Новые колёса

ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА СЕМЬИ МАЙДАК.
Здесь деньги любят больше, чем детей

Свадебный пир - вот чем заканчивается большинство волшебных сказок. Да ещё фразой: “Они жили долго и счастливо и умерли в один день...”

У жительницы Калининграда Анастасии Майдак была своя сказка. И “принц” был - молодой, красивый, богатый. В каком-то смысле даже знатный: его мама, Антонина Алексеевна Майдак (вице-мэр Калининграда в бытность градоначальником Виталия Шипова), стояла в нашем городе у истоков приватизации в те сумасшедшие-сладкие годы, когда вся государственная собственность впервые переходила в частные руки. А позже Антонина Алексеевна заведовала управлением юстиции (сейчас она руководит филиалом Московского государственного университета технологий и управления). В общем, особа влиятельная. Гранд-дама местного бизнес-бомонда.

Антонина Майдак

Но финал этой сказки оказался печальным. Не иначе, злая фея подпортила...

“Ты родишь мне ребёнка”

- С Максимом Майдаком мы познакомились в июне 2007 года, - вспоминает Анастасия. - Мы с подругами были на море, он приехал со своей компанией. Подошёл, заговорил... Начали встречаться. Сначала я ничего не знала про его маму. Потом вокруг все стали говорить: мол, о-о-о, Майдак?! Его мама очень важные посты занимала!.. А мне это было не важно. Я влюбилась в Максима по-настоящему. Понимаете, я не ставила перед собой цели заполучить богатого жениха... Я из хорошей семьи (папа был главным инженером рыбоконсервного комбината, мама занималась профсоюзной деятельностью, преподавала), у меня - два высших образования, и на момент знакомства с Максимом я работала в банке. И он в меня тоже влюбился. Так сильно, что сделал предложение в августе, а в октябре мы уже поженились. Причём беременной я не была. Наш сын родился через год после свадьбы.

Когда Максим сделал мне предложение, он представил меня своей маме. Она отнеслась ко мне, в общем-то, нормально, но потребовала, чтобы перед свадьбой мы заключили брачный контракт. Я была не против, хотя, конечно, меня покоробило.

Но Максим говорил:

“Контракт - пустая формальность. Ты родишь мне ребёнка, я очень хочу сына... Я вас с ребёнком никогда не брошу”.

Я просила прописать в контракте пункт об обеспечении ребёнка в случае нашего развода. Всё-таки, если мы подписываем такой документ, по которому я ни на что не имею права, было бы честнее защитить права малыша. Максим вроде бы согласился. Но приехала его мама и сказала: “Либо ты подписываешь контракт в том виде, в каком он есть, - либо свадьбы не будет”.

Я подписала. Я не хотела, чтобы Максим думал, что у меня к нему “коммерческий” интерес - я его действительно любила.

Отец умер после свадьбы

- Поначалу мы жили хорошо. У Максима - своя квартира. Правда, уже обозначились некоторые странности: деньги он давал мне только на конкретные покупки. Я просила купить сапоги - а он ещё думал, надо ли...

Продукты мы всегда покупали вместе - и расплачивался он.

Мне всё это казалось диковатым: мои родители прожили вместе тридцать лет, и у них всё было иначе (папа умер через две недели после моей свадьбы). Но я терпела. Тем более что Максим строил дом - и я думала, что он из-за этого на мне экономит.

Потом, правда, выяснилось, что в этом доме площадью 240 кв. м. не нашлось места ни мне, ни ребёнку. Я предложила хотя бы прописать малыша, но Максим взвился: “В доме ничего твоего нет! И у ребёнка - тоже нет!”

Я и это “проглотила”. Всё-таки и он, и Антонина Алексеевна страстно хотели, чтобы ребёнок поскорее появился. И - как в сказке! - я забеременела, и родился именно мальчик, Владик!

Роды были нормальными, но полтора месяца мне нельзя было садиться. Я кормила грудью, ребёнок просыпался по ночам, плакал.... Максим стал нервничать. Буквально через несколько дней после моего возвращения из роддома он сказал: “Я хочу поехать отдыхать в Австрию, покатаюсь на лыжах”.

- Максим, ребёнок совсем ещё маленький, мне тяжело. Давай попозже...

Он ушёл. И тут же мне позвонила Антонина Алексеевна:

- Настя, отпусти его! Он устал, он занимается бизнесом, зарабатывает деньги...

И он уехал. Потом он летал на охоту на частном самолёте. Потом - зависал в каких-то компаниях, не ночевал дома. Мне звонили подруги и докладывали, где и с кем его видели...

“Собирай свои вещи и уезжай”

- Я обратилась за помощью к Антонине Алексеевне. Он ведь очень зависим от матери. Она распоряжается и деньгами, и имуществом, они каждый день виделись, созванивались... Я попросила Антонину Алексеевну: “Поговорите с Максимом, он уходит на ночь, ко мне плохо относится, кричит, не помогает с ребёнком, пьёт, бывает в каких-то компаниях...”

- Это бизнес, - сказала Антонина Алексеевна. - И вообще, Настя, имей в виду: если ты уйдёшь от него, к нему очередь выстроится.

И всё пошло по-прежнему... А когда Владику исполнилось пять месяцев, Антонина Алексеевна приехала и сказала: “Настя, собирай свои вещи и уезжай. Мой сын устал от семейной жизни. Вам надо разъехаться и начать встречаться вновь”.

- Как - разъехаться? Что значит - встречаться? А ребёнок?!

Но Антонина Алексеевна стояла на своём. А Максим её поддерживал. Я просила его: “Назови причины, по которым ты хочешь со мной расстаться!” И он назвал - я не шучу! - такие причины, именно в такой последовательности: я не подрезаю цветы, которые он мне дарит; не закрываю плёнкой продукты в холодильнике; в квартире грязно и вообще, я плохо воспитана.

Я взяла ребёнка, вещи и уехала к маме. От пережитого шока у меня пропало молоко. Мы с мамой оказались фактически без средств к существованию. Жили на её пенсию. Мама - инвалид, так что оставить на неё пятимесячного ребёнка и выйти на работу я не могла. Максим, правда, какое-то время спустя, стал выплачивать по 4.000 рублей в месяц. Но продержался недолго. И перестал помогать и общаться с ребёнком.

Справка о побоях

- 10 октября 2009 года нас с мамой пригласили на свадьбу к соседям. А накануне вдруг позвонила Антонина Алексеевна и попросилась посидеть с внуком. Она приехала, мы сходили на свадьбу. Мама вернулась раньше - ей нужно было укладывать Даню, сына моей старшей сестры. Она проводила Антонину Алексеевну.

А 11 октября, в день рождения Владика, г-жа Майдак подала заявление в милицию - якобы моя мама её избила и украла у неё часы с бриллиантами! И потребовала взыскать с мамы 429.000 рублей: стоимость часов и компенсацию морального вреда.

Мы были в шоке. Какие часы?! Она приехала смотреть за малышом, в спортивном костюме...

Анастасия и Максим Майдак. Начиналось всё как в сказке...

Но Антонина Алексеевна настаивала на краже часов. И требовала привлечь мою маму к уголовной ответственности. Все у неё было уже собрано: справка о побоях (неизвестно каких) и даже справка из магазина о том, что в 2002 году, когда супруг г-жи Майдак дарил её часы, те стоили 129.000 рублей!

Начался судебный процесс. На первом же заседании мама предложила прекратить дело за примирением сторон. Но Антонина Алексеевна была против. В итоге суд длился пять месяцев. Всё это время Антонина Алексеевна требовала, чтобы я отдала Владика им с Максимом. Дескать, тогда она прекратит уголовное преследование мамы.

Но об этом не могло быть и речи (хотя общаться с ребёнком я ни Максиму, ни Антонине Алексеевне никогда не препятствовала). И тут мою маму адвокат убедил подать встречный иск - в том числе и по поводу клеветы. Она подала. И на последнем заседании Антонина Алексеевна пошла на примирение. У неё не было другого выхода: ей самой грозила уголовная ответственность.

Часы Omega с бриллиантами

- Затем Максим подал в суд заявление о разводе. И потребовал определить ему порядок общения с ребёнком (хотя за всё это время не видел его ни разу - и особого желания это сделать не изъявлял). Мне он прислал нотариально заверенное (!) письмо. Очень показательное по содержанию. Вот цитата:

“Как известно, с момента твоего переезда с нашим сыном Владиславом <...> в квартиру твоей матери, осуществляемое мной ежемесячное содержание вас с сыном (без учёта стоимости расходов на покупку памперсов, других гигиенических товаров, питания, одежды и игрушек для сына) составляло 16.000 рублей наличными.

Такой объём содержания был возможен с учётом финансовой помощи моих родителей, которые материально и морально помогали нам с момента создания нашей семьи.

Как ты знаешь, 10 октября 2009 года произошло абсолютно возмутительное по своему цинизму нападение моей тёщи на мою мать. <...>

Моя мать получила телесные повреждения и побои от рук изрядно пьяной тёщи, вернувшейся домой “для ухода за внуком” (при том, что ты продолжала веселиться на свадьбе ваших соседей), причём возвращение это произошло на два с половиной часа позже ранее оговоренного времени.

В результате такого разбойного нападения моя мать лишилась свадебного подарка своего мужа - часов Omega Constellation с бриллиантами <...> Также была деформирована даже титановая оправа очков моей матери.

Твоя реакция на происходящие события, высказанная по мобильному телефону и мне, и моей матери в ту ночь после инцидента была настолько неадекватной и нецензурной, что я даже не хочу об этом вспоминать.

Исходя из произошедших событий, мои родители отказались оказывать нашей семье дальнейшую финансовую помощь.

С учётом моих реальных текущих финансовых возможностей, и в связи со сложившейся ситуацией, я смогу перечислять на твой счёт на содержание тебя и нашего сына с 01 ноября 2009 года сумму в размере 4.000 рублей ежемесячно”.

Телятник и коровник

Анастасия и Максим Майдак

- Параллельно Максим написал несколько жалоб в отдел опеки и попечительства - о том, что я будто бы плохая мать и не занимаюсь ребёнком. Он обвинил меня в том, что я будто бы бью, царапаю ребёнка. И что моя мать - алкоголичка, которая постоянно фигурирует в милицейских сводках как злостная хулиганка.

Ко мне в течение нескольких месяцев приходили из опеки: смотрели, как одет ребёнок, чем его кормят. Мама была вынуждена взять справку о том, что она не алкоголичка и не хулиганка. Я подала в суд встречный иск - о разводе и взыскании алиментов.

За это время мне разбили машину (конечно, это может быть совпадением, но Максим угрожал, что сделает это). Меня саму сбила машина, я чудом осталась жива.

В суде Максим Майдак утверждал, что его доход составляет 8.000 рублей в месяц! И принёс справку, подтверждающую эту более чем скромную сумму. Но суд запросил документы в соответствующих инстанциях. И оказалось, что Максим Майдак на тот момент имел в собственности 16 объектов недвижимости:

- недостроенный дом в пос. Моршанское Гурьевского района;

- коровник в пос. Высокое Гурьевского района;

- телятник (там же), 1.287,3 кв. м;

- дом в Калининграде, на ул. Нижние поля;

- земельный участок под индивидуально-жилищное строительство в пос. Маршанское;

- ещё один земельный участок - в Калининграде, на ул. Нижние поля;

- земельный участок в окрестностях пос. Трубкино;

- ещё один земельный участок (там же);

- нежилое помещение в Калининграде на ул. Гайдара;

- домик для отдыха в пос. Приморье под Светлогорском;

- земельный участок в пос. Прибой Ковровского сельского округа (Зеленоградский район);

- земельный участок в Зеленоградском районе;

- земельный участок вблизи посёлка Клинцовка (Зеленоградский раойн);

- гараж в Светлогорске на ул. Пушкина;

- однокомнатную квартиру площадью 41,8 кв. м. в Светлогорске на ул. Пушкина.

Три объекта, уже в ходе судебного разбирательства, были спешно переписаны на А.А. Майдак, маму Максима.

(Любопытное пояснение по поводу недвижимости сделала адвокат Максима Майдака в суде: “Недвижимость передавалась в собственность Майдака М.А. разными способами, ни один из объектов недвижимости не приобретался на его личные денежные средства”.)

Кроме того, Максим владел целым парком дорогостоящих автомобилей (“Субару Легаси”, “Пежо-605”, “Тойота Ленд-Крузер 100”, “Фольксваген-Транспортёр”, “Мерседес-Бенц S350”).

Также Максим Майдак является учредителем и генеральным директором в 14 крупных фирмах:

ООО “Техническая компания”, Калининград, ул. Профессора Севастьянова, 29-17; ООО “БалтСнаб”, Калининград, ул. Марины Расковой, 15‑6; ООО “Ода”, Калининград, ул. Университетская, 2г, офис 608; ООО “Уют-плюс”, Калининград, ул. Стрелецкая, 20-5; ООО “Агентство консалтинга и маркетинга”, Калининград, площадь Победы, 4; ООО “Европейская инвестиционная компания”, Светлогорск, ул. Островского, 2; ООО “Ключ здоровья”, Калининград, ул. Леонова, 74, литер А II; ООО “СтройМаш”, Калининград, ул. Университетская, 2г, офис 608; ООО “Центр детальной обработки автомобилей”, Калинин­град, ул. Университетская, 2г, офис 608; ООО “Главный Калибр”, Калининград, ул. Стекольная, 50; ООО “Евробалтстрой”, Калининград, ул. Университетская, 2г, офис 608; ООО ЛДМ ТОНиК, Гурьевский район, пос. Высокое; ООО “Высоковское”, Гурьевский район, пос. Высокое; ООО “ММДК”, Калининград, ул. Марины Расковой, 15‑6; ООО “ГЛАВ-К”.

Общая сумма долей Максима Майдака в уставном капитале этих фирм составляет 15 млн. 744 тыс. 980 рублей...

“Оставь их в покое”

- В общем, судья вынесла решение: ребёнка оставить с матерью, отцу - отвести 2 дня в неделю и несколько дополнительных дней в году для общения с сыном (ни одним из этих дней Максим, кстати, так и не воспользовался), алименты установить в размере 30.000 рублей на ребёнка и 16.000 рублей - на меня, до достижения ребёнком трёх лет.

Максим попытался опротестовать решение, но областной суд оставил его в силе. Пока Максим судился, он переписал на свою маму часть недвижимости, а машины - на фирму, где генеральный директор - она же, его мама.

Алименты он так ни разу и не заплатил. На 7 сентября 2010 года задолженность составляет 341.667 рублей. Я попыталась взыскать с него деньги через судебных приставов. Но начальник службы судебных приставов Октябрьского района Калининграда г-н Ерошкин сказал: “Мне отовсюду звонят, чтобы я не трогал Майдака. Оставь их в покое”.

Но я не могу “оставить его в покое”! Извините, моему ребёнку нужно что-то есть. Я уже не говорю о том, что Максим всем нашим общим знакомым рассказывает, что купил мне с ребёнком квартиру, что обеспечивает нас, делает сыну дорогие подарки... Это - ложь. Ни квартиры, ни денег, ни подарков, ни самого Максима в нашей жизни нет.

Правда, приставы попытались закрыть Максиму границу. Но он оспорил это в суде. Судья Иванова вынесла очень странный вердикт: дескать, приставы “закрывшие” границу, действовали в рамках закона, но... границу надо ОТКРЫТЬ.

Максим издевательски заявил в суде: “И чего вы мне тут все сделаете? Я сейчас улетаю!”

Близкая подруга судья Лахонина

- Приставы подали кассационную жалобу в Калининградский областной суд, где её рассматривала судья Лахонина, близкая подруга Антонины Алексеевны. Она заявила: “Граница для Максима будет открыта”. И всё.

Ерошкин сказал: “Один раз мы уже проиграли, больше я рисковать не буду”.

Антонина Алексеевна твердит: “Я подниму все свои связи. Будет по-нашему. Платить - не будем”.

Максим вдруг якобы сделался должен другу 4.300.000 рублей. Тот подал на него иск и потребовал наложить арест на имущество. Никто “не заметил”, что “кредитор” - соучредитель Максима в 14 фирмах. То есть идёт списание имущества. То на друга, то на маму - для ребёнка ничего не остается.

Антонина Майдак - бабушка с бабульками

Сейчас Максим подал в суд заявление с просьбой об отсрочке исполнения судебного решения в части выплаты задолженности по алиментам - до 1 марта 2011 года (дело у судьи Зобовой). Я уверена: эта отсрочка нужна ему, чтобы “сбросить” весь капитал и всё имущество, а потом сказать, что у него ничего нет. И значит, взять с него нечего.

И я очень опасаюсь, что суд примет сторону должника. Всё-таки на стороне Антонины Алексеевны Майдак и её сына - богатство и власть. А у меня - только ребёнок, которого отец не собирается содержать ни по закону, ни по совести.

Кстати, на оплату адвокатов Максим, вероятно, потратит почти столько же, сколько должен своему ребёнку. Но “принцип” для него важнее. Так вот закончилась “сказка нашей любви”...

Золотой мальчик

Конечно, чужая семья - потёмки. И, может, у Максима Майдака и его богатой матери (которая, по её собственным словам, прозвучавшим в одном интервью, очень ценит в людях порядочность... и обожает хорошие часы) имеются резонные претензии к Анастасии.

(Кстати, и г-н, и г-жа Майдак могут прокомментировать данную ситуацию на страницах нашей газеты).

Возможно, маме и сыну Анастасия и впрямь представляется хищницей, которая и ребёнка-то родила, чтобы жить припеваючи на солидные алименты. Но! Документы пока свидетельствуют об обратном. А именно: о категорическом нежелании отца платить малышу законные алименты. (А малыш, согласитесь, совершенно не виноват в том, что его отцу “зажглось” скоропалительно жениться... а годом позже папочка “устал”.)

В общем, “принц” оказался ещё тот. А мораль этой “сказки” ясна: бойтесь, девушки, “золотых мальчиков” как бубонной чумы. Эти “мальчики” мужчинами НИКОГДА не становятся. Если, конечно, иметь в виду не количество бабла в кошельке, заботливо наполненном любящей маменькой... Маменьки их, “золотых”, и водят за ручку по жизни - как деток по супермаркету.

Ну а Анастасии... остаётся надеяться на профессионализм и человеческие качества судьи, от чьего решения будет зависеть, какое детство ждёт внука Антонины Майдак - одной из самых богатых женщин Калининграда.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля