Новые колёса

Депутатам морды бьют! И предлагают ходить в Думу без фиговых листков.
Тридцать второе заседание Калининградской областной Думы.

В поисках кворума

Тридцать второе заседание Калининградской областной Думы обещало быть впечатляющим. И - обещаний не обмануло. Депутаты собрались со второй попытки - первая бесславно провалилась неделю назад, по невнятно объясненным причинам: то ли документы из областной администрации поступили в бюджетный комитет слишком поздно, то ли сам комитет не собрался, то ли не дождались кворума...

10 октября кворум тоже был на пределе: двадцать три человека. В самом начале заседания депутат Шлык предложил прерваться на полчаса и обсудить-таки на комитете внесенные администрацией области изменения в бюджет.

Депутат Федотов взорвался: "Сколько можно?! Что это за издевательство?! Почему депутаты не дают себе труда ходить на комитет? Виноградова не было, Клюйковой не было..."

Депутат Гинзбург: "Клюйкова с восьми сорока находится в Думе. Вам померещилось".

Федотов: "Мне не померещилось. Она посидела, посидела и ушла".

Депутат Маточкин: "Это безобразие. Пора наводить порядок и разбираться с теми депутатами, которые поназаписывались в комитет, а потом своей неявкой срывают кворум. Это просто неприлично. Мы снимаем с работы заместителей губернатора..."

Депутат Ярошевич (заинтересованно): "Кого-кого мы снимаем?"

"Нас мешают с дерьмом!"

Спикер Никитин объявил сорокаминутный перерыв. Члены бюджетного комитета удалились в кабинет №24... а через некоторое время оттуда прибежал взмыленный Ярошевич и завопил, обращаясь к журналистам: "Чего вы тут сидите?!! Там цирк, там Шлык и вице-губернатор Пирогов нашего Фролова (председателя бюджетного комитета, - прим. авт.) свергают".

Голос в зале: "Кого-кого снимают? Вице-губернатора?.."

Народ устремился в кабинет №24.

Члены бюджетного комитета сидели за длинным столом красные, злые. Клюйкова раздраженно говорила: "Значит, снять председателя - это опустить всю Думу? А когда нас поодиночке мешают с дерьмом - это Думу не опускает?!"

Оказалось, депутат Шлык предложил сменить председателя комитета. Мотивируя тем, что г-н Фролов явно не справляется со своими обязанностями. Не может, дескать, организовать нормальную работу депутатов.

У Фролова аж глаза сделались круглыми: "Вы на заседания не ходите, а я виноват?!"

Но... всем известно: мотив и причина - это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Мотив в данном случае мог быть любым. Тогда как причина кроется глубже.

Куда Ромашко толкает Фролова

Не первый день уже в местных политических кругах говорят о том, что, избираясь в мэры, Юрий Алексеевич Савенко на самом деле метит в губернаторы. И что именно этой целью - приурочить к выборам в Государственную Думу (в декабре будущего года) и досрочные выборы губернатора - придумана и практически запущена в действие многоходовая и многофигурная композиция. Один из элементов которой: "бархатная революция" в Думе. Это когда спикер Никитин "мягко" свергается, а его место занимает... г-н Фролов. Замеченный в последнее время в тесных контактах с избирательным штабом г-на Савенко (в частности, с г-ном Ромашко).

То бишь "прогубернаторское" руководство областного органа представительной власти лишается своих полномочий - и вместо него в думский президиум усаживается "промэрское". Последствия сей рокировки вполне предсказуемы...

Именно поэтому лояльные по отношению к Егорову парламентарии решили сыграть на опережение. И - для начала - показать г-ну Фролову (и всем стоящим за его спиной господам), кто в Думе хозяин.

...Фролову пришлось нелегко. За снятие его с поста председателя проголосовало семь депутатов. Трое - против, один (он сам) воздержался, после чего обиженно сказал: "Все, я не являюсь больше председателем комитета".
Но... вмешались юристы. И объяснили, что для свержения Валерия Витальевича не хватило ровно одного голоса.

Ярошевич: "Спектакль окончен. Фролов на месте. Пока".

Ярошевич глубоко копает

...Потратив почти час на дебаты, по бюджетному вопросу комитет не принял никакого решения. Некогда было, знаете ли. Поэтому сей вопрос с повестки дня слетел, а депутаты, распаренные и взвинченные, в 11.30 приступили к работе.

К примеру, Ярошевич закидал вопросами Емелина, заместителя председателя департамента дорожного хозяйства администрации области, который представил проект закона "О транспортном налоге".

Ярошевич: "У вас личная машина есть?"

Емелин: "Нет".

Ярошевич: "А в семье у кого-нибудь есть?"

Емелин: "Нет".

Ярошевич: "Значит, у вас такие низкие доходы?"

Емелин (Никитину): "Я должен на ТАКОЕ отвечать?"

Тот успокаивающе покачал головой: мол, нет, не надо. Это так-с, риторическое.
Ярошевич: "Как быть бывшим морякам, которые купили когда-то "Мерседесы", а теперь будут за это старье платить, как за новую машину?!" и т.д. и т.п.

Минут через десять выяснилось, что дебатировать по поводу налога на транспорт можно. Хоть до утра. Но - бесполезно, ибо в предложенном на рассмотрение Думы законопроекте основные пункты просто списаны с федерального закона. И стало быть, обсуждению не подлежат.

Родители пропьют?

Перешли к спорам о том, кого включать в межведомственную рабочую группу по вопросу разграничения государственной собственности на землю. Предложили: Козлова и Хаипова.

Федотов: "Я хочу войти в эту группу вместо Козлова. Я разговаривал с ним по сотовому телефону (Козлов в больнице, - прим. авт.). Он согласился, так что с морально-этической точки зрения все нормально".

Никитин (пожимая плечами): "Нам он ничего не говорил... Он только Федотову говорил".

Депутат Селезнев: "Я тоже хочу войти в эту группу".

Никитин: "А мы можем отправить туда четверых? А то как мы из четверых троих вычленим?"

Т. Мазепа, зам. губернатора: "Чем больше депутатов в группе, тем лучше. Все равно половина работать не будет". На сем и порешили.

...Ю. Богомолов, начальник управления труда и социального развития администрации области, доложил о проекте установления многодетным семьям ежеквартального пособия в размере 100 рублей на ребенка.

Депутат Виноградов: "100 рублей на ребенка в квартал - это $1 на ребенка в месяц. Это так мало, что просто смешно".

Богомолов: "У нас существует целый комплекс мер. Многодетные семьи получают поддержку в разной форме".

Депутат Баталин: "Сколько в области многодетных семей?"

Богомолов: "Около пяти тысяч. 17000 детей".

Баталин: "Какой процент семей неблагополучных?"

Богомолов: "Одна треть".

Баталин: "Так какой смысл давать им эти деньги? Они все равно не дойдут до детей, родители их пропьют".

Богомолов: "Мы в сельских администрациях выдаем не деньгами, а продуктами на эту сумму".

Золотухину нужна реклама

Депутат Золотухин: "Проблему надо решать иначе. У нас есть льготная очередь на получение жилья для многодетных семей?"

Богомолов: "Есть. Но она не двигается".

Золотухин: "6.000.000 рублей в год - это практически десять новых квартир. Деньги можно не распределять, а использовать целенаправленно. Пусть хоть кто-то что-то получит".

(Ага. Если учесть, что в льготной очереди 5000 семей, а в год будет приобретаться квартир десять... лет за пятьсот проблема будет решена. Зато г-н Золотухин успеет не раз посветиться на телеэкранах, вручая ключи счастливчикам, облагодетельствованным за чужой счет - и выбранным, скорее всего, по каким-то "особым" соображениям, - прим. авт.)

Депутат Шушкин: "Выделять в год по десять квартир - это коррупция. Это очевидно. Надо делать так, чтоб детям из года в год платили на доллар (!! - прим. авт.) больше".

Проводы в Чечню

...Законопроект приняли в первом чтении. Заодно установили пособия детям, чьи родители погибли при исполнении служебного долга в Афганистане и Чечне - по 300 рублей. $10 в квартал.

А вечером того же дня по местному телевидению был показан сюжет о том, как родные и близкие провожают в Чечню отряд калининградских СОБРовцев. Как плачут их жены, матери, но... провожают. Ни одна ведь не легла костьми на пороге, не сказала: "Бросай к чертовой матери службу! Нечего тебе делать в этой Чечне". Хотя Чечня - это и впрямь не пойми что и кому принадлежащее...

А потом они же будут выходить на думскую трибуну и голосить: "Я отец (мать, жена...) погибшего, и я не получаю за сына (мужа) ни копейки"...

И ведь давно уже, вроде бы, поняли: в Чечне люди гибнут не за Родину и не за идею, а за нефть... за чужие капиталы, чье-то политическое влияние. В США противники войны во Вьетнаме устраивали митинги, призывники жгли повестки и прятались - а мы... продукты СОБРовцам по школам собираем. Потому как то государство, чьи интересы, ребята, типа, будут защищать в Чечне, не обеспечивает их, ребят, даже тушенкой. Не говоря уже о социальных гарантиях для - не приведи Господи - будущих вдов и сирот.

Бабушки без президента

...А дальше пошла откровенная веселуха. Депутат Виноградов попросил поддержать его обращение (от имени Думы) к полномочному представителю Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе Черкесову В.В. о принятии мер по обеспечению контроля за чистотой телевизионного эфира в г. Черняховске... Оказывается, в апреле этого года в Черняховске, в УКВ диапазоне, начала вещание новая радиостанция Балт-FM - после чего, по словам Виноградова, у половины населения города телевизоры перестали принимать трансляции РТР и ГТРК "Янтарь".

Натурально, Виноградов предложил Черкесову приостановить действие лицензии Балт-FM - по крайней мере, до устранения всех неисправностей.

Никитин: "Андрей Олегович, ваш друг просит слова..."

Селезнев: "УКВ диапазон никак не может чинить помехи телеэфиру. Никаких обращений граждан по этому поводу нет. В Калининграде радиостанция "Мелодия" вещает на этой же частоте - и никому не мешает. Данное обращение носит характер ваших противоречий... мягко говоря, недопонимания с руководством компании. Не хотелось бы, чтобы ваши личные проблемы выносились на Думу".

Виноградов: "Это вопрос политический. УКВ диапазона нет у бабушек. Они смотрят телевизор, а он барахлит. День рождения Президента был - а они не смогли посмотреть. Это ненормально".

Ярошевич: "А не появится, если идти по такому пути: решение о закрытии завода "Янтарь"... или "Цепрусса"... или еще кого - кто не нравится?"

Рудников: "Идти по такому пути не надо. Есть специальные службы, которые занимаются подобными вопросами".

Селезнев: "Мы оказываем давление на радиостанцию, которая недавно открылась. Так мы дойдем до того, что закроем "Балтик+" или "Новые колеса". Если Андрей Олегович давил на эту радиостанцию, чтобы завербовать ее под "Единство", а у руководства другие взгляды...

(Многозначительная пауза)

Обращение Виноградова депутаты решили не поддерживать.

Прогулки по коридору

...После обеда веселье в зале было прямо-таки истерическим. 14.05 - на своих местах сидят всего двенадцать депутатов. 14.20 - восемнадцать. Звонок заливается пронзительной трелью каждые две минуты.

Никитин: "Где Виноградов со Смильгиным? Они только что пошли гулять по коридору".

Голос в зале: "Идут".

Никитин: "Мы сидим, они идут. Может быть, они не туда идут?!"

Наконец Виноградов со Смильгиным дошли.

...Гинзбург предложил идею общественного обсуждения проектов законов Калининградской области и вопросов, требующих законодательного решения.

Баталин: "Можно ли публично обсуждать непопулярные законы?"

Гинзбург: "Не только можно, но и нужно. Власть обязана говорить населению, что и как она собирается делать. Решения непопулярны только потому, что власть до сих пор не научилась общаться с народом".

Селезнев: "Я вас уважаю как человека глубоко инициативного. Вы этот проект разрабатывали еще летом в лесничьем домике. Это очередная пиар-кампания СПС. Как можно собрать для общественного обсуждения 10.000 человек - а вы предлагаете именно такую квоту? Мы сами каждый раз находимся на пределе кворума. Зачем усложнять механизм принятия решений?"

Гинзбург: "Я могу ответить?"

Никитин: "Нет, то был не вопрос, а реплика".

Гинзбург: "Но я никогда не был в лесничьем домике!"

Селезнев: "Ваши лидеры СПС, когда шли в Государственную Думу, обещали отказаться от статуса депутатской неприкосновенности. Третий год уже отказываются. Если они завтра откажутся, я проголосую за ваши инициативы".

Ярошевич: "Давайте проголосуем. Нормальный закон. Вдруг завтра придется переименовывать Калининград в Кенигсберг или передать кому-нибудь область..."

Голос в зале: "Так ее уже передали "Лукойлу"!"

Ярошевич: "Ну так тем более..."

"Две бутылки шандарахнул"

...Гинзбурга поддержали - в первом чтении. И - схлестнулись по поводу того, следует ли лишать народных избранников статуса депутатской неприкосновенности, как того требуют федеральный закон (правда, в весьма уклончивой форме) и областной прокурор, подсуетившийся с протестом.

Федотов: "Да только отмените статус! Вас первый же гаишник остановит. Мне это уже не грозит, я машину уже продал, а то по два раза в день останавливали. Позавчера - еду нормально, 60 км/ч, глаза после гриппа красные. Тормозят: "Чего глаза красные?" "Да две бутылки вчера шандарахнул", - отвечаю. А чего? Они мой номер знают, исполнительная власть на них давит, вот и стараются. Смотрят, нет ли у меня ружья в багажнике".

Ярошевич: "Нам теперь надо Федотова защищать, он будет пешком ходить".

Депутат Багалин: "Если останавливают и морду бьют, значит, статус все равно не работает. Чем богаче человек, тем больше он цепляется за свой статус, как за фиговый листок".

Рудников: "Ну не все же полковники ФСБ!"

Ярошевич (Багалину): "Ты хочешь, чтобы Федотову еще раз морду набили? Ты за это предлагаешь голосовать?!"

Виноградов: "Не надо ружья возить в багажниках! Я предлагаю сорвать фиговый листок и показать, какие мы на самом деле!"

Хохот в зале, реплика: "Иди на сцену, начинай!"

Депутат Смильгин: "Предлагаю принять протест прокурора к сведению и поручить профильному комитету о-о-очень глубоко изучить вопрос".

Шушкин (председатель профильного комитета, - прим. авт.): "Ребята, тогда давайте сядем, сочиним..."

Никитин: "Нет, это ваш комитет должен будет сочинить".

Шушкин: "Ну, пусть предложения поступают".

Никитин: "С этим у нас сложно".

...Прокурор остался неудовлетворенным.

Бутерброды с норками

Далее Дума приняла обращение к Президенту, суть коего Никитин сформулировал так: "Просим Президента, чтобы он обязал правительство оставить Калининградскую область в покое".

Депутат Ежиков: "Обращений много - ответа нет. Ни на одно из наших обращений Президент не ответил".

Ярошевич: "Если должностное лицо не отвечает в положенные сроки, то надо обращаться в прокуратуру. Пусть Президент почешет репу".

Багалин (философски): "В России каждую бумажку нужно сопровождать ногами и чемоданчиком..."

Перешли к дебатам по поводу: нужно ли от лица Думы обращаться к председателю правительства РФ Касьянову и спикеру Государственной Думы Селезневу с просьбой о субсидировании пушного звероводства из средств федерального бюджета.

Федотов: "Надо поддерживать. Все в зверосовхоз ездили, бутерброды ели там".

Виноградов: "С чем бутерброды? С норками были? Мы поддерживаем норки, шкурки, семенные инспекции... все сельское хозяйство. Они кушают, кушают - и ничего".

Федотов: "Наконец я вашу позицию понял. Обида на аграриев у вас прямо через край".

Селезнев: "Норки у нас никогда не будут рентабельными. Климат не тот. Кто-нибудь может объяснить, каким образом у нас тут олени появляются?!"

Федотов: "Вы разбираетесь в политических интригах, но не разбираетесь в сельском хозяйстве".

Селезнев: "Я у них в зверосовхозе шубу купил, она через год облезла".

Депутат Рудников: "Почему бы им не взять кредит в банке?"

Депутат Клюйкова: "Они кредит взяли под норок, а норки сдохли".

...Впрочем, звероводов решили поддержать.

Консенсус в туалете

Следующим на трибуну вышел Ежиков. Предложивший коллегам принять закон "О названии "Калининград" как памятнике исторического значения и культурного наследия".

Вот содержание закона: "Любые действия физических или юридических лиц, направленные на его (название "Калининград") искажение, изменение или уничтожение по форме и содержанию является преступлением и преследуется по закону как посягательство на уничтожение памятника исторического наследия и культурного значения".

Ежиков: "Если мы примем этот закон, нам будет что предъявить своим избирателям".

Рудников: "Это нормальная попытка депутата заявить о себе, сделать себе политическую рекламу. В чем проблема? Никто не пытается наш город переименовать. С таким же успехом можно принять закон о том, что в Думе работают нормальные люди".

Никитин: "Некоторые ваши коллеги в этом не уверены. Так что такой закон может быть нелишним".

Селезнев: "Я согласен и с Ежиковым, и с Рудниковым (хохот в зале, - прим. авт.). Но мы должны оставить потомкам право самоопределиться с названием городов, районов, улиц..."

Гинзбург: "Вопрос идеологический, мировоззренческий, а по регламенту у нас перерыв. Заодно в туалет хочется. Там и консенсус найдем".

Никитин: "Еще двадцать две минуты до перерыва. Потерпеть придется".

Депутат Кузнецов: "Мы сейчас заведем друг друга... Мне уже хочется выступать!"

Дыхание немцев

Законопроект отклонили. И тут же сцепились по поводу многострадальной Агнес Мигель. В "НК" уже писали о том, что Нестеровский районный Совет депутатов обратился в Думу с просьбой согласовать присвоение имени этой немецкой поэтессы одной из улиц в поселке Ясная Поляна.

Ярошевич: "Нечего сюда литовцев!"

Депутат Шлык: "А кто-нибудь читал эту Агнес Мигель?"

Никитин: "Я не читал, но знаю, что она известная поэтесса".

Шлык: "Ничего странного нет в том, что улицу хотят назвать именем поэтессы".

Золотухин: "Это вопрос политический. Ясная Поляна ощущает дыхание немцев, и очень скоро оттуда будет избираться не Долгов, а какой-нибудь немец с калининградскими корнями и пропиской!"

(А собственно - почему бы и нет? Избирался же в Думу г-н Золотухин - вообще без калининградских корней? - прим. авт.)

Гинзбург настойчиво тянет руку.

Никитин: "Вы не в туалет проситесь?"

Гинзбург: "Туалет - это образ. Я просто хотел спасти ситуацию".

Никитин: "Я вижу пять человек, желающих выступить по этому вопросу. Вот депутат Виноградов еще не говорил. Елена Александровна Клюйкова всего один раз выступала по этой теме..."

Барышня из Черняховска

Улицу именем Агнес Мигель депутаты решили не называть. Проявили, так сказать, политическую волю. Интересно, в курсе ли господа народные избранники, что Лев Николаевич Толстой, с чьим именем ассоциируется у образованных граждан Ясная Поляна (правда, не эта), имел немецких предков? Может, и в этом усмотреть влияние "дышащих в затылок" германских бюргеров - и переименовать к чертям весь поселок? В какое-нибудь Лаптево-Новое или Погорелое-тоже?.. В чисто патриотических, разумеется, целях.

...Долго выспрашивали начальника управления образования администрации области Л. Фуксона о программе "Развитие образования Калининградской области на 2002-2005 г.г." (слава Богу, приняли).

Потом Ежиков предложил внести в регламент Думы изменения: чтобы депутаты могли большинством голосов выводить непонравившегося коллегу из комитета (сегодня депутат имеет право участвовать в работе любого комитета, по собственному выбору).

Депутат Маточкин: "Этим законом мы утвердим передел должностей и собственности. Депутаты будут определять, кого они оставят в комитете, а кого выгонят. Начнутся политические гонения".

Виноградов: "Но можно посчитать, сколько заседаний комитетов сорвалось из-за чьего-то отсутствия. Проблема еще и в том, что руководство комитета не всегда может найти общий язык с его членами".

Ежиков: "Не надо строить из себя барышню из Черняховска!"

Виноградов: "Мы сняли сегодня фиговый листик..."

Никитин: "Не сняли".

Виноградов: "Молодцы, значит!"

Депутат Андреев: "Пусть депутат определится, кем быть: умным или красивым..."

Селезнев: "Я депутат на платной основе, но, в отличие от вас, думаю о регламенте день и ночь..."

Народ зашелся от хохота.

Никитин: "Ночью все-таки спать надо..."

"Селезнева давайте, он живой..."

Инициативу Ежикова отклонили.

И, на закуску, стали решать, кого делегировать на федеральный конкурс распределения эфирных частот.

Никитин: "Кто будет делить частоты?"

Маточкин: "Козлов".

Гинзбург: "Мы тут с Багалиным сидим, как анклав, до нас информация не доходит. Может, кто-нибудь хочет выступить?"

Никитин: "Уже выступает. Селезнев".

Голос в зале: "Козлов в больнице. Выздоровеет он до того времени?"

Никитин (пожимая плечами, смотрит в потолок): "Может быть, выздоровеет..."

Андреев: "Селезнева давайте, он живой!"

Голоса: "Так уже внесли кандидатуру Козлова!" - "Ничего, как внесли, так и вынесем".

Никитин: "Голосуем!"

Голоса: "За кого?"

Никитин: "За Козлова".

Кто-то уточняет: "За больного Козлова".

Дорогое удовольствие

Больной Козлов голосов не набрал. Делегировали Селезнева. Он, прикинув, что ему только что обеспечили внеплановую и не очень-то нужную командировку в Москву, скептически произнес: "Спасибо".

Виноградов засобирался.

Никитин: "Мы еще не закончили, Андрей Олегович".

Виноградов: "А я еще не ухожу".

...В повестке дня на 31 октября пока 16 вопросов. В том числе и внесение изменений в бюджет. Повесели-имся. Ей-богу, пора в думском зале надстраивать ложи, "галерку". И билеты продавать. А еще лучше - пускать зрителей бесплатно. Потому как весь этот цирк и так профинансирован из карманов налогоплательщиков. Недешевое, знаете ли, удовольствие. Да и... гм... не удовольствие вообще.

Д. Таманцева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля