хлебная пайка стала больше.

В 1946 году началась вербовка переселенцев в Кёнигсберг, и матери предложили работу в Светлом - на рыбоконсервном комбинате. Тут-то и сработал “блокадный синдром” - куда угодно, лишь бы поближе к еде. Мать без сожаления оставила Ленинград и вскоре вместе с малолетней дочерью оказалась в Кёнигсберг­ской области.

В Светлом семья прожила один год. Мать сильно болела и в 1947 году перебралась в Калининград (Кёнигсберг к тому времени уже получил новое название). Поселились в небольшой комнатёнке в здании инфекционной больницы на улице Фрунзе. Там даже туалета не было - бегали по нужде в “разрушки”. Тогда их в достатке было - кругом одни остовы некогда добротных немецких зданий.

Детство Тамары прошло быстро. Она даже среднюю школу не окончила - с 14-ти лет пошла работать. Что поделаешь, время такое было...

За баранкой самосвала

Надир Алишевич Агаев

Тамара взрослела, окончила курсы водителей, стала работать на самосвале. Тут-то и познакомилась с бравым матросом Балтийского флота Ирениушом. Военморы тогда разбирали разрушенные здания, а Тамара отвозила кирпич на железнодорожную станцию. Оттуда его доставляли в Россию - строительный материал был в большом дефиците. Вскоре молодые люди поженились - Ирениуш уволился в запас. Четыре с половиной года он лямку тянул - такие уж после войны сроки службы были.

У жениха тоже судьба непростая. Поляк по национальности оказался в Советском Союзе не по своей воле. Родился он в 1937-м, в небольшом селе на востоке Польши. 1 сентября 1939 года фашистская армия смяла войско польское, а чуть позднее в тыл панам ударила Красная армия-освободительница. Мимо дома Ирени­уша проследовали танки с красными звёздами на броне. Так польская семья оказалась в другом государстве.

Потом грянула Великая Отечественная и пришла новая оккупация - по улицам загрохотали танки со свастиками. Немцы село Ирениуша пощадили - не спалили, как многие другие. Отец с матерью хлеб пекли для партизан, а Ирениуш доставлял его в лес. Так войну и пережили. В 1944-м в село вновь вошли советские войска. Так в составе СССР эта территория и осталась.

Срочная служба Ирениуша прошла на крейсере. Там сослуживцы стали называть его Геной. С той поры это имя к нему и прилипло. Парень он был работящий, да ещё с головой. В общем, всего у молодой семьи для счастья хватало. Кроме собственной крыши над головой...

Сказочная роскошь

В конце пятидесятых Тамаре и Гене-Иренушу повезло. Им дали квартиру на Северной Горе - улица Глинки, 67. Отдельный дом немецкой постройки на две семьи. Отопление печное, удобства во дворе, но Радивоники были рады и этому. Тем более, что в придачу им достался участок земли - семь с половиной соток. Можно было разводить огород и налаживать хозяйство.

Таких домов в этом районе было много - целый посёлок. В своё время немцы осуществили здесь программу “Доступное жильё”. Рабочий люд организовал нечто вроде кооператива и в рассрочку приобрёл простенькие дома с приусадебными участками в 15 соток.

Канализации предусмотрено не было. Сточные воды проходили через шесть колодцев-отстойников, после чего попадали в специальные канавы. Далее вода через несколько прудов стекала в Верхнее озеро. Эта же система работала, как дренаж - дождевые и грунтовые воды в посёлке не задерживались.

Люда Путина

Так в доме на ул. Глинки, 67 семья Радивоников и осталась. Вырастили двух сыновей, состарились. Дядя Гена (Ирениуш) до самой пенсии трудился на заводе “Система”. Заслуженный рационализатор, передовик. У него, между прочим, производственную практику проходила школьница Люда. Хорошая девочка: работящая, скромная. Так о ней Ирениуш говорил, задолго до того, как Людмила выросла, вышла замуж и стала носить фамилию Путина. Поэтому всё без лести.

В общем, жили, как все. Только в шестидесятых Тамаре Павловне несказанно повезло - она выиграла в лоторею автомобиль “Волга”. Сказочное богатство!

Но время берёт своё - Ирениуш умер. В доме осталась баба Тома и её младший сын Станислав с женой. Жили, как все, особых богатств так и не нажили. Только во дворе до сих пор стоит потерявшая былой лоск ржавенькая “Волга”.

Государство - это я!

Но вот наступили новые времена: Советский Союз развалился, а Россия гордо поднялась с колен. Земля в черте Калининграда стала на вес золота и чиновники нервно засучили ножками, чуя невиданные доселе барыши. Вскоре в их поле зрения попала Северная Гора - большие участки “свободной” земли между отдельными домами резали глаз. Грех было ими не воспользоваться по собственному усмотрению.

И вот 29 июня 2009 года окружной Совет депутатов Калининграда, сплошь состоящий из бизнесменов-строителей, принял решение о коммерческой застройке этих земель малоэтажными и блокированными домами. Новые дороги тоже преду­смотрели. Приусадебные участки помехой не посчитали. Чиновники и нардепы решили, что жители близлежащих улиц (все, как один) владеют “сверхнормативными” сотками. В число беззастенчивых латифундистов попала и баба Тома.

Старушке и её сыну с женой нынешняя заботливая власть оставила аж 300 квадратных метров. Остальные “излишки” - с огородом, гаражом и теплицами - потребовали освободить. Узнав о грозящей беде, Тамара Павловна стала писать письма во все инстанции. Помогите, мол, уважаемые слуги народа.

Ответ не замедлил себя ждать. 25 декабря 2009 года глава администрации Ленинградского района Надир Алиш-Оглы Агаев подал в суд иск на бабу Тому. По мнению чиновника Агаева, землю Тамара Павловна нагло захватила, а забор, теплица и гараж “носят все признаки малых архитектурных форм”. Но не зарегистрированы должным образом. Поэтому подлежат сносу. Мало того, “ответчица своими действиями нарушила интересы и права государства, от имени которого действуют органы местного самоуправления”.

То бишь, блокадница и ветеран восстановления Калининграда посягнула на святое - интересы Надира Алишевича (чиновника и руководителя национальной автономии “Азербайджан”), олицетворяющего собой государство Российское. Совсем как говаривал один историче­ский персонаж (кстати, ныне покойный): государство - это я! Хотя тот всё же был императором, а тут, прости Господи, какой-то оглы...

Бульдозером - на стариков

Тамара Павловна оказалась не одинока - под застройку чиновники определили и участки многих других жителей Северной Горы. Народ обратился к губернатору: помогите, Георгий Валентинович! В марте 2010 года Боос лично прибыл на место, побеседовал с жителями посёлка, познакомился с условиями их убогого быта. В итоге губернатор обнадёжил граждан: строительство обещал приостановить и во всём досконально разобраться.

Дом Тамары Павловны Радивоник - и её сын Станислав

А буквально следом - 13 апреля 2010 года - состоялось заседание суда Ленинградского района. Там-то и прозвучали слова юриста администрации Ленинградского района Сусанны Чернышовой о том, что мнение губернатора для неё ничего не значит. Что уж тогда говорить об интересах какой-то пенсионерки Радивоник?

- Попользовались землёй на халяву, - осадила бабу Тому Сусанна, - и хватит. Никто вам не поможет. Даже в Москве в посёлке Речник жители ничего сделать не смогли. Мы тоже можем запросто снести ваши заборы и теплицы бульдозером.

Судья Мухина с Чернышовой была полностью согласна и вынесла решение: обязать Тамару Павловну демонтировать забор и снести незаконные постройки (теплицы). Господин Агаев отпраздновал победу: над горожанами, губернатором и здравым смыслом.

После нас - хоть потоп

В общем, скоро на Северной Горе число элитных коттеджей, блокированных домов и новых улиц многократно увеличится. Самое неприятное, что строители уничтожают старую дренажную систему. Эти каналы предназначались не только для осушения земли - они ещё и работают в качестве канализации. Новой канализационной системы чиновники не предусмотрели, а старую разрушают. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, чем это закончится.

В общем, не далёк тот день, когда улицы превратятся в реки, а придомовые территории - в болота. Причём, и те, и другие, будут обильно сдобрены фекалиями.

Понятно, что долго на такой почве дома не простоят - ни новые, ни старые. Но городские власти с маниакальным упорством продолжают свою работу. Всеми силами демонстрируют принцип: после нас - хоть потоп. Причём, потоп этот не за горами - процесс идёт стремительно.

Такое впечатление, что слуги народа буквально сидят на чемоданах - скоро вообще страну покинут. Иначе, чем объяснить их странное безразличие к перспективе “гавнотизации” вверенной им территории? В белом фраке среди нечистот не останешься...

А за бугром, как пить дать, слуг народа давно ждут виллы и счета в банках (не в “Сбере” же они “откаты” хранят). То есть, всё схвачено. Остаётся лишь хапнуть ещё что-нибудь напоследок - и поминай, как звали.

А вот мы с вами, господа-товарищи, останемся на Родине. По уши в дерьме. И в прямом, и в переносном смысле.

А. Захаров

P.S. Сбежали все олигархи

После “зелёной революции” в Ливии (в семидесятых) из страны сбежали все олигархи и коррумпированные чиновники. Свои “сбережения” они хранили, естественно, в цивилизованных странах. Казалось, что безбедная старость им обеспечена. Но революционный лидер Муаммар Каддафи обратился ко всем беглецам с просьбой: верните, мол, нетрудовые доходы на Родину, а сами - живите, где пожелаете. И пообещал в этом случае простить мздоимцев.

Поначалу над “наивным” Каддафи посмеялись. Но через несколько месяцев по Европе прокатилась волна странных несчастных случаев. Ливийские богатеи ни с того, ни с сего принялись пачками выпрыгивать из окон небоскрёбов, бросаться под проезжающие автомашины и поезда, травиться газом или топиться в собственных бассейнах. Ни дать, ни взять - совесть замучила.

Зато оставшиеся в живых поспешно выстроились в очередь, чтобы побыстрей отдать долг Родине. Мировое сообщество поначалу обвинило Каддафи в мировом терроризме и сильно возмущалось, но со временем успокоилось. Теперь Муаммар - вполне респектабельный глава государства. Эпатажный немного, но это ему прощается. Государство-то богатое. А о несчастных ливийских казнокрадах никто даже не вспоминает...


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля