Новые колёса

30 ДНЕЙ В ТЮРЬМЕ.
Журналисты остаются за решёткой

 

...Вот уже тридцать дней содержится под стражей депутат Калининградской областной Думы, учредитель “НК” Игорь Рудников. Журналист “НК” Олег Березовский - на день больше.

Наши надежды на то, что 2 мая Псковский районный суд примет решение об изменении Игорю и Олегу меры пресечения на подписку о невыезде, не оправдались. Судья А. Козловский проигнорировал и доводы подсудимых, и поручительства за них главы правительства Калининградской области и спикера Калининградской областной Думы, представленные в письменном виде. Почему? Остается только гадать. И с пугающей очевидностью констатировать, что ситуация становится все более абсурдной. Рудников и Березовский содержатся (по нашим сведениям) в общих камерах Псковского СИЗО, вместе с “обыкновенными”, не “политическими” уголовниками. Мы ничего не знаем о том, как относятся к ним сокамерники (но знаем, что процессом “взаимоотношений” в уголовной среде администрация СИЗО может управлять. Если захочет) и как ведут себя работники изолятора.

На днях мы получили письмо от Игоря - о том, что у него все нормально, он читает книги, занимается спортом, регулярно получает передачи, но... это письмо было отправлено им еще из СИЗО в поселке Колосовка. Что происходит в Пскове, неизвестно. И складывается такое впечатление, что тамошние судебные власти крайне заинтересованы в том, чтобы о ходе процесса и условиях содержания Игоря и Олега под стражей ВООБЩЕ НИКТО НИЧЕГО НЕ ЗНАЛ. Официальная информация не сообщается. А прессу из зала суда 2 мая попросили удалиться (!!) Дескать, корреспонденты(кстати, представляющие солидные, респектабельные центральные издания) “нарушили процедуру” (?!)

Известно лишь, что на судебное заседание прибыли потерпевшие: заместитель председателя Калининградского областного суда О. Крамаренко и ее супруг В. Крамаренко, а также восемнадцать сотрудников калининградской милиции (из тех двадцати двух, в отношении которых Рудникову и Березовскому инкриминируется проявленное насилие).

Все восемнадцать предъявили иск, требуя в порядке компенсации причиненного им физического и морального вреда ПО МИЛЛИОНУ РУБЛЕЙ КАЖДОМУ. Какова судьба этого иска, пока неизвестно.

...Мы по-прежнему получаем десятки писем в поддержку Игоря Рудникова и Олега Березовского.

Так, учительница с двадцатилетним стажем С. Андреева пишет: “В Пскове судят всех нас, голосовавших в марте 2006 года за Игоря Петровича Рудникова. Он - наш избранник. И каким бы ни был приговор, все мы понимаем: пятно позора ляжет не на подсудимого Рудникова, а на тех, кто его судит”.

“Игорь Петрович, военные пенсионеры Черняховска с возмущением следят за происходящим вокруг Вас и Вашего коллеги Олега Березовского. Выражаем свою поддержку и надежду на то, что справедливость восторжествует. Желаем здоровья и успехов в нелегкой борьбе. С уважением, Л.А.Черноок”.

“Свободу Игорю Рудникову! Да поможет ему Бог! (Геннадий Андреев).

“Один мой знакомый из бывших начальников, когда-то “оскорбленный” Рудниковым, в частной беседе признал, что такие, как Игорь Рудников, российскому обществу нужны по одной простой причине: чтобы жить в нормальном цивилизованном обществе, надо его создать. Для этого надо избавиться от того, что этому мешает. Вот Рудников-то и показывает эти изъяны. Почему “большой дядя” так сказал? Все просто: пока его дети были маленькими, они находились под неусыпным оком неработающей жены, но вырастая, они окунулись в обычную жизнь, и вот теперь ему стало нужно, чтобы эта жизнь стала для его детей безопасна от наркотиков, от беспредела ментов и судей”.

“Позор российскому правосудию! То, что Рудников и Березовский публиковали в газете “Новые колеса” про российских чиновников, всему населению России давно известно <...> Тогда надо сажать все население России, которое говорит о коррупции и беспределе в России!” А. Аксенов, г. Орел.

И это лишь несколько фрагментов, свидетельствующих о том, что люди все понимают ПРАВИЛЬНО.

“Раньше сотрудники милиции не имели права выступать в качестве свидетелей, - говорится еще в одном письме. - Это их держало хоть в каких-то рамках. Сегодня этих рамок нет. Не так давно мы с мужем ехали с детской коляской по Советскому проспекту. Напротив здания УВД на тротуар на бешеной скорости вылетел автомобиль, чуть не смяв передним колесом коляску, в которой сидел наш ребенок. Из машины выскочил парень в милицейской форме и, даже не взглянув на нас, побежал в здание УВД. Муж в сердцах бросил ему вслед “Урод!” А что еще можно сказать водителю, который НА ТРОТУАРЕ чуть не размазал по асфальту твоего ребенка?! Парень обернулся. На лице его так ясно читалось желание... то ли ударить, то ли привлечь... Нам повезло: он торопился!! Парень в форме побежал дальше, а мы, немного успокоившись, поехали. Заметьте: сотрудник милиции, грубо нарушивший Правила дорожного движения и причинивший нам психологическую травму, даже не подумал извиниться. Зато было видно, как чертовски ему жаль, что он не может заставить моего мужа ответить за “урода”. А теперь представьте, если бы рядом с этим ментом стояла бы парочка его коллег? Муж сейчас грел бы нары по той же статье, что и Рудников. И на таких же “законных” основаниях”. Алла Свиридова

...Есть и другие истории - о том же. Как упивающиеся властью и безнаказанностью отдельные (мы не говорим о милиции в целом!) работники правоохранительных органов считают ПРАВО своей исключительной привилегией. А судейский корпус, на 80% состоящий из бывших работников милиции и прокуратуры, их всячески поддерживает. То обстоятельство, что “корпоративное толкование права” приводит граждан к “правовому нигилизму”, никого, в принципе, не волнует. А жаль.

...Накануне 3-го мая, объявленного Международным днем свободы прессы, Комитет по защите журналистов выпустил специальный отчет о состоянии свободы прессы в разных странах мира. “Позорный список КЗЖ” возглавляет Эфиопия, где развернута кампания репрессий против частной прессы, закрываются газеты, а редакторов подвергают тюремному заключению. За ней - африканские государства Гамбия и Демократическая Республика Конго. Потом - Россия. (Концептуальный факт: Гамбия признана страной-отступником от демократических ценностей после того, как в стране было ВВЕДЕНО уголовное наказание за клевету. Потому что при “расширительном толковании” этого слова “клеветой” можно назвать любое критическое высказывание. На усмотрение того, кто будет толковать). В нашей стране за последние пять лет убито одиннадцать журналистов, ни одно из этих убийств не раскрыто. Число заключенных журналистов возросло с одного до трех (двое прибавившихся - это Рудников и Березовский, - прим. авт.)

...Критически настроенные репортеры подвергаются судебному и бюрократическому преследованию. Журналистов, публикующих материалы по сложной тематике - о коррупции в эшелонах власти, нарушениях прав человека <...> как правило, избивают, запугивают, преследуют, даже убивают. Независимая журналистика <...> находится под угрозой вымирания <...> Это лишает население доступа к важной информации”, - вот строчки из доклада КЗЖ. (А упомянутое выше изгнание корреспондентов из зала суда 2 мая, - наглядная к ним иллюстрация).

Следующее заседание суда назначено на 14 мая. Мы все еще продолжаем надеяться...

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля