Новые колёса

ЯРОШУК: “КТО БУДЕТ ВОДКУ?” Мэр Калининграда привёл журналистов в ресторан

Сытый голодного не разумеет - гласит народная мудрость. Поэтому глава Калининграда Александр Ярошук любит иногда пригласить журналистов в ресторан-пивоварню “Хмель”. Там ему всегда рады. И от работы близко, и зал укромный есть. Короче, все условия для разговоров по душам.

Накрыл “поляну”

Александр Ярошук: - Лучше всего пить самогон!

Рандеву происходило ровно в полдень. Молодые официантки накрыли столы, и появился сам виновник торжества - как всегда с улыбкой и в бодром духе.

- Давайте сначала покушаем, а потом будем говорить, - потёр руки Ярошук и уселся в центре стола, где тут же насадил на вилку тонко порезанную ветчину.

Голодные гости, отбросив лишнюю скромность, мигом последовали его примеру.

- Водка, вино, пиво? - неожиданно предложил мэр.

- Вы серьёзно? - чуть не поперхнулся один из репортёров.

- Конечно! - задорно рассмеялся Ярошук. - Я же в отпуск ухожу. Так что с меня “проставка”.

Покосившись на градоначальника с недоверием, “акулы пера” продолжили уплетать холодные закуски. А тут и горячее подоспело - картофель, запечённый по-деревенски.

- Вот это вкусная штука! - потянулся к миске Ярошук. - У меня бабушка в Белоруссии так делала...

Наполнив тарелки себе и соседям, “кормилец” вновь оглядел зал:

- В последний раз спрашиваю: кто будет водку?

- Александр Георгиевич, вы же на работе! - не выдержал корреспондент с фотоаппаратом на шее.

- Ха! Это вы на работе. А мне можно. Я уже в отпуске...

И, словно в подтверждение своих слов, градоначальник сделал глоток нефильтрованного пива.

Полезно даже беременным

- Кстати, вы знаете, чем это пиво отличается от бутылочного? - заинтриговал собравшихся Ярошук.

- Оно живое! - выкрикнул кто-то с галёрки.

- В нём вся таблица Менделеева, - мэр с гордостью поднял бокал, демонстрируя янтарный напиток. - Это пиво даже беременным женщинам полезно. Понятно, что в малых дозах.

А 98% пива в бутылках, железных банках и бочках - это берут дрожжевое пиво, нагревают до 75 градусов, убивают в нём всё, и потом каждая компания добавляет свои ингредиенты. Получается просто мёртвое пиво! Совершенно неполезное. И там ещё всякие порошки добавляют, чтобы зависимость от него была...

А вот это - старые рецепты. Оно совершенно другое. Очень полезное.

- Можно и нам тоже! - раздались сразу несколько голосов, среди которых были и женские.

- Конечно! - Ярошук щёлкнул пальцами официанткам и тут же вновь расхохотался. - Видите, как действует промоушен!

Бухает каждый день

- А про водку можете рассказать? - осмелела дама за соседним столиком.

- Могу, - пережёвывая картошку, откликнулся Ярошук. - Водка не полезна. В этом году, если вы читали, закончилось исследование, которое американцы проводили 20 лет. Две тысячи человек у них были испытуемыми! Это очень серьёзное исследование. Там большая статья. Её сейчас в медицинском мире обсуждают. Она сделала просто сенсацию. Кто-то соглашается, кто-то нет... Но опровергнуть не могут. Потому что это - серьёзный научный труд.

Выдержав паузу, мэр продолжил:

- Значит, что в сухом остатке... Кто не пьёт вообще и ведёт здоровый образ жизни, то есть вообще не бухает - ни пива, ни водки, ни вина. Таких до 65 лет доживает всего 32%. Все остальные - умирают от разных болезней.

Кто пьёт умеренно... А что такое умеренно? Ну, это граммов 200-300 водки завалил раз в неделю. Таких до 65 лет доживает всего 44%.

И, наконец, кто бухает каждый день - я имею в виду, выпивают 50‑100 граммов белого или красного вина. Таких, кто каждый день по чуть-чуть выпивает, до 65 лет доживает 64%.

Ярошук сделал паузу, чтобы промочить горло.

- Теперь о том, что лучше всего пить, - продолжил образование градоначальник. - Понятно - хорошее вино. Это красное созревшее вино, которому больше 10 лет. Белое тоже. А ещё - самогонка, виски и всё, что делается перегонным методом. А вот водка и прочее на основе спирта, это уже не то. Какая бы очистка там ни была.

Лучше всего пить самогон

- А что с теми, кто бухает, не просыхая? - хлебнул пивка представитель прессы со стажем.

- Ну, таких вообще не рассматривали, - зачерпнул ещё картошки Ярошук. - Там цирроз печени и всё прочее. Лучше всего пить самогон.

- Вы в мэрию людей берёте по этому принципу?

- Нет, не по этому. Лишь бы просто выпивал...

В зале - смех.

- Если бухаешь умеренно, значит, всё - наш человек, заходи, - подмигнул глава Калининграда. - А кто трезвенник, дорога закрыта. Ну, это я шучу, конечно. А то вы сейчас понапишите...

- В свете повышения пенсионного возраста - это ценная информация, - поправил очки журналист со стаканом морса.

- Конечно, - промокнул губы салфеткой Ярошук. - От нас вообще многое скрывают. Взять, например, прививки. Это специально придумано, мне кажется, чтобы ограничить нашу жизнь. Потому что вмешиваются в наш генный код. Прививки вообще нельзя делать ни в коем случае. Мы подрываем иммунную систему фантастически! Помните, в детстве нас постоянно кололи от оспы и ещё от чего-то... Как оказалось, это очень неправильно.

Книга и икона

- Ну что, поели? - отодвинул пустую тарелку Ярошук. - Тогда можем начать говорить. Сытый человек всегда добрее.

- Александр Георгиевич, у вас ведь скоро юбилей?

- Да, 50 лет.

- Какой подарок вы бы хотели получить?

- Знаете, - задумался будущий юбиляр. - С материальной составляющей я подарок никак не связываю. Всегда люблю, когда дарят хорошую книгу. Я имею в виду церковную. Либо икону.

А так, главный подарок - то, что все мои близкие и родные живы. Никто не ушёл из жизни. Потому что уже и мама в возрасте, и тётушки, и дяди все - слава Богу, живы. Поэтому я их всех буду собирать - из Белоруссии, с Украины. И снова их увижу.

Если они приедут, это будет самый большой подарок. Потому что на Украину уже невозможно въехать, а я очень скучаю. Я там всё-таки прожил немало времени. И маленьким, и после 1992-го прожил в Одессе почти три года. Поехал к сестре своей и чуть там не остался...

- Как будете отмечать?

- Весело. С шутками-прибаутками.

- А от горожан какой хотели бы подарок?

- От горожан? Ну, это как-то несолидно. Это я им должен подарки делать.

Свой клан

- Давайте поговорим о дорогах, - перешли к больной теме журналисты. - Что-нибудь решено с развязкой для Балтрайона?

- На Аллее Смелых мост открыт, - загнул палец на руке Ярошук. - В декабре проведём конкурс на реконструкцию моста на ул. Суворова. И закроем его, наверное, уже с января.

Вообще мы сделали проектов на 120 млн. рублей. Это всё - нужные дороги, развязки... Проекты лежат готовые, прошедшие экспертизу. Но денег, к сожалению, пока нет.

- Расскажите подробнее об улице Суворова.

- Знаете, когда я пришёл в исполнительную власть, у меня на столе лежали три проекта: по мосту на ул. Железнодорожной - 320 млн. рублей, на Аллее Смелых - полмиллиарда рублей и на ул. Суворова - 380 млн. рублей. Все вы помните, в каком состоянии был мост на Железнодорожной. Там не то, что ездить - ходить уже было невозможно! И, не имея денег, надо было решить эту проблему.

Мы нашли нетрадиционный выход. Дело в том, что специалисты по мостам - они все друг друга знают. У них свой клан. А мы вытащили специалиста, который был не признан и категорически не соглашался с теми методиками, по которым идёт вся Россия. Зовут его Александр Сергеевич.

И вот он обследовал мост на Железнодорожной и вместо 320 млн. пообещал уложиться в шестьдесят.

Я говорил: “Не может быть!” Но решил пойти на риск. Это было моё управленческое решение, за которое я нёс полную ответственность. В итоге мост сделали. Он в великолепном состоянии! Все испытания прошёл.

Чудеса бывают

- Мы двинулись дальше - к самому сложному и самому нужному объекту - путепроводу на Аллее Смелых. Там и газ, и сети, и железная дорога... Со всеми надо согласовывать. И Александр Сергеевич говорит: “Я тебе не за полмиллиарда сделаю, а за 80 млн. рублей”.

Я отвечаю: “Чудес не бывает!”

А он говорит: “Бывают”.

Мы сделали проект, я опять взял на себя ответственность. Сроки были минимально сокращены. И мы за 80 млн. рублей сделали этот фантастический объект!

Сейчас обследовали мост на ул. Суворова. Чтоб вам понятно было - на этом мосту лежит почти тысяча тонн нагрузки. Это какие-то кирпичи, рельсы... Когда делали ремонт, их не убирали, а просто добавляли новый слой асфальта или булыжника. Представляете, там двойной слой булыжника!

И сейчас, вместо 380 млн. рублей, мы должны уложиться где-то в районе 90 млн. рублей.

Будем освобождать мост от лишней нагрузки и закончим его к декабрю 2016 года. Выезжать из Московского района, конечно, станет намного проще.

А вот делать выезд из Москов­ского района на Северный обход - проект есть, а денег пока нет.

Ужасные тротуары

- А по Чкаловску? - заёрзала на стуле дама у соседнего стола. - Выехать оттуда очень сложно...

- Проект есть, денег нет, - повторил Ярошук. - Мы вчера рассматривали бюджет на 2016 год. Налоговая дала нам собственных доходов в районе 6,5 млрд. рублей. А было 7,4 млрд. Мы долго дискутировали с заместителями и решили, что ещё полмиллиарда мы где-то найдём. Будем продавать имущество, земли... Чтобы получилось 7 млрд.

Сейчас остались деньги только на выполнение части судебных решений по ремонту жилого фонда. И около 200 млн. рублей - на ремонт тротуаров.

Мы будем эту программу выполнять, как бы тяжело ни было. Потому что город более-менее стал красивый. Появились скверы, парки... Но тротуары - в ужаснейшем состоянии.

В первую очередь будем делать там, где большой трафик людей. Губернатор обещал помочь.

На следующий год мы практиче­ски не заложили денег на дороги. Но не забираем ни копейки из сферы образования и “социалки”. Притом, что добавилось 120 млн. рублей расходов на содержание новых детсадов.

Будут делаться дороги на Острове, которые связаны с ЧМ-2018. И, к сожалению, больше ни на какие программы у нас денег не остаётся.

Глава Калининграда тяжело вздохнул:

- Будем работать с областной Думой и с губернатором. Вы знаете - я всегда отстаиваю интересы наших жителей, всегда пытаюсь получить деньги на решение городских проблем. Губернатор слышит и по возможности помогает.

Это сразу тюрьма

- Многие ипотечники, особенно валютные, сейчас оказались на улице, - пожаловалась женщина в годах. - Люди лишились всего и остались ещё в долгах. Есть ли у города возможность им помочь и предоставить маневренный фонд?

- Нет, - отрезал Ярошук. - Маневренный фонд существует для аварийных ситуаций. И мы тогда имеем право этот фонд предлагать. Все остальные варианты - ипотечники, обманутые дольщики, ещё кто-то - мы по закону не можем им помогать. Это сразу тюрьма. 10 лет без права переписки.

- Кстати, что будет с аварийным домом на Москов­ском проспекте, 70?

- Будем его ремонтировать. Сейчас считают, сколько это будет стоить. И после проведения работ будем заселять людей обратно.

- То есть снос исключён?

- Да.

- А кто будет оплачивать ремонт?

- Бюджет, конечно. Дом падает! И жильцы в этом не виноваты.

Хамство и грязь

- Расскажите о муниципальном транспорте, - попросила молодая журналистка. - Новые белорусские автобусы уже вышли на линию?

- Да, их можно увидеть на 5‑м маршруте, - оживился Ярошук. - А вообще перед нами стоит грандиозная задача: в 2016 году полностью обновить парк автобусов. После отпуска будем встречаться с губернатором и решать, сколько он поможет на закупку этого транспорта.

- А у вас нет в планах жёстко поговорить с частными перевозчиками, чтобы они сняли с линий свои старые автобусы?

- Бесполезно с ними говорить. По договору за 5 лет они должны были обновить весь свой подвижной состав. Обновили? Нет! Ещё и тот, что есть, убили. Со всеми вытекающими последствиями. Это и хамство, и грязь... Эти маршрутки, как грибы после дождя, наплодились. Из грузовых фургонов сделали пассажирские, наставили сиденья...

Не в силах сдержать эмоции, мэр замахал руками.

- Недавно ехал я на конкурс Таривердиева, - распалялся Ярошук. - Встал на остановке вместе с журналистами и минут сорок ждал, когда трамвай подойдёт. И что мы увидели? Междугородние автобусы, как у себя дома, людей по городу перевозят! Маршрутки - забиты. Люди стоя едут!

Этим перевозчикам хоть кол на голове теши... Мы каждый день их штрафуем, но воз и ныне там.

Честно говоря, они достали этим своим отношением. Поэтому у нас решение принято жёсткое: закупать новый транспорт и все маршруты отдать муниципальным предприятиям. Чтоб стыдно не было. А то приезжают гости, видят замечательный город, всё нравится. Но что касается транспорта... блин, ну реально стыдно!

Работают на карман

- Есть понимание, сколько надо автобусов - больших и малых?

- Есть, - кивнул Ярошук. - На сегодняшний день надо 350 автобусов. Из них 120 - средней вместимости. Сейчас транспорта в городе очень много. Вот эта тема и состояние жилого фонда - сегодня два главных вопроса, которые я для себя ставлю.

О развитии с таким бюджетом речь вообще не идёт. Мы должны выполнить свои полномочия - зарплаты бюджетникам, уборка города, коммуналка... Но мы всё равно попытаемся город улучшить. Это тротуары, это мост и это автобусы. Всё! На этих трёх вещах я сосредоточился, а на большее денег нет.

Для общественного транспорта надо выделять отдельную полосу - это раз. И отделять трамвайные пути - это два. Потому что иначе люди не будут ездить на общественном транспорте. Вы посмотрите, трамваи все идут пустые! Каждый трамвайный маршрут приносит нам 90 млн. убытков в год. А вместе с троллейбусами - 140 млн. в год убытков.

- А частные маршруты приносят городу доход?

- Да ничего они не приносят! Все работают себе на карман. Муниципальные предприятия выпадают из конкуренции. Потому что там чётко соблюдается график, два водителя, медосмотры... А эти товарищи ездят - водитель уже засыпает за рулём, бедняга. График не соблюдается. Отсюда и безопасность...

Дорогое удовольствие

- На трамваях люди не ездят, потому что они старые, ходят медленно и маршруты неудобные, - решительно заявила молодая журналистка.

- Что значит неудобные?! - возмутился Ярошук. - Вы хотите, чтобы я трамвайные рельсы проложил прямо к вашему дому?

- Нет, но на Тельмана пути, например, закрыли...

- На Тельмана вообще никто не ездил, потому что там частный сектор и никому ваш трамвай не нужен. Но мы решили оставить там пути для будущих поколений. Когда город будет богаче и этот квартал расстроится, будет возможность вернуть туда маршрут. То же самое касается проспекта Победы. Будем ждать лучших времён.

Лицо неунывающего градоначальника на мгновение стало скорбным.

- Электротранспорт - дорогое удовольствие, - с грустью добавил глава. - Каждый год мы теряем на нём от 140 до 200 млн. рублей. Представляете, сколько можно было сделать на эти деньги дорог! Но мы слушаем население - все хотят этот транспорт оставить. Поэтому мы его оставили и будем развивать.

Через 5 лет вам конец

- В Доме Советов был реализован молодёжный проект “Лофт”, - сменила тему другая корреспондентка. - Какие планы по Дому Советов дальше?

- У Дома Советов есть собственники. У них своё виденье, - объяснил Ярошук. - Сейчас они ждут завершения конкурса “Сердце города”, когда, наконец, определятся, что там должно быть и в каком виде. Потому что планов у них было много, но мы с губернатором всю эту тему остановили. Всё-таки это историче­ский центр и очень важное место для развития города. И это тянет за собой весь транспортный узел. Ведь у нас всё идёт через центр!

В советское время поступили не очень мудро. Или не смотрели на 50‑100 лет вперёд. В чём замысел был - не знаю. Но все международные архитекторы и урбанисты в шоке: почему город устроен так, что всё идёт в центр!

- Но и в нынешнем генплане всё идёт в центр...

- Объясняю: генплан открыт для дискуссии. Но, к сожалению, его очень мало обсуждают. Поэтому я всех прошу - вникните и скажите своё мнение. Мы готовы обсуждать любые предложения. Ничего не поздно корректировать.

Что касается дорожной сети, то мы наняли дорогого консультанта, и он очень просто всё рассказал: “Не стройте себе иллюзий. Вы на одну машину должны иметь 150-200 метров дорожного покрытия. А у вас - 45 (для сравнения в Москве - 42). Поэтому вы что хотите придумывайте, но ничего у вас здесь не поедет. Через 5 лет вам наступит конец”.

Баран в машине

- Как в нашем городе решить проблему пробок? - задался вопросом Ярошук. - Вариантов масса. Например, как в Москве - запретить въезд в город, сделать везде паркинги с фантастической ценой. Чтоб у тебя желания не было ездить по городу на машине и бросать её, где захотел.

Второе - строить везде дороги и развязки. Но денег на это нет. Остаётся первый кардинальный метод. Но это мы сделать не можем, пока не поменяем общественный транспорт и не сделаем его удобным, с отдельной полосой движения. Чтобы машины там никто не ставил. А то баран какой-нибудь вышел и пошёл в ларёк за покупками...

Автобус должен двигаться в два раза быстрее. В среднем - 30 км/ч по городу. И тогда вы сможете спокойно перемещаться из точки “А” в точку “Б”.

То же самое по трамваю. Нам выделить его надо. Мы сузим дорожное движение и будем ограничивать въезд в город, делать платные стоянки. Другого выхода нет.

Вы видите, сколько по городу ездит машин стоимостью 800-1.000 долларов? - мэр указал рукой в сторону окна. - Эти машины, наверное, больше ломаются, чем ездят. Но люди их покупают и не пользуются общественным транспортом, потому что это неудобно и неприятно туда заходить.

- Все автобусы будут закупать в Минске?

- Да. Хотя на конкурс может прийти любой. Может, перемкнёт “Вольво” и они придут. Или “Мерседес”. Кстати, на этих автобусах “МАЗ” только корпус белорусский, а двигатель “мерседесовский” и всё остальное иностранное.

Мэр сделал театральную паузу, его лицо снова на миг опечалилось.

- Тариф на проезд, конечно, придётся увеличивать, - трагическим голосом произнёс Ярошук. - На сколько - пока не знаю. Но он должен быть экономически обоснован.

Негодяй и сволочь

- Вы говорите, что денег в бюджете немного, но при этом приходится добавлять деньги на уже существующие контракты, - заметила барышня сбоку от мэра. - Как, например, на реконструкцию улицы 9 Апреля. Почему нельзя сразу ставить реальную цену?

- Не получится, - мотнул головой Ярошук. - Ведь из-за чего вырастает цена? Не буду говорить о том, что сейчас выросла закупочная стоимость материалов. Дело в том, что на каждой сотне метров дороги строители натыкаются на массу каких-то сетей, которых не было на картах. В советское время ведь как делали? Допустим, надо было проложить кабель к больнице. И они пошли копать, ни с кем ничего не согласовывая. Закопали и забыли. Это сплошь и рядом! Поэтому всё учесть невозможно.

- То есть виноваты советские строители, но ни в коем случае не депутаты, которые эти подряды берут, - наседала барышня. - Я имею в виду фирму депутата горсовета Сергея Григоренко...

- Чтоб вам было понятно, я на протяжении трёх недель упрашивал, чтобы кто-то вообще вышел на этот конкурс, - вспыхнул городской глава. - Потому что все прекрасно понимали, что это за объект. Все знали, что там была массовая немецкая застройка. И я три недели уговаривал Григоренко, чтобы он вышел на конкурс. Он не хотел, говорил: “Мне ничего не надо. А то получится, что я депутат - негодяй и сволочь...”

Вот вы сейчас к этому и клоните. А я наоборот ему благодарен за то, что он пошёл и взял на себя этот серьёзнейший “головняк”. Он там спит и ночует. Когда он сдаст этот объект, я медаль ему выдам.

Козлы отпущения

- У нас в центре Калининграда вопрос с парковками не продуман, - вернулась к наболевшему журналистка-автомобилистка. - У нас что ни офис - огораживают себе территорию, ставят шлагбаум, и парковка стоит полупустая. То есть мест на самом деле достаточно. Можно их выделить и сделать платными. Только не 50 рублей в час, а рублей 20. Тогда и порядок будет, и люди не будут чувствовать себя козлами отпущения.

А то тут - места для инвалидов, тут - для “випов”, тут - администрация до семи вечера...

- Нет, ну если это их земля, они платят аренду или налоги, с чего ты будешь им командовать? - воскликнул Ярошук. - Вот, представьте, есть у вас свой участок. А я приду и скажу: “Так, здесь будут стоять машины, а плата будет поступать в бюджет. Спасибо за внимание”. Что вы мне ответите? Больной, что ли? Или как? Я же не могу нарушать закон!

- На уличное освещение тоже денег нет в бюджете? - осторожно спросил корреспондент с дальнего конца стола.

- У нас есть деньги на содержание и на оплату электричества, - погрустнел Ярошук. - И ещё хочу заранее объявить: в следующем году мы ночью на час-два будем отключать освещение.

- Прям везде?

- Прям везде. Экономия будет - 10 млн. рублей. На дороге они тоже не валяются.

- Но хотя бы освещение пешеходных переходов оставите? - заволновалась автоледи. - Потому что ночью человек идёт и сливается с темнотой...

- В три часа ночи?

- Да.

- Куда ж вы ходите в такое время?

- Послушайте, но люди ходят, люди ездят...

- Нет, освещение пешеходных переходов мы, конечно, оставим, - успокоил мэр.

Показал фигу

- Вы сказали, что город хорошеет, - забасил другой газетчик. - Но даже тут, на площади, стоят палатки. Ключи, брелки...Там какой-то “Дядя Дёнер” жёлтого цвета... Ну нельзя в центре города ставить палатку на колёсах по продаже мяса. Понятно, что они нужны. Но поставьте их куда-нибудь вовнутрь. Это же архитектор ваш подмахивает!

- Нет! - встрепенулся Ярошук. - Это подмахивали вы лично, все вместе взятые. Вспомните: когда мы чётко прописали правила и хотели сократить число палаток, Георгий Валентинович Боос сказал: “Не лезь. Сейчас я с ними всё решу сам”.

У него заканчивался срок, и когда палаточники собрались тут с плакатами, чтобы их успокоить, он начал заключать с ними договора. Всё прописали, зафиксировали 1.200 мест. И вы все аплодировали: “Браво! Мы защитили малый бизнес!”

Я один сопротивлялся: “Вы что делаете? Мы город превращаем в Шанхай!”

Но пришлось со всем согласиться. А сейчас - попробуй их тронь. Я ничего не могу с этим сделать. Но в 2017 году договоры у них заканчиваются. Они уже прибегали: “Продлите нам на год”. Потом ещё на год... Вот вам! - Ярошук показал фигу. - Ничего вам не продлю!

- Значит, в 2017 году палатки уберут?

- Нет. Те, кто поменяет внешний облик палатки, с ними договор будет продлён до 2025 года. Не меняешь облик - до свидания. Ну и с протокольных маршрутов тоже будем убирать палатки. Потому что их 1.200, а в Калининграде живёт, знаете сколько человек? Реальная цифра - 700 тысяч! И всего 260 тысяч - в области. То есть, 2/3 населения области живут здесь, работают здесь, снимают квартиры, дачи... 700 тысяч людей!

Бездомная полиция

- Как будет решён конфликт с садоводами на Острове? - посыпались новые вопросы.

- Будет решён в соответствии с законом, - пожал плечами Ярошук. - Будет сделана оценка и выплачена компенсация.

- А это правда, что из-за строительства стадиона на Острове притормозилось возведение синагоги?

- Нет. Насколько я знаю, строительство синагоги ведётся. Они получили все документы.

- А с цирком что?

- Это вы у цирка спросите. Мы им место выделили, но у них нет финансирования.

- На последнем заседании горсовета выяснилось, что у нас целый отдел полиции бездомный. Неужели нельзя выделить им какое-то здание?

- Ну, это старая тема, - откинулся на спинку стула мэр. - Запомните: у города не осталось никаких зданий. Мы всё раздали либо федералам, либо региону. И это здание (на ул. Клинической, 65) мы тоже отдали - правительству Калинин­градской области. Это одно из красивейших зданий. И, по большому счёту, оно в хорошем состоянии. Только каждый день рушится.

- Так а будут его восстанавливать?

- Спросите у правительства.

- У нас в городе два пугающих “недостроя” - на Сельме и рядом с домом быта...

- Не пугайтесь. По Сельме мы договорились с “Акфеном” (местная строительная компания, - прим. ред.). Она забирает этот недострой и выдаёт квартиры дольщикам. А по второму недострою - сейчас учредители между собой разберутся и будут достраивать.

Гуляй смело

- Для нашего города 2018 год - определяющий, - начал издалека ещё один представитель прессы. - И если всё сложится, город получит ещё больше красоты, чем к 750-летию. Ваши полномочия заканчиваются в 2017-м. Пойдёте на следующий срок?

- Я, когда избрался, сказал: “Не пойду больше”, - признался Ярошук. - Но жизнь-то меняется!

- Очень сурово меняется.

- А обязательств от населения я набрал-то много. Ну и человек я такой, что закончил дело - гуляй смело. Как родители нас учили.

Дело я ещё не сделал. Поэтому от Совета Федерации, куда меня сватали, я отказался. Я обещал людям, что никуда не пойду, останусь в городе.

Самое главное - я понимаю, что надо сделать. Всё-таки сколько лет я здесь... С 1999 года. Уже знаю, куда идти, как решать... Поэтому я со спокойной душой выполню все обязательства, а потом уже буду смотреть. В 2016 году буду активно участвовать в формировании горсовета и в 2017 году пойду на выборы.

Сидеть ночами

- Недавно были опубликованы зарплаты чиновников и ваша, в частности. Скажите, когда было сокращение зарплат, вас это коснулось?

- Мы сокращали людей, а зарплату наоборот увеличивали, - приоткрыл тайну Ярошук. - Себе я ничего не добавлял. И в следующем году не буду - ни себе, ни сотрудникам администрации. А вот работникам учреждений мы заложили индексацию на 7% - как этого требует указ президента.

Ну и та моя зарплата, которая была озвучена (172 тыс. рублей в месяц, - прим. ред.), она некорректна, - добавил мэр. - У меня 140 тысяч выходит - с командировочными, отпускными и прочими выплатами.

- Ещё сокращать штат мэрии планируете?

- Нет. Мы уже досокращались. Я и так почти 300 человек уволил. Это не просто так далось. Да, мы 300 млн. рублей сэкономили. Оставшиеся тянут, но уже есть где-то сбои. Мне подчинённые говорят: “Мы же не можем здесь сидеть ночами”. И всё же возвращать я никого не буду.

Убийство царя

- В генплане есть два новых моста, - заметил корреспондент в очках. - Один идёт от Космы, второй - от завода “Янтарь”...

- Эти мосты очень нужны, - перебил Ярошук. - Они бы закольцевали город, и было бы очень удобно. Но это - мечта. Давайте мечтать... Ведь что сказано в писаниях Серафима Саровского? 100 лет пройдёт от убийства царя, и Россия начнёт очень серьёзно развиваться и станет центром мира. Царя в каком году убили? В 1918‑м. То есть при нас это всё осуществится.

- Будем готовиться.

- А чего вы смеётесь? Я вам серьёзно говорю. Всё сбывается.

- В отпуск куда поедете?

- Завтра.

- Нет, не когда, а куда?

- В хорошие места, - загадочно улыбнулся Ярошук. И на этом попрощался.

А. МАЛИНОВСКИЙ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля