Новые колёса

ЗВЕРИНАЯ ЛЮБОВЬ И ЖАЖДА ДЕНЕГ.
Начальник таможни выгнал из дома жену, дочь и 6-летнюю внучку

Алчность, жадность... После распада СССР эти человеческие качества расцвели у нас пышным цветом. Порой жажда денег становится сильнее семейных уз. Близкие родственники делят собственность и превращаются во врагов. Дети ненавидят родителей, брат идёт на брата...

Крутой папаша из Караганды

Виктория Бирюкова

В редакцию “НК” обратилась 25‑летняя жительница Гурьевска Виктория Бирюкова:

“Пишу вам с просьбой о помощи. Я мать-одиночка. Работаю в салоне красоты, учусь на заочном отделении РГПУ им. Герцена. В феврале 2014 года мой отец Виктор Александрович Бирюков подал на меня в суд. Обвинил в том, что я обманом вынудила его подарить мне квартиру.

Дело рассматривалось в Гурьевском районном суде.

Судья О.Ч. Коновалова вынесла решение в пользу отца, то есть признала недействительным договор дарения квартиры. Теперь я, моя 6‑летняя дочь и мать-пенсионерка оказались под угрозой выселения. Помогите!”

...Мы встретились с Викторией в редакции “Новых колёс”. Вот её история.

- У родителей нас было трое: старший брат Клементий (1983 года рождения), сестра Кристина (1985 года) и я - самая младшая. Мы с папой и мамой жили в Караганде (Казахстан).

Отец занимал высокую должность - заместителя начальника таможенного управления по Карагандин­ской области. Мама, Елена Юрьевна Бирюкова, не работала, воспитывала детей. Мы жили в хорошей трёхкомнатной квартире, ни в чём не нуждались... Но в 1999 году мы с мамой были вынуждены уехать в Сибирь к бабушке.

Другая женщина

- Что случилось?

- Отец занял высокую должность и стал меняться на глазах. У него появились большие деньги, на которые он покупал квартиры, автозаправки, машины... В это же время он познакомился с другой женщиной - Валентиной Михайловной Ростовской. Она работала директором Дома культуры в Караганде.

Когда мама обо всём узнала, встал вопрос - как жить дальше. Отец сказал жене: “Твоего здесь ничего нет”. И отселил нас с мамой в однокомнатную квартиру. Практически вы­гнал из дома.

Мне тогда было 9 лет, брату - 15, сестре - 13. Отец поставил старшим детям условие: если вы останетесь со мной - у вас будет всё. Если уйдёте с матерью - у вас не будет ничего, потому что она - никто.

Старший брат и сестра остались жить с отцом. Моя мама всё это очень тяжело переживала. Ведь они с Бирюковым прожили вместе 21 год! А теперь он лишил её семьи и детей.

Однажды к нам приехала бабушка и, видя такое положение, увезла нас к себе в Сибирь, в город Таштагол Кемеровской области.

Родила ребёнка

- Поначалу мы жили очень бедно. На одной картошке и фасоли. Как говорят, перебивались с хлеба на воду. Отец с нами не общался - богатые родственники нас просто забыли.

Но постепенно жизнь стала налаживаться. Мама устроилась в техникум преподавателем математики - она по образованию педагог.

Я окончила 11 классов и поехала учиться в университет Тольятти. Познакомилась с молодым человеком. Мы встречались, но семьи не получилось. В 2008 году у меня родился ребёнок. Университет пришлось бросить и вернуться к маме.

Когда дочь подросла, я устроилась на работу в техникум секретарём приёмной комиссии и собиралась продолжить учёбу. У нас всё было хорошо!

- Вы алименты от отца ребёнка получаете?

- Нет. Он не принимает участия в воспитании дочери, да мне от него ничего и не нужно.

Пробили голову

- Прошло 12 лет. Вдруг в феврале 2011 года - звонок. Я ответила - из Калининграда звонила новая жена отца, Валентина Ростовская.

Я хотела сразу бросить трубку, потому что нам с ней не о чем разговаривать. Но она очень просила её выслушать.

Валентина Ростовская  и  Виктор Бирюков

Оказалось, из Караганды отца перевели на работу в таможню Санкт-Петербурга. В 2004 году на него было совершено покушение - его сильно избили железным ломом. Проломили череп. Врачи сказали - это чудо, что он остался жив.

Моя старшая сестра и его жена несколько лет вытаскивали отца с того света. А брат уехал в Москву - на работу.

Когда отец вышел из комы, стал спрашивать: “Где моя младшая дочь?” Он как будто забыл, куда я пропала.

Спустя некоторое время он пошёл на поправку и вспомнил, что развёлся с мамой, что мы уехали в Сибирь. Попросил меня разыскать: дескать, перед смертью хочет повидаться с младшей дочерью. Они нашли меня через интернет.

Папин подарок

- Мне стало жаль отца. Я подумала: действительно, раз дело плохо, надо повидаться. Пообещала подкопить денег и летом приехать с мамой.

Но Валентина Михайловна, новая жена, стала меня уговаривать: мол, мы пришлём деньги, только приезжай сейчас.

Я согласилась. Они перевели мне деньги и в марте 2011 года я отправилась в Калининград.

Отец и Валентина Михайловна встретили меня в аэропорту и повезли к себе на квартиру. Отец выглядел не так уж плохо, как она рассказывала по телефону. Вполне адекватный человек. На учёте в психиатрической клинике не состоит, самостоятельно ходит в магазин.

Единственное - у него возникают головные боли и затруднена речь. Когда волнуется, начинает заикаться. В общем, ему нужно наблюдаться у врачей и принимать лекарства.

И вот Валентина Ростовская говорит: “Отец хочет подарить тебе трёхкомнатную квартиру в Гурьевске - ул. Садовая, д. 10, кв. 37. В компенсацию за все 12 лет, что вы не виделись, что он не занимался твоим воспитанием”.

Не видела дочь 12 лет

- Я подумала, что это справедливо. Ведь сестра и брат жили обеспеченно, имели возможность получить образование. Они закончили университет, устроились на приличную работу.

Виктор Бирюков

Валентина Михайловна заверила меня, что у старших детей всё есть. Сами они живут в городе Пушкин под Санкт-Петербургом, а квартиру в Гурьевске сдают в наём чужим людям.

Тогда уже были готовы все документы для оформления дарственной. Мы съездили в юстицию, я поставила подпись - и всё!

Через неделю я уехала в Сибирь, рассказала всё маме. Стали с ней думать, что делать. Я не хотела уезжать с насиженного места. Здесь у меня была работа, росла дочка, я собиралась продолжить учёбу в Томске.

В то же время Калининград - европейский город, где есть перспективы. И мы решили переехать сюда. Стали продавать квартиру - она никак не продавалась. Удалось выручить за неё только 600 тысяч рублей.

Сначала мы заехали в Питер. В Пушкине у отца хорошая квартира - 100 кв. метров.

Мы остановились там на некоторое время. Мама встретилась с дочерью Кристиной, которую не видела 12 лет. Мы поговорили, пообщались... Всё было хорошо!

Целовать не буду

- 1 сентября 2011 года приехали в Гурьевск. Стали потихоньку обустраиваться. Я устроилась парикмахером в маленькую студию красоты. Потом работала администратором в кинотеатре, сейчас - визажистом в большом салоне красоты.

Мама сначала работала в Гурьевской гимназии, а сейчас преподаёт информатику в РАНХиГС (российская академия народного хозяйства и государственной службы).

Я поступила на заочное отделение университета им. Герцена в Санкт-Петербурге - на факультет психологии.

Родственники звонили нам почти каждый день по скайпу. Прошёл год. И вот отец стал говорить какие-то непонятные вещи, предъявлять претензии. К примеру: “Почему ты обращаешься ко мне на “ты”? Почему не звонишь каждый день, почему ты мне неблагодарна? А ты понимаешь - всё, что у тебя есть - это лишь благодаря мне!”

Я сначала не обращала внимания, но потом эти разговоры меня достали. Сколько можно говорить “спасибо”!

Я вспылила и высказала ему, что всем я обязана своей маме. Она меня вырастила, воспитала, а отец за 12 лет ничем нам не помог!

А квартира... Я её приняла не потому, что жить было негде. А лишь потому, что ему так захотелось. “Я тебе благодарна, но руки целовать тебе за это не буду”.

Отдавай обратно

- После этого он рассердился и сказал: “Раз ты такая неблагодарная, возвращай квартиру. Её надо продать и деньги поделить пополам с сестрой Кристиной”.

Я спросила: зачем тогда вы мне дарили квартиру? Где мы теперь будем жить с мамой, с ребёнком? Квартира стоит около 3 млн. рублей. Если поделить пополам, то на эти деньги ничего не купишь. Зачем тогда вы всё это затевали?

- Что отец ответил?

- Он сказал: “Ты приехала... Я тебя увидел, разволновался и решил тебе отдать квартиру. А теперь понял, что тебе этого много”.

“Мне много? - возразила я. - А маме? Она с тобой 21 год прожила! А внучка твоя Карина где будет жить?”

...Как я потом узнала, у Клима и Кристины своей жилплощади нет. Видимо, они стали капать отцу на мозги: мол, зачем ты отдал такую большую квартиру Вике. Хотя самим эта жилплощадь была не нужна - ни сестра, ни брат сюда не приехали.

Поделить пополам

- Весной 2013 года я приезжала в Питер на сессию. Старший брат, Клементий Бирюков, захотел со мной встретиться и поговорить. Предложил следующее: “Напиши расписку, что ты обязуешься продать квартиру и деньги поделить пополам с Кристиной”. Валентина Михайловна тоже стала поддакивать: “Отец - больной человек. Раз он так хочет, ему нельзя возражать. Надо согласиться”.

Клим уверял: “Это только бумага. Подпиши для успокоения отца. Я же твой брат, ты должна мне доверять”.

Я поверила и подписала расписку, по которой обязуюсь до конца сентября 2013 года продать квартиру.

А 26 февраля 2014 года они подали иск в Гурьевский районный суд о возврате жилья. Меня обвинили в том, что я обманным путём завладела собственностью отца, что он был невменяемый, а я, злодейка, приехала, всех обманула...

В исковом заявлении написали, что отец дарил мне квартиру с условием, что я её продам, а деньги поделю пополам с Кристиной. Но тогда почему он сам её не продал и не поделил? Зачем было составлять дарственную на меня?

Представьте - тогда мне был 21 год! Каким образом я могла их всех обмануть?

Роковая расписка

- На суде я пыталась объяснить, как было дело, но судья Коновалова мне не поверила. Назначила судебно-психиатрическую экспертизу.

По её результатам выходило, что в тот момент, когда отец подписывал дарственную, он не понимал, о чём идёт речь. Был недее­способен, не осознавал своих действий, не отдавал себе отчёт...

Самое интересное, что всё остальное время он был адекватный, дее­способный, на учёте в психиатриче­ской клинике не состоял.

На суде они представили мою расписку - о том, что я обещала продать квартиру и деньги поделить. Судья не обратила внимание на то, что дарственная была оформлена в 2011 году, а расписка написана в 2013 году. Кроме того, был пропущен срок давности о признании договора дарения недействительным - 1 год.

Однако 5 сентября 2014 года Коновалова вынесла решение: признать договор дарения недействительным и возвратить квартиру в собственность Виктора Александровича Бирюкова - моего отца.

- На суде присутствовали представители органов опеки и попечительства? Ведь затронуты интересы несовершеннолетнего ребёнка!

- Нет. Юристы говорят, что оспаривание договора дарения не касается моей дочери.

Апелляция ничего не дала - решение оставили в силе. Сейчас я подала кассационную жалобу.

...После всех этих передряг моя мама попала в больницу - с миомой. Нужна операция. Карину надо в школу собирать, у меня сессия начинается - надо ехать в Санкт-Петербург...

Если решение останется в силе, нас в скором времени просто выкинут на улицу. Получается, мы с мамой опять остались у разбитого корыта. Но теперь ещё и с 6-летним ребёнком на руках.

О. Рамирес


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля