Новые колёса

ЭТО НЕ ГЕСТАПО, А ПРОКУРАТУРА! Калининградские следователи выдвинули ультиматум журналисту Дине Якшиной: хочешь покормить своего грудного ребёнка – подпиши себе приговор

...Эту статью писали не журналисты “НК”, ее переслал нам наш литовский коллега В. Йонкайтис. Он, родившийся в Славском районе Калининградской области, окончил в свое время филфак КГУ, а в 1991 году, после отделения Литвы от СССР, вернулся на свою “историческую родину”. Но Калининград его по-прежнему интересует - здесь у него друзья, к которым он часто наведывается. Очередной звонок Витаса в янтарный край совпал с уголовно-политическим скандалом: привлечением учредителя и практически всех журналистов газеты “Калининградские НОВЫЕ КОЛЁСА” в качестве обвиняемых по делу о клевете, избиении и оскорблении сотрудников ОМОНа... Приводим статью, уже опубликованную в одной из литовских газет, с небольшими купюрами.

Кадр из фильма "Семнадцать мгновений весны": гестаповец Рольф допрашивает радистку Кэт

O O O

- Вы позволите мне покормить мальчика? Я боюсь, он не даст нам работать.

- Мальчик подождет.

- Это невозможно, он должен есть по часам.

- Хорошо, вы покормите его, как только ответите на мой вопрос...

O O O

Этот диалог Рольфа и радистки Кэт из фильма “Семнадцать мгновений весны” вспомнился мне не случайно. 29 июня 2006 года очень похожие фразы звучали в кабинете №17 Калининградской областной прокуратуры, где следователь Дмитрий Зонин допрашивал Дину Якшину, журналистку общественно-политической газеты “Калининградские НОВЫЕ КОЛЁСА”. Только Якшина просила позволить ей покормить девочку - полуторагодовалую дочь.

О том, что происходит в прокуратуре, я узнал очень по-русски. Не из прессы и не из официальных источников, а от тещи моего калининградского друга, которая работает на почте. В обед она пришла домой, где мой приятель с ее зятем пили пиво - и с круглыми глазами рассказала, что только что на почте приняли телеграмму сенсационного содержания. На имя нового Генерального прокурора РФ (Юрия Чайки):

“Я, мать грудного ребенка, в настоящее время незаконно удерживаюсь в прокуратуре Калининградской области...”

Деталей теща не запомнила, кроме того, что женщине, от чьего лица давалась телеграмма, сказали: мы не дадим тебе покормить ребенка, пока ты чего-то там не подпишешь.

Естественно, я тут же залез в Интернет. На ИА REGNUM нашел информацию: журналистку “Новых колёс” (учительницу и, судя по всему, человека, прежде с законом не конфликтовавшего, а где-то даже наоборот - лауреата Президентской премии) не отпустили покормить грудного ребенка, предъявив ультиматум: пойдешь - если подпишешь статью 217. О том, что ознакомилась со всеми материалами уголовного дела. Следователь Дм. Зонин: “В настоящее время в отношении гражданки Якшиной проводятся следственные действия в соответствии с УПК РФ. Больше мне к этому добавить нечего”.

Дина и Анечка Якшины, 29 июня 2006 года

Ответ стандартный. Во всем мире полиции “к этому добавить нечего”. Честно говоря, меня поразило другое. Я внимательно прочитал обмен мнениями на форуме ИА REGNUM. Самой нормальной мне показалась реплика Ежа: “За такое надо бить по лицу”. Потому что другие участники форума (особенно, судя по контексту, имеющие отношение к местной прессе) писали нечто странное: “...Если она действительно кормит грудью ребенка в возрасте 1,7 года... ну очень похоже на спекуляцию” <...> “Все это для затягивания времени, потом начнут адвокаты болеть, или сам обвиняемый будет с температурой” <...> “Хорошо плакаться, но только если уже составили график ознакомления, значит, она уже довела всех в прокуратуре до белого каления своими затягиваниями ознакомления, как и кормлением ребенка грудью. Она ее до совершеннолетия кормить собирается?!” И т.д., и т.п.

Матерь Божья! Есть факт: грудной ребенок. Которого нужно кормить. И есть все остальное, что, по сравнению с данным фактом, гроша ломаного не стоит.

26 июня в мире традиционно отмечают Международный день борьбы против пыток. Правда, само понятие “пытки” в разных странах различно: в Голландии, к примеру, если задержанному не предоставляют возможности пользоваться туалетной бумагой того сорта, который он предпочитает, его адвокат уже пишет жалобу о том, что подзащитного “подвергают психологическому воздействию”, унижают его как личность. В Литве не так давно задержанному и взятому под стражу (по какой-то довольно серьезной статье) суд изменил меру пресечения (отпустил на свободу под подписку), вняв доводам о том, что дома у задержанного остался кот и этого кота нужно пристроить. Человека выпустили на три дня, он решил проблему, отдав кота в хорошие руки, и спокойно сел обратно. Иначе - была бы гарантирована жалоба: задержанного подвергают пыткам, он переживает из-за оставшегося без попечения домашнего животного и в таком психологическом состоянии не может адекватно участвовать в следственных действиях.

В России, насколько я могу судить, под пытками понимается полный ужас. Невозможно подсчитать, сколько людей современной “свободной России” прошли через “слоника”, “телефон”, “противогаз”, “табуретку”, скольким - подводили к паховой области оголенные электрические провода, скольких - били по голове толстенными томами Комментариев к УПК и УК РФ (это на профжаргоне “убоповцев” означает: “сознаться под тяжестью”), скольким - тушили о спины тлеющие окурки...

Конечно, на фоне ТАКИХ издевательств (творящихся повсеместно: в армии, в милиции, в УБОПе, на зонах...) такая “мелочь”, как не покормленный вовремя ребенок, просто меркнет, но... Во-первых, Калининград - не Чечня. И не Урюпинск. Это город, претендующий на звание европейского. Этакая “визитная карточка” России в Евросоюзе.

Во-вторых, процесс против журналистов “НК” - об этом мне говорили многие - сугубо политический. Уголовные дела возбуждены по тем же основаниям, по которым в возбуждении уголовных дел сами же работники прокуратуры неоднократно ОТКАЗЫВАЛИ ещё полгода назад.

В Калининградской области “зачищается” политическая оппозиция. Основная цель “процесса” - устранить из областной Думы (и вообще из большой политики) учредителя “НК” Игоря Рудникова, набравшего на минувших выборах в местный парламент в четыре раза больше голосов, чем лидеры региональной “Единой России”. Именно он, Рудников, и есть главная мишень. Остальные журналисты нужны в деле “до кучи”. А Якшина - еще и как предполагаемое “слабое звено”. Авось под грузом семейных обстоятельств сломается. Побоится получить срок, остаться без работы в школе - и подпишет вообще ВСЁ, что от нее потребуют в прокуратуре. То есть как средство воздействия на Рудникова. Дескать, смотри: вот она, твоя сподвижница, сидит в слезах и соплях... а где-то там заходится от крика ее голодный ребенок.

O O O

“Что вы заладили, как попугай! Не думайте, что только у вас есть сердце!.. Рольф слушает. Да. Нет еще пока. Вы думаете, это так просто?! Можем поменяться ролями... Пусть поговорят с этой подругой, а я позволю себе посмеяться” (из телефонного разговора Рольфа с гестаповским начальством)

“Семнадцать мгновений весны”

O O O

Вечером 29 июня я обратился за комментариями к журналистам “НК”. Игорь Рудников, Дина Якшина и экс-депутат местного парламента Олег Березовский (за три дня до голосования его сняли с выборов, которые состоялись в Калининградской области 12-го марта этого года) отказались комментировать действия следователя Зонина. “С нас взяли подписку о неразглашении, - сказала г-жа Якшина. - Зонин неоднократно предупреждал меня, что подписка о неразглашении - дело серьезное. И если мы начнем говорить “лишнее”, то избранную в отношении нас меру пресечения - подписку о невыезде - заменят на взятие под стражу”.

- Хорошо. Но одну деталь вы мне можете разъяснить: почему вы так всполошились по поводу своего ребенка? Неужели полуторагодовалая девочка и впрямь так нуждается в регулярном кормлении грудью?! У нас и трехмесячные нормально без него обходятся, кушают кашки и молочную смесь. Или вы, как было сказано кем-то на форуме в Интернете, просто прикрываетесь ребенком?

- У моей дочери - врожденный подвывих правого тазобедренного сустава. Она днем и ночью находится в специальной шине-распорке. По возрасту ей давно пора ходить, и от невозможности удовлетворить заложенное природой стремление к самостоятельному передвижению она бывает очень нервной. Недавно мы вызывали к ней “скорую помощь”: она плакала сорок минут, до спазмов, до судорог... Успокаивает ее грудное молоко. И, конечно, мамино присутствие (я нахожусь в декретном отпуске). Есть и еще одна сложность: ребенку, который носит шину-распорку, ни в коем случае нельзя ползать. А ей хочется! Она все время рвется на пол. Ее нужно носить на руках - а весит она немало, или возить в коляске. И вообще - следить, чтобы не было резких движений (вывих ручки нам уже вправляли). Поэтому я не могу оставить с дочерью случайного человека: у меня нет гарантии, что этот самый человек не поступит по принципу “чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало” - и не снимет, к примеру, шину. Или не позволит Ане беспрепятственно ползать. А ведь тогда подвывих станет вывихом. И девочку придется оперировать, а потом долго держать в гипсе.

...Когда нам предъявили обвинение и возникла необходимость знакомиться с материалами уголовного дела, мы со следователем Зониным выработали специальный график. Предполагалось, что я буду приходить каждый день к назначенному часу, прочитывать определенное количество листов и уходить домой. Два дня все так и было. 29 июня 2006 года я пришла к 9.00 утра, полтора часа знакомилась с делом, а когда собралась уходить, Зонин сказал: “Сидите. С сегодняшнего дня правила изменились. Будете знакомиться с делом с 9.00 до 18.00”.

O O O

- ... Я знаю ваши объяснения. Я читал их и слышал в магнитофонной записи. Ваши объяснения устраивали меня до сегодняшнего утра. А вот сегодня они устраивать меня перестали.

- Что же случилось сегодня утром?

- Кое-что случилось. (Это опять Рольф и радистка Кэт)

“Семнадцать мгновений весны”

O O O

- Но я не могу! Я думала, что вернусь в 11.00, поэтому не стала перед уходом будить ребенка, чтобы его накормить. Сейчас она уже проснулась и, наверное, плачет. За ней присматривает моя вторая дочь, несовершеннолетняя. Она не справится! - и я объяснила всё: и про подвывих, и про судорожный плач. Мне казалось, Зонин должен понять. Он - человек, у него есть свои дети. В конце концов, я не убийца, не воровка, не торговка наркотиками... Да если бы и была - при чем тут РЕБЕНОК?!

- Будете сидеть с 9.00 до 18.00, - ответил Зонин. - Хотите покормить ребенка - подписывайте статью 217.

- А что это значит?

- Что вы ознакомились со всеми материалами уголовного дела.

- То есть за три дня прочитала восемь томов?!

- Да.

...Больше Якшина мне ничего не сказала. (Пожалуй, последние фразы и так были “лишними”.) Но насколько мне известно (в прокуратуре сейчас только об этом деле и судачат), в одиннадцать часов она все-таки попыталась уйти - и была по распоряжению Зонина задержана лейтенантом милиции Иевлевым. И доставлена обратно в кабинет следователя (так называемый привод). После чего Зонин сказал: “Будете так себя вести - сегодня вечером окажетесь в СИЗО. Кто тогда будет кормить вашего ребенка?” А Дина продиктовала по телефону текст телеграммы на имя Чайки. А Рудникову и Березовскому, которые явились в 11.00, в соответствии с графиком, тоже было указано на изменившиеся правила игры. И тоже - без мотивации.

И вот - два дня их заставляют сидеть в прокуратуре “до упора” (хотя Рудникова никто еще не лишал депутатских полномочий, и за помощью люди к нему выстраиваются в очередь), у Березовского - трехмесячная дочь, с которой остается жена Олега, еще не окрепшая после кесарева сечения, а ребенок Дины Якшиной плачет так, что слышно во дворе (они живут на пятом этаже “хрущевки”). При этом всех троих обвиняют (на пятый день ознакомления с делом! Восемь томов, по двести пятьдесят страниц в каждом!) в умышленном затягивании предварительного следствия, в уклонении от чтения материалов, в “ненадлежащем поведении”.

O O O

- ...Не валяйте дурака. Как говорится, карты на стол. Туз бит шестеркой.

- Я не стану больше говорить. Я буду молчать до тех пор, пока вы не позволите мне покормить ребенка.

- Что ж, не будем попусту тратить время. Я знаю то, что знаете вы, и о чем вы молчите... Вы нас во всей этой кутерьме не интересуете. Нас интересует ОН. И вы нам скажете о нем всё. Всё до конца. (Рольф прессует Кэт.)

“Семнадцать мгновений весны”

O O O

...Ясно, что в Калининградской прокуратуре торопятся “выпихнуть” в суд это дело, шитое откровенно белыми нитками.

(Далее идет краткий пересказ событий, о которых мы уже неоднократно писали: о том, как обиделись на “НК” С. Адамович(собственным братом обвиненный в причастности к заказному убийству), бывший командующий БФ г-н Валуев, председатель облсуда г-н Фалеев и его заместитель г-жа Крамаренко, и двадцать с лишним избитых омоновцев, - прим. ред.)

В сентябре в Калининградскую область должен прибыть с визитом президент Путин. Как правило, в таких случаях в регионах пытаются заблаговременно “притушить страсти”, чтобы никакой эксцесс не омрачил пребывание Высокого Гостя. Каким образом “притушить”? Это зависит от степени цивилизованности региональных властей и силовиков. А также от того, насколько эти страсти уже успели разгореться.

30 июня 2006 года я позвонил в прокуратуру, чтобы получить комментарий к происходящему, мне ответил человек, отказавшийся представиться (но звонил я по служебному телефону заместителя прокурора г-на Бебенина, поскольку в приемной прокурора Самсонова мне сказали, что “Алексей Михайлович отсутствует”):

- Да кто там мучает эту Якшину?! Рудников ее мучает! Был бы он мужиком, давно бы пришел, подписал всё, что надо - и сидела бы эта Якшина дома со своим ребенком. Так и запишите. А вообще всех вас, журналистов... Хотя да, вы из Литвы. Извиняюсь, - и бросил трубку.

O O O

- Мы ведь не можем арестовать человека, если у нас нет доказательств: улик, фактов или хотя бы свидетельства двух людей. Так вот, мы получили улику.

- Простите, я не знаю, о чем идет речь. Можно я покормлю ребенка?

- Сначала вы мне расскажете... а потом пойдете кормить. Ну, хорошо. Я помогу вам, чтобы вы не чувствовали себя отступницей. (Рольф достает из кармана фотографию и показывает Кэт.) Вот. Ясно? Ну? Какой смысл вам молчать? Будем говорить? Будешь говорить, сука, или будешь молчать?!

“Семнадцать мгновений весны”

O O O

Чем всё это закончится, неизвестно. В местной прессе - тишина. Как будто ничего в городе не происходит. Как мне объяснили, калининградский журналистский бомонд “НК” недолюбливает: у газеты слишком яркая антикоррупционная направленность, а количество “гвоздей” (сенсационных материалов) в каждом номере больше, чем в ином СМИ - за год. На счету журналистов “НК” - громкие победы, вроде отставки вице-губернатора Хлопецкого в 2001 году или реорганизации в футбольном клубе “Балтика” (после того, как в “НК” были опубликованы распечатки телефонных разговоров президента клуба Чепеля, разразился громкий финансовый скандал. Сейчас клубом руководят другие люди, и “Балтика”, при Чепеле скатившаяся во вторую лигу, в этом сезоне входит в число твердых середняков первой лиги). Учредитель “НК” воевал и с предыдущим главным прокурором области, и с судьями (о коррумпированности российского судейского аппарата говорил президент Путин)... на фоне здешних других изданий, наполненных или ангажированным “официозом”, или “гламуром”, “НК” выглядят “белой вороной”. Которых, как водится, в стае не любят. Поэтому на местном уровне поддержки от коллег журналистам, которых вот-вот посадят на скамью подсудимых, ожидать не приходится.

А как расценивают данную ситуацию “наверху” - покажет время (депутатом Рудниковым разосланы сотни обращений - к президенту, к депутатам Государственной Думы, к членам Совета Федерации и Общественной палаты РФ. Наверняка на официальные письма последует какая-то реакция). Вот его-то, времени, и пытаются лишить журналистов “НК” сотрудники прокуратуры.

O O O

- ...Я должна подумать.

- Нет у нас времени на раздумья!

- Я не знаю, что говорить. Вы ведь не хотите, чтобы я врала вам?..

O O O

Рольф в “Семнадцати мгновениях весны” - не хотел. “Именем всех матерей рейха” он хотел, чтобы Кэт сказала ему правду - о вражеском резиденте, который работал Против его страны. Чего же добиваются в Калининградской прокуратуре? Когда “шьют” уголовные дела избранникам своего народа и журналистам, вся “вина” которых - нежелание создавать благостный “виртуальный мир” на страницах своего издания, мир, с которым ничего общего не имеет действительность?

“Мы, общество, давно утратили право знать правду - о том, о чем мы просто обязаны быть информированы. Нам постоянно подсовывают ложь вместо реальной картины происходящего в стране... А прокуратуре - “фиолетово”, как выражаются люди юного поколения” - это цитата не из “НК”, а из московской “Новой газеты”. Которая, кстати, активно следит за происходящим в Калининграде.

Будем следить и мы. Судьба соседей нам не безразлична.

В. Йонкайтис


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля