Новые колёса

“МЕНЯ АРЕСТУЮТ — А ПОТОМ — УБЬЮТ”.
От российского суда активист Костяев спрятался в Литве

“Ничто так не манит в путь,

как подписка о невыезде”.

Михаил Мамчич

Для тех, кто следит за политиче­ской жизнью янтарного рая, Михаил Костяев в представлении не нуждается. В свои 30 лет он где только ни поспел.

Отмотал два срока за кражу компьютеров, обвинялся в оскорблении главы Зеленоградского района Владимира Шегеды и даже самого президента России Владимира Путина. Был вожаком калинин­градских “нацболов”, затем рядовым коммунистом, боролся с уплотнительной застройкой и игровыми автоматами,был признан общественной палатой одним из двадцати лучших правозащитников страны (“СМЕРТЬ НАЦБОЛА. Михаил Костяев стал коммунистом”, - “НК” №193). А в последнее время он заявил о себе, как инициатор референдума против строительства Балтий­ской АЭС.

Можно долго перечислять, против чего выступал Костяев и сколько пикетов он организовал, но общий смысл понятен - для власть имущих Михаил как кость в горле. Особенно сейчас, перед федеральными выборами. И если договориться с такими деятелями чиновникам не удаётся, в ход идут иные приёмы.

Сначала обыск, потом - увольнение

- В конце 2008 года был создан центр по борьбе с экстремизмом, - рассказывает в своём блоге Костяев. - В Калининград­ской области его возглавил полковник Шельпеков, прежде - начальник отдела по борьбе с бандитизмом регионального УБОПа.

Михаил Костяев

- С того момента началось целенаправленное гонение на меня. В 2008 году в редакции газеты, где я тогда трудился, провели обыск, изъяли компьютеры и, спустя некоторое время, меня уволили с этой работы. Прошло более полугода после увольнения, как против меня было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 160 УК РФ (присвоение имущества с использованием служебного положения).

Дело было возбуждено на основании материалов, собранных сотрудниками центра “Э” - полицейские обвинили меня в хищении офисной бумаги почти на 150 тысяч рублей...

Сколько бумаги нужно было утащить на такую сумму, даже трудно представить. Но следователи уже готовились передать дело в суд, так что активисту было не до смеха.

- Мне дали понять, что есть два пути, - продолжает Костяев. - Первый - я прекращаю любую общественно-политическую деятельность, и дело закрывается. Второй - дело передают в суд и меня посадят. Никто особо и не скрывал, что после нашей работы во время выборов президента в 2008 году, поставлена задача: нейтрализовать меня и ещё ряд активистов перед выборами 2011-2012 годов...

Но Костяев не пошёл на сделку со следствием, а нанял адвоката. Тут и выяснилась вся абсурдность обвинения - дело было возбуждено по заявлению человека, который никакого отношения к фирме не имел.

В марте 2010 года суд вынес постановление о незаконности и не­обоснованности возбуждения уголовного дела. А в 2011-м Костяев получил 25.000 рублей компенсации за то, что почти целый год находился под уголовным преследованием по заявлению постороннего человека и по надуманному обвинению.

250 тысяч - за животных

Но на этом дело не закончилось. Точнее, против Костяева завели новое уголовное дело. На сей раз - о мошенничестве “при реализации федеральной программы”, участие в которой ещё в конце 2009 года принимал “Калининградский региональный общественный фонд помощи животным”, руководимый Костяевым. Причём сам активист узнал об этом уголовном деле, когда к нему домой пришёл с обыском следователь и трое сотрудников центра “Э”.

- Я сразу нанял адвоката, но через некоторое время мне пришлось от него отказаться, - пишет Михаил. - Следователь вызывал меня каждые десять дней на ознакомление с экспертизами, но адвокат просто отказался ходить так часто. Нанять нового я, к сожалению, не смог - платить адвокатам, чтобы они регулярно ходили со мной к следователю, очень накладно. И десять месяцев я пользовался услугами бесплатного адвоката, причём всё это время следователь только и делал, что “ознакамливал” меня с назначениями на экспертизы и вердиктами экспертов.

Как только начались допросы, я решил нанять адвоката вновь. По сути, только с началом допросов я понял, на чём же строится обвинение...

А строится оно на показаниях студентов, которые утверждают, что они не работали в фонде помощи животным, но расписывались за получение 3.700 рублей, из которых им шла одна тысяча рублей. Таких свидетелей набралось около десятка. И в марте 2011 года следователь признал Костяева обвиняемым в хищении 250.000 рублей (по другим данным - 280.395 рублей 58 копеек).

Пять лет зоны

- Я стал требовать очных ставок, - говорит активист. - Но нам удалось провести их лишь с тремя свидетелями. Стало выясняться, что люди такого не говорили и зачастую даже свои показания подписывали, не читая. И как только следователь начал понимать, что всё обвинение у него может рассыпаться, он начинает нам отказывать в проведении очных ставок и прекращает расследование. Мы, конечно, обжаловали это решение, но суд нам отказал: мол, поскольку следователь завершил свою работу, все необходимые действия мы сможем провести непосредственно в судебном разбирательстве.

Таким образом дело Костяева оказалось в Центральном районном суде Калининграда и ему стал светить реальный срок - пять лет лишения свободы (при максимальном наказании шесть лет).

- Я лично не сомневаюсь, что меня посадят года на два-три, - считает Костяев. - Всё к этому шло. Но я хочу, чтобы все понимали абсурдность обвинения. Итак, следователь утверждает, что я, будучи директором фонда помощи животным, ввёл в заблуждение Центр занятости населения. И, участвуя в программе по снижению уровня безработицы, похитил из выделенных фонду 700 с лишним тысяч рублей - 250 тысяч. При этом следователь не отрицает, что были уплачены все налоги, представлены все необходимые отчёты... С каждого работника была взята расписка о получении им средств (каждый сдавал отчёт о проделанной работе). Ни у Центра занятости, ни у налоговой, ни у правительства Калининградской области не было никаких претензий к нашей организации. Но потом вдруг из сотен фирм-участников этой программы полиция начинает проверять именно наш фонд и находит достаточно нарушений, чтобы возбудить уголовное дело.

Угроза ареста

- Недавно мне дали понять, что готовы ограничиться условным сроком, если я откажусь от любой политической деятельности до 2013 года, - признаётся Костяев. - Но я не виновен и знаю, что существует указание усмирить протестную активность в регионе с помощью уголовных дел и посадкой нескольких наиболее активных граждан.

Когда были возбуждены уголовные дела, сотрудники центра “Э” неоднократно давили на меня. Они угрожали, что, если я буду появляться на акциях массового протеста, меня будут задерживать и составлять протоколы, а потом следователь будет ходатайствовать об изменении меры пресечения (у Костяева подписка о невыезде, - прим. авт.) и заключения меня под стражу, то есть в СИЗО.

Прикарманил Костяев бюджетные деньги или нет, суд должен был решить после последнего слова обвиняемого. Но 1 ноября Костяев на заседание не явился и попросту... исчез. Как вскоре выяснилось, он уехал в Литву, где попросил политического убежища, и уже получил там разрешение на временное проживание. По данным газеты “Литовский курьер”, поддержку Костяеву оказало некое объединение “Zali.lt”.

- Этот человек, защищая право жителей Калининградской области на своё мнение и безопасную окружающую среду, по сути, защищал и интересы Литвы, поэтому Литва должна предоставить ему убежище, - говорится в пресс-релизе этой организации.

Подобные обращения поступили и в адрес президента России Дмитрия Медведева, губернатора Калининградской области Николая Цуканова и уполномоченного по правам человека России Владимира Лукина. Их подписали Союз молодёжи Литвы, а также партия крестьян-народников Литвы.

- Мы требуем немедленного прекращения давления на калининградских активистов, с которыми у нас установились дружеские отношения в общей борьбе против строительства всех трёх атомных станций в Балтийском регионе, - говорится в письмах. - Особенно возмущает факт подобного давления, учитывая, что калининградцы лишь пытаются добиться законными путями, чтобы при принятии судьбоносных решений их мнение также учитывалось.

- Призываем вас не допустить несправедливости и расправы над общественным деятелем, отстаивающим интересы всего нашего региона, так как подобные действия российских правоохранительных органов идут вразрез с интересами и Калининградской области РФ, и Литвы, и не способствуют налаживанию дружественных отношений между нашими государствами, - говорится в другом обращении на имя Медведева - уже от партии “Литовское движение зелёных”.

В общем, сор из избы был вынесен, и он действительно вряд ли поспособствует налаживанию дружественных отношений с той же Литвой.

Объявлен в розыск

Тем временем, в связи с неявкой Костяева в суд, прокурор потребовал изменить беглецу меру пресечения - с подписки о невыезде на арест. Производство по делу пока приостановлено, а обвиняемый объявлен в розыск.

Впрочем, искать Костяева не нужно. Он открыто участвует в пикетах на территории Литвы и продолжает активную жизнь в Интернете - ведёт блог, комментирует местные новости и даже предлагает всем желающим связаться с ним по электронной почте - nashgorod39@gmail.com.

- Когда прокуратура попросила мне пять лет, я особо уже не сомневался, правильно или неправильно я поступил, - по “электронке” объяснил Костяев мотивы своего бегства. - Они сами дали мне понять, что всё закончится для меня плохо. И, как я неоднократно писал в своём блоге, прокуратура почему-то ну никак не хотела разбираться с нарушениями, допущенными в ходе следствия.

- Приговор, видимо, будет озвучен, когда меня задержат и доставят в суд, - добавил активист, - а потом убьют.

На вопрос, будет ли он обжаловать приговор, Костяев ответил: “Не буду, ибо и так убьют”.

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля