Новые колёса

ГЕНЕРАЛ-ПРОВОКАТОР.
В суде Леденёв признался, что выполнял команды ФСБ

27 февраля Московский районный суд Санкт-Петербурга начал рассматривать дело Рудникова-Дацышина по существу. И… за закрытыми дверями. Об этом попросил “потерпевший” руководитель регионального следственного управления Виктор Леденёв. Почему генерал так боялся огласки - стало ясно на первом же заседании…

Тянули жребий

Интересы журналиста Игоря Рудникова представляют московские адвокаты Тумас Мисакян и Анна Паничева, приглашённые Центром защиты прав СМИ.

Игорь Рудников

Игорь Рудников

- За два дня до заседания мы побывали у Игоря Петровича в СИЗО, - рассказал “НК” Мисакян. - Условия в “Новых крестах”, конечно, лучше, чем в других изоляторах. Там большие камеры (по восемь метров на человека), горячая вода (чего нет нигде)… Но в остальном - обычный изолятор.

- Адвокатам надо тянуть жребий, чтобы встретиться со своими подзащитными (как это было в “Лефортово”)?

- Такого нет, - улыбнулся Мисакян. - Правда, пришлось долго ждать, когда Игоря Петровича к нам выведут. Мы приехали в 9 утра и были в очереди третьими. А встретиться смогли только в 15.00. То есть, шесть часов мы просто сидели в кабинете. Неприятный момент. Тем не менее, к нам его привели, и три часа мы поработали.

“Особо опасный” журналист

Из-за того, что конвой не смог доставить Рудникова вовремя, заседание началось с двухчасовой задержкой и продлилось примерно с 14.00 до 20.15.

Тремя днями ранее Мисакян и Паничева подали жалобу на решение закрыть процесс от публики, однако судья Валерия Ковалёва даже не стала передавать её в апелляцию.

- В УПК действительно есть норма о том, что промежуточные решения не обжалуются, - объяснил Мисакян. - Но мы всё равно решили письменно выразить свою позицию. Эта жалоба останется в материалах дела.

Адвокаты также попросили, чтобы суд вёл официальную аудиозапись. Судья ответила отказом, сославшись на отсутствие технической возможности. Россия. XXI век…

Рудников заявил ходатайство о том, чтобы ему разрешили участвовать в процессе не из клетки, а сидя за столом - рядом со своими защитниками. Согласно Европейской конвенции, если подсудимый не убийца и не насильник, то он имеет такое право. Но и тут судья отказала - это, мол, не в её компетенции. Хотя ничто ей не мешало вынести соответствующее определение, и конвой бы его выполнил - не на этом заседании, так на следующем.

В цирк можно не ходить

В начале процесса прокурор зачитал обвинительное заключение, а защита и подсудимые высказали к нему своё отношение. Затем прокурор хотел допросить Леденёва (благо тот явился в суд), но Рудников попросил, чтобы первым допросили его. Вопросы Игорю Петровичу задали его защитники, адвокаты Дацышина, прокурор и судья. Всё это заняло примерно три часа. После чего начался допрос “потерпевшего”…

- Если на очной ставке следователь Кошелев все наши вопросы отводил, то здесь судья разрешила спрашивать всё, что мы считаем нужным, - порадовался Мисакян. - Защита допрашивала Леденёва более трёх часов и спросила всё, что хотела. Если говорить в общем, то показания Леденёва не отличались ни последовательностью, ни точностью. Мы обнаружили в них много противоречий. Он рассказал немало вещей, о которых на следствии не говорил (что тоже вызывает вопросы). Жаль, что процесс закрытый. Допрос “потерпевшего” у нас был такой, что в цирк можно не ходить…

На следующий день заседание продолжилось и длилось с полудня до 17.00. Всё это время вновь допрашивали Леденёва, после чего суд объявил 20-дневный перерыв.

“Он сам пришёл”

- В ходе допроса Леденёв подтвердил, что он сам инициировал своё обращение к Дацышину, сам пришёл к нему, сам попросил действовать в его, Леденёва, интересах, - приоткрыл тайну адвокат Дацышина Сергей Баранов. - Таким образом, это подтверждает нашу позицию о том, что Дацышин не виноват. Вся миссия Дацышина заключалась только в том, что он по просьбе Леденёва связался с Рудниковым. То есть, Дацышин действовал в интересах Леденёва, а не в интересах Рудникова.

- “Потерпевший” выглядел совершенно жалким, - добавила Паничева. - Редко такое встретишь, когда человек так путается в показаниях. Игорь Петрович держался хорошо и чётко ответил на все вопросы. Единственное - меня беспокоит его физическое состояние. Он заметно похудел и говорил слегка заторможено. Возможно, он просто вымотан…

Позже выяснилось: 27 февраля Рудникова разбудили в 5.30 утра и отвели в камеру-сборник, где он на лавочке с десятками других арестантов ждал конвоя до 10 утра. Затем полтора-два часа его везли в автозаке, целый день шёл суд, а вечером - дорога обратно, вновь ожидание и обыск. В свою камеру Рудников попал только к часу ночи (хотя туда должны приводить не позже 20.00). Как итог - двое суток подряд человек почти не спал и не ел…

Даже у стен есть уши

- Судья вполне доброжелательна и ведёт процесс с соблюдением всех норм закона, - отметила Паничева. - Мы понимаем, что на результате это может и не отразиться, но обстановка на заседании нормальная. Нас не дёргают, и судья ведёт себя так, как должен вести себя судья. Она хорошо организует процесс и с уважением относится к участникам. Мы знаем, что дело наше правое. Даже то, что имеется в деле, полностью свидетельствует о том, что “вымогательства” там и близко нет! Но как всё закончится - вам и гадалка не скажет…

Адвокаты категорически отказались раскрывать подробности заседания, поскольку оно закрытое. Но, как известно, даже у стен есть уши. Поэтому, пусть и не сразу, но мы узнали все детали из других источников.

Пришёл в ярость

Выступая в суде, Рудников сказал прямо: Леденёв - жулик, коррупционер и провокатор. Выслушав это, генерал пришёл в ярость. Он начал рассказывать, что является действующим руководителем следственного управления СК РФ, что у него колоссальный оперативный опыт, что он 25 лет отработал оперативным сотрудником ФСБ, является полковником ФСБ действующего резерва, и на публикации в “Новых колёсах” ему плевать.

И тут начались вопросы…

- Вымогательство считается совершённым с момента предъявления требования о деньгах, - напомнила защита. - Вы утверждаете, что требование о деньгах Дацышин выдвинул вам 18 августа 2017 года. Вам знакома инструкция, как должен действовать любой следователь, узнав, что совершено преступление?

- Да, - ответил Леденёв. - Я должен заявить в СК РФ, что в отношении меня совершается вымогательство и попросить возбудить уголовное дело.

- Вы сообщили о преступлении?

- Нет, не сообщил.

- Почему?

- Я хотел записаться на приём к председателю СК РФ Александру Бастрыкину и при личной встрече сообщить.

- Вам это удалось?

- Нет, не удалось.

- И вы спокойно уехали в отпуск?

- Да, я уехал в отпуск, но надеялся, что меня пригласят на встречу.

- А вы не знали, что можно отправить письменный рапорт?

- Я хотел изложить ситуацию на личном приёме.

- Что произошло дальше?

- Я ждал-ждал, и вдруг 12 сентября мне звонит начальник регионального управления ФСБ Леонид Михайлюк: “Вы где?” - В отпуске. - “Когда вернётесь?” - 14 сентября. - “Явитесь ко мне немедленно”. 14 сентября я вернулся в Калининград и сразу пошёл к Михайлюку. Тот спросил: “Это правда, что у вас вымогают деньги?” - Кто вам такое сказал? - “Замполпреда Ведерников”. - Ну да, действительно, такая ситуация…

Встреча продолжалась полчаса. На следующий день Леденёв написал заявление о возбуждении уголовного дела против Дацышина, а также дал согласие на участие в “оперативных мероприятиях”.

“Они фабриковали дело”

- Когда было возбуждено уголовное дело? - продолжила допрос защита.

- 1 ноября, - ответил Леденёв.

(То есть через два с половиной месяца после совершения “преступления”).

- И что всё это время происходило?

- Велись оперативные мероприятия.

- А вам не кажется, что по закону должно быть наоборот: как только становится известно о совершённом преступлении, возбуждается уголовное дело, и его начинает вести следователь. Он же даёт поручения оперативным службам (в том числе - ФСБ), и они, по его указаниям, проводят оперативные мероприятия. Здесь же получается, что уголовное дело не было возбуждено, но оперативные мероприятия проводились, и указания давал не следователь, а оперативники ФСБ…

Тут Леденёв растерялся. Но ему на помощь пришла судья Ковалёва:

- Вы же понимаете, что он был участником оперативного мероприятия…

Александр Дацышин

- Но это же нарушение закона! - возразила защита. - Дело вёл не следователь, а оперативные службы. И они фактически фабриковали дело, искусственно создавая доказательства…

Агент ФСБ

Из показаний Леденёва вытекали очень неприятные вещи, и он стал переводить все стрелки на ФСБ. Генерал чистосердечно признался, что “спецоперация” от начала до конца была срежессированна в региональном управлении ФСБ и проходила по чётко отработанному сценарию, цель которого - под любым предлогом заставить Рудникова взять деньги.

Каждое действие, каждую встречу, каждую фразу - Леденёву диктовали. Кто? Упомянутый выше Михайлюк, начальник управления “М” (по противодействию коррупции в правоохранительных органах) и другие доблестные чекисты.

- Как они мне говорили, так я и делал, - заявил Леденёв.

- Получается, вы были как агент?

- Нет, как участник оперативного эксперимента.

Всучить журналисту меченные доллары пытались в течение двух с половиной месяцев. По словам Леденёва, все были очень расстроены, когда 18 сентября 2017 года Рудников не взял у него деньги во время личного приёма. Ибо в соседней комнате сидели сотрудники ФСБ, готовые взять “вымогателя” с поличным.

- Я находился на личном приёме у руководителя следственного управления в качестве потерпевшего по уголовному делу, - объяснил судье Рудников. - Полтора часа мы обсуждали вопросы о том, что дело о покушении на меня не расследуется, что преступники не задержаны, что угрожают мне и сотрудникам редакции… Я пришёл к Леденёву по настоятельной просьбе бывшего замполпреда президента России в СЗФО, который сказал мне, что Леденёв хочет со мной встретиться по инициативе Генпрокуратуры. Да, я считаю Леденёва коррупционером. Но он - руководитель следственного органа, и никто кроме него не может задержать преступников… Когда в своём кабинете Леденёв попросил меня “остаться на минуточку” и стал разворачивать газету, мне стало настолько мерзко и противно, что я просто отвернулся и сказал: “Пожалуйста, ничего не надо”. И ушёл. Только потом на видеозаписи я увидел, что там лежали деньги (30.000 $). Мне даже трудно было представить, что руководитель следственного управления СК РФ, полковник ФСБ с 25-летним оперативным стажем, будет в своём кабинете вручать журналисту 30 тысяч долларов, чтобы затем арестовать. То есть, он выступал как агент-провокатор ФСБ…

“Бросит деньги в лицо”

- Почему, когда вы звонили Рудникову и Дацышину, вы не говорили напрямую: “Как я должен передать вам деньги?” - поинтересовалась защита у Леденёва. - Слово “деньги” вы вообще не произносили.

- Если бы я произнёс слово “деньги”, то Рудников никогда бы их не взял, - спокойно ответил Леденёв.

- 31 октября 2017 года вы встречались с Рудниковым в кафе. Почему вы не передали деньги ему?

- В ФСБ мне сказали: если принести деньги Рудникову, то он их бросит мне в лицо. Поэтому в ФСБ решили передать деньги сотруднице “Новых колёс” Березовской.

- Как вы передавали деньги?

- Я принёс прозрачную папку, в которой лежали документы, которые требовал Рудников.

- А где были деньги?

- Между документами.

- Их можно было увидеть?

- Нет, деньги были завёрнуты в бумагу.

- Кто их завернул?

- Сотрудники ФСБ.

Сотрудники ФСБ на пороге редакции "Новых колёс"

Сотрудники ФСБ на пороге редакции "Новых колёс"

- Зачем их завернули?

- Чтобы их не было видно.

- А зачем это сделали?

- Чтобы Березовская не знала, что внутри папки находится…

Использовали наживку

- Вы говорили, - взял слово Рудников, - что не видите в деле о покушении на меня признаков статьи 277 УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля). Зачем же вы согласились с моими требованиями и написали письмо о переквалификации дела?

- Это было требование ФСБ, - ответил Леденёв.

- Значит, вы меня обманывали?

- Да, обманывал.

- Для чего?

Произносить слово “наживка” генерал не стал, поэтому ответил так:

- Иначе не было бы повода для встречи и передачи денег. Я знал, что вам нужны эти документы, чтобы вручить их судье Зюзиной (в то время она рассматривала дело киллера Каширина, - прим. ред.).

…Из этих показаний вытекает любопытный момент: прокурор области Сергей Хлопушин был в курсе “спецоперации” ФСБ и умышленно тянул время, не передавая Рудникову документы.

- 17 октября 2017 года Дацышин позвонил вам и сказал, что не хочет заниматься посредничеством, и попросил оставить его в покое, - продолжился допрос Леденёва. - Почему вы не задали ему вопрос: “А как мне передать деньги Рудникову?” Ведь, по вашим словам, все разговоры записывались, и в ваших интересах было вытащить признания.

- Звонок был неожиданный, и я растерялся, - ответил Леденёв.

- Но потом у вас было две недели, чтобы позвонить Дацышину и уточнить: “Как же мне передавать деньги Рудникову?” Ведь Дацышин, по вашим словам, требовал сделать это через него.

- В ФСБ мне сказали, про деньги ничего не говорить. Иначе операция бы сорвалась…

Покинул дворец

- На встрече с Дацышиным вы сказали, что не собираетесь требовать от Рудникова никаких опровержений в газете… Почему?

Игорь Рудников

Игорь Рудников

- Летом 2017 года я встречался с председателем областного суда Фалеевым, - доложил Леденёв. - И Фалеев мне посоветовал не подавать в суд на Рудникова, потому что это может быть расценено как давление по делу о покушении. Вот когда киллер будет осуждён, тогда - пожалуйста.

- 9 ноября 2017 года киллер Каширин был осуждён и получил 9 лет колонии строгого режима. Прошло полтора года. Почему вы так и не обратились в суд о защите чести и достоинства?

Леденёв вновь растерялся.

Отвечая на вопросы об особняке на ул. Береговой, 17-г, Леденёв, не моргнув глазом, поведал, что неоднократно получал в Москве по 3-5 млн рублей от Сергея Зеленина, привозил их в Калининград и рассчитывался с прорабом.

Вдумайтесь: руководитель следственного управления берёт у бизнесмена миллионы рублей наличными, строит на эти деньги частный дом в элитном районе, затем сам же в нём селится и… не считает это формой взятки! Равно как и проживание в чужом дворце без заключения договора аренды.

Кстати, в этом же суде Леденёв объявил, что съехал из скандального дома в октябре 2017 года. Такое, мол, “пожелание” высказал ему СК РФ - после проверки по обращению Рудникова…

Свидетели не нужны

Понятно, почему Леденёв просил вести процесс в закрытом режиме. Представляете, какие публикации вышли бы в федеральных СМИ после таких откровений! По сути, генерал признаётся, что действовал как агент ФСБ и провокатор, вне рамок закона… С такими показаниями “потерпевшего” никакие свидетели не нужны. Но какой вердикт вынесет Фемида - можно только догадываться.

И пусть процесс закрыт от публики, но материалы дела засекретить нельзя. А значит, все признания Леденёва скоро будут доступны не только в виде вольного пересказа, но и в виде официальных судебных протоколов. К тому же адвокаты смогут обнародовать свои аудиозаписи (судья разрешила им пользоваться диктофоном).

Следующее заседание займёт три дня подряд - с 20 по 22 марта. На нём продолжится допрос “потерпевшего”. В дальнейшем будут оглашены вещдоки и допрошены свидетели, а самым последним выступит Дацышин. По большому счёту, от его позиции зависит всё...

Редакция “НК”


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля