Новые колёса

МИЛЛИАРДЕР НА КРЮЧКЕ.
Дацышин пошёл на сделку, чтобы не сидеть в тюрьме

Александр Дацышин

Александр Дацышин

17 мая в Московском райсуде Санкт-Петербурга впервые выступил Александр Дацышин - человек, “благодаря” которому главный редактор газеты “Новые колёса” Игорь Рудников уже полтора года сидит в СИЗО по абсурдному обвинению в вымогательстве 50.000 $ у руководителя следственного управления СК РФ по Калининградской области Виктора Леденёва.

Компромат из ФСБ

Трудно представить, чтобы адекватный человек пришёл к главному следаку области и заявил: “Гони 50 тысяч баксов, или я опубликую на тебя компромат!” Особенно в ситуации, когда этот компромат предоставила ФСБ, и весь он уже был опубликован (речь об особняке на Верхнем озере, в котором поселился Леденёв).

Вот и Рудников, будучи в здравом уме, у генерала СК денег не требовал. И уж тем более ничем ему не угрожал. Это признал сам “потерпевший”, а объективные доказательства требования денег попросту отсутствуют. Ни в одном разговоре Рудников даже не произносил слов “деньги”, “доллары”, “50 тысяч” и т.п. Он требовал совсем другого - переквалификации дела о нападении на него в марте 2016 года со ст. 105 УК РФ (покушение на убийство) на ст. 277 УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля).

Но вместо бандитов наши “доблестные” силовики решили посадить в тюрьму их жертву. Одна загвоздка - чтобы хоть как-то притянуть обвинение в вымогательстве, требовалось третье лицо. И этим лицом сделали Дацышина - бывшего замполпреда президента России в СЗФО.

Поставили перед выбором

- Когда ко мне пришли с арестом (1 ноября 2017 года), я думал, это шутка, - признался в суде Дацышин. - Я был шокирован и крайне растерян…

В тот же день в постановлении о проведении оперативно-розыскных мероприятий Александр Ярославович честно написал: “Не согласен с фактом вымогательства и посредничества” (том 3, л.д. 113).

Игорь Рудников

Прочитав это, силовики посадили Дацышина в камеру ИВС, где он провёл ночь, испытав ещё больший шок и растерянность. А потом его вновь пригласили к следователю и вежливо поставили перед выбором: либо вы будете сидеть в СИЗО много месяцев, либо частично признаете свою вину и дадите показания против Рудникова. Тогда мы обеспечим вам домашний арест, а потом переведём в статус свидетеля.

Дацышин согласился пойти на такую “сделку со следствием” и 2 ноября 2017 года дал нужные показания. А если бы остался при своём, то в тюрьме бы сейчас сидел не Рудников, а Леденёв.

- Почему вы изменили позицию и перестали признавать вину? - поинтересовался адвокат Рудникова Тумас Мисакян.

- Сотрудники СК и ФСБ в один голос меня убеждали, что моей вины нет, - объяснил Дацышин. - Они убеждали, что раз я признаю часть действий, в которых меня подозревают, значит, я признаю свою вину частично. А частичное признание вины для меня хорошо, потому что даст возможность ходатайствовать перед судом о домашнем аресте, а не содержании под стражей.

Леонид Михайлюк

- Кто конкретно вас в этом убеждал?

- В частности у меня был разговор с руководителем УФСБ Леонидом Михайлюком. Он сказал: “Да, мы видим, что вы не виноваты…”

Подарок генералу

В части домашнего ареста силовики обещание сдержали, а вот в свидетели Дацышина так и не перевели.

Когда он понял, что его обманули, то дополнил свои показания (20 апреля 2018 года), рассказав и о доме Леденёва на Верхнем озере, и о его бизнесе, и о том, как генерал принял у него подарок - фотоаппарат “Кэнон” стоимостью 30 тысяч рублей…

Получается, если бы Дацышина перевели в свидетели, то он бы никогда и не стал говорить всю правду. Хотя сейчас он по-прежнему на крючке: за соучастие в вымогательстве грозит такой же срок, как и Рудникову - от 7 до 15 лет тюрьмы. И, кто знает, может он пошёл на очередную сделку с правоохранительной машиной: давай ты продолжишь давать показания против Рудникова, и тогда получишь оправдательный приговор?

Выступление Дацышина длилось один час и 20 минут. За это время он объяснил, что действовал исключительно в интересах коррумпированного генерала, к которому сразу проникся сочувствием. А вот честный журналист Рудников ему не друг и не товарищ:

- Мы всегда находились в некой конфронтации, а иногда даже в конфликте, - сообщил Дацышин. - Так, в 2003 году, когда у меня был реальный шанс пройти в Госдуму, это не получилось благодаря стараниям Игоря Петровича и его газете. Вышел целый спецвыпуск, посвящённый мне и другим кандидатам. Разрисовали стены… В результате по Калининграду я эти выборы проиграл. Только благодаря этой негативной славе в газете “Новые колёса” я бы никогда не стал помогать в чём-либо Игорю Петровичу. По этой же причине я посочувствовал Леденёву и хотел ему искренне помочь”.

Страдала беременная жена

- Леденёв много рассказывал о себе, - вспоминает Дацышин первую встречу с генералом СК. - Он сообщил, что человек не бедный, что занимается или занимался каким-то бизнесом, но оформлен бизнес то ли на родственников, то ли на знакомых. Также он сообщил, что продал какой-то ресторан, по-моему, за 40 млн рублей, какую-то бизнес-компанию - за 50 млн, купил участок и построил себе дом на Верхнем озере в Калининграде, однако также оформил документы на строительство дома на другого человека, поскольку стоимость дома не соразмерна с его официальными доходами, а бизнесом он официально заниматься не может из-за должности.

фото - Борис Регистер ("Русский Запад")

- По словам Леденёва, деятельность Рудникова создавала ему серьёзные проблемы по службе, - продолжал Дацышин. - При этом Леденёв пояснил, что руководством ему поставлена задача самостоятельно решить вопрос с Рудниковым, чтобы никаких публикаций и обращений больше не было. В решении этого вопроса, по словам Леденёва, было заинтересовано не только его руководство, но и федеральный центр (как я понял - администрация президента), что было для меня веским аргументом помочь Леденёву. Помимо этого, Леденёв, по его словам, был и сам лично крайне заинтересован, чтобы Рудников оставил его в покое, поскольку из-за него он не мог спокойно проживать в своём доме на Верхнем озере. Страдала семья, беременная жена…

Не чист на руку

- Просьба Леденёва была простой и конкретной, - объяснил Дацышин, - чтобы я уговорил Рудникова прекратить всю его деятельность в отношении Леденёва, и узнал, на каких условиях он это сделает. Это требовало личной встречи с Рудниковым и особого к нему подхода.

В тот же день я пригласил Рудникова к себе в офис. Игорь Петрович объяснил, что конфликт зашёл слишком далеко, что ведомство Леденёва не желает расследовать дело о покушении на него, что Леденёв не чист на руку, и что разговаривать он с ним не будет.

Генерал Леденёв

Генерал Леденёв

Я терпеливо всё это выслушал и стал убеждать Рудникова, что за Леденёва просят влиятельные люди из правоохранительной системы, прошу и я. Что войной ничего не добиться, а если выдвинуть условия мира, то наверняка можно будет решить свои вопросы и проблемы.

Игорь Петрович не соглашался, но я продолжал его убеждать и уговаривать, как просил меня Леденёв. В конце концов, Игорь Петрович согласился обсудить условия мира с Леденёвым. Он сказал, что мир с Леденёвым возможен, если возглавляемый им следственный орган переквалифицирует дело (о покушении на Рудникова) и выполнит ряд процессуальных действий.

Хотел дать денег

- 99,9% времени Рудников рассказывал про уголовное дело, - уточнил Дацышин, - и только в самом конце разговора добавил: “Я тут год бьюсь, мучаюсь, бегаю… Пускай компенсирует 50 тыс. $”. Хочу отметить, что про деньги Рудников сказал только один раз. Это было уже вдогонку. И, как я понял, деньги являлись для него второстепенным условием. А основным условием - действия по уголовному делу о нападении на него. Что я и озвучил Леденёву.

Леденёв, по словам Дацышина, выразил готовность возместить расходы “хоть завтра”. А вот дело о покушении явно хотел замять.

…Вообще странно было слышать, что Дацышин и в суде продолжает говорить о деньгах. Ведь в деле есть аудиозапись его разговора с Леденёвым, состоявшегося 15 сентября 2017 года:

- Ради чего Рудников всё это делает? Чтобы деньги получить, что ли? - спрашивает Леденёв.

- Нет, какие деньги, - отвечает ему Дацышин. - Его задача - переквалифицировать всё это, что он там считает.

То есть, Дацышин не раз объяснял Леденёву: чтобы уладить конфликт с Рудниковым, достаточно переквалифицировать дело. Но Леденёв хотел просто дать денег, а Рудников их не брал.

Михаил Ведерников

Михаил Ведерников

Провокация по сценарию

Переломный момент произошёл 12 сентября 2017 года, когда Дацышин решил похвастаться молодому замполпреда Михаилу Ведерникову: смотри, мол, я хоть и бывший, но высокопоставленные силовики по-прежнему решают вопросы через меня!

Сам Дацышин, правда, преподносит этот разговор иначе: дескать, он пришёл к Ведерникову за советом и чтобы узнать позицию “федерального центра”, на который ссылался Леденёв.

Ведерников внимательно всё выслушал и сказал: “Сань, я с ходу тебе не отвечу, надо проконсультироваться”. А через три часа перезвонил и объяснил: “Пока решения нет, поэтому сам смотри по ситуации”.

В реальности Ведерников доложил обо всём генералу ФСБ Михайлюку, тот вызвал Леденёва на ковёр и спросил в лоб: “Ты что, собрался подкупить Рудникова?”

Тут-то ситуацию и перевернули с ног на голову. Чтобы не сесть в тюрьму, Леденёв согласился стать участником “оперативного эксперимента”, а по сути - устроить против Рудникова провокацию по придуманному в ФСБ сценарию.

- Когда планы Леденёва были раскрыты, ему не оставалось другого выхода, кроме как представить эту ситуацию, как вымогательство, - подытожил в суде Дацышин. - В противном случае он сам мог подвергнуться уголовному преследованию по ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп).

Леденёв крайне заинтересован в том, чтобы Рудников был осуждён за вымогательство, - добавил Дацышин. - Иначе Игорь Петрович его в покое никогда не оставит, и те неприятности, которые у Леденёва были раньше, покажутся ему мелочью.

Попутно Александр Ярославович напомнил, что он человек обеспеченный - зарабатывает около 500 млн рублей в год, поэтому никакого корыстного интереса у него в этой истории не было.

Миллиардер на побегушках

И тут судья Валерия Ковалёва начала задавать Дацышину вопросы…

- 17 августа 2017 года вы встретились сначала с Леденёвым, затем с Рудниковым. На следующий день вы озвучили Леденёву условия Рудникова, и Леденёв эти условия принял. Вы поставили об этом в известность Рудникова?

- По-моему, в тот же день я позвонил Рудникову и сказал, что вопрос о переквалификации вызывает у Леденёва какие-то сложности, - пояснил Дацышин.

- Полагая, что речь идёт о чём-то не очень правомерном, почему вы сразу (18 августа) не сказали Леденёву: “Виктор Александрович, рад был знакомству, вот телефон Рудникова, идите и разбирайтесь сами”?

Генерал Мартынов

- Меня просил помочь Евгений Мартынов (бывший начальник регионального УМВД).

- Вы в зависимости от него находитесь?

- Э-э-э, - замялся Дацышин.

- Послушайте, Александр Ярославович, - потеряла терпение Ковалёва. - Вы фигура статусная, самостоятельная. Я не могу себе представить, чтобы вы бегали между журналистом и генералом СК, выполняя какие-то мелкие поручения. В связи с этим я и спрашиваю: почему вы напрямую не свели двух людей, у которых есть взаимный интерес?! Более того, этот интерес был достигнут!

- Я пошёл к Ведерникову…

- Почему вы не сказали Леденёву и Рудникову: “Уважаемые, вы вообще понимаете, кто я такой? Почему я должен между вами бумажки передавать? Вы очнитесь, вообще!”

- Ну, вот, к сожалению… - Дацышин покраснел и насупился.

Жаренным пахнет

- Почему вы не вышли из этой ситуации на первом же этапе?! - продолжала недоумевать судья. - Как минимум - 18 августа, а как максимум - когда пошли к Ведерникову, и всё осознали. Ведь 15 сентября вы продолжили вести диалоги и не дали “от ворот поворот” - здесь, мол, жаренным пахнет, занимайтесь этим сами.

фото - Виталий Невар ("Новый Калининград.RU")

- Мартынов меня попросил… - начал мямлить Дацышин. - Отказать вроде как неудобно… Я сейчас об этом очень сильно сожалею. Плюс - Леденёв сказал мне, что в этом заинтересован федеральный центр… Я подумал, что я в этой ситуации нужен… А потом ждал, что скажет Ведерников…

- Почему вы не уклонились от беседы 15 сентября?! Зачем продолжали эти диалоги?!

- Не знаю…

- Если вы говорите, что никакого мотива у вас не было, то почему вы уделяли этой ситуации так много внимания? Причём уже после разговора с Ведерниковым, который вам не подтвердил интересы “федерального центра”. А значит, вы были введены в заблуждение “потерпевшим”.

Дацышин впал в ступор, но судья продолжила его добивать:

- Объясните, почему 15 сентября, когда “потерпевший” рассказывал вам о его поддержке федеральным центром, вы не ответили: “Да глупости всё это! Мне Ведерников это не подтвердил”.

Подсудимый начал лепетать какую-то бессмыслицу.

- Вы понимали, что совершаете преступление?! - рявкнула судья.

- Не-а.

- Правильно ли я понимаю: вы обратились к Ведерникову за разъяснением ситуации, а не за тем, чтобы довести её до правоохранительных органов?

- Я просто рассказал ситуацию…

- С какой целью?!

- Потому что деньги начали фигурировать…

- Подсудимый, ответьте: какую цель вы преследовали, когда пошли к Ведерникову? Возбуждение уголовного дела против Леденёва или против Рудникова? Или просто получить околоправовую консультацию?

- Ваша честь, я прошу перерыв! - вмешался адвокат Дацышина Алексей Гудков, видя, что их подзащитный в нокдауне.

Полный абсурд

После 5-минутной беседы за дверью, Дацышин с адвокатами вернулся в зал.

- Консультация оказана, - улыбнулась Ковалёва. - Итого? С какой целью вы пошли к Ведерникову?

- Рассказать, что произошло, чтобы он был в курсе дела, - растеряно произнёс Дацышин. - Хотел проверить информацию.

- То есть на тот момент вы полагали, что никакого преступления не совершается?

- Да.

- Обратите внимание - все мои вопросы об одном: почему вы 18 августа не свели двух людей напрямую и не ушли, а взяли на себя дополнительные хлопоты?

- Я не смог отказать Леденёву…

В зале воцарилась тишина, и судья Ковалёва вспомнила о Рудникове:

- Ваше отношение к показаниям Дацышина?

- Во-первых, я не требовал никаких денег, - решительно ответил Игорь Петрович из-за решётки. - Во-вторых, Александр Ярославович обратился ко мне, ссылаясь на обращение из Генпрокуратуры…

- Подсудимый Дацышин настаивает, - перебила Ковалёва, - что вскользь, в конце разговора, вы назвали 50.000 $ в качестве возмещения понесённых вами расходов…

- Нет, это полный абсурд, - ответил Рудников. - Я сказал, что готов обсуждать только тему переквалификации уголовного дела.

Оговорил сам себя

- Почему, по вашему мнению, Дацышин вас оговаривает? - прямо спросила судья.

- У меня есть только мнение на этот счёт, - ответил Рудников.

- Это мне и интересно. Вы же понимаете, что давая такие показания, Дацышин не только вас обвиняет, но и попутно себя обвиняет!

- На мой взгляд, он сам ответил на этот вопрос, давая сейчас показания в суде, - горько улыбнулся Игорь Петрович. - Потому что стоял вопрос: либо его заключат под стражу, либо дадут домашний арест и переведут в статус свидетеля. Вот и всё.

- То есть, ваша позиция сводится к тому, что Дацышин оговорил себя и вас в совершении преступления, потому что опасался меры пресечения в виде заключения под стражу и преследовал цель довести до конца просьбу Леденёва?

- Да.

…Остаётся процитировать слова свидетеля Ивана Кавуна, выступившего в суде днём ранее:

- Я надеюсь, что Правосудие в Санкт-Петербурге пишется с заглавной буквы. И надеюсь на справедливый, обоснованный, законный приговор.

Следующий “судебный марафон” пройдёт с 29 по 31 мая. В эти дни процесс может дойти до прений и “последнего слова”, а в середине июня судья вполне может вынести приговор.

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля