Новые колёса

ЯРОШУК СОВЕТУЕТ НЕ ЖДАТЬ ПИНКА.
Глава Калининграда устроил чиновникам очередной разнос

- Тротуар на улице Кропоткина все видели? - мэр Калининграда Александр Ярошук строго посмотрел на подчинённых.

Чиновники, как по команде, повернули головы в сторону председателя горсовета Андрея Кропоткина - он по обыкновению пришёл на оперативное совещание.

Спикер в ответ усмехнулся.

Анархист Кропоткин

Александр Ярошук

- Уважаемые коллеги, я говорю не о том, о чём вы подумали... - хихикнул градоначальник. - Я имею в виду улицу в Калининграде, названную в честь русского революционера и теоретика анархизма Петра Алексеевича Кропткина. Сколько раз я предупреждал, чтобы серой плиткой тротуары не выкладывали. Разве я с самого начала неясно сказал? Не поняли меня? А то в одно ухо влетает, в другое - вылетает...

Председатель комитета городского хозяйства Сергей Мельников крякнул и заёрзал в кресле.

- Сергей Викторович, давайте, отчитывайтесь. Что у нас с дорогами? Ремонтируете? Или так... Как всегда.

- Коллеги, - откашлялся Мельников. - Я доложу вам о ходе выполнения ведомственной целевой программы “Капитальный ремонт автомобильных дорог”. Итак, на капремонт автодорог в 2014 году из бюджетов всех уровней было выделено 197 млн. рублей. Всего же мы должны были охватить 51 объект.

- Подождите вы сыпать цифрами, Сергей Викторович, - замахал руками Ярошук. - Давайте лучше вникнем в детали...

- Всегда пожалуйста, - чиновник с неохотой отложил в строну объёмный доклад и принял скучающий вид.

Прошу погасить свет!

- Вот я в Берлине красивую штуку видел, - лицо градоначальника озарила мечтательная улыбка. - Знаете, там мелкой шашечкой мостят автобусные остановки.

- Ну-у... это... конечно, можно и у нас, - без энтузиазма в голосе промычал докладчик.

- Можно-можно, но не надо ждать пинка... Надо проявлять инициативу. На тротуарах уже давно пора начать размечать велодорожки. Вы, Сергей Викторович, чего тянете? Вы же у нас такой знатный велосипедист. Так сказать, энтузиаст велосипедного движения! А заставляете напоминать. Надо уже и средства начинать изыскивать... Вы рассчитали, сколько денег на всё это придётся закладывать?

- У нас уже всё есть в техзадании, Александр Георгиевич, - мотнул головой Мельников. - В 23 миллиона нам обойдутся велодорожки. Теперь мне хотелось бы коснуться темы капитального ремонта проспектов и улиц нашего города.

Итак, ремонт крупной транспортной артерии города, это улицы Киевская-Камская, для нас очень важен. Этот путь позволит снизить транспортную напряжённость на других участках. Кстати, этот объект тоже входит в число тех пятидесяти улиц, о которых я уже упоминал. Далее... Капремонт на Аллее Смелых, улице Суворова... Далее... Улица Тихорецкая... Сейчас мы посмотрим это, так сказать, в иллюстративном виде... Прошу погасить свет!

При словах “погасить свет” женщины-чиновницы загадочно заулыбались.

Кривой забор

По команде Мельникова услужливый клерк запустил проектор и стал высвечивать на экране цветные слайды. На картинках было видно, какой вид приобрели тротуары Калининграда после капремонта.

Слева направо: Александр Ярошук и Сергей Мельников

- Эй-эй! Стойте-стойте! - опять замахал руками Ярошук. - Что это за улица? А-а-а... Репина. Понятно. Теперь давайте, отвечайте, что вы видите...

- Отремонтированный тротуар, - Мельников рассмеялся в лицо мэру. - Что же ещё?

- А почему между забором и тротуаром слой земли?

- Слой земли?

- Да, слой земли. Целая прослойка. Посмотрите на фотографию. Да-да, между забором и тротуаром.

- Так это забор неровный, - пришёл на выручку начальнику специалист из ведомства Мельникова.

- Не вижу связи, - хмыкнул Ярошук. - Я вам про одно, а вы мне что?

- Александр Георгиевич, - председатель комитета городского хозяйства решительно ринулся защищать свою вотчину. - Понимаете, ведь тротуар мы спланировали как абсолютно прямой. А забор оказался....

- ...кривой, - закончил мысль градоначальник.

- Видите, Александр Георгиевич, на любой ваш вопрос у нас есть готовый ответ, - расплылся в улыбке Мельников.

В зале - смех.

Безобразие в городе

- А покажите мне, пожалуйста, слайд с изображением улицы Тюленина, - попросил Александр Зуев, председатель комитета муниципального имущества и земельных ресурсов.

- А в чём дело? - насторожился Мельников.

- Я вот внимательно слушал ваш доклад и смотрел слайды тоже очень внимательно. И мне не совсем понятно, почему место вокруг круглого люка на тротуаре не заложено плиткой? Почему там виднеются эти некрасивые пустоты? Разве технологиче­ски невозможно всё пространство заполнить красивыми тротуарными плитками.

- Ну, вот... - недовольно тряхнул головой Мельников. - Зачем так сурово? Это же пока незаконченный ремонт. А так, в недоделанном виде, мы никогда не оставляем.

- А я видел, что оставляете, - резко возразил Ярошук. - Везде у нас так. Вы никогда плитками вокруг люков не выкладываете. Такое безобразие в городе... Неужели некому на это внимание обратить? И на этот раз то же самое - вся надежда только на мэра.

Смертельная опасность

- Хотел бы задать вопрос тем, кто несёт ответственность за строительство тротуаров, - неожиданно подал голос Кропоткин. - Приведу один пример. Это участок в самом конце улицы Артиллерийской. Знаете, что там творится? Люди идут по новой дороге. Да-да, именно по проезжей части, а не по тротуарам. Идут там, где машины ездят!

- Но почему?! - искренне удивился Ярошук.

- Да потому что там тротуаров попросту нет, - возмутился спикер муниципального парламента. - Нет! Они там не преду­смотрены.

- Так в чём вопрос? - Мельников нерв­но забарабанил пальцами по столу. - Я не улавливаю.

- Почему нет тротуаров там, где ежедневно ходят люди? Они же подвергают свои жизни смертельной опасности!

“Не бегите вперёд паровоза!”

- Не понял, зачем тротуары, если там уже нет домов, - поморщился Мельников.

- В том-то всё и дело, что там как раз и стоит дом. Новый. На четыре, кажется, подъезда. Или на три, не помню. Но это большой жилой, недавно заселённый дом.

- Ну, не всё сразу, - добродушно рассмеялся докладчик. - Не бегите вперёд паровоза, Андрей Михайлович. Построили дом, построим и тротуары. Всему своё время. Ведь и Рим не сразу строился.

- Но там вообще нет места даже под будущий тротуар! - начал терять терпение Кропоткин. - И если вы захотите его построить, то не сможете - там идёт шоссе. По которому летают машины со скоростью семьдесят, восемьдесят и больше. И тут же по шоссе идут люди. И дети, которые возвращаются из школы. О какой безопасности в городе после этого мы можем говорить?!

Подвисают три объекта

- Также мы продолжаем успешно выполнять программу “Мой двор”, - зашелестел бумагами Мельников. - Напомню, это - 10 объектов на общую сумму 36 миллионов рублей. Из них - 34,6 миллиона поступило, собственно, по самой программе. А полтора миллиона - это наше софинансирование, то есть бюджетные деньги Калининграда.

- С дворами всё ясно, - оборвал докладчика Ярошук. - Что с капитальными ремонтами домов?

- Всё нормально, всё движется в плановом режиме.

- То, что нормально, меня сейчас не интересует. Вы мне чётко скажите: сколько объектов до конца года мы не сдадим? Есть такая информация?

- Есть, - тяжело вздохнул Мельников. - Подвисают у нас три объекта. Первый - это дом №1-1а по улице Розы Люксембург. Приступили мы к ремонту дома, а фундамент его неожиданно осел. Не выдержал веса конструкций. Рассчитывали мы смету, исходя из стоимости ремонта в 25.000 рублей на 1 квадратный метр жилья. Но смотрим - не укладываемся. Получается - не меньше 40 тысяч за метр. А в том доме - всего 100 метров...

Жильцы пошли в атаку

- 40 тысяч за метр?! - взвыл градоначальник. - Это же выше, чем стоимость нового жилья!

- Вот именно... Второй объект - я вам потом индивидуально в рабочем порядке доложу... Но там ситуация довольно серьёзная - жильцы пошли в атаку. Там у них инициативная группа и так-о-о-ое противостояние... Третий объект - это дом на улице Богдана Хмельницкого.

- Исторический объект, - уточнил Мельников. - Согласование, выбор лицензированных подрядчиков... В общем - отдельная песня.

- А что с домом, где противостояние? - озаботился мэр. - Ну, там, где жильцы, ну, это несогласные...

- Знаете, Александр Георгиевич, там ЖЭУ был подрядчиком... Получилось так. Типа пришёл к стоматологу лечить кариес, оказался пульпит...

Чиновникам понравилась образность речи Мельникова, и они заулыбались.

Глыбы и камни

- Ну, что ещё мы сегодня не обсудили? - Ярошук обвёл нетерпеливым взглядом подчинённых. - Какие ещё остались проблемы?

- Гражданка Литвиненко организовала хранение гранитных глыб на закреплённой за ней территории, - пожаловался мэру директор административно-технической инспекции Александр Каплин.

- Чего? - у градоначальника подпрыгнули очки на носу. - Может, всё же камней? Мне представляется, что гранитная глыба - это глыба... м-м-м... что-то вроде пьедестала “Медного всадника”. Помните, “я памятник себе воздвиг нерукотворный...” Хотя это немного не то... Ну, да ладно. Так что вы с этими глыбами планируете делать?

- Так я у вас хотел спросить, - в свою очередь удивился директор АТИ. - И это не камни, а огромные монолиты...

- Эх, разбирают старый Кёнигсберг, - тяжело вздохнул Зуев.

- “Старый Кёнигсберг” - это... совсем другое, - рассмеялся Ярошук, видимо, вспомнив название мест­ного коньяка. - Не буду озвучивать. А то... нас здесь журналисты слушают. А вы, Александр Борисович, принимайте меры в рамках имеющихся у вас полномочий. А то ишь, повадились... Если каждый у нас начнёт бетонные глыбы тягать, что это будет?

Чиновники в ответ угодливо засмеялись, а Ярошук тут же закрыл оперативное совещание, засобирался и по-быстрому куда-то убежал.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля