Новые колёса

ЦУКАНОВА ДОСТАЛИ БЕЗДАРИ И ДЕБИЛЫ.
После голода в Озёрске булыжную площадь они превратили в огород

До начала оперативного совещания на Дмитрия Донского,1 оставалось пятнадцать минут. Министры, вице-премьеры один за другим с шиком подкатывали на своих чёрных джипах. Прочие кабинетные работники рангом пониже нехотя ковыляли пешком.

В сопровождении полицейского эскорта на чёрном “Мерседесе W221” подъехал губернатор Цуканов.

Вслед за “Мерсом” Цуканова притормозил точно такой же “W221” - с госномерами М 232 ММ. Открылась дверца. Из членовоза вальяжно вышел улыбчивый господин с гладко выбритой, как бильярдный шар, головой.

Надзиратель на “Мерседесе”

- Блин, ты глянь, на чём Цыбульский ездит! - присвистнули стоявшие на крыльце главы муниципалитетов. - Как министр!

Николай Цуканов

- У министров таких машин нет, - возразил глава Полесска Игорь Болсун. - Как Николай Николаевич...

Словно в подтверждение этих слов служебный “Мерседес” Цыбуль­ского развернулся и встал аккурат напротив центрального входа. Обычно там парковалась машина главы янтарного рая.

- Вот и гадай теперь, кто у нас самый главный, - дружно загоготали наблюдавшие эту картину муниципальные чиновники.

Цыбульский был назначен на должность руководителя службы ГАСН (надзор за строительством) уже больше года. Он сменил ушедшего “по собственному желанию” Сергея Карповича - человека из команды Бооса, где он считался крупным профессионалом по части строительства.

Цыбульский - тоже профессионал. Из милиционеров. Теперь существует специальная такса за право беспрепятственно заниматься строительным бизнесом. Определено, кто и за что платит. За плановую проверку, за внеплановую, за подписанный акт...

Строительные олигархи отнеслись к новым “правилам игры” с пониманием. У нас ведь и медицинские услуги - сплошь платные. И образовательные...

“Мне звонила мадам”

На оперативке председательствовал лично Цуканов. Чиновники не видели его уже больше месяца. А тут - собственной персоной.

- Ну, что? - хозяин янтарного рая упёрся руками в стол и исподлобья оглядел подчинённых. - Мне здесь вчера звонила мадам с детьми. Сказала, что Подольский исчез.

- Я здесь, Николай Николаевич, - подскочил глава Гурьевского района Сергей Подольский. - И я никуда не исчезал.

- Ну, как же, - усмехнулся глава региона. - Вы только подумайте, что у Подольского творится. У него три семьи в посёлке Пушкино умудрились сделать смету на постройку дороги. За 23 миллиона! Дорогу к своим домам. Больше там никто не живёт.

- Правильно, - закивал Подольский. - Но ведь там...

- Не надо мне ничего объяснять. Скажите, может, лучше людей оттуда переселить? Дешевле будет. А то ведь они и президенту пишут... И Путину, и Медведеву... Давайте этих людей переселять. Дешевле будет.

- Да они уже пересмотрели эту смету... - принялся оправдываться чиновник. - Она оказалась сильно завышенной. Там и десяти миллионов хватит.

- Завышенной, говорите?! - взревел Цуканов. - А не ваши ли подчинённые калькуляцией занимались?

- Я же сказал, мы построим эту дорогу... Найдём возможность, профинансируем. Конечно, на некоторую помощь с вашей стороны мы тоже рассчитываем...

Людям руки выкручивали

- Знаете, что... - Цуканов прищурился. - Мне ЭТА мадам звонит раз в неделю. Я всё про вас знаю. Сначала вы руки выкручивали, заставляли приватизировать это жильё, чтобы муниципалитет за него ответственности не нёс... Потом, что это ещё за мутная история? Зачем вы просили эти семьи, чтобы они прописали к себе на жилплощадь всех своих родственников?

- Да всё совсем не так, - залепетал Подольский. - И переселяться они никуда не хотят. Они хотят лишь одного - новую дорогу. Чтобы их дети могли спокойно добираться в школу. А то ведь ни “скорая помощь” туда не доедет, никто другой...

- Ах, если так... то я сам обращусь в прокуратуру, чтобы она обязала Подольского построить дорогу.

- Но... - хотел возразить глава Гурьевского района.

- Ничего слушать не желаю, - отрезал губернатор. - Посёлок Пушкино ваш? Ваш. Жители посёлка Пушкино ваши? Ваши. Значит, это ваши полномочия. А я попрошу прокуратуру взять это на особый контроль.

Смертельный исход

- У нас ещё один дорожный вопрос, - взял слово и.о. министра развития инфраструктуры Алексей Клюнеев. - С “лежачими полицейскими” в Калининграде.

- Да, знаю, - нахмурился Цуканов. - По улице Александра Невского... “Лежачие полицейские”... Вернее, шумовые полосы...

- Правильно, шумовые полосы, Николай Николаевич, - угодливо подсказал министр.

- Вчера мы принимали эти объекты, - вскочил мэр Калининграда Александр Ярошук. - Но ни один не приняли. Разбираемся с ГОСТами... На сегодняшний день никакого решения по шумовым полосам нет.

- Решение должно было появиться не сегодня, когда вы этой ерундой уже весь город заляпали, - возмутился губернатор. - А перед тем, как эти полосы на асфальт клеить.

- Должен сделать одну ремарку, - заговорил и.о. начальника ГИБДД Александр Михалевич. - За то время, как шумовые полосы установили на основных магистралях города, ни одного наезда на пешеходов не зарегистрировано.

- А сколько было раньше?

- 20-25 человек за два года.

- Это обычные наезды или сбитие со смертельным исходом?

- Со смертельным.

“Тогда я был главой Гусева”

- Да, дьявол намного страшнее, чем его малюют, - блеснул эрудицией губернатор. - Всё равно, это большая трагедия... Когда сбивают людей. Это трагедия для каждой семьи. Но вот что я скажу... На пешеходных переходах нужно освещение. А на всех перекрёстках - видеокамеры.

Николай Цуканов: - Это же форменный дебилизм!

- Мы работаем над этим вопросом, - отозвался Ярошук. - Нужны деньги.

- Так я деньги дам. Вы, самое главное, этим вопросом занимайтесь... А то поручите это Мельникову, а тот - Пупкину. И всё! Провал! Никакой работы не будет. Всё выйдет, как с воздушным пешеходным переходом на Московском проспекте в районе спорткомплекса “Юность”. Ваша Мухомор ещё три года назад в этом же зале обещала моему предшественнику губернатору Боосу, что через год переход построят. Я хорошо помню тот разговор. Тогда я был... хм... главой Гусева. А что в итоге? Перехода до сих пор нет даже в эскизном проекте. Люди как гибли там, так и гибнут. А Мухомор, как ни в чём не бывало занимает высокую должность. Вы её переназначили...

- Я всё могу объяснить... - сделал попытку оправдаться мэр Калинин­града.

- Не надо объяснять, - отмахнулся Цуканов. - Надо разобраться с этими шумовыми полосами. У нас ведь задача на этих полосах не подвеску автомобиля оставить, а разбудить перед пешеходным переходом водителя... А вы поналепили, теперь пробки по городу непроезжие... Особенно по Московскому проспекту. Так, Михалевич?

- Раньше пробки были только у Ялтинской, - отрапортовал гаишник. - Теперь, после установки шумовых полос, пробки по всему Московскому проспекту.

В зале - смех.

- Браво, Ярошук! - захлопал в ладоши Цуканов. - Вот это я и хотел услышать. Теперь сами видите, как вы руководите городом.

Не надо никому дурить голову

- Я тоже хотела добавить, - взяла слово Татьяна Груничева, руководитель управления Роспотребнадзора. - Жители постоянно к нам обращаются. В домах, которые стоят возле дорог с шумовыми полосами, вибрация, знаете, какая? Бух-бух! Бух-бух! И днём, и ночью покоя нет. Учтите, люди начнут подавать иски - и мы проиграем все суды. И не надо никому дурить голову. Мы все в Европе бываем. И знаем, что из себя должна представлять шумовая полоса.

- По поводу судов - это вас касается, Александр Георгиевич! - Цуканов погрозил Ярошуку пальцем. - Я уже в который раз вам говорю: установите камеры на самых оживлённых перекрёстках. Сколько это стоит? Узнавайте. А по деньгам - решим. Что у нас дальше по повестке? О ходе строительства объектов, включённых в программу модернизации здравоохранения. Ага, доклад руководителя службы ГАСН Цыбульского. Давайте, Александр Зигмундович. Расскажите нам подробно по каждому медицинскому объекту.

- Что сделано, что не сделано, с каким качеством. Мы вас слушаем внимательно.

Цыбульский откашлялся, громко высморкался и принялся озвучивать бесконечный поток цифр.

Выброшенные миллионы

Минут через десять докладчик неожиданно остановился. Цифры кончились. В зале наступила тишина. Все ждали, какую оценку выступлению даст губернатор. Но первой заговорила Груничева.

- Уважаемый докладчик! Что это было? Зачем вы десять минут нас утомляли чтением цифр? Зачем нам знать, что в психбольнице №2 какое-то ООО “Абсолют” не выполнило работы по изоляции на 1.015.610 рублей. Меня вот намного больше интересует, будут ли вновь отстроенные фельдшерско-акушерские пункты обеспечены холодной и горячей водой. Потому что без этого - всё это выброшенные на ветер десятки миллионов. Без воды они никогда не будут сданы. Из-за несоблюдения санитарно-гигиенических норм. И люди в сёлах так и останутся без медицинской помощи. А вы нам всё про деньги и про деньги...

- Это не наша компетенция, - холодно произнёс Цыбульский. - Мы не имеем права вмешиваться в подведение воды.

- А освоение денег - это ваша компетенция? Зачем вы нам всё это рассказываете?

Цыбульский растерялся. Цуканов нахмурился, но промолчал.

Брусчатку засыпали землёй

- У нас проблемы не только с Калининградом, - взял слово Александр Башин, руководитель агентства по архитектуре, строительству и перспективному градостроению. - Здесь с Озёрском ещё...

- Что с Озёрском?! - встрепенулся Цуканов, услышав название города, где пухнут от голода пенсионеры. - Неужели по реконструкции площади?!

- Так точно!

- Кто у нас из Озёрска?

- Я! - с галёрки раздался приглушённый голос.

- Кто я? - навострил ухо губернатор. - Не слышу! Богуцкий? Как-как? Боблуцкий?

- Боблуцкий Владимир Михайлович, - послышался осипший голос. - Я - и.о. главы администрации “Озёрское городское поселение”.

- Поселение, говорите... У вас не городское поселение - у вас колхоз, - уже рвал и метал разъярённый Цуканов. - Точнее, бардак. Что вы у себя сделали с городской площадью?

- Как ч-ч-что? - стал заикаться Боблуцкий. - Согласно проекта, проводим работы... По вашему же указанию. Чтобы площадь приобрела красивый современный вид.

- Да я про эту площадь уже второй год всем вам толкую. Но получается - как от стенки горох. И вот, наконец, вы соблаговолили раскачаться. И что же мы теперь видим? Прекрасную старинную площадь, вымощенную брусчаткой и булыжником, вы какого-то лешего засыпали землёй и сделали там газоны. А поверх брусчатки положили современную тротуарную плитку. Это же форменный дебилизм! Вы, Башин, куда смотрели?

- Куда я смотрел?! - Башин подскочил, как на пружинах. - Я, наверное, недосмотрел. Булыжная площадь в Озёрске простояла много веков. Наверное, простояла бы ещё столько же... В общем, я вижу лишь один выход. Надо всё убрать.

Глаза выжигает

- Богутский, э-э-э... Боблуцкий, - Цуканов затряс головой. - У вас в Озёрске общественные слушания по площади были?

- Были.

- И люди, все как один, высказались, чтобы испохабить центр исторического города?

- Ну.... - замялся и.о. - В общем, да. Нет... Нет-нет, Николай Николаевич! Люди высказались за то, чтобы площадь была удобной для гуляний.

- Гуляний?! - главу региона заколотило. - Тогда вы скажите, куда вы дели деньги, которые я выделил вам на благоустройство площади.

- Ну... - совсем стушевался Боблуцкий. - Мы их потратили. У нас обанкротилось предприятие ЖКХ. А мы готовились к отопительному сезону. И чтобы спасти положение и вывести предприятие из состояния банкротства, мы направили эти деньги... Ну, и их больше нет. Всё!

- Я как подумаю, что творят наши главы... - всплеснул руками Цуканов. - У нас в области из всех городов только в двух были прекрасные площади. В Гвардейске и Озёрске. И там, и там их уничтожили. Вот бездари! А в какой цвет в Озёрске дома на площади покрасили! В Нестерове хороший спортзал отстроили, но покрасили его в ядовито-лимонный цвет. Глаза выжигает!

- Сергей Васильевич! - Цуканов обратился к недавно назначенному министру по муниципальному развитию Сергею Булычёву. - Выезжайте в муниципалитеты и оказывайте помощь.

- На следующей неделе выеду и разберусь, - без особого энтузиазма пообещал молодой министр.

- Выезжать надо немедленно! Никто не знает, что наши главы ещё наворочают.

- Я поеду помогать муниципалитетам! - бросился на амбразуру Башин.

- Это давно пора было сделать, а не в тиши кабинетов сидеть. И делать вид, что большой политикой здесь занимаетесь. Большой политикой занимаюсь я! Все поняли? Тогда за дело!

И губернатор решительно закрыл планёрку.

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля