Новые колёса

79 дней в тюрьме.
Журналисты всё ещё за решёткой

...Псков - древний город, с которым многое связано в истории нашей страны. Отсюда родом была знаменитая княгиня Ольга; здесь, в одной из двух древнерусских "республик", гремел вечевой колокол... Неподалеку - село Михайловское, куда царь ссылал опального Пушкина... Именно в Пскове в тысяча девятьсот семнадцатом году отрекся от престола император Николай II, что, впрочем, уже не могло спасти ни его самого, ни Россию... Да вот хотя бы один эпизод: в годы Отечественной войны немцами была похищена уникальная коллекция икон из псковского музея... которую случайно обнаружил исследователь герр Штайн, посвятивший всю свою жизнь поискам прусско-петербургской реликвии - Янтарной комнаты! Иконы вернулись домой. Жаль, мне не удалось сейчас взглянуть на их скорбные лики. В Пскове, куда давно хотелось попасть, я была совсем по другому делу. По уголовному.

Вот уже семьдесят девять дней в СИЗО-1 города Пскова находятся под стражей учредитель "НК", депутат Калининградской областной Думы Игорь Рудников и журналист "НК" Олег Березовский. Процесс, который представители самых разных СМИ давно и в открытую называют "политическим", - в самом разгаре.

Мы уже писали о том, что 15 июня на заседании суда выступал потерпевший - экс-адмирал Балтийского флота Валуев - и были допрошены "свидетели обвинения" (под таким кодовым обозначением в материалах дела проходят практически все, кто был втянут работниками Калининградской областной прокуратуры на орбиту предварительного следствия. Вне зависимости от того, КАКИЕ именно показания давались).

Валуев прибыл в Псков в командировку. (Что не помешало ему обратиться в канцелярию псковского суда с вопросом, может ли он рассчитывать на компенсацию дорожных расходов). Свидетели - "подтягивались" за свой счет. Правда, деньги обещали вернуть... но - потом. А ехать нужно сейчас. С учетом летнего подорожания железнодорожных и авиабилетов, отсутствия мест в гостиницах и т.д., и т.п. - можете представить, КАК это сложно - обеспечить явку в суд всех необходимых свидетелей! Тех, в ком особенно заинтересовано обвинение, в Псков ДОСТАВЛЯЮТ. В том числе и под конвоем. Так, на данный момент "в работу" запущено несколько постановлений о насильственном приводе в суд свидетелей, без которых прокурор не может обойтись - по его разумению.

...Обставляется процесс серьезно и тщательно. В 9.25 к зданию районного Псковского суда (кстати, оно расположено в обычном жилом доме. Первый этаж - суд, второй, третий и выше - квартиры) подъезжает автозак. Игоря и Олега везут в суд в наручниках. Выводят из автозака по одному и под конвоем - почти бегом - заводят в здание. Конвойные строго следят за тем, чтобы журналисты не успели сфотографировать подсудимых. "Убрать! Убрать фотоаппарат, я сказал!!" - ревет крепыш в милицейской форме. Кажется, еще секунда - и камера будет разбита. Хотя - по закону - снимать на улице не запрещено.

Но... в Пскове "политические" процессы, похоже, большая редкость. И те, кому положено их обеспечивать, - в большой растерянности. А от "запуток" и "непоняток" до агрессии - один шаг.

...Свидетеля, которому Игорь Рудников хотел пожать руку, по этой самой руке чуть не огрели дубинкой. Не положено! Поздороваться, перемолвиться словом с людьми, которых не видел два с лишним месяца, - нельзя. Так, издали, одними глазами... И трудно понять, чем вызваны эти строгости: стремлением безукоризненно блюсти "букву инструкции" - или желанием казаться "право имеющим", хотя всем давно ясно, что Псков просто сделали полем, на котором разворачивается совсем чужая игра. В которой Рудникову и Березовскому навязали роль подсудимых.

...Когда 15-го утром Игоря и Олега провели скованными между собой наручниками - впечатление было как от удара электрошокером. Одно дело - предполагать, читать, представлять... и совсем другое - УВИДЕТЬ. Нет, наручники не унижают ни Рудникова, ни Березовского. Скорей, наоборот. Если человека за СЛОВО сажают в тюрьму и заковывают в железо - это верный российский признак того, что СЛОВО весомо и искренне.

...А под ногами путается кот. Который без особого почтения подходит и... задрав хвост, метит колесо автозака. А потом не спеша отправляется по своим кошачьим делам. Даже странно, что его не хватают и не упекают куда положено за "оскорбление сотрудников... при исполнении должностных обязанностей". Должно быть, не видели. А то мяукнуть не успел бы в свое оправдание, как связали бы ему пушистые лапки. И свидетели бы нашлись. Они ведь - в форме! - всенепременно находятся. И бодро выдают на-гора один и тот же заученный текст. Твердо рассчитывая повлиять количеством показаний на "качество" приговора.

...Как мы уже писали, судья Козловский производит приятное впечатление. Он корректен, ни одной резкой реплики в адрес подсудимых или свидетелей я от него не услышала. (Чего не скажешь насчет обвинителя). Но... отклоняет же он на каком-то основании все ходатайства Рудникова и Березовского об изменении им меры пресечения?! Не имевшие в прошлом судимостей, парламентарий и журналист, представившие солидные поручительства, обвиняемые (как-то вот, на минуточку) не в убийствах и не в кражах... вот уже третий месяц находятся за решеткой. И даже если их хотят таким образом "научить" являться в суд по первому требованию - не слишком ли это жестокий "урок"?

Относительно приговора делать какие-либо прогнозы рано. Ведь участники процесса отдают себе отчет в том, насколько он необычен.

Когда все закончится, мы расскажем в подробностях, красках и лицах. А пока - процитируем сообщение АПН Северо-Запад:

"Рудников и Березовский обвиняются в физическом насилии над 22-мя милиционерами. А, конкретнее, И.П. Рудникову и О.В. Березовскому инкриминированы насилие в отношении представителей власти - ст. 318 УК РФ (согласно норм УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком до 5 лет (за каждый эпизод) и оскорбление представителей власти - ст. 319 УК РФ (предусматривает денежный штраф до 40 тысяч рублей либо исправительные работы сроком до 1 года (также за каждый эпизод).

Физическое насилие, по версии следствия, было причинено в два приема:

- 1 февраля 2006 года восьми сотрудникам управления по налоговым преступлениям УВД Калининградской области и УБЭП Калининградской области, которые проводили восьмичасовой "осмотр" одного из избирательных штабов во время избирательной кампании в областную Думу 4-го созыва;

- 8 марта 2006 года во время изъятия отрядом милиции (общей численностью более 40 человек) на таможенном терминале на ул. Туруханской г. Калининграда тиража "Новых колёс" четырнадцати вооружённым сотрудникам милиции (включая 8 сотрудников ОМОНа в полной экипировке).

8 марта 2006 года Игорь Рудников, Олег Березовский и его брат Александр Березовский должны были получить новый тираж газеты "Новые колеса", прибывший из Литвы и беспрепятственно прошедший две таможни. Однако этому воспрепятствовали около 40-ка сотрудников милиции под командованием полковника Лаврентьева. Все это фиксировалось на видеокамеру самими же сотрудниками милиции. Запись была приобщена к делу как доказательство со стороны обвинения. Однако защита не стала опротестовывать это доказательство, так как посчитала его скорее доказательством невиновности. Со слов подсудимых, их адвокатов и гособвинителя, на записи действительно нет ни одного фрагмента, где бы Рудников (которому вменяется этот эпизод) причинял физическую боль кому-нибудь из сотрудников милиции. Нет ни одного эпизода, где бы он ругался матом, чего не скажешь о милиционерах.

В отношении фраз, произнесенных Рудниковым, защита и гособвинение расходятся во мнениях. Подсудимые и их адвокаты утверждают, что были произнесены фразы: "Вас пытаются использовать как безмозглых служак и тупых исполнителей, но вы ведь нормальные люди", "Мы не преступники" и "Бандиты боятся представляться", из которых были извлечены отдельные слова и вменены как оскорбления. Гособвинитель же сообщил, что запись была просмотрена дважды, но он не смог расшифровать фразы и не согласен, что они звучали именно так. Пока остается неизвестным, что расслышал суд, так как мнение суда мы узнаем только при вынесении приговора.

Часть потерпевших милиционеров и свидетелей стороны обвинения не спешила прибывать в Псков для дачи показаний, поэтому судом было принято решение о приводе их в принудительном порядке. Игорь Рудников, выступая в суде с комментариями по поводу видеозаписи, отметил, что показания потерпевших лживы, однако пока не стал ходатайствовать о возбуждении против них уголовного дела по статье "лжесвидетельствование". Кроме того, все "пострадавшие" говорили одно и то же, подглядывая в шпаргалку, как сказал Рудников. Точно также были написаны рапорта, а позже заявления - по одному и тому же шаблону. Неслучайно и то, что все "потерпевшие" написали эти заявления в один день спустя месяц после событий. А спустя год у них освежилась память настолько, что они вспомнили такие подробности, которые даже не совпадают с видеозаписью.

Например, потерпевшие утверждали, что Игорь Рудников висел на микроавтобусе так, что до земли оставался почти метр, и лягался, не давая автобусу выехать. По словам защиты, на видеозаписи видно, как Рудников стоит на земле и держится за стеклоочиститель, а высота микроавтобуса не превышает двух метров, что не позволяет на нем висеть. Кроме того, Игорь Рудников описал те действия, которые происходили в момент обрыва видеозаписи. Так, он сообщил, что его самого ударили сотрудники милиции, о чем им было позже заявлено в прокуратуру. Но прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело. Также видеозапись не отразила момент, когда гражданину Шилову, сопровождавшему микроавтобус, стало плохо. Однако сотрудники милиции не предпринимали никаких действий, чтобы ему помочь до тех пор, пока у него изо рта не пошла пена. По словам Рудникова, полковник Лаврентьев при этом все время смеялся.

Одна из свидетельниц обвинения предприниматель Тяпушева, которой принадлежал микроавтобус, осуществивший перевозку тиража газеты, не так давно умерла, поэтому в суде были оглашены ее показания, данные в ходе следствия. Однако и в них не нашлось ни одного эпизода, доказывающего вину подсудимых.

Это политическое дело - несомненно. Об этом свидетельствуют многие факты. Во-первых, подсудимые - депутат и журналист. Во-вторых, очень сомнительно, что они могут причинить физические страдания 22-м сотрудникам милиции при исполнении. Милиция у нас, конечно, не ахти какая, но не до такой степени нежности и терпимости, чтобы позволить причинять себе боль. В-третьих, кроме обвинения в причинении физического насилия и оскорбления сотрудников милиции, Березовский и Рудников обвиняются в "клевете". Газета "Новые колеса" далеко не лестно отзывалась о высокопоставленных персонах Калининградской области.

По словам адвокатов, содержание под стражей Рудникову и Березовскому не требуется - не те статьи обвинения. Это больше похоже на месть и пытку.

<...> Кроме того, Олег Березовский просил суд обратить внимание не только на состояние его здоровья (он вынужден принимать сильнодействующее успокоительное), но и на европейское право, где статья "клевета" вообще не преследуется уголовно.

О том, что процесс заказан, говорит не только это, хотя и этого уже достаточно. УВД Калининграда объявило, что никакого изъятия тиража газеты не было, а действия полковника Лаврентьева признаны законными. То есть в нашей стране считается законным без каких-либо документов забрать чужой микроавтобус с чужим грузом? А потом еще пожаловаться на причиненное "физическое насилие".

Хочется предполагать, что это абсурдное дело из 13-ти томов рассыплется, но, судя по реакции суда на ходатайства об изменении меры пресечения, особо надеяться не приходится.

Гособвинитель неубедителен. Его позиция: "если на видеозаписи нет моментов, когда Рудников и Березовский применяли физическое насилие по отношению к милиционерам, это не значит, что такого не было". Но ведь это все лишь позиция. А обвинение должно представить доказательства вины.

Показания потерпевших сотрудников милиции расходятся с видеозаписью. Показания свидетеля Тяпушевой, которая, по словам защиты, является объективным свидетелем (поскольку не была заинтересована защищать подсудимых), также не доказывают вины.

<...> Удивительно то, что из псковской прессы только одно агентство и одна газета информируют горожан о процессе. Все остальные предпочитают пока отмалчиваться, несмотря на общий летний информационный голод. Однако такая ситуация не может длиться бесконечно. Рано или поздно город проснется и поддержит калининградских политзаключенных. Принимать решения об отклонении или удовлетворении ходатайств и решение по этому абсурдному делу придется уже на виду у всех".

Это - мнение человека, которого не упрекнешь в субъективности, ибо он не имеет никакого отношения ни к Калининграду, ни к "Новым колесам".

...А впереди - допросы оставшихся "свидетелей обвинения". Трое из них: Константин Рожков, Дмитрий Подковырин и Кирилл Синьковский, по идее, вообще не должны выступать в этой роли. Константин Рожков, дававший о-очень активные показания против Рудникова во время предварительного следствия, в последний раз переступал порог редакции нашей газеты в 1999 году, а свое неприязненное отношение к Рудникову и Березовскому демонстрировал неоднократно и в самой недвусмысленной форме. Дм. Подковырин перестал сотрудничать с "НК" в 2000 году (газета от этого только выиграла). К. Синьковский - в 2004-м. И все, что они могут сказать о событиях, относящихся к 2005 году, не более чем их предположения, догадки, версии, домыслы... короче, то, что по УПК доказательством чьей-либо вины не является и являться не может.

Затем в суде выступят "свидетели защиты", после чего начнутся прения сторон и... наступит Момент Приговора. Хочется верить, что он станет и Моментом Истины.

Д. ЯКШИНА


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля