Новые колёса

ЛУЧШЕ БИТЬ В ЗАРОДЫШЕ.
Мэр Калининграда объявил войну “фифам в тонированных джипах”

Да вы с ума сошли!

- Двадцать девять трупов? - схватился за голову мэр Калининграда Александр Ярошук. - Двадцать девять человек всего за один год лишились жизни на дорогах Калининграда! Вы понимаете, что говорите?!

- Не за год, а только за 9 месяцев, - уточнил Александр Химич, начальник отдела пассажирского транспорта.

- Да вы с ума сошли! - взвыл градоначальник. - Куда мы катимся!

Чиновники городской администрации, как по команде, мигом проснулись.

- А что в сопоставлении с предыдущим годом? - попыталась разрядить обстановку первый зам. главы города Светлана Мухомор. - Тенденция к снижению жертв просматривается?

- Ничего там не просматривается, - продолжил резать правду-матку Химич. - Есть чёткая тенденция к ухудшению ситуации. За аналогичный период прошлого года погибших было намного меньше - всего 20 человек.

Без ножа режете

Александр Ярошук: - Разметку наносили? Какая разметка?!

- Увеличение на 20%, - заохал хозяин города и схватился за сердце. - Вы меня без ножа режете.

- Александр Георгиевич, количество жертв на дорогах увеличилось на 40%, - мигом подсчитала и тихонько подсказала главе Наталья Дмитриева, председатель комитета финансов и контроля. И для убедительности показала начальнику включённый на смарт­фоне калькулятор с цифрами.

- Странно, а ведь раньше, до Химича, подобные доклады звучали в совершенно другой тональности, - в раздумье проговорил Александр Зуев, председатель комитета муниципального имущества и земельных ресурсов.

- В какой ещё тональности? - встрепенулся Ярошук.

- Из года в год озвучивались цифры, что, мол, аварийность снизилась, количество пострадавших в ДТП уменьшилось, погибших вообще чуть ли не на ноль сошло...

- Так это и понятно! - хлопнул в ладоши Сергей Мельников, председатель комитета городского хозяйства. - Транспорта стало больше, аварийность соответственно возросла.

- Неправильно! - включился в спор Зуев. - Транспорта стало больше, пробок тоже больше. А вот скорость движения от этого в городе падает, количество аварий и тяжесть последствий, соответственно, снижаются.

Надвигается катастрофа!

- А что, - почесал за ухом Ярошук. - В этом есть разумное зерно. Тогда, Химич, мне совершенно непонятно, почему трупов на дорогах становится больше. Вы постоянно просите денег на новые светофоры, ограждения, разметку... А что в итоге? Это какая-то дурная арифметика получается. Денег на безопасность движения мы тратим всё больше и больше, а толку от этого всё меньше и меньше.

- С вашего разрешения я продолжу доклад, - начальник отдела пассажирского транспорта зашуршал бумагами. - Значительно выросло и количество самих ДТП. За 9 месяцев 2016 года в Калининграде совершено 620 аварий с пострадавшими. Против 493 - за такой же период в 2015 году. Количество пострадавших тоже резко возросло. В текущем году получили ранения и травмы различной степени тяжести 699 человек, а в прошлом - всего 527...

- Что вы мне здесь читаете эти жуткие цифры, о которых стыдно говорить калининградцам, - вскипел Ярошук. - Получается, мы не в состоянии обеспечить их безопасность. Надвигается катастрофа! Вы хоть проанализировали причины, почему всё это происходит?

Пьяные водители

Александр Химич: - Анализ? Вот он!

- Анализ? Вот он! - Химич потряс над головой папкой с бумагами. - Главная причина - низкая дисциплина водителей. По вине водителей-нарушителей совершено 80% всех дорожно-транспортных происшествий. И особенно нас всех беспокоит, что резко возросло количество ДТП с тяжёлым исходом из-за пьяных водителей. Было 23 случая, стало - 39. Рост - 70%.

- Да, пить за рулём стали больше, - сокрушённо покачал головой Ярошук. - Это очень печально, очень печально.

- Ещё более печально, что вырос детский травматизм в ходе ДТП.

- А какую сумму мы вам выделяем на безопасность движения? - градоначальник приготовился записывать.

- Если быть точным... 27 миллионов 699 тысяч 938 рублей и ещё... пятьдесят копеек, - прочитал докладчик. - На эти деньги мы провели все запланированные мероприятия.

Установили 1.367 новых дорожных знаков, отремонтировали 851 старый дорожный знак.

Провели техобслуживание 122 светофоров. Разметку наносили на проезжую часть...

- Разметку наносили? Какая разметка?! - закричал мэр. - Меня постоянно дёргают... И журналисты, и горожане, водители наши калининградские... Проходу от них нет.

За нос водят

- Я по разметке готов отдельно доложить, - засуетился Химич. - У меня вот...

Александр Ярошук

И чиновник в очередной раз потряс в воздухе пачкой бумаг.

- Хотите сказать, что горожане меня за нос водят, когда жалуются, что на улицах нет разметки? - подскочил в кресле Ярошук.

- Нет, но у меня здесь другие данные, - докладчик закопошился в документах. - Вот, послушайте. Краской мы нанесли разметку на площади 4.622 квадратных метра ручным способом. И на площади в 1.140 квадратных метров - машинным способом. И - особая технология. Нанесение разметки пластиком. Здесь мы вообще перевыполнили план - 3.494 квадратных метра.

- Вас послушаешь, так в Калининграде чёрного асфальта вообще не должно было остаться, - строго посмотрел на подчинённого глава города.

- А какой он должен быть?

- По вашим же словам, вы весь асфальт в городе покрыли разметкой. А по факту, как его не было на Московском проспекте - так и нет. Что у вас ещё?

- Безопасный город. По этой программе мы установили 318 камер видеофиксации. На 2017 год - у нас очень большие планы. Будем устанавливать 50 обзорных камер и 22 камеры для распознавания автомобилей-нарушителей. Тесно работаем с отделом ГАИ города.

Жутко много

- Химич привёл не совсем корректные цифры, - заговорил начальник отделения технического и дорожного надзора ГИБДД майор полиции Александр Вытнов. - Вернее, цифры-то корректные, но они не совсем корректно были представлены. Он стал сравнивать по погибшим 2016 год с прошлым годом.

- А с каким годом его сравнивать? - недовольно посмотрел на полицей­ского Ярошук. - С 1913-м, что ли?

Чиновники не осмелились рассмеяться шутке своего шефа. Ведь речь шла о погибших.

- Дело в том, что, по статистике, в 2012 году у нас зафиксировано 36 погибших, а в 2016 году - 29, - зачитал “гаишник”.

- Понимаете, какая разница? Если бы мы не провели за всё последнее время массу мероприятий, о которых так живописно рассказывал здесь Александр Николаевич Химич, то погибших оказалось бы в разы больше... И вот тогда наступила бы настоящая катастрофа!

- Н-да, - хмыкнул мэр. - Конечно, тогда да... Но в чём дело-то? Погибших-то пусть и меньше, благодаря вашей настойчивой работе, но всё равно... Это же жутко много. Двадцать девять трупов! У вас есть объяснение?

Гаишник без радара

- Есть! - отчеканил человек в синей полицейской униформе. - Изменение в Кодексе об административной ответственности. Вот что повлияло.

- Вы про ограничение скорости? - в глазах Мельникова мелькнула догадка.

- А причём здесь скорость и Кодекс? - Ярошук закинул ногу на ногу и потянулся в кресле.

- Ограничение скорости в городе по-прежнему осталось 60 км/час, но нарушением теперь считается только, если водитель движется быстрее 81 км/час.

- То есть, если охламон летит по Ленинскому проспекту со скоростью 80 км/час, то это не нарушение? - искренне удивилась Дмитриева.

- Совершенно верно. Вторая причина - это запрет инспекторам ГИБДД работать с радарами. Вы вспомните, давно ли вы видели на дороге сотрудника с радаром в руке? Правильно. Не видели. И не увидите. Потому что - нельзя. Вот все и летают по городу с очумелыми скоростями.

- А третья причина есть? - мэр скосил взгляд на свои золотые часы “Тиссо”.

Смартфоны-убийцы

- Есть и третья, - продолжал загибать пальцы майор полиции. - Это техсостояние автомобилей. После того, как функцию проведения тех­осмотра передали частным структурам - этот техосмотр у нас вообще никто не проходит. Или почти никто.

По нашим данным, у 80% автомобилей никто не проверяет техническое состояние. И это особенно опасно для коммерче­ского транспорта, который работает на износ. С утра до вечера на линии. Вот слышали, наверное, на Мамоновской трассе произошло страшное ДТП - у грузовика заклинило колесо.

- Хорошо, - мэр забарабанил пальцами по крышке стола. - Вопросы к докладчику есть?

- Я хотел упомянуть ещё об одном зле... - не успокаивался представитель ГАИ. - Это смартфоны. Практически только по их вине происходит большинство наездов на пешеходов.

- Смартфоны-убийцы?! - у Ярошук соскользнули с носа очки и со звоном упали на стол.

- Именно так, - закивал полицейский. - Но доказать, что водитель во время наезда на пешехода тыкал пальцами в смартфон, очень сложно. Тем более, что законодательно это не запрещено.

- Что не запрещено?

- Про пользование смартфонами в Кодексе об административных нарушениях ничего не говорится.

Паразитки за рулём

- Согласен, эти размалёванные фифы, которые катаются на тонированных джипах, тыкают пальцами в экран смартфона, набивая там какие-то сообщения в социальных сетях, - с возмущением проговорил Мельников. - А мы здесь “зебру” двухцветную на асфальте набиваем, чтобы видно было издали. А эти паразитки на дорогу даже не смотрят...

- Тыкают в экран, потому ничего и не видят, - закивал градоначальник. - И кто в этом виноват?

- Социальные сети! - выпалил майор-гаишник. - Но на законодательном уровне пользование социальными сетями никак не оговорено, и за это привлечь водителей к ответственности мы не можем.

- Зато можем привлечь к ответственности за сбитого пешехода! - Мельников решительно ударил ребром ладони по столу. - А это значит, бить по хвостам!

- Согласен, лучше, конечно, бить в зародыше, - нетерпеливо закивал Ярошук, ещё раз глянул на любимые часы и закрыл оперативку.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля