Новые колёса

«Цепрусс» хотят убить.
В Калининграде начался передел собственности

...Вот уже неделю простаивает калининградское предприятие ЗАО "Цепрусс". Президент "Цепрусса" Борис Овчинников (он же - президент Союза промышленников и предпринимателей Калининградской области) дал по этому поводу пресс-конференцию... о которой в местных СМИ упомянуто невнятно и глухо. Не то предприятие встало из-за производственного конфликта с соседями по территории, не то просто железнодорожные рельсы размыло и нет возможности подвезти сырье. На самом же деле ситуация гораздо драматичнее. Налицо "воендос" - так на языке современного бизнеса называются действия, направленные против конкурентов.
Вот что говорит Овчинников о предыстории конфликта:
- Когда акционировался ЦБЗ-2, мы решали вопрос, кто будет обеспечивать нас вагонами. Как правило, обслуживает крупные промышленные предприятия непосредственно железная дорога. Но в нашем случае было не так. У нас есть посредник - АО "Промжелдортранс". Структура частная. Кстати, внесенная в список монополистов.
Вообще-то МПС не подлежит приватизации, но АО "Промжелдортранс" было создано как промышленное предприятие... В свое время "Цепрусс" передал ему локомотивы и подъездные пути - ежемесячно на наше предприятие подается около 1000 вагонов для подвоза сырья и вывоза продукции. У нас были нормальные отношения. Но... в "Промжелдортрансе" сменились акционеры, теперь основной пакет сосредоточен в руках г-на А. Якимова. Он же - директор ООО "Лесобалт". И в прошлом году "Лесобалт" выкупил у "Промжелдортранса" эти самые подъездные пути. И началось. Нам предложили согласовать условия прохождения наших вагонов через территорию "Лесобалта"...
- А что собой вообще представляет этот "Лесобалт"? Г-н Якимов калининградец?
- Нет, у него было такое-то совместное с итальянцами предприятие в Сыктывкаре. Будто бы партнеры его там кинули - что само по себе уже странно. Обычно в России "кидают" иностранцев... Территория под "Лесобалт" частично была выкуплена у вагонзавода, частично - у "Промжелдортранса", в основном - выделена мэрией. (На эти 10 с лишним га очень зарился Атаманов. Но даже при его хороших отношениях с мэром, завладеть ею не получилось. Предпочтение было отдано "Лесобалту", - прим. ред.)
Знаете, сначала я отнесся к своим соседям скептически. Года два с половиной назад г-н Якимов пришел ко мне с бизнес-идеей: заняться распиловкой леса. Он собирался везти сюда из Иркутска круглое бревно, а на Запад гнать доски. Я сказал, что проект экономически необоснован. Одно дело перевозить золото - транспортную составляющую можно не принимать во внимание. Но доставлять за тысячи километров круглое бревно - значит, платить за провоз 50% отходов...
Якимов собирался "играть" на разнице тарифов - экспортных и внутренних, но я сказал, что это дело временное. Нельзя зависеть от внешних обстоятельств, они изменятся - и ты потеряешь бизнес. Он вроде бы согласился - и решил пойти по пути глубокой переработки леса, чтобы экспортировать в Европу клееные конструкции. Оборудования на предприятие уже завезено более чем на $10.000.000. Как некогда на "Балтптицепром".
Конечно, погоду там делает не Якимов. Он сам мне как-то говорил, что основной акционер "Лесобалта" - г-н Хачатуров. Тот самый, из "Росгосстраха". Прежде он работал в "Бин-банке"... Помните, была скандальная история вокруг "Славнефти" - фамилия Хачатурова фигурировала и там.
(Определенный интерес испытывает к "Лесобалту" и г-жа Батурина, супруга московского мэра Лужкова. Есть и еще один пикантный нюанс: двадцатого июля сего года состоялось открытие "Лесобалта". На нем были представители власти, но почти не было прессы, а основным распорядителем церемонии выступал... начальник управления по борьбе с экономической преступностью ФСБ г-н Королев. Именно он решал, кого из СМИ пригласить на открытие, - прим. ред.)
- Итак, вернемся к сути конфликта. Вам предложили согласовать условия прохождения вагонов...
- ...по подъездным железнодорожным путям перегона ЦБЗ-2 - такой объект права фигурировал в свидетельстве о государственной регистрации права от 18.08.2004 г.
Мы вступили в переписку, чтобы выяснить, какие же именно нам предложат условия. И тут выяснилось, что "Лесобалт" в учреждении юстиции уже выправил себе ДРУГОЕ свидетельство о государственной регистрации права: за тем же кадастровым номером, на основании того же договора купли-продажи недвижимости №40 от 02.08.2004 г. и того же акта приема-передачи от 09.08.2004 г. Но... объект права в нем назывался уже иначе: подъездные железнодорожные технологические пути завода ООО "Лесобалт". Всякое упоминание о ЦБЗ-2 исчезло. Точно волшебной палочкой взмахнули. Воистину, у нас все можно, если чиновник на ЭТО готов.
Я спрашивал у г-жи Пиннекер, возглавляющей нынче учреждение юстиции: как же так?! Вразумительного ответа не получил... А вскоре "Лесобалт" поставил нас в известность, что собирается разобрать эти пути. Правда, тут же было выдвинуто встречное предложение: если мы согласимся уступить соседям часть своей территории и ряд объектов (склад, еще что-то там) по остаточной стоимости (читай: даром), то "вопрос о ликвидации железнодорожных путей теряет свою актуальность".
Мне не жалко. Я бы уступил. Но - эта территория примыкает к водозабору, по ней проходят еще железнодорожные рельсы... И теперь я уже думаю: не нужна ли она соседям просто как предлог, чтобы давить на меня и дальше?
Мы обратились с иском в арбитражный суд. За мерами обеспечения, чтобы "Лесобалт" и впрямь не демонтировал пути. Суд вынес решение: запретить демонтаж (разборку) и любые виды работ на ж/д путях, принадлежащих ООО "Лесобалт". Почему такая формулировка? Из соображений здравого смысла: можно ведь, условно говоря, начать рельсы так "ремонтировать", что использовать их будет нельзя...
И вот - седьмого июля был, как вы помните, сильный ливень. Вагоны нормально шли. 15 июля (через неделю!) мы получаем письмо: дескать, пути оказались залитыми, пришли в неисправность, вагоны пропускаться не будут. Потому как любые ремонтные работы "Лесобалту" запрещены. Мы пишем: вы неправильно трактуете решение суда. Запрет распространяется только на отчуждение ж/д путей или изменение их профиля. По федеральному законодательству, владелец ж/д путей необщего пользования ОБЯЗАН за свой счет обеспечивать их сохранность и безопасность движения, и никакое решение арбитражного суда не может ему в этом помешать.
К чему доводить ситуацию до абсурда?..
"Лесобалт" уперся. Нет, дескать, нам судом запрещено ремонтировать - и точка. А мы уже знали, что 18 июля окружной арбитражный суд в Санкт-Петербурге, куда они подавали кассацию, отменил решение в части проведения "любых работ", сохранив только запрет на демонтаж. То есть на момент остановки движения и они уже были в курсе, что чинить пути им ничто не препятствует. Но... 20 июля (до этого момента вагоны шли!) "Лесобалт" запретил движение по своему участку железной дороги. Когда скопилось изрядное количество непропущенных вагонов, железная дорога вынесла запрет на отгрузку в адрес "Цепрусса". Предприятие встало. Потери, которые мы несем с 26 июля, трудно даже назвать.
Опять же - когда после прошлогоднего землетрясения под Светлогорском "провис" кусок дороги - все было отремонтировано за два дня. Паводки у нас случались и раньше. Это ж какое цунами должно было пройти над "Лесобалтом", чтобы пути не отремонтировать до сих пор?! Ясно, что все эти действия направлены исключительно на остановку нашего предприятия.
- Значит, г-н Якимов просто сидит и ждет, когда вы придете и спросите: "Чего ты хочешь?"
- Я думал, что так. Он уже "вбрасывал" цифру - дескать, содержание этих путей стоит ему 10.000.000 рублей в год. И хотя реальная цифра - максимум 100.000 рублей, я готов был подписать договор об участии в содержании путей, а потом через суд доказывать, что сумма завышена.
Мы направили "Лесобалту" проект договора с сопроводительным письмом, но... что-то, видимо, произошло 20 июля. "Лесобалту" было велено занять по отношению к нам непримиримо жесткую позицию. Ни встреч, ни контактов они не желают.
- Сколько человек работает на вашем предприятии?
- Полторы тысячи. Мы находимся в первой десятке налогоплательщиков Калининградской области - где-то пятые или шестые... Объем продаваемой продукции - миллиард рублей в год.
- У вас есть иностранные акционеры?
- Да, австрийская компания "Вильфридхайнцель"... Меня удивляет: если "Лесобалт" действительно рассчитывает внедриться на западный рынок, они там должны понимать, что агрессия - не лучший способ заявить о себе. Мораль в западном бизнесе присутствует - и стоит больших денег... Я собираюсь обратиться в Комиссию по корпоративной этике Российского СПП, чтобы там дали оценку действиям "Лесобалта"...
- Речь идет о ликвидации предприятия, а вы пытаетесь говорить о морали! То, что в масштабах страны произошло с "Юкосом", уже переносится на региональный уровень. Действуют не законы, а "право сильного"...
Как ведет себя городская и областная власть? Вам помогают решить проблему - и избежать тем самым закрытия "Цепрусса" (которое, в свой черед, грозит потерей полутора тысяч рабочих мест и утратой приличных денежных поступлений в муниципальный и областной бюджет)?
- Власть бездействует.
Впрочем, так было всегда. В прошлом году областная энергетическая комиссия позволила "Промжелдортрансу" взвинтить для нас тарифы на 60%, а в апреле этого года - еще на 68%. На 128% за год! Я писал во все инстанции - но, очевидно, вопросы "решались под столом".
(Появилась информация о том, что губернатор Егоров, узнав, что на ж/д путях находятся четыре не пущенных на "Цепрусс" цистерны с хлором... во избежание экологической катастрофы распорядился... нет, не выслать "наряд ремонтников" для приведения в порядок "Лесобалта" вместе с его железно-рельсовым имуществом, а переправить вагоны на Неманский ЦБК. А "Цепрусс" - да пусть сам разбирается со своими соседями, - прим. авт.)
- Сейчас даже официальные лица используют, как нечто очевидное и само собой разумеющееся, выражение "административный ресурс". Хотя пошло оно из бизнес-кругов и обозначает чиновников, "небезвозмездно дружественных" тому или иному предпринимателю. Админресурс "подключают", откармливают, "подтягивают"... даже сокращение любовное придумали: "барс" (большой административный ресурс), или "барсик". Получается, что помериться "барсиками" с "Лесобалтом" вам трудновато... Вы ведь даже не член "Единой России"?
- Да, в "Единую Россию" я не вступал. И не вступлю.
- Три года назад в вас стреляли. 24 июня. Вы утром ехали на "Цепрусс" в своей "Ауди". За рулем был охранник... Почему? Складывалась какая-то напряженная ситуация?
- Да нет. Охрана была у меня задолго до того случая, но скорее, как часть имиджа... Я даже не понял, как все произошло. Не понял, что в меня стреляли. Пули вошли через лобовое стекло, прошили стекло боковое, осколки впились мне в руку и в ногу. Показалось, что это ожог. Я подумал, что в машине что-то взорвалось. Водитель притормозил, а я выскочил. И так стоял на тротуаре. Если бы киллер чуть задержался, он бы мог меня изрешетить. Но, видимо, у них тоже есть своя схема поведения: он дал по машине две очереди, кинул автомат и бежал. И вот я стою, в шоке, подбегает сотрудница: "В вас стреляли!" Тут водитель дал задний ход. Я влез в машину, а он в крови весь.
Ранили его тяжело: попали в плечо и в ногу, пуля раздробила обе бедренные кости. В госпитале Саулькина ему ногу буквально по частям собирали. Сейчас он почти восстановил здоровье. Продолжает у меня работать.
- Чему научил вас этот драматический эпизод?
- Тому, что жизнь в любой момент может закончиться. Дырка от пули была в подголовнике спинки кресла, рядом с моей головой. Чуть-чуть - и все. И какой бы ты ни был важный, богатый, умный - все в одно мгновенье может оборваться. Я стал больше внимания уделять себе, друзьям, близким... Занялся спортом, похудел.
- Меры безопасности приняли?
- Месяц после покушения я был за пределами Калининграда, ездил в составе калининградской делегации в Китай, потом купил себе джип-броневик...
- В газетах тогда писали, что вы отказались сотрудничать с милицией, не сообщили ни о своих подозрениях, ни о возможных причинах стрельбы.
- Ерунда. Все свои предположения я тогда в милиции высказывал. Правда, повторять их сейчас мне бы не хотелось.
- А сейчас вы не опасаетесь нового покушения? Все-таки ситуация не простая.
- Стрельба сегодня не приносит дивидендов. На долю бандитов остались вопросы мести. Административный ресурс страшнее стрельбы. Если тебя по полной программе прессуют чиновники - заказчику нет нужды тратиться на киллера.
- А не кажется вам, что "заказчики" в данном случае - представители крупного московского капитала? И "наезд" на "Цепрусс" - не первый и не последний?
- Именно поэтому я и критиковал всегда новую версию закона об ОЭЗ. Разработчики расширяют возможности для столичного капитала - и сужают для местного бизнеса. Я уже неоднократно выступал по этому поводу, в том числе и в Госдуме. Говорил о неравных условиях. Предположим, есть у нас АО "Молоко" - и приходит столичный инвестор, который строит рядом аналогичное предприятие. Калининградское ОАО "Молоко" - платит все налоги, а инвестор от налогов освобожден. Соответственно, своим рабочим он может платить более высокую зарплату, продукция его будет дешевле... Или - при одинаковых составляющих - он будет получать более высокую прибыль, что позволит ему развивать производство. В результате местный производитель очень скоро обанкротится.
Говорил я и о том, что Калининград - это зона малого и среднего бизнеса, а закон предусматривает очень высокую планку для инвестиций: 5 миллионов ЕВРО. Иначе льготы недоступны. Один из московских разработчиков, когда я пытался выяснить, откуда в законе столь явные преимущества для крупного бизнеса, проговорился, что таково было "техзадание". Чье?! И почему наша администрация лоббирует этот закон, написанный по чьему-то (ясно - чьему) "заданию"?
- "Цепрусс" явно пытаются "съесть". Каковы ваши ответные меры?
- Я буду добиваться истины законным путем. Другой возможности у меня нет.
...Вот такие дела. Передел собственности - тотальный "воендос" - в последнее время начавшийся в стране, докатился и до нашего самого западного региона. "Воендос" обычно заканчивается "забором". То есть отъемом собственности без какой-либо компенсации. Или с компенсацией ничтожной, о которой не стоит даже разговаривать. Что впереди у Овчинникова - "забор" или все-таки нормальное решение "производственного конфликта" - предсказать трудно. Это уж насколько откормлен "барсик" у соперников. Для нас важнее другое: ситуация с "Цепруссом" - своеобразная "разведка боем". Если сегодня окажется, что крупное предприятие (входящее в десятку самых упитанных "дойных коров" областного бюджета) можно "схарчить" так легко, точно это фанерный ларек незадачливого торговца чипсами - значит, завтра "харчить" станут всех подряд.
Превращая наш регион в московскую "колонию": столичные бизнесмены будут пользоваться нашими ресурсами, дешевой (по сравнению с Москвой) рабочей силой, льготами ОЭЗ - и богатеть. А налоги - исправно платить в Белокаменной (или вообще в какой-нибудь мордовской "шорке" - как называются области, где для определенных видов бизнеса предусмотрены налоги-минимум). Мы же, соответственно, будем нищать, беспросветно и безнадежно.
...Овчинников уповает на то, что "Лесобалт" и его "админресурс" убоятся публичности. Посмотрим.
...А пока - рабочих "Цепрусса" вот-вот отправят в вынужденный отпуск. Полетели первые ласточки?
Ю. СЕРГЕЕВА
P.S. Пока материал готовился к печати, нам стало известно, что на "Цепруссе" появились гости из Питера - сотрудники федерального агентства безопасности на ж/д транспорте. Они закрыли подъездные пути уже на территории предприятия, полностью парализовав его работу. Любопытно, что накануне этих людей видели в одном из ресторанов Калининграда в компании с руководителями "Промжелдортранса" и местной железной дороги.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля