Новые колёса

Золотухин.
ТЕРРОР в Калининграде остаётся БЕЗНАКАЗАННЫМ

“МНЕ ЭТОГО НЕ ПРОСТЯТ”, -

говорил незадолго до гибели

22-летний Сергей Кругликов

12 сентября 2002 года был убит Сергей Кругликов. В его машину, припаркованную у подъезда дома №7а по ул. Пугачева в Калининграде, было заложено радиоуправляемое взрывное устройство. В 8.50 утра, когда Сергей, как обычно, сел за руль и повернул ключ в замке зажигания, устройство, установленное под водительским сиденьем, было приведено в действие. Возможно, звонком с мобильного телефона.

Сергей Кругликов

Сергей погиб сразу. Его жену Свету спасло лишь то, что она не успела сесть в машину. Беременная женщина, сильно контуженная и посеченная осколками, была увезена в многопрофильную больницу.

Буквально сразу же в СМИ были обнародованы следующие - самые разноречивые - версии происшедшего:

"Коммерческая деятельность погибшего. Вторая и наиболее вероятная версия связана с набирающей обороты предвыборной кампанией" ("Каскад");

"Милиция пока воздерживается связывать это преступление с политической деятельностью погибшего. (Сергей баллотировался в депутаты городского Совета по округу №3 - прим. авт.) Сергей Кругликов занимался автомобильным бизнесом". ("КП в Калининграде").

И нигде - ни словечка о том, что взрыв на ул. Пугачева есть продолжение "табачной войны", развязанной в Калининграде в апреле 1999 года заказным убийством Григория Приданцева (ООО "Мишель"). Я говорю об этом с полной ответственностью - как близкий Сергею Кругликову человек. Я не делаю никаких выводов, оставляя это право за компетентными органами. Я только сообщаю то, о чем на протяжении трех последних лет рассказывал мне Сергей. То, чему я сама являлась непосредственным (и пока еще живым!) свидетелем.

Сергей очень рано начал работать. Он рос в простой семье и не хотел висеть на шее у родителей. Успешно закончив Морской лицей, он поступил на судомеханический факультет БГА. Но на курсантскую стипендию прожить невозможно. Сергей, талантливый компьютерщик, стал подрабатывать: то в сфере сетевого маркетинга, то газетной версткой. Перевелся из БГА в КГТУ, а потом и вовсе бросил учебу - но не от лени, а потому, что кормить-одевать-обувать его было некому. Родители сами едва сводили концы с концами.

С. Золотухин

Будучи верстальщиком в "Калининградской газете для мам", он познакомился с Сергеем Золотухиным - тогда еще не депутатом областной Думы, а только генеральным директором ООО "Кроха". Г-н Золотухин давал "для мам" рекламу детского питания.

Толковый компьютерщик был нужен ему в фирме. Он пригласил Сергея к себе. Первое время Сергей Кругликов был просто очарован своим тезкой. Ему нравилось, что тот демократичен, не "гнет пальцы" и относится к своему молоденькому (Сергею не было еще двадцати) подчиненному как к ровне. По крайней мере, так Сереже казалось.

А потом... зимой 1999 года г-н Золотухин свел Кругликова с г-ном Поповым (ООО "Альфа-Центавра"). Попов тогда уже откололся от своего друга и недавнего компаньона Приданцева (бывшие "мишелевцы" рассказывали, как Григорий выгнал Попова из офиса и запретил показываться ему на глаза) и начал собственный табачный бизнес, поставленный на очень широкую ногу.

Естественно, всех тонкостей Сергей не знал. Но один момент уже тогда показался нам, его друзьям, очень странным: "собеседование" с ним проводилось поздним вечером за городом, в чужой машине.

Сергея попросили подробнейшим образом перечислить все его "связи", "контакты" (где работают друзья, кто они и т.д.), осведомились, будут ли поднимать шум его мама и папа, если Сергей вдруг на пару дней (или на неделю) исчезнет из города... Но зарплату предложили хорошую - и Сергей перешел на работу в ООО "Альфа-Центавра". Компьютерщиком.

Правда, когда он по наивности изготовил себе визитки, где кроме имени и фамилии "программиста" значились кое-какие реквизиты фирмы (телефон, адрес и т.д.), г-н Попов устроил ему форменный разнос, а все визитки распорядился собрать и уничтожить. Уцелело их, по-моему, штуки две. Одну Сергей подарил мне, пошутив: "Это тебе для коллекции".

Постепенно его начали привлекать и к другим делам. Он был находкой для любого работодателя - энергичный, умный, преданный делу до полного фанатизма, с авантюрной жилкой и легким характером. Оптимист с жизненным принципом: "Для меня невозможного мало".

Трудности не пугали, а заводили его. Он тяготился размеренным рутинным существованием. Бешеная езда, адреналин в крови, риск, веселые непьющие компании, спорт - вот что его привлекало. И еще - он хотел стать обеспеченным человеком. Иметь хорошую машину, телефон, модно одеваться, жить в комфорте, купить со временем квартиру... - что может быть нормальнее этих желаний? Вот только в нашей стране достижение этих целей - в сущности, элементарных - сопряжено со смертельной опасностью. Потому что, работая в бюджетной сфере и получая свои 2-3 тысячи в месяц, будешь мечтать не о квартире - о нормальной еде! И воспринимать как подарок судьбы возможность выбраться раз в год в кинотеатр или средней руки кафешку. А если сунешься в бизнес - можешь считать себя камикадзе. Особенно, если ты не "сынок" и тебя не "крышует" влиятельный папа. Подпирая тебя на первых порах своим капиталом.

Сергей пробивался в жизни сам. Он стремился во всем и всегда быть лучше других. Нужно приехать на работу в полночь? Запросто. Надо срочно выехать на границу, потому что времени до прибытия груза осталось мало? Серега летел со скоростью 160 км/ч на своей старенькой "Фиесте" (1980 года выпуска), купленной им еще в бытность курсантом за двести долларов в рассрочку..

Он так гордился тем, что становится "своим" в компании людей, гораздо старше его по возрасту и не в пример состоятельнее! А они умело этим пользовались.

Когда "Альфа-Центавра" засветилась на "аукционе смерти", выиграв солидную квоту на ввоз табачных изделий, Попов бросил Сергея под танк. Не будем сейчас вдаваться в подробности. Скажем лишь, что Сергея чуть не убили летом 1999 года. Он, оформленный генеральным директором с правом подписи банковских документов, был "заказан", неделю прятался в "заповедном" местечке, а в город по неотложным делам выезжал под охраной. Потом все документы им были подписаны - и конкурентам стал безразличен факт его существования на этом свете. Без крайней необходимости никого не убивают даже в нашем безбашенном городе. "Заказ" - дело дорогостоящее, а бизнесмены денег на ветер не бросают.

Вроде бы все улеглось. Фирма "Балтон", генеральным директором которой являлся Сережа, заменила на табачном рынке "засвеченную" "Альфа-Центавру". Лично он с этого ничего не имел - кроме зарплаты и туманных перспектив (ему обещали то долю в бизнесе, то возможность открыть собственное дело). Ну, разве что на другую машину он себе собрал. И купил "Фольксваген-Гольф". Не новый, но в приличном состоянии.

А. Попов

Одно время он работал и на Попова, и на Золотухина одновременно. На первого - в "Балтоне" (и других сопутствующих фирмочках), на второго - готовя к открытию развлекательный комплекс "Вавилон". Там, в "Вавилоне", ему тоже поначалу посулили "степень участия". Но - кинули.

А в апреле 2000 года в табачной фирме начались крупные неприятности: во-первых, ее начали трясти сотрудники УБОПа (после гибели Михаила Фатова, застреленного по возвращении из Германии); во-вторых, был задержан Александр Попов. И водворен в СИЗО. Его подчиненных - в том числе и Сергея - вызывали на допросы. После одного такого рандеву с сотрудниками правоохранительных органов неделю (!) с его запястий не сходили следы от наручников. Сергея вынуждали дать показания против Попова.

Кругликову было что сказать: вся документация фирмы так или иначе проходила через его руки, ведь он, кроме всего прочего, оставался компьютерщиком. В "шестом отделе" ему говорили открытым текстом: "сдай" с потрохами Попова - и от тебя отстанут. Лично ты, мол, шестому отделу не нужен, живи спокойно.

Но у Сергея были твердые представления о чести. Хотя "шестой отдел" буквально висел у него на хвосте. Наружка, прослушка - все было по полной программе. А однажды двое сотрудников милиции тормознули Сергея на улице и принялись избивать. А он не мог оказать им сопротивления - наоборот, стоял чуть ли не по стойке смирно, даже не пытаясь прикрыться, ибо понимал: одно неловкое движение, взмах рукой - и ему "пришьют" статью.

Вытерпел - и продолжал работать. А там и Попова выпустили из СИЗО. С судимостью, но условным сроком. И то благодаря тому, что он, по словам Сергея, достал справку о том, что является инвалидом. Кажется, второй группы.

Чтобы вытащить Попова из-за решетки, были задействованы очень серьезные люди. Конечно, позиция сотрудников фирмы играла в этом деле не последнюю роль. Стоило одному из них открыть рот - и Попов загремел бы всерьез и надолго.

Кстати, Сергей утверждал, что Золотухин вел себя в это время очень странно. Будто бы "Золотой" даже не пытался скрыть своей заинтересованности в том, чтобы Попов провалялся на нарах как можно дольше. ("И Попов об этом знает!" - говорил Сергей.)

В августе у Кругликова произошел серьезный конфликт с Золотухиным. Собственно, к этому все шло: Сергей все чаще сетовал на плохую организацию коммерческой деятельности. Сергею казалось, что Золотухин не может простить ему, своему недавнему протеже, молодости и предприимчивости. С Кругликовым в табачных кругах начинали считаться. Иногда даже больше, чем с самим Золотухиным.

Поводом к окончательному разрыву отношений послужила машина - "Тойота Королла", новенькая, блестящая, отливающая дорогим черным лаком. Сергей говорил, что Золотухин сразу положил на нее глаз. Но... в то лето у Кругликова были явные и несомненные заслуги перед шефом; период мытарств следовало компенсировать. Опять же, вместительный багажник "Тойоты" Сергей мог использовать с гораздо большей пользой для фирмы, нежели г-н Золотухин. Поэтому предпочтение было оказано Кругликову. Он отдал в распоряжение Попова свой "Гольф", а сам уселся за руль "Тойоты".

Золотухин был таким раскладом крайне недоволен. Вплоть до того, что из-за этой машины забивалась "стрелка", на которой представители Кругликова и Золотухина разбирались, кто кому перешел дорогу.

Правота Сергея была признана, Золотухину велели успокоиться. Внешне "Золотой" так и сделал. В присутствии третьих лиц сдержанно здоровался с Сергеем. Если же они встречались один на один - проходил мимо, в упор не видя.

А время шло. Кругликов дважды баллотировался в депутаты городского Совета. В первый раз, когда он выступал кандидатом по округу №2, деньги на предвыборную кампанию ему давали те же люди, которые финансировали и Золотухина на выборах в облдуму. Правда, сумма Сереже выделялась на несколько порядков ниже, но... важен принцип. Сергей тогда выборы проиграл. Золотухин в областную Думу прошел - во многом, благодаря высокопоставленным калининградским чиновникам, которые призывали по телевидению голосовать за Золотухина.

(Во второй раз, на округе №3, выборы не состоялись. Они должны пройти 6-го октября, совместно с мэрскими. Но - уже без Сергея.)

Сергей Кругликов

Постепенно ухудшались отношения и с Александром Поповым. Сергей тяготел к легальному бизнесу. Ему хотелось зарабатывать нормальные деньги, по возможности не нарушая законов. Такая возможность была: он и еще два человека начали перестраивать гастроном на ул. Багратиона (у Королевских ворот). Он собирался открыть кафе. Летал в Москву, знакомился с ресторанным бизнесом, был увлечен идеей так, что говорил о будущем кафе часами.

Но... его опять "отжали". Очевидно, независимый и преуспевающий Серега г-ну Попову был абсолютно не нужен. Даже при условии, что он бы наверняка принес фирме прибыль. При его-то бешеной энергии и азарте! Кафе сейчас занимается совсем другой человек. А Серега начал искать выходы на собственный бизнес, минуя Попова.

Месяца два назад они расплевались вдрызг. Не буду подробно описывать все, что рассказывалось мне целыми вечерами. Сергей попытался "замкнуть на себя" литовских партнеров Попова. И, вроде бы, небезуспешно. После чего заявил своему шефу, что увольняется. Тот устроил безобразную сцену и потребовал, чтобы Сергей вернул ему ключи от "Тойоты".

Сергей, в свой черед, попросил, чтобы Попов выплатил ему стоимость переданного фирме (и вскорости кем-то разбитого) автомобиля "Фольксваген-Гольф". Купленного на его, Сергея, личные деньги.

Попов долго кричал - но $1000 все-таки отдал. Правда, после ухода Сергея он сыпал такими проклятиями, что оставшиеся в фирме приятели Кругликова предупредили его: "Будь осторожней! Попов никому ничего не прощает".

Тогда Серега пообщался с "шестеркой" своего бывшего шефа и попросил передать: дескать, если Попов совершит хотя бы одно лишнее телодвижение, он, Сергей, снимает с себя все обязательства. И, не придерживаясь больше закона "омерта", напишет заявление в прокуратуру об угрозах в его адрес со стороны имеющего судимость г-на Попова.

Говорят, Попов тогда дико перепугался. И при очередной встрече с Серегой вел себя предельно корректно. А общим знакомым усиленно внушал мысль о том, что с Кругликовым он "расстался по-хорошему".

...Сергей учредил свою фирму "Новострой плюс". Литовские партнеры дали ему деньги на покупку машины. За приобретенный "в кредит" белый "Мерседес" (на котором прежний хозяин-немец отъездил почти семнадцать лет) Сергей должен был рассчитываться по $100 в месяц. Кроме того, литовцы собирались снять ему офис. Занимался бы он тем же, что и Попов (оптовая торговля сигаретами), но абсолютно легально. Открыв в Калининграде нечто типа представительства литовской фирмы-партнера.

Были, конечно, в этом сюжете и побочные линии. Он гонял подержанные машины через Польшу и выполнял другие поручения: надо же было на что-то жить. Снимать квартиру, обеспечивать жену. Тем более, что Света - на шестом месяце беременности.

Кстати, с ней он почти не делился опасной информацией. "Она не поймет, молодая еще", - говорил он, в свои двадцать два (двадцать три ему только должно было исполниться 25 ноября) давно ставший взрослым мужчиной. Но, очевидно, "заказчик" думал иначе, - и решил убрать беременную женщину заодно с мужем. На всякий случай. Чтобы некому было поведать следствию о тех опасениях, что мучили Сергея в последнее время.

Свете повезло. Она уцелела.

...Первого сентября в поселке Большое Исаково убили бизнесмена Владимира Кузьмина. Сергей тогда сказал примерно следующее:

- Кузю убили не за долги. Все, что он был должен солидным людям, он давно отработал. Кому он нужен мертвый? Все, кого Кузя в свое время "кинул", знали: он парень крутливый, если его оставят в живых, он все вернет с процентами. Я думаю, дело в другом. Менты опять интересуются Поповым. Из Германии приехала целая бригада: тамошние сотрудники криминальной полиции. У всех, кто в 1999 году работал в "Альфа-Центавре", снова делали обыски. Нас опять вызывали на допросы. Я тоже ходил. Попов приставил ко мне свою адвокатшу. Я только рот открою - она кричит: "Молчи!" Немцы даже удивились и потребовали, чтобы она мне не мешала давать показания. Хотя я и сам соображал, что говорить, а чего не надо. А Кузя знал очень многое. И он бы молчать не стал. Вот, я думаю, Попов и принял меры. Все, кто Попова раньше знал, говорят, что сейчас у него крыша поехала. В смысле, башню снесло.

А дальше - Сергей рассуждал:

- Никак не могут разобраться, кто "заказал" Гришу (Приданцева, - прим. авт.) и других. Но ведь смотри: никого не убивают без выгоды. А кто поимел выгоду от гибели Приданцева и других табачников?

Никто со стороны на этот рынок не внедрился. Позиции укрепил только Попов. Остальные занимаются своими делами и друг другу не мешают. Опять же, Попов - человек злопамятный. У него такая тактика: он обязательно мстит, но не сразу... Как у нас из фирмы людей увольняли? Человек работает, Попов знает, что его обязательно уберет, но человеку ничего об этом не говорит. Мол, для того, чтобы тот гадостей не устроил напоследок. А первого или второго числа следующего месяца: до свиданья!

У парня вон машину, его собственную, отобрали. Я единственный, кто сумел вытащить из Попова хоть какие-то деньги. И он мне этого никогда не простит.

А я еще у него и бухгалтершу переманиваю! И литовцам объяснил, как он их собирается кинуть на восемьсот штук баксов. Так что он мне попытается отомстить, но не сейчас, а где-нибудь через полгода. Он специально всем говорит, что мы с ним чуть ли не друзья. Его "шестерки" все время интересуются, где я, что я делаю, какие у меня планы. Я их посылаю, а они опять звонят, на встречу набиваются... А Кузе он отомстил через пару лет. У нас так многие считают.

...Потом разговор перешел на другую тему. Табачных дел мы в тот день больше не касались.

И вот - Сергея больше нет. Могу сказать: никакие обстоятельства, связанные с перегонкой автомобилей, его не беспокоили. Опасался он только Попова. Еще и потому, что Попов, по его словам, собирается баллотироваться в областную Думу (на место, которое станет вакантным в случае победы кандидата Рудникова или Савенко, или Лопаты) - и теперь всерьез озабочен тем, как подчистить собственное прошлое.

...Немецкие полицейские, политические амбиции, личная неприязнь, желание устранить молодого и предприимчивого конкурента - да мало ли мотивов! И за меньшее убивают. А если учесть, что Сергей в последнее время активно помогал "Новым колесам" - а Попов и Золотухин находятся по другую сторону баррикад, то появляется еще один - даже не мотив, а катализатор, способный ускорить "реакцию возмездия" в тысячу раз.

Сергея больше нет. И можно сколько угодно клясть себя за то, что мы не вытащили его из конторы Попова. Но... чтобы вытащить, надо было что-то предложить взамен. А трагедия современного общества заключается в том, что умные, талантливые, энергичные парни уходят в криминал - или в бизнес, неизбежно связанный с криминалом - потому что больше им некуда идти. Особенно, если судьба не позаботилась подарить им состоятельных родителей и отдельную жилплощадь.

Сергей не хотел плыть по течению. Он подчинял себе жизнь, он мало спал и делал пятнадцать дел одновременно, он торопился жить, любить, дружить - как будто чувствовал, что времени ему отпущено мало. Он был удивительным. Казалось, он родился под счастливой звездой - и добьется всего, чего только захочет. Он бы добился. Ему помешали. В сущности, этот взрыв (как и пуля, убившая Кузьмина) - из прошлого. Вдогонку.

Господи, когда две недели назад я писала о том, что в Калининграде скоро появятся новые жертвы "табачной войны", могла ли я думать, что этой жертвой станет Сережа?!

И, судя по версиям, выдвинутым правоохранительными органами, этому делу так же суждено превратиться в "глухарь", как и аналогичным предыдущим.

Впрочем, на сей раз замять дело будет непросто. Как правило, родные и близкие убитых бизнесменов стараются не поднимать шума. Одни боятся, другие просто ничего не знают. Здесь - особая ситуация. Я обратилась с официальным заявлением в Генеральную прокуратуру РФ. Не как журналист - как свидетель. Есть и другие свидетели, готовые подтвердить очень многое из написанного выше. Человек, заказавший Сережу, должен быть найден. В какие бы высокие кабинеты ни тянулся кровавый "табачный след".

...Вот только Сергея уже не вернешь. Знаете, он не хотел идти в армию. Говорил, что глупо класть собственную жизнь, выполняя чужие нелепые приказы. "Зачем мне война на чужой территории?" - спрашивал он. Но оказалось, что война идет здесь и сегодня. А мы покорно хороним родных и любимых. И делаем вид, что от нас ничего не зависит.

Д. Таманцева

“НК” №125, 19 сентября 2002 г.


В таможне Германии уверены, что заказчики

СЕМИ УБИЙСТВ "ТАБАЧНЫХ КОРОЛЕЙ" 

именно эти двое

В очередном номере общероссийской (центральной) газеты “Аргументы и факты” (№41, 2003 г.) опубликована статья “Курево из подполья”. Один ее фрагмент весьмя примечателен. Позволим себе его процитировать.

Курево из подполья

На днях в городе Узловая Тульской области сотрудники по борьбе с экономическими преступлениями МВД РФ прикрыли табачную фабрику. Она находилась на угольной шахте “Россошинская”. В ходе операции было изъято курева на 3 млн. долларов.

Хоть табачный бизнес и не сравним по доходам с наркотиками, оружием или проституцией, но уж следует за ними точно! (Мировой легальный оборот табака достигает 400 млрд. долл. в год.) Поэтому почти 30% сигарет по всему миру имеет нелегальное происхождение. Балуются этим “бизнесом” ОПГ России, стран СНГ, итальянская мафия, китайские триады, японская якудза, колумбийские наркобороны, немецкие и британские “братки”.

Русский транзит

Постепенно и Россия стала не только производить поддельный табак, но и “прокачивать” поставки левых сигарет в Европу. Основным перевалочным пунктом для переправки контрабанды стал Калининград. Немецким таможенникам удалось установить, что даже немецкие производители подделок марки “Вест” тайно переправляют свое зелье через Калининград. С каждого блока “теневики” имели в среднем около 37 марок. В реализации же левых сигарет таможенники Германии подозревают одного из депутатов Калининградской областной Думы и его помощника. Они уверены, что именно эти двое и являются заказчиками не раскрытых пока семи убийств “табачных королей” на территории города.

Е. Карачева

...Наверное, ни для кого не секрет, что в Калининградской областной Думе есть только один депутат, ранее учредивший фирму “Альфа-Центавра”, которая впоследствии ввезла в янтарный край миллионы пачек сигарет и против которой немецкой криминальной полицией было возбуждено уголовное дело по факту контрабанды сигарет “West” (цена вопроса - миллионы марок). Зовут этого депутата Золотухин Сергей Евгеньевич.

Опять же многим известно, что помощник депутата Золотухина - табачник А. Попов. Долгое время Попов работал вместе с “табачным королем” Григорием Приданцевым, затем - после громкого скандала - “разделился” со своим компаньоном, стал его конкурентом.

А спустя девять месяцев Приданцев был убит... С тех пор кровь калининградских “табачников” потекла ручьем.

Что же касается Золотухина, то свою фирму “Альфа-Центавра” он (единственный учредитель) основал как раз тогда, когда разошлись пути-дорожки Приданцева и Попова...

Напомним, что после возбуждения уголовного дела в отношении “Альфы-Центавра” немецкая полиция обратилась за помощью к нашим правоохранительным органам, при участии калининградской прокуратуры вызывала на допросы сотрудников “Альфы-Центавра”, осуществляла обыски в офисе фирмы и в домах ее работников, изымала документы...

Конечно, г-н Золотухин может сколько угодно кричать о том, что его честь и достоинство порочат в “желтой” прессе... Фамилию-то его “Аргументы и факты” не назвали. Однако все и так понимают, о ком идет речь. И публикация эта, на наш взгляд, расставляет все точки над “i”. Заметьте, как категорично заявляет о причастности “одного из депутатов Калининградской областной Думы и его помощника” к организации не раскрытых пока заказных убийств “табачных королей” в нашем городе: “Таможенники Германии <...> уверены, что именно эти двое и являются заказчиками...”

Такие вот, извините, факты. Вкупе с аргументами.

Редакция “НК”

“НК” №180, 16 октября 2003 г.


ТАБАЧНЫЙ ТЕРРОР

12 сентября был убит Сергей Кругликов - двадцатидвухлетний предприниматель, кандидат в депутаты Калининградского городского Совета по 3-му округу. Практически все калининградские СМИ напечатали (или показали) "сенсационные" кадры: остатки взорванного "Мерседеса" и Сережину фотографию в траурной рамочке. Прозвучали самые разные версии - от "автомобильной" (дескать, погибший активно занимался перепродажей подержанных тачек) до политической (одна из газет упомянула о том, что на предыдущих - несостоявшихся - выборах по 3-му округу Сергей подверг жесткой критике своих конкурентов).

О том, что это заказное убийство есть эхо (или продолжение) "табачной войны", сказали только мы - и как журналисты, и как люди, хорошо знавшие Сергея. Фактически - свидетели.

...Светлана Кругликова, вдова Сергея, до сих пор в глубоком шоке. И от случившегося - и от того, что ее погибшего мужа пытаются посмертно записать в "братки" (именно с этой целью, на мой взгляд, правоохранительными органами "слита" в СМИ информация о том, сколько машин "висит" на Сергее). Типичная реакция обывателя: "Ну, ничего себе, крутой!" Вот, дескать, и доигрался. Одним "бандитом" меньше - чего о нем жалеть!

Так и формируется общественное мнение. И вот уже никто не вспоминает о взрыве на улице Пугачева... и следствие может идти ни шатко ни валко, а потом и вовсе заглохнуть... И никакого праведного гнева этот самый "глухарь" в народе не вызовет.

Но... в ДАННОМ СЛУЧАЕ ВСЕ ОБСТОИТ ИНАЧЕ.

Сергей Кругликов не был бандитом. В криминале он был замешан не больше, чем все мы, живущие в государстве, где закон поставлен на службу деньгам и понятиям. В общей для всех "зоне" очень трудно оставаться белым и пушистым. Особенно, если ты молод и хочешь нормально жить.

Сергея убили как опасного свидетеля. Он слишком много знал. О чем? Наверное, об этом было бы резонно спросить у господина Золотухина, учредившего некогда фирму "Альфа-Центавра", и господина Попова - "табачника", на которого Сергей работал с 1999-го до середины июня этого года.

Это наша версия, и на сегодня она намного убедительнее прочих.

...Казалось бы, работники прокуратуры должны буквально рыть землю носом: не часто в центре нашего города средь бела дня взрываются "Мерседесы". И еще реже в ТАКИХ ДЕЛАХ обнаруживаются свидетели, готовые рассказать все, что знают.

(Как правило, бывает совсем наоборот: люди из близкого окружения погибшего или абсолютно не в курсе, чем занимался их муж или сын, или категорически не хотят общаться с правоохранительными органами. И здесь было бы так же: вдова Сергея имеет самое смутное представление об его предпринимательской деятельности, его мать - тем более). Но... следователь областной прокуратуры Ю. Галушкин, пришедший опросить Игоря Рудникова (выступившего в "Калининградской вечерке" с заявлением о том, что гибель Сергея напрямую связана с табачным бизнесом "Альфы-Центавры"), разговаривать со мной - человеком, с которым Сергей на протяжении ряда лет делился самым сокровенным, - не хотел ну просто очень. Еле уломали.

Правда, надо отдать ему должное: допрос длился почти четыре часа, и протокол был составлен тщательно. Но... видно было по глазам, как не нужна я следователю со своими, прости Господи, показаниями. Их ведь теперь проверять надо! Вызывать на допросы господ Попова и Золотухина (а у последнего, между прочим, депутатский мандат и покровительство властей Калининграда), в документах рыться, запрашивать российских и немецких коллег о том, с какой целью трясли они нынешним летом "Альфу-Центавру"... И что им поведал вызванный на допрос Кругликов...

Куда проще было бы спеть "старую песню о главном", которую работники компетентных органов частенько исполняют хором: мол, как нам работать по делу о "заказном" убийстве, если все - и очевидцы, и свидетели - молчат как рыбы об лед?!

Я - не молчу. А у меня спросили, какое у Сергея было хобби. Как будто то, что он когда-то разводил в аквариуме рыбок, имеет нынче большое значение!..

За целую неделю никто из сотрудников прокуратуры не пришел побеседовать со Светланой Кругликовой. Никто, насколько нам известно, не опрашивал жильцов дома на ул. Пугачева. А время уходит. И какие-то детали, мелкие фактики, о которых человек мог бы сообщить по горячим следам, тускнеют, стираясь из памяти. А что-то, наоборот, домысливается под впечатлением от газетных статей и разговоров в трамвае.

И вот очевидцы уже не могут с уверенностью сказать, что же именно они видели собственными глазами, а что - приснилось ночью в кошмарном сне.

И все же... шанс получить более-менее цельное представление о том, что случилось ранним утром на улице Пугачева, у прокурорских работников еще есть. В беседе с нами некоторые жильцы сказали, что ранним утром 12 сентября по двору шарахался какой-то черноволосый парень с ротвейлером. (Все окрестные собачники друг друга знают. Ни этого парня, ни его пса на ул. Пугачева раньше не видели.) А одна женщина утверждает, что, когда Сергей и Света сели в машину, парень прошел совсем близко от "Мерседеса" и как будто даже заглянул внутрь. Точно удостоверился, что все, кто надо, на месте. И через две-три минуты прогремел взрыв...

- ...Накануне гибели Сергей был абсолютно спокоен, - говорит Светлана. - Вечером одиннадцатого сентября он писал для кого-то компьютерную программу, потом лег спать. Сказал, что завтра ему нужно заехать в избирком, и попросил меня выгладить ему брюки и рубашку...

Утром я встала первая, по звонку будильника, в половине восьмого. Собралась на работу, стала будить Сергея. Он вставать не хотел. Очень туго просыпался. Я ему все приготовила, одежду разложила, даже сама ботинки почистила. Наконец - уже в начале девятого - он поднялся. Мы опаздывали - Сергей должен был завезти меня на работу, на кольцо трамвая "шестерки", а потом поехать в избирком, на площадь Победы...

Поэтому с собакой мы гулять не пошли. Когда я была уже почти готова, Сергею позвонили на мобильник. Я слышала, как он сначала сказал, изменив голос: "Нет, это не он. Он будет через двадцать минут. А что ему передать?" А потом, после небольшой паузы, засмеялся и сказал мне: "Вот черти, напугали. Позвонили из избиркома, сказали, чтобы я подъехал через двадцать минут".

...Он оделся. В последнее время он ходил в основном в спортивных штанах и сланцах. А тут надел рубашку, костюм, галстук выбрал, завязал. Взял у меня сто рублей на бензин. Был такой красивый, веселый... Настроение очень хорошее. Шутил, прикалывался. Я ему сказала: "У тебя даже походка изменилась". Он засмеялся и пошел вниз.

В 08.40 мы сели в машину. Стоянок там поблизости нет, поэтому он парковался всегда у подъезда. Сергей завел двигатель, и мы ждали, пока мотор прогреется. Болтали, он снова шутил. Сказал, что сейчас заедет в избирком, потом - в "Новые колеса", а в три он собирался отвезти меня в больницу на УЗИ. Нам должны были сказать, кто у нас родится: мальчик или девочка. Он этого так ждал. Говорил, что хочет поскорее друзьям сообщить.

Потом - я не помню с чего - разговор зашел о предстоящих выборах в горсовет. Я спросила: "А ты по какому округу баллотируешься, я забыла?"

Он ответил: "По третьему".

Но я не расслышала. "По какому?"

Он сказал: "По третьему". И показал три пальца.

Таким я его запомнила: красивым, смеющимся и с этими пальцами.

В этот момент по воздуху поплыли какие-то волны. В глазах зарябило, меня начало вдруг трясти -так что я запнулась на полуслове. Потом - сильный толчок в плечо. Не знаю, что это было: взрыв или это Сергей в последний момент привел меня в чувство. Мне кажется, что это был Сергей...

(Мне тоже так кажется. Хотя специалисты утверждают, что, погибая, вряд ли он успел понять, что происходит. Специалисты не знали Сергея. Сначала - в любой ситуации - он думал о тех, кто рядом, и только потом о себе.

...Однажды мы ехали на приличной скорости по Балтийскому шоссе. На повороте на Светлый в нас врезалась встречная машина: водитель перепутал второстепенную и главную дороги. В последний момент... да что там момент! В последнюю долю секунды Сергей вывернул руль так, чтобы подставить "Гольф" со своей стороны. Это было почти невозможно - но он это сделал. Вопреки законам физики и инстинкту самосохранения... В этом - весь он. И в жизни, и в смерти - прим. авт.)

- И тут машину тряхнуло. Меня сильно ударило в бедро. Я схватилась за ручку двери. Дернула раза три, пока дверь не открылась. Я выскочила - и тут еще один взрыв, машина мгновенно загорелась. На Сергея я не смотрела...

Я долго кричала. А машина горела. Прямо полыхала вся, и в ней что-то рвалось. У меня обгорели волосы, по лицу текла кровь, и вообще я вся была в Сережиной крови. У меня одежда в его крови вымокла до нижнего белья...

Я посмотрела, все ли в порядке с животом. Слава Богу, ничем не задело - зато во все бедро и на плече были здоровенные кровоподтеки.

...Люди в доме все видели и все слышали, но ни один.. ни один (!) не вышел.

Я кричала: "Помогите!"

Выскочил из нашего подъезда сосед, кажется, Женя. Он свою "Ниву" ставил всегда рядом с Сережиным "Мерседесом". Так он пробежал мимо меня с совершенно диким видом, даже не взглянул в мою сторону... специально отвернулся. Сел в "Ниву", дал по газам и умчался.

А ко мне подбежал мужчина из дома напротив, схватил за руку и потащил прочь от горящего "Мерседеса". Помню, я ему кричала, что у меня там муж, а он все голову мне отворачивал, чтобы я на машину не смотрела. Говорил: "Ему уже не поможешь, о ребенке подумай".

Потом стали во дворе собираться люди. Кто-то принес полотенце, стал вытирать мне лицо, кто-то валерьянки накапал. Вызвали пожарников, милицию, "скорую"...

"Скорая" подъехала минут через двадцать пять, уже после милиции и пожарных. Я знаю точно время, потому что кто-то в толпе сказал: "Где же "скорая", уже 25 минут прошло..."

Меня увезли в многопрофильную больницу, наложили швы на рану на голове - осколок попал рядом с виском. Всю одежду сняли с меня, посмотрели - вроде с животом ничего не случилось, ребенок шевелится. Я лежу голая. Только простынкой накрыта. Мне в туалет хочется, а тапочек нет.

Врачиха говорит: "Иди так!" Но там пол бетонный, холодный, а я беременная, как я пойду? А она только плечами пожимает.

Тут же пришли работники уголовного розыска. Я плачу, прошу, чтобы позвонили моим родителям, а они отвечают: "Ничего, сначала ответишь на наши вопросы". И спрашивают: на кого была зарегистрирована машина, чем занимался муж, не было ли у нас долгов, какие документы были в машине, какие - остались дома, как фамилии Сережиных друзей...

А я ничего не знаю! Он со мной ничем, связанным с бизнесом, не делился.

Они мне не поверили.

Потом оказалось, моим родителям из милиции позвонили и сказали: "У вашей дочери есть такая-то машина? ("Мерседес" был зарегистрирован на Свету, - прим. авт.) Подъезжайте по поводу вашей дочери и этой машины".

Родители, конечно, были в ужасе. Что они могли подумать? То ли я в аварию попала, то ли еще чего. Приехали, а их начали допрашивать на ту же тему: чем занимался Сергей, какой у нас с ним был достаток, не было ли крупных долгов, кого из Сережиных друзей они знают и т.д. и т.п. Только когда мама возмутилась и сказала: "Мы не будем отвечать ни на какие вопросы, пока не увидим дочь" - родителей отпустили. Ко мне они приехали в три. А до этого еще приехали двое друзей Сергея.

...Вот в газетах писали: мол, врачи всю ночь боролись за мою жизнь и за сохранность ребенка. Ерунда! Никто за меня не боролся, никому я была не нужна. Кинули в общую палату и забыли. Я плачу - соседки по палате подошли, начали успокаивать. Только когда ребята подъехали и, видимо, проплатили, меня перевели в отдельную палату, а потом в гинекологию - тоже одну. И разрешили со мной оставаться маме и сестре.

На похороны я не поехала: Сергея хоронили в закрытом гробу. Я все равно бы с ним не простилась, только ребенка травмировала бы лишний раз.

Я почти не слышу на левое ухо (а врачи не сразу догадались пригласить специалиста, забинтовали голову - и все, хотя кровь из уха прямо текла). Волосы до сих пор в Сережиной крови - мыть нельзя из-за раны над ухом. И я постоянно из волос вынимаю какие-то проводки, кусочки проволоки. А из милиции ко мне больше никто не приходил.

...Мало того! Светлану, чудом избежавшую гибели, в больнице никто не охранял. Нельзя же, в самом деле, считать "охраной" ее мать, свекровь или сестру, попеременно дежуривших в палате?

А ведь сотрудники правоохранительных органов должны были на сей счет побеспокоиться. А вдруг бы человеку, "заказавшему" Сергея, пришло в голову убрать Свету? Мало ли чему она может являться свидетелем?..

Когда мы первый раз ехали к Свете, то опасались, что придется буквально продираться сквозь милицейский кордон. Взяли документы, я прихватила Сережину фотографию (доказать, что мы были знакомы). Робко сунулись в справку, ожидая, что нам сейчас так ответят... И тут, пока дама в справочной разбиралась с чьим-то родственником, мы увидели в списке больных фамилию Светы. С указанием палаты, в которой она находится.

Поднялись. Пустой коридор. У дверей палаты - никого. Зашли. Проговорили минут сорок. Вышли. И НИКТО нас не остановил, не попросил предъявить документы, не осведомился о цели визита.

Как понимать такое вот отношение милиции к жертве ТЕРАКТА? Видимо, для правоохранительных структур визит киллера к раненой женщине был бы не самым плохим исходом дела. Нет человека - нет проблемы. И не будет надоедать молодая вдова, спрашивая, как же там продвигается следствие по факту убийства ее супруга.

...Никто не принес ни ей, ни родителям Сережи официальных соболезнований - ни коллеги Сергея, ни избирком. (Хотя избирком, по идее, был обязан отреагировать. Все-таки Сергей Кругликов был зарегистрирован кандидатом в депутаты городского Совета, принимал участие и в предыдущих выборах.)

Никто из милицейских начальников не сделал официального заявления. Как будто "заказное" убийство молодого предпринимателя и политика, дерзко совершенное средь бела дня с применением такого количества взрывчатки, что хватило бы вдребезги разнести дом - мелочь, не стоящая упоминания. Проза жизни.

...А между тем знающие люди утверждают: если бы Сергея собирались только убить, это можно было сделать гораздо проще. Застрелить, как того же Кузьмина. Или поздним вечером, когда он возвращался домой, напасть на него в парадном, закамуфлировав "заказ" под банальную драку. В конце концов, выследить и подложить ту же взрывчатку, когда бы он заведомо поехал в машине один.

Но! "Заказчику" было мало физически устранить Кругликова. Убийство он превратил в акцию устрашения. Именно поэтому погибнуть вместе с Сергеем должны были его жена и еще не рожденный ребенок. Чтобы все вокруг содрогнулись. Чтобы те, кому НАДО, поняли, на чьей стороне сила и что ожидает чересчур независимых. И чтобы молчали. Боясь за собственных родных и близких.

Конечно, при таком раскладе идеальный вариант для "заказчика" - скомпрометировать Сергея. Дескать, "свои" знают, за что его покарали, а "чужие" пусть думают, что парень стал жертвой "разборок". Поплатился, мол, за неразборчивость в средствах.

Но... повторяем: ситуация не та. Скомпрометировать Сергея сложно. Во-первых, очень светлый он был человек. А во-вторых, мы, его друзья, не позволим.

...Мать Сергея сказала, что на похоронах - очень тихих и скромных - был некто солидный в белой (!) рубашке. Вокруг которого подобострастно крутились мальчики в черном - похоже, охрана.

Господа Попов и Золотухин на публикацию в "НК" в день выхода газеты не отреагировали. Заняты, видимо, были. Г-н Золотухин вовсю депутатствовал, обсуждая с датчанами проблему энергосбережения в Калининградской области.

А мое обращение в Генеральную прокуратуру России уже отправлено. Это так, к сведению.

Д. Таманцева

“НК” №126, 26 сентября 2002


“МЫ ТЕБЯ ПОЛОМАЕМ!” –

кричал табачник Попов незадолго

до убийства Сергея Кругликова

12 сентября в Калининграде на ул. Пугачева был убит Сергей Кругликов - двадцатидвухлетний предприниматель, кандидат в депутаты городского Совета по третьему избирательному округу. Его взорвали в машине. Вместе с ним должна была погибнуть его беременная жена. Светлана осталась в живых чудом.

...Прошло пятьдесят дней. И что? Ничего. За все это время следователь областной прокуратуры Ю. Галушкин успел встретиться:

а) с депутатом областной Думы Игорем Рудниковым, заявившим в газете "Калининградская вечерка" о том, что гибель Сергея - эхо "табачной войны";

б) со мной - близким другом Сергея: причем сделал это Галушкин крайне неохотно. Хотя именно со мной на протяжении ряда лет Сергей делился довольно-таки конфиденциальной информацией;

в) совсем недавно - со Светланой Кругликовой. С ней он разговаривал долго. Интересовался историей ее знакомства с Сергеем, подробностями их семейной жизни, узнавал имена друзей. И вот ведь парадокс: у меня он имена друзей не спрашивал. Хотя именно у меня хранится и записная книжка Сергея (второй экземпляр той, что сгорела в автомобиле - Сергей всегда записывал нужные телефоны в "рабочую" и "домашнюю" книжки, на всякий случай), и его визитница.

Бригада Золотухина обмывает очередную удачную операцию. На снимке (слева направо): Золотухин, некто - специалист   "по особым поручениям", и уголовник Попов

(Честно говоря, я думала: любой следователь начинает работу именно с того, что изучает блокноты и ежедневники погибшего, берет в "Экстеле" распечатку телефонных номеров, выявляет связи, контакты. Оказалось, Галушкину все ЭТО не нужно. Ему даже тех фамилий, что я назвала - много. Слишком много.)

Напомним, я сообщила следователю о том, что Сергей работал в табачной фирме "Альфа-Центавра", учредителем которой являлся г-н Золотухин, ныне - депутат Калининградской областной Думы. О том, что Сергей, начинавший как программист, был привлечен Золотухиным и Александром Поповым к иной деятельности (его оформили генеральным директором фирмы "Балтон", которая очень скоро заменила на табачном рынке "засвеченную" "Альфа-Центавру"). О том, какие услуги оказывал Кругликов Попову и Золотухину, отчаянно пытаясь - в силу своих моральных принципов - удержаться в рамках за-кона. Насколько это было возможно.

Говорила я и о том, что летом 2000 года Кругликов и Золотухин крупно поссорились. Причем поводом стала машина "Тойота-Королла", на которую положил глаз г-н Золотухин, но которая досталась Сергею в награду за его лояльность шефу - Попову (особенно проявившуюся в то время, когда Попов валялся на нарах в СИЗО).

Также я поставила следователя прокуратуры в известность о том, что к "затяжному" конфликту Кругликова с Золотухиным в этом году прибавилось его столкновение с Поповым. Сергей больше не хотел выполнять странные и, по его словам, "дурно пахнущие" распоряжения шефа, он пытался начать собственный, абсолютно легальный бизнес, он объяснил литовским партнерам Попова, что тот их "кидает"...

Попов, в свой черед, забрал у Сергея "Тойоту", угрожал ему всячески. А летом из Германии приехали сотрудники тамошней криминальной полиции. Они очень интересовались Поповым. Всех, кто в 1999 году работал в "Альфа-Центавре", вызывали на допросы, Сергея - в их числе. Буквально накануне гибели Сергей сказал: "Никак не могут разобраться, кто "заказал" Гришу Приданцева и других. Но ведь смотри: никого не убивают без выгоды. А кто поимел выгоду от гибели Приданцева и других табачников?.. Позиции укрепил только Попов... Опять же, Попов - человек злопамятный. У него такая тактика: он обязательно мстит, но не сразу... Мне он тоже попытается отомстить..."

...Не знаю, может, я совсем дилетант в юриспруденции, но мне почему-то кажется: если близкий друг убитого сообщает правоохранительным органам ТАКУЮ информацию, ее как минимум нужно проверить!.. В конце концов, Кругликов, Попов и Золотухин работали вместе не в безвоздушном пространстве: их окружали самые разные люди - бухгалтера, охранники, водители, строительные рабочие в "Вавилоне" и в кафе на Багратиона, девочки-секретарши, операционистки в банке "Европейский" и т.д. и т.п. И каждый из этих людей - потенциальный свидетель.

Скажем, госпожа Ирина Клочко, заведующая ныне кафе на Багратиона, могла бы сообщить о том, какие страсти кипели в офисе в последний месяц работы Сергея на Попова и в каких выражениях рисовал Попов Серегину будущность...

Охранник с автомобильной стоянки, на которой паркуют свои машины Попов и Ко, мог бы наверняка порассказать массу интересного о том, как этим летом г-н Попов забрал автомобиль, пригнанный Сергеем для его же, Попова, приятеля. Просто забрал - и все. Чтобы создать Сергею проблемы: получилось, тот не мог передать человеку автомобиль, за который продавцу уже были уплачены немалые деньги.

Ситуацию "разруливал" некто Игорь Павлович (чьи координаты тоже известны) - но Попов вернул машину только после того, как Сергей пообещал подать в милицию заявление по поводу ее угона...

Есть свидетель, который собственными ушами слышал, как Попов орал на Сергея по телефону: "Мы тебя поломаем!!!"

А 10 сентября - за два дня до гибели - Сергей сказал по телефону Денису Короте (сотруднику Попова, который все последние месяцы очень активно Сереже названивал: "Как дела? Откуда у тебя новая тачка? Куда едешь? Где ты сейчас?" и т.д.): "Я вам не позволю больше пользоваться моим именем. Я не буду больше за вас ручаться".

Эта фраза - резкая, раздраженная - тоже прозвучала в присутствии свидетеля. Готового, кстати, дать показания. Но... все мы следователю Галушкину и на фиг не нужны. А вот Светлану, ничего и никого, по сути, не знающую, он допрашивал со вкусом - с половины третьего до шести. Интересовался: "Что вы знаете про взаимоотношения своего мужа с фирмами "Альфа-Центавра" и "Балтон"? Ах, ничего... А вот нам немецкие коллеги прислали сведения, что в 1999 году Кругликов брал на фирму "Балтон" кредит в $1.000.000. Вы не в курсе, где сейчас эти деньги? Ах, не в курсе. Как жаль. Я ничего не взял от нашего с вами разговора".

А когда Света, признаная потерпевшей и потому имеющая законное право получать определенную информацию о ходе следствия, осведомилась, что же сказали на допросе С. Золотухин и А. Попов, то Галушкин ответил: "Я их не допрашивал. Ну как мы их сейчас вызовем?! Неизвестно, придут ли они вообще. Нет, конечно, мы будем их разыскивать (?!! Они что, извините, в бегах?! - прим. авт.). Но у нас так мало фактов. Вот вы видели конкретно, как они вашему мужу подкладывали взрывчатку?!"

...Ничего себе, да? Каков полет юридической мысли! То бишь, если преступление совершено не в присутствии очевидца (а лучше двоих-троих, чтоб уж наверняка), то свидетели следователю попросту не нужны. Он их игнорирует. Старательно. А то ведь придется, паче чаяния, побеспокоить таких важных господ, как Сергей Евгеньевич Золотухин и его помощник в облдуме, имеющий судимость табачник Попов.

А. Попов

Неудивительно, что при таком подходе к следствию в нашей области не раскрыто ни одно из заказных убийств, совершенных за последние три года. Родители Григория Приданцева, расстрелянного в апреле 1999-го на стадионе "Трудовые резервы", уже отчаялись: они не верят, что убийца их сына когда-либо будет наказан.

Вдова Михаила Фатова, отец и мать Максима Трянина... да мало ли!

И это дело - №051045 - уже подготовлено прокуратурой к "приостановке". До вновь открывшихся обстоятельств - которые, натурально, никогда не откроются, ибо следователь их в упор не хочет видеть.

Есть люди, готовые рассказать, как дня за три до гибели Сергея к его припаркованному у подъезда "Мерседесу" подъехали какие-то ребята на черном "Гольфе". Осветили фарами. Остановились рядом. Потом у них будто бы что-то упало - и они полезли под Серегину машину "доставать". Вполне вероятно, это случайное совпадение и парни тут ни при чем. А если это была репетиция?

Так опроси, казалось бы, свидетелей! Ага. Щас. Гораздо проще (и безопаснее) сказать: "Может, лет через восемь-десять мы найдем какого-нибудь свидетеля... Надейтесь. Такое дело, как это, мы можем раскрыть лет через двадцать. Или никогда".

...Напоследок Галушкин посоветовал Светлане: "Если вам будут звонить, угрожать, купите телефон с номероопределителем, и сразу же сообщите мне".

Слов нет. Одни эмоции. Так, может, лучше заодно и автомат купить - чтобы лет через двадцать ребенок Сергея (который пока еще не родился) разобрался с убийцами отца по-сицилийски?! Или это мы, друзья, должны нанять частного сыщика, проверить наши версии и... Что дальше?

А дальше - полный беспредел. Собственно, он уже наступил. Потому что правоохранительные органы, похоже, АБСОЛЮТНО НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ в том, чтобы вор (бандит, убийца) сидел в тюрьме.

Прошло всего пятьдесят дней, а о взрыве на ул. Пугачева уже практически забыли.

"Мне некогда, у меня громкое дело в Славске", - говорит следователь областной прокуратуры Галушкин.

"Доигрался парень", - качают головами соседи Сергея по ул. Пугачева. Родственники - плачут. И обустраивают могилу, в которой, в сущности, никого нет.

А депутат Золотухин спокойно выступает в Думе, вещает по телевизору. И даже не пытается хоть как-нибудь объясниться - с тем же следователем Галушкиным, черт побери! Если уж тот такой стеснительный. По идее, ежели Сергей Евгеньевич за собой вины не чует, он просто обязан проявить подобную инициативу и потребовать - как депутат - от прокуратуры скорейшего расследования всех обстоятельств гибели Кругликова.

...Сергей часто снится друзьям. А еще - у меня дома несколько раз сам собою включался компьютер. Уходим - выключен, приходим - работает. Вообще-то я к мистицизму не склонна, но... вдруг Сергей ОТТУДА подает нам некий знак? О чем-то просит - или предупреждает? Или соскучился?

"Это Серега. Где ты?" - так говорил он, звоня на мобильник... Его больше нет. Но м+ы - здесь. И, видит Бог, еще ничего не закончено.

Д. Таманцева

“НК” №131, 31 октября 2002 г.


ТАБАЧНАЯ МАФИЯ.

Против фирмы, учреждённой депутатом Золотухиным,

возбуждено уголовное дело

На прошлой неделе областным управлением по борьбе с организованной преступностью (УБОП) было возбуждено уголовное дело по ст. 188 ч. 2 УК РФ ("контрабанда") в отношении калининградской фирмы "Альфа-Центавра". Ее сотрудникам инкриминируется незаконная поставка в регион девяти партий сигаретной продукции на общую сумму 5.502.469 рублей.

Оперативная разработка фирмы началась около пяти месяцев назад, совместно с криминальной таможней из Кельна. В августе этого года немецкие коллеги наших убоповцев приезжали в Калининград, встречались с руководством УВД. Тогда же ими были вызваны на допрос практически все, кто имел представление о табачном бизнесе "Альфа-Центавры" в период с 1999 по 2000-й год. В домах сотрудников фирмы проводились обыски. (Причем оперативников особенно интересовали файлы личных и служебных компьютеров.)

В числе прочих был допрошен Сергей Кругликов, работавший в "Альфа-Центавре" с января 1999 года.

(Напомним, ООО "Альфа-Центавра" было учреждено С.Е. Золотухиным - ныне депутатом Калининградской областной Думы - в августе 1998 года.) Девятнадцатилетний Сергей Кругликов, начинавший там как программист, вскоре был привлечен Золотухиным к коммерческой деятельности, а затем стал генеральным директором фирмы "Балтон", сменившей на табачном рынке "засвеченную" "Альфа-Центавру".

Разошедшись весной этого года со своими "работодателями", Сергей зарегистрировал собственную фирму "Новострой плюс". С "Альфа-Центаврой" и ее "дочерними" ответвлениями он не желал больше иметь ничего общего, ибо убедился: "шефы" используют его, чтобы "подставить". Быть "зиц-председателем", на которого в минуту опасности навешают всех собак (и, возможно, посадят), Кругликов не собирался.

...А 12 сентября Кругликова взорвали в машине возле дома на ул. Пугачева, где он снимал квартиру. Беременная жена Сергея чудом осталась жива. 25 ноября ему исполнилось бы двадцать три года. (О том, что его убрали в первую очередь как свидетеля, можно, на наш взгляд, судить еще и по тому, что сразу после взрыва в больницу к Свете Кругликовой приехали ребята-табачники, с которыми Сергей прежде поддерживал деловые контакты, и попросили ключи от квартиры на Пугачева. И... увезли оттуда два принадлежавших Сергею компьютера... Таким образом, информация, которой располагал Сергей, - а через его руки до весны 2002 года проходила почти вся документация "Альфа-Центавры" и ее "дочек", -"уехала" раньше, чем ею успели воспользоваться оперативники.)

...Трудно сказать, будут ли рассматриваться эти два дела - по контрабанде и №051045 по факту убийства Сергея Кругликова - в одной "связке". На наш взгляд, это было бы очень логично. Хотя, конечно, убоповцы могут иметь на сей счет свое мнение. Тем более, что в деле, возбужденном в отношении "Альфа-Центавры", фигурируют фамилии не только простых смертных, но и VIPов. Таких, к примеру, как учредитель фирмы г-н Золотухин, возглавивший после избрания в Думу Калининградский фонд защиты детства и пользующийся явным покровительством мэрии Калининграда.

Даже вызов на допрос такого важного человека сопряжен с известными трудностями - не юридического (на федеральном уровне статус депутатской неприкосновенности сильно "урезан" и депутат перед лицом закона равен в правах и обязанностях любому из своих избирателей), но субъективного характера. Сотрудники правоохранительных органов - тоже люди. Это в кино все сыщики без страха и упрека. А в реальной жизни страхи им очень даже свойственны.

А тут, прямо скажем, есть чего испугаться: и высокие покровители могут разгневаться, если на их фаворита жестко "наедут"...(а значит, ни квартиры, ни повышения по службе в ближайшие лет пять не видать, как собственных ушей). И на небо могут отправить в скоростном режиме аллюр три креста.

Табачный бизнес - один из самых кровавых в нашем регионе. И "Альфа-Центавру" можно назвать Звездой Смерти без малейшего преувеличения... С другой стороны, в деле о контрабанде участвует немецкая криминальная полиция. И "замять" его будет непросто. Особенно, если учесть всю сложность политической обстановки: для того, чтобы "вписаться" - хоть боком, хоть пяткой - в общеевропейское пространство, Калининградская область должна доказать, что не является "черной дырой" и потенциально готова жить по законам цивилизованного мира. А там, в цивилизованном мире, очень не любят контрабандистов. А тех, кто "заказывает" конкурентов или свидетелей - тем паче.

Садясь за стол переговоров с нашим чиновником или парламентарием, европейский политик хочет быть уверен, что не общается с закамуфлированным "доном Корлеоне" калининградского розлива и не портит тем самым свою репутацию... Это ведь только у нас, к примеру, депутат Золотухин может отмахиваться от публикаций в "НК", заявляя, что на него клевещут - и коллеги будут ему верить на слово, и внимать его выступлениям с трибуны, и пожимать ему руку, и показываться с ним в обществе, как ни в чем не бывало. ТАМ такими вещами не шутят. Это ведь только женщину украшает дурная репутация (и то по мнению Оскара Уайльда), а политик, извините, должен быть чистым как стекло. Или - перестать называться политиком.

...Так что дальнейший ход событий почти непредсказуем. Одно хорошо: Генеральная прокуратура РФ взяла на контроль расследование дела об убийстве Сергея Кругликова. А из прокуратуры Калининградской области буквально на днях официально сообщили, что мое заявление и обращение депутата Рудникова приобщены к материалам уголовного дела №051045 "для рассмотрения" доводов, указанных в них, в ходе предварительного следствия.

Д. Таманцева

“НК” №135, 28 ноября 2002


КРОВАВАЯ РУКА “КРЁСТНОГО ОТЦА”.

Главари сицилийской мафии тоже трезвонили

о своей любви к “матерям и детям”

Чрезвычайно активизировался в последнее время депутат Калининградской областной Думы Сергей Золотухин. По радио выступает, в газетах - с “открытыми письмами”. И все об одном - дескать, он, как отец, депутат и президент “Фонда защиты материнства и детства”, не может и не хочет быть безучастным к размещению коммерческой рекламы типа “Сауна. Закрытая территория” и к фотографиям в стиле “ню”... Нет, не везде, где подобные объявления и фотографии публикуются - а только в нашей газете.

...До чего бывают бесстыдно “забывчивы” люди! В пылу “праведного” гнева г-н Золотухин как-то вот... гм... позабыл и о том, что не далее как на последнем заседании областной Думы ратовал за снижение налогов на игорный бизнес. (Надо полагать, высоконравственное это занятие - рулетка в казино и игра с “одноруким бандитом”! Или в кегли - при “полировке” каждого шара пивком. Аккурат для подрастающего поколения.)

Старательно замалчивает Золотухин и тот факт, что он являлся не только президентом вышеупомянутого Фонда (с которым, кстати, связана довольно “мутная” история - и на страницах ДРУГИХ калининградских СМИ о ней уже писали), но и учредителем ООО “Альфа-Центавра” - табачной фирмы, чья звезда зажглась на нашем небосклоне зловещим кровавым светом в августе 1998 года. Той самой фирмы “Альфа-Центавра”, в отношении которой в ноябре прошлого года областным управлением по борьбе с организованной преступностью было возбуждено уголовное дело по ст. 188 ч. 2 УК РФ (“контрабанда”). Уже были допросы, обыски...

Сотрудникам “Альфа-Центавры” инкриминируется незаконная поставка в регион девяти партий сигаретной продукции на общую сумму 5.502.469 рублей. И это только самая верхушка айсберга: оперативная разработка табачников все еще ведется немецкой криминальной таможней из Кельна.

...”Забыл” г-н Золотухин и о том, что 12 сентября 2002 года (ровно полгода назад) в собственной машине был взорван Сергей Кругликов - двадцатидвухлетний предприниматель, компьютерщик ООО “Альфа-Центавра” и гендиректор нескольких ее дочерних ответвлений. Кругликов мог многое рассказать правоохранительным органам о внутренних механизмах калининградского табачного бизнеса и роли одного депутата и его помощника в криминальных разборках.

Вместе с Сергеем - по замыслу очевидного заказчика - должна была погибнуть и его беременная жена. Ее спасло чудо. Интересно, не мучают ли г-на Золотухина ночные кошмары? Ведь именно он привел Сергея в “Альфа-Центавру”. И многие знают, чья тень (вместе с судимым “табачником” Александром Поповым) стоит за трагической гибелью Кругликова.

...Не этим ли и объясняется столь яростный выпад г-на Золотухина против нашей газеты?! Ведь “Новые колеса” - единственное в области СМИ, которое продолжает публиковать материалы, посвященные кровавой “табачной войне” в регионе и жертвам до сих пор не раскрытых заказных убийств - Григорию Приданцеву, Михаилу Фатову, Максиму Звягинцеву, Владимиру Кузьмину... Сергею Кругликову...

Чисто конкретный Золотухин

Что может сказать Золотухин в свое оправдание по существу? Что не имеет отношения к “Альфе-Центавре”, не ездил “улаживать проблему” к Барковскому, которого избил его компаньон и помощник Попов (оказавшийся потом в СИЗО и на скамье подсудимых)? Разве никто не кидался угрозами в адрес Сергея Кругликова, не обещал его “растоптать” и “уничтожить”?..

Нет, отрицать ЭТО Золотухин не может - потому как существуют свидетели и документы, подтверждающие его непосредственное участие во многих событиях “табачной войны”. (И еще неизвестно, где бы сейчас находился г-н Золотухин, если бы правоохранительные органы занимались расследованием всерьез.)

И вот теперь, чтобы спасти остатки “лица”, депутат Золотухин переходит в наступление. Сигаретных денег-то хватает. А они, как известно, не пахнут - ни кровью, ни табаком.

По крайней мере, на оплату газетной площади и радиоэфира (публикации и выступления размещаются на правах РЕКЛАМЫ, обратите внимание).

Г-н Золотухин завершает свое “открытое письмо” фразой: “Вопреки правилам этики, не выражаю Вам своего уважения, а скорее наоборот - свидетельствую о презрении к ВАМ и ВАМ подобным”.

Слава Богу! Вот если бы он нас уважал - это было бы оскорбление воистину непереносимое. Значит, Золотухин не считает нас за себе подобных.

А так - все предельно логично. Даже пристрастие г-на Золотухина к защите детей легко вписывается в известную схему: не он первый, не он последний. Все романы Марио Пьюзо о “крестных отцах” основаны на коллизии: какой-нибудь там дон Корлеоне охотно предается чадолюбию в свободное от основных занятий время.

Ну а мы предпримем все возможные меры, чтобы дело о гибели Сергея Кругликова было раскрыто. По крайней мере, оно. Потому что в нем мы фигурируем не как журналисты, а как свидетели. И пусть наши читатели сами отделяют зерна от плевел - и делают правильный вывод.

Д. Таманцева

“НК” №149, 13 марта 2003


Чего испугался президент

“фонда защиты материнства и детства”

Генеральному прокурору

Российской Федерации

В.В. Устинову

Уважаемый Владимир Васильевич!

Обратиться к Вам меня вынудили чрезвычайные обстоятельства: зверское убийство кандидата в депутаты городского Совета Калининграда Сергея Викторовича Кругликова (1979 года рождения), которого 12 сентября 2002 года взорвали вместе с беременной супругой в личном автомобиле (жена Сергея чудом осталась жива), и бездействие правоохранительных органов - в частности, прокуратуры.

Встреча со следователем Ю. Галушкиным, состоявшаяся благодаря моему заявлению в газете “Калининградская вечерка”, еще раз подтвердила худшие опасения: серьезных мер, направленных на раскрытие очередного заказного убийства, прокуратура предпринимать не собирается. Выполняются лишь процессуальные формальности, а затем уголовное дело будет прекращено в связи с “невозможностью установить убийц и заказчиков”. Так уже было много раз.

Между тем, ко мне с заявлением обратилась Дина Васильевна Мулкахайнен (заявление прилагается), хорошо знавшая погибшего, ценный для следствия свидетель. Сведения, которые она сообщает, могут помочь раскрыть это и, возможно, другие преступления.

По моему настоянию, следователь облпрокуратуры Ю. Галушкин допросил и ее. Однако по характеру вопросов у Д. Мулкахайнен также сложилось впечатление, что следствие не заинтересовано в раскрытии преступления - поскольку дальнейшее расследование может привести в местные властные коридоры.

В связи с чем прошу Вас, Владимир Васильевич, взять на контроль расследование данного уголовного дела, поручить расследование специальной следственной группе (а также включить в нее следователя Генеральной прокуратуры). Полагаю, что только при такой организации следствия возможно установить и задержать преступников, которыми в Калининграде уже давно развязана настоящая война, а число жертв постоянно растет.

С уважением,

депутат Калининградской областной Думы

И.П. Рудников

“НК” №159, 22 мая 2003 г.


СТРАШНАЯ ТАЙНА Г-НА ЗОЛОТУХИНА.

Кто стоит за убийством Сергея Кругликова?

Депутату областной Думы

Рудникову И.П.

от Мулкахайнен Д.В.

Заявление

12 сентября убит калининградец Сергей Кругликов, 1979 года рождения. По данным, опубликованным в прессе, и по словам очевидцев, в его машину, припаркованную у подъезда дома №7а по ул. Пугачева в Калининграде, было заложено радиоуправляемое взрывное устройство. В 8.50 утра, когда Сергей, как обычно, сел за руль и повернул ключ в замке зажигания, устройство, установленное под водительским сиденьем, было приведено в действие. Возможно, звонком с мобильного телефона.

Сергей погиб сразу. Его жену Свету спасло лишь то, что она не успела захлопнуть дверь машины. Беременная женщина, сильно контуженная и посеченная осколками, была увезена в многопрофильную больницу.

Буквально сразу же в СМИ были обнародованы следующие - самые разноречивые - версии происшедшего:

“Коммерческая деятельность погибшего. Вторая и наиболее вероятная версия связана с набирающей обороты предвыборной кампанией” (“Каскад”);

“Милиция пока воздерживается связывать это преступление с политической деятельностью погибшего. (Сергей баллотировался в депутаты городского Совета по округу №3.) Сергей Кругликов занимался автомобильным бизнесом”. (“КП в Калининграде”)

И нигде - ни слова о том, что взрыв на ул. Пугачева есть продолжение “табачной войны”, развязанной в Калининграде в апреле 1999 года заказным убийством Григория Приданцева (ООО “Мишель”). Я говорю об этом с полной ответственностью - как близкий Сергею Кругликову человек. Мы были знакомы шесть лет. Общались очень тесно. И я считаю, что являюсь наиболее информированным о его делах человеком из его окружения. Считаю своим долгом сообщить в правоохранительные органы то, о чем на протяжении трех последних лет рассказывал мне Сергей. То, чему я сама являлась непосредственным свидетелем.

В 1999 году, будучи верстальщиком в “Калининградской газете для мам”, Кругликов познакомился с Сергеем Золотухиным - тогда еще не депутатом областной Думы, а только генеральным директором ООО “Кроха”. Г-н Золотухин размещал в данной газете рекламу детского питания, продаваемого его фирмой.

Дети любили Сергея  (справа на снимке - "Шкода" Золотухина)

Золотухин пригласил Кругликова к себе на работу в качестве компьютерщика.

Зимой 1999 года г-н Золотухин, бывший учредитель ООО “Альфа-Центавра”, свел Кругликова со своим партнером Александром Поповым. Попов тогда уже откололся от своего недавнего компаньона Приданцева, владельца табачной фирмы ООО “Мишель”, и начал собственный табачный бизнес.

Естественно, всех тонкостей Сергей не знал. Но один момент уже тогда показался нам, его друзьям, очень странным: “собеседование” с ним проводилось поздним вечером за городом, в чужой машине. Сергея попросили подробнейшим образом перечислить все его “связи”, “контакты” (где работают друзья, кто они и т.д.), осведомились, будут ли поднимать шум его мама и папа, если Сергей вдруг на пару дней (или на неделю) исчезнет из города... Но зарплату предложили хорошую - и Сергей перешел на работу в ООО “Альфа-Центавра”. Компьютерщиком.

Правда, когда он по наивности изготовил себе визитки, где кроме имени и фамилии “программиста” значились кое-какие реквизиты фирмы (телефон, адрес и т.д.), г-н Попов устроил ему форменный разнос, а все визитки распорядился собрать и уничтожить. Уцелело их, по-моему, штуки две. Одну Сергей подарил мне, пошутив: “Это тебе для коллекции”.

Когда “Альфа-Центавра” приняла участие в аукционе, организованном тогдашней администрацией области, и выиграла солидную квоту на ввоз табачных изделий, Попов сделал Кругликова генеральным директором вновь учрежденной фирмы ООО “Балтон”, которая стала принимать участие в табачных аукционах вместе (и вместо) с “Альфа-Центавра”.

Сергея чуть не убили летом 1999 года. Он, оформленный генеральным директором с правом подписи банковских документов, был “заказан”, неделю прятался в “заповедном” местечке, а в город по неотложным делам выезжал под охраной, которую организовал для него Попов. Потом все документы им были подписаны, и опасность миновала.

Фирма “Балтон” заменила на табачном рынке “засвеченную” “Альфа-Центавру”. Кругликов больших доходов не имел - кроме зарплаты и туманных перспектив (ему обещали то долю в бизнесе, то возможность открыть собственное дело).

Одно время он работал и на Попова, и на Золотухина одновременно. На первого - в “Балтоне” (и других сопутствующих фирмах), на второго - готовя к открытию развлекательный комплекс “Вавилон”.

В апреле 2000 года в табачной фирме начались крупные неприятности: во-первых, ее начали проверять сотрудники УБОПа - после гибели Михаила Фатова, застреленного по возвращении из Германии. (Еще раньше в табачных кругах упорно говорили о том, что Попов имеет прямое отношение к расстрелу Приданцева и ранению Фатова); во-вторых, был задержан сам Александр Попов. И водворен в СИЗО. Его подчиненных - в том числе и Сергея - вызывали на допросы.

Вся документация фирмы так или иначе проходила через руки Кругликова. Ведь он, кроме всего прочего, оставался компьютерщиком. Однако Сергей, руководствуясь корпоративными представлениями о честности, показаний против своего начальника давать не стал.

Вскоре Попова выпустили из СИЗО. С судимостью, но с условным сроком.

В августе у Кругликова произошел серьезный конфликт с Золотухиным. Собственно, к этому все шло: Сергей все чаще сетовал на плохую организацию коммерческой деятельности, на вечные авралы.

Поводом к окончательному разрыву отношений послужила машина - “Тойота Королла”, приобретенная на средства фирмы. Сергей говорил, что Золотухин хотел взять ее себе. Но предпочтение было оказано Кругликову. Однако взамен ему пришлось отдать в распоряжение Попова “Фольксваген-Гольф”, приобретенный ранее на личные средства.

Время шло. Кругликов дважды баллотировался в депутаты городского Совета. В первый раз, когда он выступал кандидатом по округу №2, деньги на предвыборную кампанию ему давали те же люди, которые финансировали и Золотухина на выборах в областную Думу.

Отношения с Золотухиным лучше не стали, а постепенно они испортились и с Александром Поповым. Сергей тяготел к легальному бизнесу. Ему хотелось зарабатывать нормальные деньги, по возможности, не нарушая законов. Такая возможность была: он и еще два человека начали перестраивать гастроном на ул. Багратиона (у Королевских ворот). Он собирался открыть кафе. Летал в Москву, знакомился с ресторанным бизнесом.

Но ему не позволили осуществить этот проект. Тогда Сергей попытался “замкнуть на себя” литовских партнеров Попова, через которых в наш регион поступают сигареты, преимущественно марки “Вест”. После чего Кругликов заявил своему шефу, что увольняется. Тот в присутствии свидетелей устроил безобразную сцену и потребовал, чтобы Сергей вернул ему ключи от “Тойоты”.

Сергей, в свой черед, попросил, чтобы Попов выплатил ему стоимость переданного фирме (и вскорости кем-то разбитого) автомобиля “Фольксваген-Гольф”. Купленного на его, Сергея, личные деньги.

Попов долго кричал - но $1000 все-таки отдал. Правда, после ухода Сергея он сыпал такими проклятиями, что оставшиеся в фирме приятели Кругликова предупредили его: “Будь осторожней! Попов никому ничего не прощает”.

Тогда Сергей пообщался с “шестеркой” своего бывшего шефа, одним из бывших коллег, и попросил передать: если Попов совершит хотя бы одно лишнее телодвижение, он, Сергей, снимает с себя все обязательства. И напишет заявление в прокуратуру об угрозах в его адрес со стороны имеющего условную судимость г-на Попова.

Очевидцы утверждают, что Попов тогда очень перепугался. И при очередной встрече с Сергеем вел себя предельно корректно. А общим знакомым усиленно внушал мысль о том, что с Кругликовым он “расстался по-хорошему”.

...Сергей учредил свою фирму “Новострой плюс”. Литовские партнеры дали ему определенную сумму на покупку машины. За приобретенный “в кредит” белый “Мерседес” (на котором прежний хозяин-немец отъездил почти семнадцать лет) Сергей должен был рассчитываться по $100 в месяц. Кроме того, литовцы собирались снять ему офис, открыв в Калининграде нечто типа представительства своей фирмы.

В это же время Сергей осуществлял разовые перегонки подержанных автомобилей по следующей схеме: он встречал автомобиль на польско-германской границе, гнал его в Калининград, растаможивал и получал за это фиксированную сумму от продавца. Сам он, насколько мне известно, продажей автомобилей не занимался. И тем более не был таким крупным представителем этого бизнеса, как об этом пытаются сегодня сказать сотрудники калининградских правоохранительных органов.

Поэтому я считаю, что истоки данного заказного преступления надо искать именно в табачном бизнесе и, прежде всего, во взаимоотношениях Кругликова со своими работодателями.

Первого сентября в поселке Большое Исаково убит бизнесмен Владимир Кузьмин. Сергей тогда сказал примерно следующее:

- Кузю убили не за долги. Все, что он был должен солидным людям, он давно отработал. Кому он нужен мертвый? Все, кого Кузя в свое время “кинул”, знали: он парень крутливый, если его оставят в живых, он все вернет с процентами. Я думаю, дело в другом. Менты опять интересуются Поповым. Из Германии приехала целая бригада: тамошние сотрудники криминальной полиции. У всех, кто в 1999 году работал в “Альфа-Центавре”, снова делали обыски. Нас снова вызывали на допросы. Я тоже ходил. Попов приставил ко мне свою адвокатшу. Я только рот открою - она кричит: “Молчи!” Немцы даже удивились и потребовали, чтобы она мне не мешала давать показания. Хотя я и сам соображал, что говорить, а чего не надо...… А Кузя знал очень многое. И он бы молчать не стал. Вот, я думаю, Попов и принял меры. Все, кто Попова раньше знал, говорят, что сейчас у него крыша поехала. В смысле, башню снесло.

А дальше - Сергей рассуждал:

- Никак не могут разобраться, кто “заказал” Гришу Приданцева и других. Но ведь смотри: никого не убивают без выгоды. А кто поимел выгоду от гибели Приданцева и других табачников? Никто со стороны на этот рынок не внедрился. Позиции укрепил только Попов. Остальные занимаются своими делами и друг другу не мешают. Опять же, Попов - человек злопамятный. У него такая тактика: он обязательно мстит, но не сразу…... Как у нас из фирмы людей увольняли? Человек работает месяц. Попов знает, что его обязательно уберет, но человеку ничего об этом не говорит. Мол, для того, чтобы тот гадостей не устроил напоследок. А первого или второго числа следующего месяца - до свиданья! У парня вон машину, его собственную, отобрали. Я единственный, кто сумел вытащить из Попова хоть какие-то деньги. И он мне этого никогда не простит. А я еще у него и бухгалтершу переманиваю! И литовцам объяснил, как он их собирается кинуть на восемьсот штук баксов. Так что он мне попытается отомстить, но не сейчас, а где-нибудь через полгода. Он специально всем говорит, что мы с ним чуть ли не друзья. Его “шестерки” все время интересуются, где я, что я делаю, какие у меня планы. Я их посылаю, а они опять звонят, на встречу набиваются... А Кузе он отомстил через пару лет. У нас так многие считают.

...Потом разговор перешел на другую тему. Табачных дел мы больше в тот день не касались.

И вот - Сергея больше нет. Могу сказать: никакие дела, связанные с торговлей автомобилями, его не беспокоили. Опасался он только Попова. Еще и потому, что Попов, по его словам, собирается баллотироваться в областную Думу - и теперь всерьез озабочен тем, как подчистить собственное прошлое.

Судя по версиям, выдвинутым правоохранительными органами и опубликованным в СМИ, этому делу так же суждено превратиться в “глухарь”, как и аналогичным предыдущим. Ни одно из заказных убийств, произошедших в Калининграде за последние три года, до сих пор не раскрыто. Я обращаюсь к Вам, как к депутату, с просьбой передать мое заявление в Генеральную прокуратуру, так как я имею все основания думать, что местные следственные органы не будут всерьез заниматься расследованием обстоятельств гибели Сергея Кругликова.

Мулкахайнен Д.В.

“НК” №149, 13 марта 2003 г.


ЗОЛОТУХИН И “СНИКЕРС”.

Любитель детей и материнства

вышел из малинового пиджака

...Хорошо, наверное, жить в большом городе. Потоптался, наследил - и перекинулся в другой район мегаполиса, где никто о тебе слыхом не слыхивал и можно начинать топтаться с нуля.

Кениг - не мегаполис. Отнюдь. И потому наше прошлое - всегда с нами. Даже если мы “выросли” из своего прежнего имиджа и “скинули” его, как змея - шкурку при линьке. Возьмем, к примеру, г-на Золотухина, депутата и президента. Вальяжный, респектабельный, предпочитающий дорогие машины... Природный граф, да и только! Но... приходит в редакцию милая скромная женщина Ирина Романова и... делится воспоминаниями о прошлом Сергея Евгеньевича. И графства, извините, как не бывало. Потому как из-под безупречного костюма торчит - беспардонно! - “новорусский” малиновый пиджак. Со всеми вытекающими последствиями.

- Я знаю Золотухина с начала девяностых годов, - говорит Ирина Кирилловна. - Тогда он отзывался на имя Сергей, ходил в малиновом пиджаке и торговал на рынке шоколадками. Я тогда была директором кафе “Каменный цветок” - на Нижнем озере. Кафе в городе было очень популярным. Мы были на втором месте после “Ольштына” и имели высшую наценочную категорию.

Золотухин поставлял нам “Марс” и “Сникерс” - и очень возмущался тем, что с него брали налог как с физического лица.

Был он также нашим постоянным клиентом. Иногда гулял так, что бивал мебель - но всегда аккуратно расплачивался... И все вроде бы складывалось ничего, но... однажды, в девяносто третьем году, Сергей пришел ко мне со справкой о том, что он - директор “Каменного цветка”. Оказывается, Золотухин за моей спиной договорился с директором 11-го завода, у которого мы арендовали помещение...

Я только посмеялась: “Да, Сергей, помещение - в ведении 11-го завода. Но все оборудование - собственность коллектива, а мне принадлежит контрольный пакет акций. Так что твоя “справка” - полная ерунда”.

Он ушел. Но нас начали терроризировать. Нам отключали воду, электроэнергию... мы закрылись, вызывали милицию, обращались в прокуратуру... Золотухин не отступался от своего намерения.

В результате завод расторг с нами договор об аренде, мы проиграли арбитраж, вывезли все, что было в “Каменном цветке”... и десять лет после этого преуспевающее некогда кафе служило общественным туалетом.

Потом я как-то повстречала Золотухина. Он спросил: “А сколько надо денег, чтобы поднять “Каменный цветок”? Я только плечами пожала. Даже разговаривать с ним не хотелось.

...Казалось бы, незначительный эпизод. Мало ли у кого с десяток таких в “анамнезе”! В начале девяностых люди брались за все что угодно. И “прогорали” частенько. Но... помните у О’Генри - есть дороги, которые мы выбираем. И выбрав однажды, с них уже не сворачиваем - как бы радикально не менялся цвет наших пиджаков и марки автомобилей. “Каменный цветок” у г-на Золотухина не вышел. А вот методы, похоже, остались.

Может, кто-то еще поделится воспоминаниями о Сергее Евгеньевиче? Коллективное жизнеописание ТАКОГО депутата наверняка будет читаться не хуже, чем любая “crime story”. Ждем! Все мы - родом из прошлого. И это даже не избитая истина, а аксиома.

Д. Таманцева

“НК” №183, 6 ноября 2003 г.


“ЗОЛОТУХИН НАМ УГРОЖАЕТ”.

Соседи в ужасе от президента

“Фонда защиты материнства и детства”

На днях в редакцию “НК” пришло письмо от жильцов домов №15 по ул. Пугачева, №№30а, 30 по ул.

С. Разина и №20 по ул. Офицерской в Калининграде. Свои подписи под ним поставили обитатели двадцати квартир. Вместе с их домочадцами это составляет около сотни человек - 80 процентов всех, кто проживает в этих небольших домах. Подписались бы и остальные - просто кого-то не оказалось дома, до кого-то не дошли инициаторы воззвания.

Председателю Калининградской  областной Думы

В.А. Никитину

Уполномоченномупо правам человека  в Калининградской области

И. Вершининой

Мэру г. Калининграда

Ю.А. Савенко

Редакция газеты  “Калининградские

НОВЫЕ КОЛЕСА”

Пишут вам жильцы домов №15 по ул. Пугачева, №№ 30а, 30 по ул. С. Разина и №20 по ул. Офицерской в г. Калининграде.

В мае 2002 года мы за счет личных денежных средств благоустроили наш внутренний двор, представлявший до этого жуткое зрелище: вечно залитую водой вперемежку с остатками угля грязную, неухоженную территорию, на которой была расположена свалка мусора.

Теперь наш двор не узнать. Вложив около 500 тысяч рублей, мы отремонтировали ливневую канализацию, разбили цветники и газоны, выложили часть территории тротуарной плиткой, поставили ограждение, посадили деревья.

Появилась возможность жить цивилизованно - днем во дворе чисто и сухо, играют дети, а ночью все жильцы наших домов паркуют свои автомобили, находящиеся под охраной приглашенной нами охранной фирмы.

Мы сами, без помощи властей решили свои проблемы - а недавно наш двор был отмечен в числе лучших в конкурсе придомовых территорий г. Калининграда.

Однако радость наша омрачилась притязаниями депутата областной Думы С. Золотухина, проживающего в доме №26 по ул. Офицерской, расположенном в 100 метрах от благоустроенной нами территории.

“Народный избранник” “положил глаз” на наш двор и возжелал ставить свою автомашину на облагороженной территории под нашими окнами, хотя мы все категорически против. К нам, кроме С. Золотухина, с просьбой поставить машины обращалась масса уважаемых людей из окружающих домов, предлагали деньги и всяческие блага. Но мы отказали всем, в том числе и С. Золотухину.

Все дело в том, что, согласно ст. 289, 290, 246 Гражданского кодекса РФ, ст. 35 п. 1, ст. 36 п. 3 Земельного кодекса РФ к общему имуществу дома относятся конструкция дома, инженерные сети, сам дом, придомовая территория - и все “гости” сразу поняли это. Кроме С. Золотухина.

Данный “слуга народа”, окруженный толпой охранников (интересно, кого и чего он боится), потрясая депутатским удостоверением, нагло стал ставить свою машину “Опель-Вектра” (госномер К 011 ХХ/39) посреди нашего двора, заявляя, что ему все позволено.

С. Золотухин, как нам известно, человек небедный, ему ничто не мешает, так же как и остальные жильцы, обустроить прилегающий к его подъезду участок двора.

Однако, как видно, он все в жизни привык брать силой, нахрапом и наглостью. Зачем ему окультировать землю возле своего подъезда, если можно воспользоваться готовеньким.

С. Золотухин постоянно угрожает нам, что снесет бульдозером все наше благоустройство, если мы не дадим ему место ставить машину под нашими окнами, что у него “все схвачено” на самом высоком уровне.

В связях С. Золотухина мы убедились после того, как представители администрации Центрального района Калининграда вот уже год как не рассматривают наше заявление по поводу узаконивания благоустройства территории. При этом нам однозначно намекают, что прежде необходимо “ублажить”

С. Золотухина.

Остается только сожалеть о том, что в Калининградской областной Думе есть такие “народные избранники” - и удивляться цинизму господина С. Золотухина, который и на радио, и с экранов телевизоров, и со страниц газет неустанно объявляет себя рьяным борцом за нравственность и бескорыстным защитником детей (президентом Фонда защиты материнства и детства). При том, что владеет ночным клубом (правда, зарегистрированным на имя его супруги, но сегодня это обычная практика), где “защищаемая” им молодежь вовсю играет в азартные игры - на деньги. Хороша забота о подрастающем поколении! Как собственно, и пример, подаваемый самим С. Золотухиным в быту.

Впрочем, мы не раз уже убеждались, что чиновники в г. Калининграде заботятся только о собственном благополучии и что власть у нас - сильнее закона.

Поэтому вопреки традиции мы ничего не просим, а хотим знать (и ближайшее время покажет), что восторжествует - мораль и закон или власть, представителем которой (к сожалению, типичным) является С. Золотухин.

Подписи жильцов.

Согласитесь, люди, способные выложить (пусть и вскладчину) полмиллиона рублей на благоустройство прилегающей территории, редко выносят на суд широкой общественности свои коммунальные склоки. Но тут - случай особый. Речь в письме идет о депутате областной Думы С. Золотухине. Который - особенно в последнее время - всячески создает себе имидж защитника Материнства и детства, а так же блюстителя морали и нравственности.

...Говорят, скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. А еще: если вы желаете узнать о человеке всю подноготную, расспросите его соседей. Имидж - штука хорошая, но жить все время “с имиджем на лице” весьма-таки затруднительно. Утомляет, знаете ли. Хочется сбросить пристойную маску, расслабиться... и, к примеру, взять и поставить свою “тачку” посреди чужой территории. Потому как “пусть хоть Лиссабон провалится - а я чаю выпью”. А ежели кто вякнет - под лавку загоню. Благо, для этого и дюжие ребята-охранники имеются и - главное! - статус. Не только депутата, но и Президента недавно учрежденного фонда уже упомянутой выше защиты материнства и детства.

И ничего, что фамилия Золотухина фигурирует в двух уголовных делах (пусть и в качестве свидетеля) - о контрабанде сигарет (возбуждено в отношении учрежденной им табачной фирмы ООО “Альфа-Центавра”) и об убийстве 12 сентября 2002 года молодого калининградского предпринимателя и кандидата в депутаты городского Совета Сергея Кругликова.

Не знаю, КОГО защищает г-н Золотухин, каких матерей и детей, но овдовевшая Светлана, чьему ребенку недавно исполнилось четыре месяца, от Сергея Евгеньевича Золотухина не дождалась ни помощи, ни даже простого соболезнования. Хотя последнее было бы вполне естественным, если бы г-н Золотухин во всей этой истории и впрямь был бы так чист, как пытается утверждать.

Мы уже не раз задавались вопросом: почему г-н Золотухин не требует, чтобы дело об убийстве Сергея Кругликова расследовалось как можно быстрее и тщательнее. Казалось бы, если сам человек не чувствует за собой абсолютно никакой вины, а свидетели настаивают на его причастности к преступлению, он должен быть кровно заинтересован в установлении истины.

Ага. Г-н Золотухин КРОВНО заинтересован в обратном. Не так давно он обратился в прокуратуру Ленинградского района Калининграда с требованием возбудить уголовное дело против “НК” - единственной газеты, опубликовавшей показания некоторых свидетелей по делу о заказном убийстве Кругликова.

...Ловкий ход, не правда ли? Даже если свидетелей не привлекут к уголовной ответственности (так, вероятно, рассуждает г-н Золотухин) - то, по крайней мере, отобьют у них охоту лезть со своими, прости Господи, показаниями.

...Вот такое, извините, лицо “народного избранника” скрывается за благостной маской защитника... поборника (и далее по списку).

Д. Таманцева

“НК” №159, 22 мая 2003 г.


НЕ СЮЖЕТ, А УБИЙСТВО.

О матери-одиночке Золотухин

вспомнил ради СВОЕЙ защиты

На днях мы получили очередной привет от Сергея Евгеньевича Золотухина. Типа, открытое письмо. Вот пара-тройка фрагментов:

“Грош цена Вашей газете, Рудников!

Еще раз на собственном опыте я убедился в том, что Ваши статьи, искажающие действительность, основаны на непроверенных фактах, слухах и сплетнях. Вы не вправе по неподтвержденным данным выбирать жертву для ее публичного унижения...”

Знаете, о чем речь? В “НК” №159 было опубликовано письмо жильцов домов №15 по ул. Пугачева, №№30а, 30 по ул. С. Разина и №20 по ул. Офицерской в Калининграде. В нем говорилось о том, что в мае прошлого года за счет личных средств жильцов был благоустроен внутренний двор. Вложив около 500 тысяч рублей, люди отремонтировали ливневую канализацию, разбили цветники и газоны, выложили часть территории тротуарной плиткой, поставили ограждение, посадили деревья... Устроили для автомобилей охраняемую парковку. А г-н Золотухин, проживающий в доме №26 по ул. Офицерской, расположенном в 100 метрах от благоустроенного двора, повадился ставить свою машину на чужое парковочное место. А потом и вовсе посреди двора.

Когда же Золотухина попросили покинуть территорию, он начал трясти депутатскими корочками и угрожать, что снесет бульдозером все благоустройство и что у него “все схвачено на самом высоком уровне”. Вот жители и задались резонным вопросом (цитирую): “...хотим знать (и ближайшее время покажет), что восторжествует - мораль и закон или власть, представителем которой (к сожалению, типичным) является С. Золотухин”.

А в “НК” №164 было написано о том, как жильцы домов №№17 и 19 (улавливаете разницу?) по ул. Пугачева травят свою соседку, мать-одиночку, воспитывающую двух детей (младшая дочь - инвалид 1-й группы). Не дают ей ставить под окнами (ее же окнами!) старенький “Запорожец”, мотивируя запрет тем, что она не вносила денег на благоустройство двора и не согласилась на предложение его мести.

“Если в первой статье, - делает вывод г-н Золотухин, - жители домов, вложивших деньги в благоустройство двора, герои, которым нужна защита от действий депутата Золотухина, то в другой статье эти же люди - богатые соседи, которые травят беззащитную, нищую мать-одиночку. Богатый - бедный, “Мерседес” - “Запорожец” - но на нашей стороне ЗАКОН”.

Забавно, не правда ли? Во-первых, люди НЕ ОДНИ И ТЕ ЖЕ. Те, чье письмо мы опубликовали, в травле героини второй статьи не замечены.

М. Щербина с дочерью

А во-вторых... ну, если г-н Золотухин и впрямь не видит НИКАКОЙ РАЗНИЦЫ между собой - состоятельным, здоровым и цветущим мужчиной, депутатом и бизнесменом - и женщиной в одиночку, на жалкую пенсию поднимающей двоих детей (в том числе пятилетнюю девочку-инвалида)... о чем тут можно еще говорить!

По идее, президент фонда защиты материнства и детства С.Е. Золотухин должен был отреагировать на публикацию иначе. Не рассуждать о том, что “Щербина и Золотухин оказались в одной ситуации. Но в одном (его, - прим. авт.) случае требование въезда на придворовую территорию расценивалось как наглость и угроза, в другом - как законное право въехать к себе во двор...” Президент “материнства и детства” должен был бежать со всех ног к несчастной матери, чтобы ХОТЬ ЧЕМ-НИБУДЬ ей помочь. Денег выделить, к примеру, из фонда... Или путевку в какой-нибудь санаторий... Или двести баксов на новый “Запорожец” вместо старого ржавого (они сейчас больше не стоят)...

Ага. Щас! Некогда Сергею Евгеньевичу. Он иски в суд в СВОЮ ЗАЩИТУ строчит: “мною были направлены 4 исковых заявления в суд по 32 сюжетам на общую сумму 2.500.000 рублей”.

...Ну, насчет 32 “сюжетов” он погорячился. Сюжет, если воспользоваться терминологией Золотухина, один - убийство 12 сентября 2002 года предпринимателя Сергея Кругликова. (И для нас никакой это не “сюжет”, а трагедия.)

И еще, заметьте, как интересно строились отношения г-на Золотухина с “НК”: на первую публикацию, через неделю после гибели Сергея, он не отреагировал никак. Хотя никто не мешал ему изложить свою версию событий - в нашем издании или в любом другом. Молчал он долго, упорно - чтобы потом, когда, благодаря нашим настойчивым обращениям в Генпрокуратуру и другие инстанции, приостановленное уголовное дело №51045 было возобновлено, - обрушиться на “НК” с каскадом миллионных исков. Концептуально, не правда ли?

И чем круче иски, тем ясней становится их подоплека: заставить свидетелей замолчать. Создать иллюзию того, что и в суде, и в прокуратуре тоже “все схвачено”.

Может, оно, конечно, и “схвачено” - по нынешним временам это было бы неудивительно. Но... слишком явная демонстрация силы - как правило, блеф.

Ну а напоследок г-н Золотухин дал Рудникову прямо-таки роскошный совет: “Во всем разберется Закон и Суд, а Вы разберитесь в собственной редакции”.

...Интересно, как именно должен Игорь Петрович с нами... разобраться? Машины нам, что ли, заминировать?.. Вы бы уж конкретизировали свою мысль, г-н Золотухин! Во избежание “запуток” и “непоняток”.

Редакция “НК”

“НК” №169, 31 июля 2003 г.


ЗОЛОТУХИН И БАНДИТЫ.

Директору универсама “Московский”

угрожают расправой

Мы продолжаем получать отклики на публикации о С.Е. Золотухине. Об этом “абсолютно корректном, воспитанном, образованном и вежливом человеке, умеющем целесообразно организовать свою деятельность”, каким он себя считает, судя по тексту его искового заявления. Правда, многие из тех, с кем С.Е. Золотухин сталкивался “по жизни”, воспринимают его... гм... несколько в ином свете.

Вот, к примеру, Александра Борисовна Николайчик, директор универсама “Московский”, где на протяжении ряда лет г-н Золотухин арендует часть торговых площадей. В Калининграде Александра Борисовна живет с шестьдесят седьмого года. Здесь родились и выросли ее дети, теперь растут внуки. В апреле 1984 года тогдашним председателем горисполкома Денисовым и “главным городским строителем” Тороповым она была назначена директором строящегося универсама на Московском проспекте... Сама осуществляла там отделку. Даже кирпичи сама таскала...

23 февраля 1985 года “Московский” был торжественно открыт. С тех пор Николайчик является его бессменным руководителем. В лучшие времена коллектив насчитывал 160 человек. Сейчас осталось сорок...

Когда была объявлена приватизация, государственный магазин был реорганизован в ООО (общество с ограниченной ответственностью). Коллектив выкупал универсам в два приема: сначала - имущество, потом - здание. Город долго отказывался продавать здание, пришлось в 1994 году судиться с мэрией. Процесс был выигран.

К 1998 году у Александры Борисовны было 51,2% акций (купила у нескольких уволившихся работников). Затем добавилось еще 13,2% . Сейчас у нее в руках - 65,4% акций. Контрольный пакет. Который... облюбовал не кто иной, как г-н Золотухин.

- Золотухина я знаю давно, - говорит Александра Борисовна. - В девяностых годах такие, как он, таскали в универсам товары. Все они тусовались у “Мадонны” - кафе на Московском проспекте. Была там какая-то бандитская группировка. Мой двоюродный брат детство провел с Володей Лаптевым, на 2-ом Солдатском переулке. Теща Лаптева, Баукина Нина Николаевна, ныне покойная, работала у меня в универсаме заведующей продотдела - умная, деловая... Так вот брат мне говорит: “Мы столько всего знаем про Золотухина!”

А в 1998 году Золотухин решил арендовать у меня помещение под магазин детских товаров. Взял часть отдела гастрономии. 172 м2. Каждый год договор мы продлевали. Два раза - на него самого. Но чаще он принимал кого-нибудь на работу и оформлял договор на сотрудника... Были там люди из района, с какими-то подозрительными адресами. Один раз договор был вообще оформлен на покойника - мне потом об этом сам Золотухин сказал.

Кстати, расставался со своими работниками Золотухин зачастую по-плохому, со скандалом.

...Начинал Золотухин с очень маленькой арендной платы - $2,9 за квадратный метр... (Этот договор был заключен на некоего Виктора Аверина - того самого, что на момент оформления документов не то еще был жив, не то давно как помер.) Позже расценки мы чуть подняли - до $3,5-4,5.

Золотухин просил отдать ему весь отдел промышленных товаров. Половину универсама! “Я такой честный, такой порядочный, у меня такие родители верующие!.. Я никого и никогда не обманул!”

Отдел я в аренду ему сдавать все-таки не стала, но отдала склад - с отдельным входом с торца, со стороны “Калининградгражданпроекта”. 189 м2 . Видела, как он его использовал. Еще раньше Золотухин арендовал у нас другой склад (130 м2), который он потом делил с фирмой "Сан Сит" (Золотухин попросил меня разрешить держать там водку).

Помню, в год выборов в областную Думу Золотухин завез туда две машины сэконд-хэнда. Его жена, Лариса Владимировна Калинина (на которую у него сегодня записана большая часть бизнеса), отобрала, что получше, в отдельную кучку - на продажу. А остальное потом разносилось по Острову, бабкам - где располагался избирательный округ кандидата в депутаты Золотухина.

Детский бизнес у него - никакой. Это я вам говорю как специалист. Золотухин мне сам как-то признавался: “У меня детских товаров приходит две машины за год”. Это все у него для прикрытия. Торговля детскими товарами ему приносит одни убытки. Пеленки какие-то нереальные - где он их только берет по таким бешеным ценам? Его настоящий бизнес с детьми не связан.

Помню, нам попало письмо из мэрии, из которого следовало, что Золотухин просит отдать ему угол Ленинского проспекта и улицы Багратиона (там был цветочный рынок) - под аптеку. Участок земли Золотухин получил и теперь на этом месте под эгидой “Крохи” строит многоэтажное офисно-торговое здание...

Похоже, что и наши помещения он сдает в субаренду, хотя договором это категорически запрещено. Турфирма у него как-то сидела. Да и вообще - из 172 м2 , которые он у нас арендует, магазин детских товаров занимает 15 м2 . Все остальное - офис. У него там особая дверь, домофон. Нужно нажать кнопку, представиться - иначе не пустят.

(Серьезное это, оказывается, дело: пеленками-распашонками торговать. Много вы видели владельцев детских магазинов, чьи кабинеты расположены за бронированной дверью? - прим. авт.)

- Что у Золотухина сейчас на складе, не знаю. Вполне возможно, что и склад тоже сдан в субаренду.

...Я в его дела не вмешивалась. Пока он не вмешался в мои.

На сегодня у нашего ООО - девять учредителей. Я, главбух (у нее 0,6% акций), еще один наш человек (2,2% акций). Остальных Золотухин под себя буквально подмял. Три женщины - по 69, 65 лет и 61 год. Еще одной - 46. Остальным где-то по 38. Не знаю, что он им наобещал, какие золотые горы, но будто бы они - потихонечку от меня - уступили ему свои акции. И теперь Золотухин заявляет, что у него 31,2% акций. И он-де собирается меня, как директора, снять.

Я говорю, что у нас общество с ограниченной ответственностью. По уставу, без согласия других учредителей - акции “на сторону” продавать нельзя. Должно состояться собрание учредителей, где голосуют не руками, а акциями. Так что у нас все равно большинство.

Золотухин это понял. И стал действовать по-другому. Ему нужен универсам - возможно, не только для перепродажи, но и для того, чтобы под него взять очередной кредит у Козлова в “Бин-банке”.

И вот 27 мая прошлого года приходит ко мне следователь Ленинградского РОВД, предъявляет постановление. Дескать, против вас возбуждено уголовное дело. Якобы я подделала подпись одного из учредителей - Т.М. Полянских, чтобы завладеть ее имуществом. У нее 1,2% акций.

Значит, я, со своим контрольным пакетом, пошла на фальсификацию документов ради 1,2%?!

Под заявлением с требованием возбудить уголовное дело подписались эти шесть человек.

Я говорю: проводите экспертизу!.. Следствие длилось семь месяцев - ничего доказать они не смогли. И 4 января 2003 года уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Однако спустся два месяца, 11 марта 2003 года, мне по телефону сообщили, что дело снова возбуждено. И я еще раз убедилась, что это - заказ. Естественно, по своим каналам я стала наводить справки насчет заказчика. Мой двоюродный брат спросил Золотухина прямо в лоб: “Сергей, это ты?!”

Тот клялся-божился: “Да ты что? Как только ты мог такое подумать!”

А мне тем временем один оперуполномоченный сказал: твой визави. И арендатор шепнул то же самое. А недавно я и через своих людей в органах узнала: точно, он!

Кстати, в прошлом году, сразу после визита ко мне оперов, выходит на моих близких - через посредников - одна давняя знакомая (фамилию называть пока не буду). И просит: “Скажите Александре Борисовне, над ней нависла угроза. Есть люди в Москве, они готовы купить универсам за $900.000”.

Моя родственница интересуется: “А если Саша не согласится?”

- Ну, есть же и другие методы воздействия. Физические. На детей, внуков...

Я как это услышала, аж затряслась вся. Пригрозила, если, не дай Бог, что случится с детьми или внуками, куплю автомат и положу всю эту мафию... Разбираться не буду.

Больше угроз не поступало. Но я все-таки написала в прокуратуру - внятного ответа не дождалась.

(Ну да! Извечный принцип “Когда убьют - тогда и приходите” - в действии, - прим. авт.)

- ...Короче, мы решили договор об аренде с Золотухиным расторгнуть. 13 марта 2003 года он отказался под соответствующим уведомлением расписаться. В мае мы поставили его в известность устно (срок договора истекает 1 июля 2003 года) - Золотухин проигнорировал, начал делать ремонт, “перекраивать” торговый зал на офисы.

Мы направили ему письма - в компанию “Кроха” по адресу Тельмана, 24 (оттуда нам ответили, что никакой “Крохи” по этому адресу нет) и на Кутузова, 31а. (Чертовски знакомый адрес! Именно там в 2001-2002 годах располагался офис ООО “Альфа-Центавра” - вернее, отпочковавшихся от нее табачных фирм типа “Новострой”, гендиректором которой значился “телохранитель” А. Попова - Д. Коротя, - прим. авт.)Этот адрес тоже фигурировал у нас в документах.

Потом мы вызвали жену Золотухина, Калинину. 27 мая она подошла, расписалась, что предупреждена о том, что арендный договор пролонгирован не будет. Было это где-то в обед. А в 17.30 главбуху,

Е.С. Боб, звонит разъяренный Золотухин: “Вы там что?!! Я прочитал вашу, типа, бумажку! Имейте в виду, я улетаю в Москву, у меня в Совете Федерации совещание. Вы смотрите мне, чего-нибудь не натворите! Имейте в виду, я ваш учредитель! Я скупил 30% ваших акций!”

То есть он опять об этом. Вопреки уставу и закону. В общем, мы понимаем: борьба предстоит затяжная. И выселять мы его будем.

Нам важно сохранить предприятие. Потому что Золотухин его сохранять точно не будет.... Это уж как пить дать! Не для того Сергей Евгеньевич втирается в учредители универсама “Московский”, чтоб превратить его в какой-нибудь там “Детский мир”...

...Заслуженный работник торговли мыслит человеческими, цивилизованными категориями. Между тем, схема жесткого “овладения” контрольным пакетом отработана в Кениге до мелочей. Сначала против основного держателя акций фабрикуют уголовное дело (стоит это, говорят, $5000), окунают его под малейшим предлогом в СИЗО, а там, в тюремной камере, сами понимаете, любой становится сговорчивей. Особенно, если пригрозить отдать его уголовникам на потребу... или нарисовать живописные картинки про то, что ожидает родных и близких арестованного, к примеру, в темном подъезде...

Оп-ля! И контрольный пакет акций уже совсем в других руках. Оба-на! И на месте, скажем так, универсама - целый развлекательный комплекс... с игровыми автоматами, боулингом... казино. Ночной клуб. Разумеется, высоконравственный.

...Все это еще можно остановить. Александра Борисовна без боя не сдастся. А пока... обо всех угрозах в ее адрес и обо всей этой уголовно-следственной суете вокруг акций она написала и на имя прокурора, и на имя депутата Рудникова, и еще в целый ряд инстанций. Чтобы - если с ней, не дай Бог, что случится - следователи не кривили губы, разговаривая с ее родными и близкими: “Ну... вы ведь всего лишь КОСВЕННЫЕ свидетели. Вот если б вы присутствовали непосредственно при “заказе”...

Будем, конечно, надеяться, что кровь не прольется. И что следственные органы напомнят кое-кому, что Калининград образца 2003 года - все же не Чикаго двадцатых годов. А детки и матери - прикрытие, конечно, великолепное, но уж больно... того... избитое. Матери-то ведь тоже читать умеют. И не хотят, чтобы их детей взрывали в автомобилях...

Д. Таманцева

“НК” №163, 19 июня 2003 г.


Прокурору поручено задержать убийц

24 апреля сего года из Генеральной прокуратуры Российской Федерации на имя депутата Калининградской областной Думы И. Рудникова пришло письмо:

“Ваше обращение по уголовному делу, возбужденному по факту убийства С.В. Кругликова (12 сентября 2002 года его взорвали в машине на ул. Пугачева, - прим. авт.), рассмотрено. <...> Прокурору области поручено провести проверку указанных в обращении доводов <...> а о результатах сообщить Вам.

Ход следствия взят под контроль <...> о принятых решениях и их мотивах будут проинформированы заместитель полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе В.Д. Большаков и отдел Генеральной прокуратуры РФ в Северо-Западном федеральном округе”.

...Дело №051045, приостановленное из-за “невозможности установления лиц, причастных к его совершению”, ВОЗОБНОВЛЕНО. Вероятно, именно поэтому 13 мая депутат областной Думы Сергей Евгеньевич Золотухин, чья фамилия фигурирует в уголовном деле, обращается в Ленинградский районный суд с исковым заявлением о защите чести, достоинства и деловой репутации. По его мнению, я, как автор статей “Кровавая рука крестного отца” и “Страшная тайна г-на Золотухина. Кто стоит за убийством Сергея Кругликова?”, опубликованных в “НК”, и редакция газеты “Калининградские НОВЫЕ КОЛЕСА”:

1) нарушили требование ст. 42 ФЗ “О СМИ” в части обязанности соблюдать авторские права на изображение (имеется в виду фотография г-на Золотухина, которой был проиллюстрирован один из материалов, - прим. авт.);

Кафе "Тальков". Юбилей фирмы “Альфа-Центавра”. За одним столом сидят Золотухин (слева) и Кругликов (справа). Сейчас Золотухин утверждает, что "почти незнаком" с Сергеем

2) опубликовали якобы не соответствующие действительности сведения о том, что г-н Золотухин “относится к одному из преступников, которые организовали убийство С. Кругликова” (стиль заявления депутата сохранен полностью, - прим. авт.), что ему “свойственно действовать криминально”, что он занимается “нелегальным бизнесом”, что он “допускает нарушения правового, этического порядка и практикует это постоянно”, что он не имеет “человеческой культуры, не может нормально общаться с людьми и хоть сколько-нибудь целесообразно организовывать свою деятельность”.

Г-н Золотухин требует, чтобы мы публично посыпали голову пеплом, принесли ему глубокие извинения и искренне раскаялись в содеянном, заодно признав недостоверными и те факты, что ООО “Альфа-Центавра” инкриминируется контрабанда сигарет, а г-н Золотухин - учредитель данной фирмы, ибо “согласно справке МНС России по Октябрьскому району г. Калининграда он вышел из состава учредителей 15.11.1999 г.”

Ну, а в качестве компенсации за причиненный ему моральный вред г-н Золотухин намеревается содрать с нас миллион рублей.

...Что ж, отвечаем по пунктам:

- на момент создания табачной фирмы “Альфа-Центавра” г-н Золотухин БЫЛ ее единственным учредителем (нигде в “НК” и не написано, что он остается таковым и поныне). Сам Золотухин не отрицает того обстоятельства, что и серия громких заказных убийств табачников, и громадное количество сигарет, ввезенных “Альфой-Центаврой” в нашу область - все это было. И он был учредителем фирмы;

- уголовное дело по ст. 188 ч. 2 УК РФ (“контрабанда”) было возбуждено в отношении ООО “Альфа-Центавра” в ноябре 2002 года по факту поставки в регион девяти партий сигаретной продукции на общую сумму 5.502.469 руб. Однако преступные деяния, которые инкриминируются “Альфе-Центавре”, имели место быть и г-н Золотухин не может отрицать свою причастность к этой фирме. “Левые” сигареты завозились через детище Золотухина именно в 1999 году (позднее все операции осуществлялись через ООО “Балтон” и другие, дочерние “Рога и копыта”). То есть в самый разгар табачных “аукционов смерти”;

- о том, какой Сергей Евгеньевич “абсолютно корректный, воспитанный, образованный и вежливый человек”, лучше всего расскажут бывшие сотрудники компании “Кроха”... а также соседи г-на Золотухина, чье возмущенное письмо мы давеча опубликовали...

- об его отношении к криминалу можно судить на основании хотя бы двух фактов: его помощник в Думе - имеющий судимость “табачник” Попов... а сам г-н Золотухин, когда Попов еще “парился” в СИЗО на нарах, “чисто конкретно” ездил “решать вопрос” к пострадавшему Барковскому (Попов ударил того в лицо и сломал нос);

- и главное: г-н Золотухин, очевидно, “забывает”, что пока дело №051045 не раскрыто, говорить о его, Золотухина, непричастности к убийству Сергея Кругликова, ПРЕЖДЕВРЕМЕННО. Более того, по этому уголовному делу я прохожу как свидетель (кстати, подписки “о неразглашении” не дававший).

И, как свидетель, я предупреждена об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. И потому иск Золотухина и гражданский судебный процесс ценой в миллион “деревянных” лично я рассматриваю как попытку оказать на меня давление. Дескать, покайся, открестись от своих показаний - и живи спокойно... Предав память самого близкого человека (ну да кого сегодня всерьез заботят этакие пустяки?..)

Между прочим, заявление Золотухина я расцениваю как “подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний <...> соединенное с шантажом, угрозой <...> уничтожением или повреждением имущества” свидетеля или его близких. Статья 309 УК РФ.

Опять же, два ма-аленьких момента - в качестве иллюстрации, так сказать, юридической компетентности г-на Золотухина. Так, в исковом заявлении читаем:

“без моего согласия в газете помещена моя фотография, что является нарушением права изображаемого <...> поскольку в соответствии с действующей ст. 514 ГК РСФСР данное действие допускается только с согласия изображаемого”.

Но... вот ведь незадачка: ст. 514 ГК РФ касается... “ответственного хранения товара, не принятого покупателем”.

Конечно, г-н Золотухин может руководствоваться каким-нибудь другим кодексом.. типа omerta... но зачем же об ЭТОМ так явно?!

Далее. Г-н Золотухин утверждает, что, публикуя его фотографию, мы нарушили ст. 42 ФЗ “О СМИ” в части соблюдения авторских прав на изображение. Цитируем статью:

“Редакция обязана соблюдать права на используемые произведения, включая авторские <...> Автор может <...> особо оговорить условия и характер использования предоставляемого редакции произведения”.

Так вот, автором фотографии, на которой г-н Золотухин запечатлен (цитирую) “в момент застолья со своими знакомыми”, являлся Сергей Кругликов. И эту карточку, вместе с кучей других, сделанных во время того же застолья (точнее, празднования Нового 2000 года фирмой “Альфа-Центавра” в баре “Тальков” на Северном вокзале - это к вопросу о выходе Золотухина из состава учредителей!), Сергей Кругликов мне подарил.

Кстати, на этой пленке только один кадр был снят не Сережей - тот, на котором виден он сам. Сидящий за одним столом с Сергеем Евгеньевичем Золотухиным. Пока еще.

Вот такая, знаете ли, ситуация.

...Иногда меня спрашивают: зачем вам все это надо? Сережу, дескать, не вернешь. Живые должны думать о живых. А “заказчикам” Кругликова не нужны слишком настырные свидетели. И депутаты, “бомбящие” своими запросами все мыслимые и немыслимые инстанции, им тоже вроде бы ни к чему... Все так. Но... Сергей был настоящим другом. Самым близким, самым верным. И всей своей короткой, но яркой жизнью он заслужил, чтобы его мученическая гибель не осталась неотмщенной. И сын его, появившийся на свет через четыре месяца после взрыва на ул. Пугачева, должен расти, зная, что те, кто убил его папу, за это ответили. А значит - история продолжается.

21 мая 2003 года - уже после того, как г-н Золотухин метнулся с пресловутым иском в суд, Рудников получил еще одну официальную бумагу. От председателя комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации Э. Памфиловой. Которая сообщает, что “учитывая серьезность вопроса, Генеральному прокурору Российской Федерации В.В. Устинову направлено письмо с просьбой сообщить комиссии <...> о состоянии в настоящее время дела о расследовании гибели С.В. Кругликова”.

Интересно, каковы будут ответные действия господ Попова и Золотухина?

Д. Таманцева

“НК” №161, 5 июня 2003 г.


НЕ ВЗОРВАТЬ, ТАК РАЗОРИТЬ!

Золотухин запугивает свидетелей

по делу о заказном убийстве

...На днях в редакцию “Новых колес” пришла судебная повестка: г-н Золотухин написал очередное исковое заявление о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда. На сей раз его возмутила статья “Кто убивает наших детей”, опубликованная в “НК” №162 за 12-18 июня 2003 года.

Содержание иска не выдерживает никакой критики. Во-первых, я названа автором статьи, которая написана совсем другим человеком - мне принадлежит лишь постскриптум. Во-вторых, Сергей Евгеньевич заявляет, что сведения “Золотухинский табак - нашим детям первый враг!”, “Табачник Золотухин! Сигареты несовместимы с материнством и детством!”, “Табачный король Золотухин зарабатывает деньги на здоровье наших детей!”, “Табачный король Золотухин! Хватит травить детей и молодежь!”:

а) не соответствуют действительности; б) носят клеветнический характер.

При этом Золотухин (точнее, его адвокат Михальчик) забывает упомянуть о том, что эти фразы в статье всего лишь ПРОЦИТИРОВАНЫ. Это, извините, лозунги, написанные на плакатах: 5 июня, в День защиты окружающей среды, у входа в областную Думу активистами “Народной партии” был устроен пикет, который, кстати, и по телевизору транслировался.

А далее Сергей Евгеньевич и вовсе лукавит. Поскольку и учредителем ООО “Альфа-Центавра” он являлся, и уголовное дело по ст. 188 УК РФ (“контрабанда”) заведено в отношении этой фирмы - по факту незаконного ввоза в область сигарет. И в материалах дела №051045 (по факту заказного убийства Сергея Кругликова) вы можете найти фамилию Золотухина. А то, что перед гибелью Сергей называл всего две фамилии тех, кто угрожал ему расправой - депутата и его помощника - подтверждают свидетели.

Г-н Золотухин считает “клеветой” даже то, что “он, используя всяческие “ресурсы”, добивается возбуждения уголовного дела в отношении меня - свидетеля по делу №051045" - как будто и не вызывали меня в Ленинградскую прокуратуру... как будто нет жалобы С.Е. Золотухина на действия следователя, отказавшего ему в возбуждении против меня уголовного дела...

Ей-богу, или память у Сергея Евгеньевича девичья - или адвокат его совсем мышей не ловит. Нельзя же, прости Господи, так смешно подставляться!

(Конечно, у адвоката г-на Золотухина могут быть свои резоны. Спрашивал же он меня во время очной ставки, располагаю ли я видеозаписями своих бесед с Сергеем Кругликовым накануне убийства! Или, к примеру, распечатками его телефонных разговоров.

Юридически это, наверное, грамотный ход. Хотя... если человек записывает на диктофон или видеокамеру то, о чем с ним счел возможным поделиться близкий друг - я уж и не знаю, где место подобному человеку.

Про г-на Михальчика говорят, что в суде у него все “схвачено”. Не хотелось бы в это, знаете ли, верить - хотя ведет себя г-н Михальчик в “присутственных местах” и впрямь на редкость раскованно... Да и сестра у него родная - судья в облсуде...)

И еще. В последнее время все чаще можно слышать о том, что противостояние учредителя “НК” депутата областной Думы И. Рудникова и С. Золотухина - сугубо политическое. Этакая битва титанов. На самом деле все абсолютно иначе: нас интересует только истина. Мы хотим, чтобы дело №051045 было раскрыто, а убийцы Сергея (и тот, кто подложил взрывное устройство под его автомобиль, и тот, кто оплатил “заказуху”) - наказаны.

А что до господина Золотухина... то он вовсе не такой белый и пушистый Защитник Матерей и Детей, каким стремится себя показать.

...Мы уже писали о том, с какими трудностями столкнулась директор универсама “Московский”

А.Б. Николайчик, попытавшись расторгнуть с С.Е. Золотухиным договор об аренде. Съезжать из универсама он категорически не желает - несмотря на то, что все предупреждения о необходимости освободить занимаемые помещения получил в срок.

1 июля администрация универсама отключила строптивого экс-арендатора от электроэнергии - в ответ он притащил здоровенный генератор и установил его перед входом в свой магазин. Двигатель целый день работал с жутким ревом - то-то была радость всем мамам и детишкам в округе!

Сейчас Золотухин сменил генератор (приволок чуть поменьше) и перешел на осадное положение. Адвокаты готовятся к длительной тяжбе - Николайчик недоумевает:

- Мы сдавали свои помещения фирмам ООО “Компания Кроха” и “Кроха инвест”. Договором категорически запрещена субаренда, но... на юридический адрес Золотухина (Московский пр., 83/89) то и дело приходят уведомления из налоговой инспекции - и фигурируют в этих документах ООО “Охранное предприятие “Сигма”, ООО “Вест холдинг”, ООО “Габи-Калининград”, Калининградский Фонд защиты материнства и детства, ООО “Экстрим Тим”... Это что, дочерние структуры “Крохи”?

Интересно, какими такими товарами занимается фирма с названием “Экстрим Тим”? (Кажется, игровыми автоматами, которые “однорукие бандиты”. А что? Самое детское дело играть на деньги, - прим. авт.)

Сейчас г-жа Николайчик в больнице. После тяжелого сердечного приступа. И предчувствия у нее нехорошие. Что ж, очень многие, имевшие дело с г-ном Золотухиным, заплатили за это по-крупному.

...И последний штрих. Великий Защитник Матерей и Детей требует с меня - учительницы с зарплатой около двух с половиной тысяч рублей в месяц, воспитывающей двенадцатилетнюю дочь без мужа и без алиментов - 600.000 рублей в качестве компенсации своих “моральных страданий”. Может, ему на сигареты не хватает?

Д. Таманцева-Мулкахайнен

P.S. Завтра - десять месяцев со дня гибели Сергея Кругликова. Ему было всего двадцать два... И он так и не увидел своего ребенка - чудом не погибшего в лоне матери тогда же, при взрыве.

Да! Г-н Попов - помощник депутата Золотухина - упорно не являлся в прокуратуру на очную ставку со свидетелями. Хоть бы посодействовал, что ли, Сергей Евгеньевич... если, конечно, ему нужна ИСТИНА. Но, похоже, судебный процесс над НАМИ (свидетелями) он рассматривает как защиту от другого процесса, где Золотухин может оказаться в роли обвиняемого в организации заказного убийства.

“НК” №166, 10 июля 2003 г.


ПОКОЙНИК НИЧЕГО НЕ СКАЖЕТ.

Бывшего опера Байкова убили,

потому что он слишком много знал о людях,

развязавших “табачную войну”

Кровавая летопись

6 июля в 11.50 в поселке Васильково погиб Максим Байков, бывший сотрудник управления по борьбе с оргпреступностью (УБОП), табачник, числившийся юрисконсультом АО “Шатурское”. Седьмая жертва локальной войны, начавшейся в апреле 1999 года расстрелом Григория Приданцева на стадионе “Трудовые резервы”.

Напомним лишь основные этапы ведущихся не первый год “боевых действий”.

В середине девяностых Григорий Приданцев основал холдинг “Мишель ГмБХ”. Сначала он, используя возможности свободной экономической зоны, просто брал на рынке сигареты и реализовывал их полякам. Потом “завязался” с литовцами. Схема была проста. С одной стороны, Григорий установил прямой контакт с фабрикой “Reemtsma Pol-sha S.A”, изготавливающей сигареты “Moore”. С другой - сигареты “West” и “Davidoff” с заводов Германии поступали на фирму “Huмmex” (ее доля принадлежала литовскому предприятию), оттуда - на фирму “Торо” литовца Альписа Паулюкявичуса, а через него - на “Мишель”.

К 1998 году фирма Григория Приданцева, имеющая миллионные обороты (в долларах!), стала фактическим монополистом по поставке в регион сигарет “West” и “Davidoff”. Точнее, по их реэкспорту. А потом обнаружилось, что за спиной Приданцева его партнер и как бы друг Александр Попов учредил через Сергея Золотухина (ныне депутата областной Думы) фирмы “Млечный путь” и “Альфа-Центавра” и “замкнул” на себя литовский канал.

Приданцев вызвал к себе Попова, они крупно повздорили. Приданцев, по идее, мог просто выкинуть Попова на улицу. Но он решил произвести раздел имущества: кроме части сигарет и денежных активов, Григорий отдал Попову оптовую базу в Луговом (складские помещения, административный корпус), а себе оставил другую, более крупную базу в “Шатурском”. Вряд ли он тогда предполагал, что АО “Шатурское” вскоре станет заколдованным, гибельным местом.

Хотя... Вскоре после инцидента с Поповым Григорий удалил от себя любимую женщину Ирину С. и написал ЗАВЕЩАНИЕ.

Офис рядом с кладбищем

...Обо всем этом мы уже не раз писали. Как и об обстоятельствах гибели Григория. (27 апреля 1999 года Гриша и его друг Михаил Фатов на “Трудовых резервах” после тренировки вышли из спортзала. Вдруг Фатов увидел парней с оружием в руках и в натянутых на лицо вязаных шапочках. Он закричал: “Гриша, маски!” Григорий повернулся - и задвинул Фатова за себя. А потом упал, сраженный очередью из пистолета-пулемета “Скорпион”... Фатов получил пять пуль, но смог добраться до офиса и рухнул на крыльце. Добить его убийцы не успели. ТОГДА не успели...)

Говорили мы и о том, что Попов отправил тяжело раненного Фатова чартерным рейсом в клинику в Германии. (Попов утверждал, что сделал это на свои деньги. Но шурин Фатова, Барковский, придерживается иной точки зрения: “Когда Гриша погиб, контракт на поставку сигарет с германской фабрикой-производителем развалился. Из $600.000, отправленных в качества предоплаты, часть - около $200.000 - якобы в счет Гришиного долга забрал себе Попов, часть отдали Марии Приданцевой-Рыбчинской, а из оставшихся денег была взята определенная сумма на лечение Фатова”.)

Рассказывали мы и о том, что Фатов вернулся из Германии в конце июля девяносто девятого года и попытался взять “Шатурское” под контроль. Но... в марте 2000-го его убили.

(Тот же Барковский рассказывал: “Известно, что кто-то его вызвал на срочные переговоры. По одной версии, Попов будто бы позвонил из “Универсала”: мол, приезжай, есть срочный разговор <...> Кстати, Попов оказался на месте преступления одним из первых. Будто бы ему сразу сообщили по мобильнику, и он из “Универсала” приехал. По другой версии - Кобрянов. По третьей - Байчиков. Он тоже появился на месте убийства почти сразу <...> И вообще, не успело остыть тело, как начался дележ имущества <...> Очень скоро Попов вместе с Инной (гражданской женой Фатова, - прим. авт.) пришел в офис “Вечер Плюс” (фирма, также входившая в “холдинг” Приданцева-Фатова, - прим. авт.) на площади Василевского и стал требовать пакет документов по “Шатурскому” <...> Попов меня два раза вызывал на переговоры в свой офис на проспекте Мира, рядом со старым городским кладбищем, и говорил: “Деньги от прибыли собираешь - половину отдаешь Кобрянову, половину тратишь на семью”.)

Заломили руки и отпинали

А летом 2000 года по заявлению наследников Приданцева и Фатова следственной частью СУ УВД Калининградской области было возбуждено уголовное дело в отношении главного бухгалтера “Мишель ГмБХ” Ольги Ковальчук, администратора фирмы “Вечер Плюс” Алексея Кобрянова и адвоката, нанятого Ольгой Ковальчук - Григория Евдокимова. Им инкриминировалось мошенничество в особо крупных размерах. Об этом деле мы тогда тоже подробно писали - и сейчас остановимся лишь на одном его аспекте: одним из оперативников, осуществлявших следственные мероприятия, был именно Максим Валерьевич Байков.

...Когда Михаил Барковский (уверенный в том, что Ковальчук, Кобрянов и Евдокимов его “кидают”) написал заявление в УБОП, опер Байков предложил ему позвонить Ольге Ковальчук по мобильному, заманить ее в офис на площади Василевского, записать разговор с нею на диктофон - а затем в кабинет ворвался Байков.

Предвзятость его проявилась уже изначально: Ольге не позволили снять копии нескольких принципиально важных бухгалтерских документов, заломили руки за спину, отпинали, а потом накатали рапорт о том, что она якобы оказала сопротивление аж четырем оперативникам сразу!

Ковальчук в наручниках доставили в УБОП, а допросив, запихнули в СИЗО (где она провела почти год - чтобы выйти из зала суда на свободу).

А дальше было совсем интересно. Цитируем фрагменты жалобы

М. Барковского, написанной им в декабре 2000 года на имя прокурора Калининградской области Чулкова, тогдашнего начальника управления по борьбе с оргпреступностью Ю. Ивочкина и главного фээсбэшника области Г. Корнилова.

<...> “Байков М.В. пригласил меня с женой (сестрой Фатова, - прим. авт.) к нему домой. И в беседе сказал: “С документами по “Шатурскому” не все в порядке. Для того, чтобы за Фатовым осталось 95% акций, некоторые бумаги будут подтасовываться. Ваше дело сложное, без серьезной поддержки не обойтись. У меня в Москве есть люди, занимающиеся топливным бизнесом. Они заинтересованы “Шатурским”, готовы вложить в его развитие серьезные деньги. Но для этого необходимо отдать им 30% акций”.

“Миша, будь осторожен!”

Такое предложение милиционера, офицера УБОПа, меня и жену крайне удивило. Я ответил, что мы люди не жадные и ради дела готовы поделиться. Но вот с подтасовкой документов - это дурно пахнет, и мы не будем этим заниматься.

Максим сказал, что мы не должны беспокоиться, он все сделает сам. После этой беседы остался неприятный осадок, жена мне сказала: “Миша, будь осторожен, здесь что-то не то”.

<...> В начале августа мне позвонил Байчиков (знакомый Фатова, которого Барковский сделал “крышей” “Шатурского” вместо Кобрянова, а Байчиков и Байков на удивление быстро спелись - и даже получили прозвище “два индейца”, - прим. авт.) и сказал, что Байков срочно хотел меня видеть и просил подъехать на встречу в кафе-бар, находящийся по дороге в Зеленоградск.

Мы встретились около этого кафе-бара, но для беседы проехали до самого Зеленоградска и остановились там в одном из летних кафе на променаде. На встрече присутствовали я, Байчиков Евгений, Амеличева Светлана (секретарша “Вечер Плюс”, - прим. авт.).

Байков сказал: “Вот, Светлана у нас проявила чувство гражданского долга и решила вернуть в кассу фирмы находившиеся у нее деньги в количестве $9.000. Ты, Михаил, как законный учредитель и директор фирмы, получишь эти деньги и напишешь расписку об их получении”.

Получив деньги, я написал расписку, которую Байков положил к себе в папку.

Возвращаясь из кафе к автомобилям, я с Байковым шел чуть позади остальных. И тут Максим спросил:

“Миша, помнишь, я тебе говорил о московских людях, которые заинтересованы в “Шатурском”? Так вот, правила таковы, что в качестве ваших гарантий на 30% акций и дальнейшую совместную работу нужна сумма в $10.000. Можно сначала $5.000, а остальные - по окончании судебного разбирательства”. <...> Я подозвал Евгения Байчикова, объяснил ему ситуацию, спросил совета. (Барковский - не искушенный в тонкостях предпринимательства человек. Раньше ходил в море, потом, вплоть до гибели шурина, гонял на продажу автомобили, - прим. авт.) Байчиков ответил: “Ну что, раз надо дать, значит, надо дать”. После этого я и Байков сели в джип, и я передал ему из рук в руки $5.000.

Максим сказал, что едет в Москву через три дня, командировочных мало, и дома жена без копейки. Я спросил: “Сколько надо?” Байков ответил: “Ну хотя бы сто долларов на Москву и сто - оставить дома!” Я передал ему еще $200 <...> спросил: “Как быть с распиской?” Байков ответил: “Чуть позже я ее тебе отдам, выкинешь ее, вот и все”.

<...> Через несколько дней Байков купил себе “Мерседес”, а Сальников отправился по турпутевке в Прагу. В Москву ни Байков, ни Сальников не ездили <...> Расписку до сегодняшнего дня не вернули. <...> Около месяца назад я позвонил Байкову и <...> попросил объяснить, что происходит и где обещанные люди из Москвы. На это он ответил, что <...> о людях топливного бизнеса слышит впервые, а у меня якобы слишком богатое воображение. Он предложил мне встретиться и обсудить все не по телефону, но на встречу не приехал и на связь более не выходил”.

Согласитесь, это более чем своеобразное поведение работника правоохранительных органов.

Только пулю!

...По жалобе Барковского против Байкова было возбуждено уголовное дело - вскоре, естественно, прекращенное “за отсутствием события преступления”. Максим уволился из органов и... устроился в АО “Шатурское”. Оказывается, еще будучи оперуполномоченным УБОПа, Байков - с помощью Байчикова - разыскал г-на Беккера (акционера, который представлял в “Шатурском” интересы одного чиновника с Д.Д, 1 - губернской “крыши” табачного приданцевского бизнеса) и предложил выписать доверенность на его 5% акций. Тот посоветовался с “боссом” и продал свои 5% за $3.000. Точнее, выписал доверенность на право управления этими акциями. После чего “два индейца” подняли старый устав ЗАО “Шатурское”, где был пункт о том, что акции продаются только членам общества. Наследники имеют право на получение сугубо номинальной стоимости акций (по 84 рубля), а все 95% переходят Беккеру. Как единственному из акционеров, оставшемуся в живых. То-бишь, Байчикову и Байкову - как “управителям”.

Однако эта афера противоречила закону, по которому акции не выделяются из общей наследственной массы. Состоялся суд. Где было установлено, что по 21% акций должно достаться отцу и матери Михаила Фатова, 22% - его несовершеннолетнему сыну (опекуном которого в финансовых вопросах выступает его мать Инна), по 15% - отцу и матери Гриши Приданцева, 5% - Беккеру.

Но Байчиков и Байков не сдавались. Проиграв суд, они - как утверждает Михаил Барковский, - взяли под контроль 22% Инны Поляковой, а потом нашли подход и к родителям Григория Приданцева. Когда же погиб Александр Степанович Приданцев (нужно заметить, это произошло при очень странных обстоятельствах...), оказалось, что “два индейца” близки к тому, чтобы завладеть “Шатурским” фактически.

...На одном из судов главбух Приданцева Ольга Ковальчук, отвечая на вопрос “Что можно получить, став реальным хозяином “Мишель ГмБХ”? - сказала: “Только пулю”. На самом деле (даже если принять как данность утверждение, что миллионы на оффшорных счетах Приданцева - всего лишь миф), одно только “Шатурское” представляет собой очень лакомый кусочек: 2,8 га выгодной территории... Близко до окружной дороги, железнодорожная ветка тянется в порт, вторым концом упираясь в залив. Рядом - линия высоковольтных передач; вся правая сторона - складские помещения; трехэтажное административное здание, здоровенный бывший колбасный цех... При минимальных инвестициях в развитие “Шатурского” его стоимость легко достигнет двух миллионов баксов. Согласитесь, у нас убивают за меньшее.

Сплошные покойники

...Полтора года назад получил “только пулю” Максим Звягинцев, сын судьи областного суда. Максим, грамотный юрист, закрутил тогда такую лихую схему, что в случае успеха в его руках оказалось бы “Шатурское”, а за бортом остались бы все. В том числе и “два индейца”.

Уголовное дело по факту гибели Звягинцева-младшего давно приостановлено. Надо думать, по классической формулировке - за невозможностью установить лицо, которому следует предъявить обвинение. Ну, запамятовал убийца оставить рядом с трупом свою визитную карточку. Бывает-с.

...16 января 2003 года возле своего дома был убит Алексей Кобрянов. Следствие привычно “зашло в тупик”. Хотя люди, близко знавшие Кобрянова, утверждают, что накануне смерти он ходил чертовски озабоченный и грозился “рассказать все, что знает”. Кому? О чем?.. Ответ теперь знает только ветер (так назывался детектив с кучей трупов).

И вот - Байков. Но... есть в этой истории еще один криминальный аспект, который позволяет предположить: Байкова уничтожили НЕ ТОЛЬКО из-за его опасной близости к “Шатурскому”.

...12 сентября 2002 года на ул. Пугачева в Калининграде был взорван в автомобиле Сергей Кругликов - предприниматель, достаточно долгое время работавший вместе с табачниками Александром Поповым и Сергеем Золотухиным.

...Александр Клаузер, уголовный авторитет, незадолго до собственной гибели сказал нам, что наводил об этом взрыве справки “по своим каналам” - и узнал, что именно Байков передал конкретным исполнителям $2000 от “заказчиков” Сергея Кругликова. “Заказчиками” Клаузер назвал печально известного депутата облдумы и его помощника. Кроме того, Клаузер утверждал, что после беседы на эту тему с Байковым (который жутко испугался вопросов “Сан Саныча” и постоянно твердил, что он ВСЕГО ЛИШЬ передал деньги от заказчиков - исполнителям) бывший опер обещал представить некие доказательства - для чего пригласил криминального авторитета на “стрелку”. По роковому стечению обстоятельств она была назначена на тот самый день, когда самого Клаузера “завалили”...

6 июня 2003 года на очной ставке с г-ном Золотухиным, проводимой следователем областной прокуратуры Н. Яковлевым в рамках уголовного дела №051045 (по факту убийства С. Кругликова) депутат Рудников сообщил полученную нами от Клаузера информацию. В ответ г-н Золотухин криво ухмыльнулся. А его адвокат Михальчик разразился гомерическим хохотом: “Ну и свидетели у вас! Сплошные покойники!! Ха-ха-ха!!”

Убиты по одному“сценарию”

ТОГДА Байков был еще жив и, по идее, ничто не мешало следователю опросить его. Конечно, вряд ли Байков поведал все как на духу: в ТАКИХ вещах на допросах не признаются, следователь все же не бандит, можно уйти в глухую “несознанку”... но должны же ведь у работников правоохранительных органов иметься специальные навыки “колоть на правду” и свидетелей, и подозреваемых?! Без угроз и пыток, разумеется. (В конце концов, роль следователя отнюдь не сводится к тому, чтобы более-менее внятно печатать на компьютере протоколы допросов - увы, как правило, формальных.)

Не знаем, состоялась ли эта беседа. Хотя, по закону, следователь должен был допросить Байкова. Знаем другое: сценарий смерти Байкова совпал со “сценарием” убийства Сергея Кругликова практически один к одному. Мистически совпали даже марки автомобилей: и в том, и в другом случае заминирован был БЕЛЫЙ “МЕРСЕДЕС”. (А из неофициальных источников нам стало известно, что по Байкову “работали” наверняка: кроме его машины, взрывное устройство было подложено и под днище автомобиля близкой ему женщины. Так что, если бы он решил выехать вместе с нею - ее, невинную, ожидала бы та же участь... Что ж, и тогда в сентябре прошлого года, беременную жену Сергея Кругликова спасло от гибели чудо. Или - сам Сергей, в последние секунды успевший вытолкнуть ее из салона.)

...Когда на место взрыва прибыли милиция, ФСБ, спасатели, МЧС - Байков был еще жив. Истекающий кровью, с оторванными ногами, он пытался что-то сказать. Что? Может быть, назвать имя того, кто стал виновником его гибели?..

“Упал... неудачно”

...Пока готовился этот материал, в редакцию позвонили. Женщина, не пожелавшая назвать своей фамилии, сказала:

“Я много читала про Максима в вашей газете. В основном, вы о нем писали плохо. А я знала его только с лучшей стороны. Мы с его родителями дружили семьями, он встречался с моей дочерью. У него очень хорошая семья: мама с высшим образованием, не работала, занималась воспитанием детей - Максима и его сестры. Отец - “афганец”... Жили честно, скромно, в однокомнатной квартире на Калязинской. Максим ходил в балетную студию, увлекался шахматами, борьбой... С отличием закончил юридический институт МВД, работал в УБОПе...

Когда он встречался с моей дочкой, вел себя безукоризненно: дарил цветы, был галантным, воспитанным. Правда, очень ревнивым. Они и расстались из-за его ревности. Когда она поступила на первый курс университета, он был уже на втором или третьем в своем институте. На посвящении в студенты она разговорилась с его приятелями. Тут он подбежал, глаза бешеные, начал выяснять отношения. Завязалась перепалка. Один из его друзей вступился за мою дочь: мол, чего ты разошелся, она ничего плохого не сделала. Максим его ударил - сам получил в глаз. Дочка ушла. Мне сказала: “Придет Максим, говори, что меня нет дома! Он меня опозорил”.

Максим и впрямь явился, приехал на мотоцикле “Ява”, с подбитым глазом. Я говорю: “Что случилось?” Он мнется: “Да вот, упал неудачно”.

Дочка к нему все же вышла. Он начал ей выговаривать: дескать, неприлично девушке ходить на вечер в короткой юбке и вообще... Она вспылила. Я стала его успокаивать: мол, ты на мотоцикле, еще разобьешься, подожди, остынь, через день поговорите. А дочка как отрезала: “Ни через день, ни через неделю я видеть его не хочу”. Он повернулся и ушел. Больше они не встречались.

С его родителями мы продолжали общаться. У него потом появилась девушка в институте... он женился, родилась дочь... потом вроде они не то развелись, не то просто расстались.

Когда он ушел из УБОПа, я почему-то начала за него очень сильно тревожиться. Ему было неловко, он как-то старался причину ухода объяснить: мол, не сложились отношения с Ивочкиным... Стал заниматься “Шатурским”, поменял машину - у него еще во время работы в УБОПе появился голубой подержанный “Мерседес”, он купил вместо него белый, тоже не новый...

Последний раз я видела его недели две назад. У бывшего МДМ, на площади Победы. Мы были с мужем - он должен был вот-вот улететь в командировку. Максим был с каким-то кудрявым молодым человеком. Сказал: “Вот и я бы хотел слетать на один денечек в Москву”. Я спросила: “Почему не заходишь?” Он пожал плечами: “Все дела, дела...” На том и расстались.

Оказалось - навсегда.

“Заказчиков” никто не ищет

...Кто превращает их, молодых и красивых ребят - умных, здоровых, начитанных, честолюбивых, - сначала в палачей и жертв, а потом - в обугленные трупы? Жестокое время в жестокой стране? Они сами? Или тот беспредел, который творится у нас повсеместно?

Если бы тогда, в апреле 1999-го работники правоохранительных органов нашли “заказчика” Приданцева - “табачная война” завершилась бы, пресеченная в зародыше. Но... “заказчиков” никто не искал.

Когда вам говорят, что какое-то преступление - стопроцентный “глухарь”, не верьте. Это значит лишь то, что по данному делу всерьез никто не работал. Мы убедились в этом на собственном горьком опыте: практически все следственные мероприятия по делу об убийстве Сергея Кругликова проводятся “для галочки”. И даже на очные ставки “противная сторона” является лишь для того, чтобы в очередной раз продемонстрировать свою неуязвимость: дескать, прямых свидетелей нет. Никто ведь не видел, как подкладывали тротил под днище белого “Мерседеса”... а слова, сказанные погибшим накануне рокового дня, так легко можно не принять во внимание. (“Фантазии ребенка!” - бросила адвокат табачника Попова, назвав все, что сообщил мне Кругликов об угрозах в его адрес со стороны “табачного короля” Золотухина, “бредом сивой кобылы”. Но разве мученическая гибель, которую принял Сергей Кругликов 12 сентября прошлого года, не превращает эти самые “фантазии” в трагическую реальность?)

И так легко можно “списать” все эти смерти - Приданцева, Фатова, Кузьмина, Звягинцева, Кругликова, Кобрянова... Байкова - на разные “криминальные обстоятельства”, которые у каждого из погибших якобы были свои - в упор не видя фигуры, которая маячит за спиной у КАЖДОГО из погибших!..

“Кому выгодно?”

“Кому выгодно?” - этим вопросом древнеримские законники задавались в первую очередь. Сегодня - складывается такое впечатление - этот вопрос доблестные сыщики старательно обходят стороной. Не потому ль, что ответ на него очевиден?

Развал табачной империи Приданцева оказался выгоден только Попову. Другие табачники в регионе или “забились под плинтус”, или отправлены в мир иной без пересадки и на хорошей скорости. “Два индейца” - Байчиков и Байков - попытались, видимо, наловить рыбки в мутной воде. Им позволялось это - в обмен на определенные услуги и до тех пор, пока они не стали жестко гнуть свою линию. Или - пока не стали козырять своим знанием неких очень опасных “поворотов сюжета” (кстати, говорят, что незадолго до гибели Байков встречался с полковником Тарановым, нынешним начальником УБОПа. Зачем? Может, после того, как несколько месяцев назад его попытались застрелить в подъезде дома на Московском проспекте, он решил поделиться горячей информацией и заручиться в своей бывшей конторе некими спасительными гарантиями?..)

Теперь Байков - в могиле. А Байчиков - осиротевший “индеец” - ходит белее мела и ждет рокового финала. Который, вероятно, уже близок. Ибо нервы “заказчиков” - на пределе. Если первые убийства совершались “чисто” (погибал только тот, за кого исполнителю было заплачено), - то сейчас в орбиту втягиваются абсолютно случайные люди. От взрыва в поселке Васильково в окрестных домах повылетали стекла, огонь от “Мерседеса” перекинулся на стоящий рядом “Форд”, а игравших рядом детей так шарахнуло взрывной волной, что еще неизвестно, какие последствия это будет иметь для их здоровья. Так что, тенденция удручает: вместе с очередной жертвой вполне может быть уничтожена целая улица. Ибо война продолжается. Ждем-с?

Д. Таманцева

“НК” №168, 24 июля 2003 г.


Памфиловой не по пути с Золотухиным

Мы уже неоднократно писали о том, что из попечительского совета Калининградского межрегионального Фонда защиты материнства и детства, учрежденного депутатом Калининградской областной Думы С. Золотухиным “на двоих” с судимым в прошлом “табачником” А. Поповым, люди выходят просто пачками. И вот - новое известие. Из аппарата администрации Президента РФ Путина депутату Рудникову передали копию письма - коротенького, но многозначительного. Председатель комиссии по правам человека при Президенте России Элла Памфилова обращается к г-ну Золотухину: “Прошу вывести меня из состава попечительского совета Калининградского межрегионального Фонда защиты материнства и детства”.

Комментарии, вероятно, излишни. И так ясно, что “козырять” именем Памфиловой г-н Золотухин больше не сможет. И, надо думать, ее отсутствие в пресловутом попечительском совете станет чем-то вроде сигнала “Пошел!” для тех чиновников и бизнесменов, кто до сих пор еще колеблется - оставаться им в роли “попечителей” или торопиться на выход, спасая свою репутацию. Ждем продолжения.

Редакция “НК”

“НК” №192, 15 января 2004 г.


КТО ДОРОЖИТ СВОЕЙ РЕПУТАЦИЕЙ.

Фонд, учрежденный судимым

за уголовное преступление Поповым

и защитником “одноруких бандитов” Золотухиным,

покидают его попечители

И снова - о попечительском Совете Межрегионального фонда защиты материнства и детства, учрежденного депутатом областной Думы г-ном Золотухиным “на двоих” с судимым прежде “табачником” А. Поповым. Напомним, в рекламном буклете фонда в числе попечителей были названы: Э. Памфилова (председатель комиссии по правам человека при Президенте РФ), И. Вершинина (уполномоченный по правам человека в Калининградской области), Г. Янковская (заместитель главы администрации Калининградской области), В. Никитин (председатель Калининградской областной Думы), Е. Ган (председатель Совета депутатов г. Калининграда), Ю. Савенко (мэр Калининграда),

Л. Дивакова (генеральный директор ЗАО “Областная медицинская страховая компания”), В. Клюйков (генеральный директор ЗАО “Международная страховая компания “Айни”), Л. Калинина (директор компании “Кроха” и жена Золотухина), С. Широких (член совета директоров ЗАО “Экстел”), В. Ращинский (генеральный директор ООО “Морская звезда”), В. Макаров (генеральный директор ЗАО “Калининградстройинвест”), А. Ярошук (депутат Калининградского городского совета и хозяин фирмы “Бауцентр”), А. Махлов (директор ФГУИПП “Янтарный сказ”), С. Ситников (председатель ГТРК “Янтарь”), Ф. Ярошевич (председатель благотворительного фонда “Лукойл”).

На сегодняшний день несколько человек из приведенного выше “списочного состава” уже заявили публично о своем выходе (или “невхождении”) в совет попечителей фонда.

Это генеральный директор ЗАО “Международная страховая компания “Айни” В. Клюйков и генеральный директор ЗАО “Областная медицинская страховая компания”

Л. Дивакова (“...ознакомившись с положением дел в фонде, 16 июля сего года нами было принято решение о выходе из фонда <...> Мы попросили довести указанное решение до сведения всех членов попечительского совета, но никакой дальнейшей информации из фонда нами получено не было”).



Это генеральный директор ФГУИПП “Янтарный сказ” А. Махлов (“...благодарю Вас за направленную в наш адрес информацию об учредителях Калининградского межрегионального Фонда защиты материнства и детства. Изучив содержащиеся в Вашем письме сведения, сообщаю, что нами подготовлено и направлено в фонд уведомление о выходе ФГУИПП “Янтарный сказ” из состава попечительского совета фонда”).

Отказалась подписать договор с Золотухиным уполномоченная по правам человека в Калининградской области И. Вершинина (“<...> в соответствии с предложенным проектом договора, содержание видов деятельности, которые я должна осуществлять в качестве члена попечительского совета фонда, вступают в противоречие с Законом “Об уполномоченном по правам человека в Калининградской области”).

А генеральный директор ЗАО “Калининградстройинвест” В. Макаров сообщил: “Заявления на членство в попечительском совете <...> я не подавал <...> “Благотворительный договор” не подписывал <...> ЗАО ведет благотворительную деятельность самостоятельно, направлена она на детские сады, детские дома, школы, поликлиники, детские спортивные клубы, общественные организации ветеранов, церковь и т.д.”.

...И вот - очередной ответ. Председатель ГТРК “Янтарь” С.К. Ситников: “<...> Заявления на членство в попечительском Совете Калининградского Межрегионального фонда защиты материнства и детства я ЛИЧНО (выделено Ситниковым, - прим. авт.) не подавал. “Благотворительный договор” <...> телерадиокомпания “Янтарь” не подписывала по причинам, о которых было сообщено президенту фонда С.Е. Золотухину <...> т.к. ГТРК “Янтарь” является федеральным государственным унитарным предприятием.

И, согласно Федеральному закону РФ от 14.11.2002 г. №161-ФЗ “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях”, - ст. 6, может участвовать в деятельности фонда только с согласия учредителя - Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании.

Подписание договора попечительского участия будет являться прямым нарушением действующего законодательства со стороны телерадиокомпании “Янтарь”.

...Итого, минус пятеро. А по нашим сведениям, на подходе еще несколько “отказников” - особенно после того, как г-н Золотухин, президент фонда, призванного, по идее, отстаивать интересы матерей и детей, “засветился”, буквально всеми частями тела бросившись на защиту “одноруких бандитов”, рулеток и прочих прелестей игорного бизнеса.

Так что остается пожелать VIPам, еще остающимся в золотухинском “попечительском списке”, всегда помнить все ту же старую добрую истину: репутации лишь создаются годами - а теряются они в одно мгновение.

А фраза, сказанная в свое время Оскаром Уайльдом - “Я лучше, чем моя репутация”, - не принесла утешения даже ему, отнюдь не претендовавшему на респектабельность.

Д. Таманцева

“НК” №188, 11 декабря 2003 г.


КРИМИНАЛ И ДЕТИ.

Один из двух учредителей

Фонда защиты материнства -

человек, судимый за уголовное преступление

“Дети - это цветы жизни, растущие на асфальте”, - говаривал в свое время Остап Бендер, создавая “под фишкой” помощи беспризорникам “Союз меча и орала” и раскручивая на бабки доверчивых толстосумов. Технология сего отъема финансов проста: как можно отказать в куске хлеба голодному ребенку? Не пожалеть сироту? Не посодействовать в покупке медикаментов для детей-инвалидов?.. Негуманно получится. Не по-человечески. Так что приходится давать... жалеть... содействовать - и принимать как должное тот факт, что сбором средств в поддержку ущемленного, страдающего детства, как правило, занимаются здоровые сытые дяди. О себе как-то вот тоже... гм... не забывающие.

На днях в редакцию “НК” пришла В.И. Козак, экс-вице-председатель благотворительного фонда защиты детства. И рассказала о том, как своеобразно складывались ее взаимоотношения с г-ном Золотухиным - нынешним президентом Калининградского межрегионального Фонда Защиты Материнства и Детства (именно так. Все слова с заглавной буквы, - прим. авт.). Честно говоря, сразу вспомнилась детская сказочка о том, как лиса попросилась в зайчикову избушку переночевать... и что потом случилось с зайчиком.

- Первый фонд - “Милосердие и здоровье” - был создан в России на волне демократических перемен в 1991 году по инициативе и под председательством известного писателя Даниила Гранина, - говорит В.И. Козак. - Я была активным участником общественного движения, доверенным лицом Ельцина на выборах 1991 года. Когда о создании фонда Гранина было написано в СМИ, мы с Тамарой Замятиной (тогда - корреспондентом “Калининградской правды”) решили основать нечто подобное в Калининградской области. Учредителями выступили газета “Калининградская правда”, областное телевидение, Союз журналистов, общество “Красного креста” и Православная церковь.

Председателем фонда (на общественных началах) была избрана я. Помогали мы старикам, детям из неблагополучных, социально незащищенных семей...

В 1995 году перерегистрировались как Международный фонд защиты детства, президентом которого стал И. Кожемякин, тогда - первый вице-мэр Калининграда.

У нас было несколько программ: юридическая (бесплатные консультации в помощь семье), оказание материальной поддержки детям-сиротам, находящимся на попечении бабушек и дедушек; детям, которых воспитывают одинокие матери; детям учителей, медработников, библиотекарей...

Мы первыми в России получили гуманитарную помощь: у меня был знакомый консул в Ростоке, он и прислал, когда рухнула берлинская стена. Мы впервые за всю историю Российской Федерации вывезли детей-инвалидов на фестиваль в польский город Сопот. Мы стали инициаторами проведения благотворительных марафонов. Один был в пользу детей, больных лейкемией (на собранные средства мы приобрели дорогостоящий медицинский аппарат), второй и третий - в помощь детям-туберкулезникам. Помню, в девяносто восьмом году нам удалось собрать $34.607.

Пять лет президентом нашего фонда был Игорь Иванович Кожемякин. Когда он умер, нас стали “трясти”. Посыпались проверки. У нас начали забирать помещение (на тот момент фонду были выделены два помещения: на ул. Комсомольской, 35 и на Ленинском проспекте, 55).

Так получилось, что я не нашла контакта с новой городской властью. Все мои начинания - к примеру, идея очередного благотворительного марафона - не имели поддержки. У нас сложилась - благодаря усилиям некоторых чиновников - странная, нехорошая репутация... Меня вынудили отказаться от помещения на ул. Комсомольской - а ведь я его когда-то выбивала у вице-мэра Лисицына путем объявления голодовки! И вот - вице-мэр Конюшенко мне предъявил ультиматум: чтобы закрепить за Фондом помещение на Ленинском проспекте, 55, я должна расторгнуть договор с мэрией об аренде Комсомольской, 35. Пришлось на это пойти.

Но ситуация оставалась сложной. И вот в 2002 году одна моя знакомая посоветовала мне обратиться к г-ну Золотухину. Дескать, он вхож в кабинеты и в мэрии, и в администрации области... депутат областной Думы... тоже собирается учреждать какой-то благотворительный фонд. Так зачем распылять силы?

Я никакой информации о Золотухине - кроме того, что он владеет компанией “Кроха” и торгует детскими товарами - не имела. Мы встретились, поговорили... Он был очень внимательным, галантным и очень часто повторял: “Я порядочный человек”. Сотрудничать согласился охотно.

Но очень скоро Золотухин начал говорить мне: мол, мэрия настроена категорически против вас... управляющий делами мэрии Донских против вас... заместитель губернатора Торба против вас... Потом как-то заявил, что встретил Светлану Шацких, заместителя председателя комитета по социальным вопросам, и она, дескать, высказалась обо мне крайне негативно, “а от нее зависит, получишь транш или не получишь”.

Я тогда эти слова о каком-то “транше” пропустила мимо ушей... Тем более мне про Золотухина в это время тоже много чего говорили. Когда мы попытались совместно с ним организовать марафон, мои знакомые, видя фамилию Золотухина, только ахали: “С кем ты связалась?! Никто тебе ничего не даст!”

И действительно, по этой причине или еще по какой, но на расчетный счет нашего марафона не поступило ни копейки. Никто ничего нам не дал.

...Я потихоньку стала отходить от Золотухина в сторону. Но и он не сидел сложа руки. Без согласования со мной он начал набирать в фонд новый штат. Сначала - одну женщину, которая занималась ремонтом в помещении на Ленинском, 55, потом эту женщину он уволил, взял другую... А потом я узнаю, что втайне от меня он зарегистрировал свой фонд.

Он еще в августе прошлого года взял у меня - посмотреть - наши учредительные документы... И сделал свои по их образцу и подобию. Только вставил в название фонда слово “материнство”. И вот - за моей спиной он заключил договор об аренде Ленинского, 55 - для СВОЕГО фонда. А нас в буквальном смысле выбросил на улицу. Гаражи, где мы хранили гуманитарную помощь, отданы предпринимателям. Кое-что из имущества мы забрали, но наш бухгалтерский архив был сожжен, а вся документация фонда уничтожена. А Золотухин... осуществляет в своем Фонде акции, которые хорошо освещаются в СМИ. Вот... буклет выпустил...

И г-жа Козак продемонстрировала небольшой рекламный буклетик, отпечатанный в цвете, на двух языках. С перечнем социальных программ и списком попечителей фонда. И вот на этом хотелось бы остановиться подробней. Дело в том, что Калининградский межрегиональный Фонд Защиты Материнства и Детства был, как юридическое лицо, зарегистрирован 16 августа 2002 года. Учредителями его являются два человека: сам Золотухин и его думский помощник Александр Попов. Табачник и ранее судимый (правда, по статье “незаконное хранение огнестрельного оружия”, но в нашей стране каждый ребенок знает, КОМУ инкриминируются подобные статьи. И в каких случаях).

Попов и Золотухин

Среди попечителей: Э. Памфилова, председатель Комиссии по правам человека при Президенте РФ, И. Вершинина, уполномоченный по правам человека в Калининградской области, Г. Янковская, заместитель главы администрации Калининградской области, В. Никитин, председатель Калининградской областной Думы, Е. Ган, председатель Совета депутатов г. Калининграда, Ю. Савенко, мэр Калининграда, Л.Дивакова, генеральный директор ЗАО “Областная медицинская страховая компания”, Л. Калинина, директор компании “Кроха” (и, по совместительству, супруга С.Е. Золотухина, - прим. авт.), С. Широких, член совета директоров ЗАО “Экстел”, В. Ращинский, генеральный директор ООО “Морская звезда”, В. Макаров, генеральный директор ЗАО “Калининградстройинвест”, А. Ярошук, депутат Калининградского городского совета, А. Махлов, директор ФГУИПП “Янтарный сказ”, С. Ситников, председатель ГТРК “Янтарь”, Ф. Ярошевич, председатель благотворительного фонда “Лукойл”. Что и говорить, внушительно.

Но... в апреле этого года учредитель “Калининградских НОВЫХ КОЛЕС” и депутат областной Думы И. Рудников, беседуя с одним из “попечителей” - С. Ситниковым, услышал от него очень любопытную фразу: “Ко мне приходил Золотухин, - сказал председатель ГТРК “Янтарь”, - и ПРЕДЛАГАЛ войти в состав попечительского совета”.

Интересно, а ДАВАЛ ли г-н Ситников свое согласие на включение в “список Золотухина”? Равно как и другие поименованные выше дамы и господа? Или все они перекочевали из фонда Козак, так сказать, автоматически - и даже не подозревают о том, что к структуре, возглавляемой Золотухиным (в тандеме с табачником Поповым), Даниил Гранин... гм... уже не имеет ни малейшего отношения?

Кстати, в официальной бумаге, полученной депутатом Рудниковым от г-жи Памфиловой (напомним, там говорится о том, что “учитывая серьезность вопроса, Генеральному прокурору Российской Федерации В.В. Устинову направлено письмо с просьбой сообщить комиссии <...> о состоянии в настоящее время дела о расследовании гибели С.В. Кругликова”), нет ни прямого, ни косвенного указания на то, что фамилия “Золотухин” ей хоть как-то знакома.

Конечно, мы не настолько наивны, чтобы полагать: госпожа Памфилова отвечает на письма лично. Разумеется, все ответы готовит ее аппарат. Но! Если московский политик довольно высокого уровня позволяет некоему господину “Х” воспользоваться его, политика, именем как брэндом... а потом выясняется, что с помощью этого “брэнда” раскручивается фонд, в учредителях коего, простите, человек с уголовным прошлым... даже самый нерадивый аппаратчик должен бы обратить внимание на подобное “совпадение”. И отреагировать. Так что складывается впечатление: г-жа Памфилова попала в попечители заочно.

И вряд ли Памфилову - да и прочих уважаемых “свадебных генералов” - обрадует тот факт, что, вопреки п. 2 ст. 118 Гражданского кодекса РФ и п. 2 ст. 7 ФЗ “О некоммерческих организациях”, г-н Золотухин до сих пор не опубликовал отчет об использовании имущества фонда (хотя бы нулевой).

Буклет, о котором говорилось выше, такой информации не содержит. Там всего лишь перечислены программы (“Крепкая семья”, “Детская площадка в каждый двор”, “Всей семьей в концертный зал”, “Молодежь ЗА будущее без насилия” и т.д.), но не приводятся ни конкретные цифры, ни конкретные адреса (сколько семей с помощью г-на Золотухина посетили концертный зал, сколько и в каких именно дворах построено детских площадок, какие молодежные объединения удалось

г-ну Золотухину консолидировать “с целью организации волонтерского движения и повышения эффективности правовой помощи, культурного международного обмена” и т.д.)

Опять же, буклет этот (отпечатанный без указания тиража) распространяется какими-то “тайными тропами”. Я что-то не слышала, чтобы его раздавали матерям в детских поликлиниках и в школах. (И правильно: зачем? А то еще как начнут обездоленные маменьки звонить по указанным телефонам... требовать защиты материнства и детства не вообще, а в своем конкретном случае!)

Так что, похоже, все полиграфические изыски и англо-русское двуязычие есть прямой расчет: охмурение потенциального инвестора. Желательно, за бугром. Ну и, разумеется, создание имиджа Сергею Евгеньевичу. Согласитесь, депутат - президент целого межрегионального фонда с таким громким и социально значимым названием... это, как говорят в Одессе, “что-то с чем-то, а не какой-нибудь пустяк”. А матерям с детьми много не надо. Они у нас в стране доведены до такой ручки, что любому, кто одарит ласковым словом - а еще лучше, рублем - в ножки поклонятся. Как благодетелю.

И винить их за это нельзя. “Гордая бедность” - из области мифов. Если матери не на что накормить, одеть-обуть ребенка, а кто-то протягивает ей денежку или кусок хлеба - станет ли она разбираться, из чьих рук принимает добро?! Моральные нормы - для сытых. Так думают многие. Не вдаваясь в подробности: кто, как и, главное, с какой целью ими манипулирует, ловко обращая чужие беды - в слагаемые собственного капитала. И не только политического.

...Так что благодарственные письма, которые президент Золотухин получает, по его словам, десятками, вполне объяснимы. Да и вообще - все объяснимо. Не все простительно.

...Дело №051045 (об убийстве Сергея Кругликова), где фигурируют Золотухин и Попов - опять приостановлено. Так что сражаться с г-ном Золотухиным нам предстоит в гражданском правовом пространстве. (Если, конечно, оно еще существует.) По крайней мере, до нового “пинка” из Москвы областной прокуратуре. Тем более что основания для “пинка” есть.

Д. Таманцева

“НК” №172, 21 августа 2003 г.


ДЕПУТАТ ПОКАЗУХИН.

Зачем экс-табачнику Золотухину

нужен Фонд защиты материнства и детства

...В одном из романов Джерома К. Джерома есть забавный персонаж - дама, которая в молодости много грешила, а на склоне лет решила покаяться и заняться “добрыми делами”. Она хочет облагодетельствовать бедняков - и вот ее “агент” населяет специально построенную деревню специально отобранными бедняками.

Слепая девушка, которая любит, чтобы ей читали вслух; сварливый старик - с ним дама ведет долгие душеспасительные разговоры... пьяница-отец шестерых детей, безбожник, который не против бесед на религиозные темы, а в перспективе может “обратиться”... порочная женщина, искупающая “издержки молодости” трезвым и рассудительным поведением и т.д. и т.п. - объекты благодеяний представлены в ассортименте и полностью соответствуют вкусам своей госпожи. Она может “творить добро” сколько ей угодно, не рискуя нарваться на грубость или гневную отповедь - кроткие воспитанные бедняки называют ее Рукой Дающей и всячески прославляют тот “островок милосердия”, куда они заброшены судьбой. А приятельницы милосердной дамы ей остро завидуют - и собираются в свой черед завести “ручных” бедняков - это ведь на редкость удобно! Куда удобнее, нежели оказывать помощь тем, кто в ней действительно нуждается... но не обучен хорошим манерам и прочему политесу.

Этот сюжет вспомнился мне не случайно. Судя по всему, г-ну Золотухину, президенту Фонда защиты материнства и детства, пора обзаводиться “ручными” (вариант - карманными) бедняками. Потому что с НАСТОЯЩИМИ у него... как-то не складывается.

На днях в нашу редакцию пришло письмо от жительницы Светлого Бируты Кошелюк, многодетной матери:

“...У меня шестеро детей, двое из них инвалиды, вместе со мной проживает престарелая мать (лежачая), я сама очень серьезно болею. У меня порок сердца, ревматизм, артроз суставов, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, опухоль гортани... Над детьми в школе и во дворе издеваются, бьют их, мой младший сын весь в швах.

<...> И вот я обратилась к депутату областной Думы от Светлого Л. Зелинской. Та дала мне брошюрку фонда по защите материнства и детства. Я написала в фонд. Мне назначили встречу в областной Думе.

Господин Золотухин

Самого Золотухина я так и не видела, со мной общалась его помощница Наринэ. Я написала заявление, рассказала о своих бедах... Через некоторое время - в конце августа этого года - ко мне приехали - эта самая Наринэ, со съемочной группой ГТРК “Янтарь”. Детям вручили учебники, портфели, тетрадки, еще что-то по мелочи - а телевизионщики все это снимали. А потом они сняли, как мэр Светлого говорит, что наша семья буквально купается в благодеяниях. Будто бы и телевизор “Самсунг” нам купили, и холодильник “Бош”, и стиральную машину - а у нас телевизора и в помине нет уже два года, и стиральную машину мне соседи дали, старую, советскую. И холодильник у нас допотопный - “Полюс”. И газ нам обрезали за неуплату.

А когда сюжет показали по “Янтарю” - моего сына во дворе так избили, что пришлось везти в больницу зашивать.

Я после этого опять обратилась в фонд. Но встретили меня в офисе на Ленинском проспекте очень холодно. Я просила помочь с одеждой для троих детей, а мне посоветовали сдать детей в интернаты: “От нас вы больше ничего не получите, мы спонсоров не найдем”. Так прямо и сказали, на высокой ноте. Дали понять: мол, понарожают, а потом бегают, просят милостыню.

Вот и получается, что Наринэ приехала с телевидением только ради показухи”.

...Семья Кошелюк в Светлом у всех на слуху. История у нее непростая. Глава семьи Александр Кошелюк был в начале восьмидесятых отправлен в ЛТП, в марте 1983-го вышел, работал слесарем, водителем, но отношения с начальством не складывались. Он увольнялся. Денег в доме практически не было. Его жена Бирута (соседи называют ее Аней), родившая тогда уже двоих детей, начала выпивать. И - хотя, по свидетельству соседей, детей она блюла - кормила и обстирывала, даже выпив, - Александра и Бируту лишили родительских прав. Их старшую дочь отправили в Полесский интернат, вторую - сначала в Славский, потом в Зеленоградский детский дом.

Александр и Бирута пытались отвоевать утраченные права на дочек, обращались во все инстанции и... рожали еще детей. Бирута - ревностная католичка. Она не могла позволить себе делать аборты. Да что там аборты! Вера в Бога запрещала ей предохраняться от нежелательной беременности. Ведь церковь признает секс исключительно во имя продолжения рода.

Итог печален: шестеро детей - и полностью загубленное здоровье не старой еще женщины. Бирута весит килограммов сорок, не больше. На худом, изможденном лице ярко выделяются глаза - васильковые. Только по ним и можно догадаться, какой хорошенькой она, наверное, была в юности.

...Сегодня семья Кошелюк обитает в квартире, которую Александру и Бируте удалось “выбить” у областной администрации. Как - это отдельная тема. Было все, вплоть до объявления голодовки.

В доме - жуткая нищета. Радиоприемник типа “ВЭФ” прикрыт тюлевой занавеской, уже упоминавшиеся бэушные холодильник и стиральная машина - ровесники гагаринского полета в космос. Но... грязи (частой спутницы бедности) - нет. Я приехала в Светлый без предупреждения - и увидела на кухне идеально вымытую раковину и плиту; аккуратные стопки стираного белья на диване...

Ни мусора, ни пустых бутылок, ни тяжелого запаха в комнате, где лежит прикованная к постели мать Бируты. Миша Кошелюк подметал старенькие ковровые дорожки в коридоре, а его сестра варила суп (соседка принесла какие-то косточки и кочан капусты).

Совокупный доход семьи впечатляет: 1200 рублей пенсии, которую Миша получает по инвалидности, 140 рублей пособия и по 200 рублей на каждого ребенка (итого восемьсот - двое старших детей уже выросли и живут отдельно). Кое-что зарабатывает Александр, подряжаясь в сезонники. Но набегает не более 3000 рублей в месяц. На шестерых!!! Поневоле будешь просить о помощи. Везде, где только сможешь.

...К многодетным семьям в нашей стране вообще относятся настороженно. И чиновники, и просто окружающие. Родителей, “настругавших” ребятишек, упрекают и в эгоизме, и в стремлении сесть на чужую (государственную!) шею. Особенно, если дети рождаются нездоровыми. “К чему плодить идиотов?!” - самое мягкое высказывание на сей счет.

Кстати, в одной из газетных статей, сохраненных Бирутой Кошелюк, имеются высказывания и покруче. “Зла на них не хватает. Давят на нас, вот помогать и приходится, - это в 1990 году заявляла светловский методист по дошкольному воспитанию Е. Стороженко. - Один раз как-то старые вещи собрали. Никто, конечно, ее видеть не захотел. Не заслужила. Так узелок под дверь и бросили”.

“Это обычная категория жалобщиков”, - поет в унисон Л. Зелинская (!), тогда - инспектор Светловского гороно, ныне - депутат областной Думы. Она-то и порекомендовала Кошелюк обратиться в фонд Золотухина. (“Им бы только рожать да потом за помощью обращаться!” - “Калининградский комсомолец” №32.)

Редакция нашей газеты не ставит перед собой цель “обелить” Бируту Кошелюк и ее мужа - речь о другом. Дети уже СУЩЕСТВУЮТ. Плохие, хорошие, здоровые, больные - неважно.

Они живут - и дискутировать на тему, насколько осмотрительно распорядился Александр Кошелюк своей спермой и как глубоко верит в своего католического Бога Бирута, уже поздно. Детям нужно помогать. В своем появлении на свет они не виноваты. Будь у них возможность выбирать - конечно, они предпочли бы родиться здоровыми и богатыми. Но... на то и существует благотворительность, чтобы компенсировать сирым и обездоленным врожденный “вывих судьбы”.

Казалось бы, Фонд защиты материнства и детства должен был посодействовать этим детям немедля и безоговорочно. Однако г-н Золотухин, по мнению Бируты Кошелюк, увидел только повод для телерекламы.

...Учебники, купленные детям, оказались бывшими в употреблении, с исписанными страницами. Тетрадки - самые простенькие. Готовальни, линейки - дешевле не бывает. В общей сложности благотворительный взнос фонда Золотухина “потянул” на 2000-3000 руб. Максимум.

Вы скажете, это тоже неплохо? Да, это лучше, чем ничего. Но... мы поинтересовались в рекламной службе ГТРК “Янтарь” и НТРК “Каскад”, сколько может стоить выезд в Светлый телевизионной группы, сама съемка, монтаж, озвучка и последующая демонстрация сюжета в выпуске новостей. Оказалось: от 250 евро до 300 евро за одну минуту эфирного времени. В прайм-тайм, естественно, дороже.

Семью Кошелюк показывали во всех ракурсах. Плюс интервью мэра Светлого и т.д. и т.п. Сюжет крутился столько, что на деньги, потраченные на саморекламу золотухинского фонда, семья могла жить месяц.

(Кстати, нигде в прессе не упоминается и о том, куда из широко разрекламированной поездки детей-сирот по святым местам России эти самые дети вернулись. В свои интернаты? Не проще ли было НА ЭТИ ЖЕ ДЕНЬГИ отправить ребят в тот же Артек? Или обучить на компьютерных курсах? В последующей жизни им эти навыки пригодились бы больше, но... паломничество по святым местам красивей смотрится на телеэкране. Это факт.)

Вот вам, собственно, и вся арифметика. Вместе с защитой - и матерей, и детей. А сколько их таких - облагодетельствованных под гром фанфар, в ярком свете софитов?

...Наверное, г-н Золотухин опять оскорбится. Сочтет, что мы задели его честь и достоинство, назовет семью Кошелюк неблагодарной... Но ведь даже очень бедные люди не любят, когда на их страданиях кто-то делает себе капитал - моральный, политический... любой. Так что пора г-ну президенту фонда строить “потемкинскую деревню” и возить журналистов туда - снимать, как, типа, обездоленные утирают благодарные слезы, принимая из рук Золотухина и К° очередное скромное подношение.

Между прочим, подношение - экономии ради - может быть бутафорским. “Ручные” бедняки все стерпят.

...И еще. На одном из недавних заседаний областной Думы г-н Золотухин яростно выступал против введения в нашей области должности уполномоченного по правам ребенка. Дескать, незачем. Достаточно “уполномочить” А. Коса, помощника уполномоченного по правам человека И. Вершининой. Депутаты Ярошевич, Маточкин и г-жа Зелинская (возглавляющая комитет по социальной политике) - его поддержали.

...Скажите, КТО сегодня будет заниматься такой, к примеру, проблемой, как получение паспорта семнадцатилетним Мишей Кошелюком - при условии, что сам он не может сделать это в силу своей инвалидности, а родители его... тоже не могут? Недавно Мишу подвергли административному штрафу. За неполучение паспорта. А ведь Миша даже из дома не выходит... А на голове у него - широкая белая полоска - шрам. Когда в прошлый раз мальчик вышел на улицу, его избили.

Д. Таманцева

P.S. Пока верстался номер, в редакцию позвонила насмерть перепуганная Бирута Кошелюк. По ее словам, с ней связалась Наринэ Оганесян, помощница Золотухина, и сказала, что Сергей Евгеньевич, узнав о визите в Светлый журналиста "НК", пришел в ярость. И теперь Бирута боится, что ей мало не покажется.

“НК” №179, 9 октября 2003 г.


ПОМЯНИТЕ СЕРЁГУ. ЕГО НЕТ УЖЕ ГОД...

Страна безмолвно взирает, как гибнут ее сыновья

в необъявленной криминальной войне

12 сентября прошлого года в Калининграде на улице Пугачева в собственном автомобиле был взорван Сергей Кругликов.

Мы много писали о предполагаемых обстоятельствах его гибели, о возможных причинах и следствиях... о людях, которые еще при жизни Сергея угрожали его “растоптать” и “уничтожить”. И как-то получилось, что мы почти не писали о нем не как о жертве заказного преступления, а просто как о Сереге - друге, которого мы потеряли. Самом близком, самом верном.

...Мы познакомились зимой девяносто шестого. На Рождество. Тогда я, учительница, была аспиранткой одного из московских вузов. Чтобы сэкономить на оплате проезда, меня - заодно - попросили сопровождать группу калининградских школьников на V Всероссийскую олимпиаду по физике, математике и информатике в лицее при Московском энергетическом институте. Сергей - один из группы - заканчивал Морской лицей.

Остальные ребята были типичными “ботаниками” - тихими, вежливыми, приличными... А он - в черном курсантском бушлате, в тельняшке, торчащей из-под клетчатой фланелевой рубашки, с “боксерским” носом и отколотым краем переднего зуба... - честно говоря, мальчики, выступающие на научных конференциях, обычно выглядят иначе.

А очень скоро оказалось, что он вообще - вариант эксклюзивный. Из Москвы он вернулся с дипломом: удачно выступил на секции информатики... А через несколько дней пришел ко мне в гости. В малиновом пиджаке и с шоколадкой. Я жарила на кухне картошку. Картошка почему-то не жарилась, мой тогдашний муж в комнате сердито ворчал, а Серега рассказывал про свои курсантские будни... про то, что хочет съездить с докладом на Сахаровские чтения в Питер. (И съездил! И взял очередной диплом!)

...Часа через три он ушел. Муж закрыл за ним дверь и сказал: “Что это за странный мальчик?! Чтоб я его больше в доме не видел!”

Я пожала плечами: “И не увидишь. С какой стати ему ко мне ходить?”

ТАК неправа я бывала редко. Потому что Сергей не просто начал приходить регулярно - у нас появились общие дела. А где-то через год мы подружились.

...Нечасто случается, чтобы подружились шестнадцатилетний подросток и взрослая женщина. Подружились без всякой грязи, в исконном смысле этого слова (это я уточняю специально для “озабоченных”).

Моя подруга, увлеченная Рерихом, говорит, что, вероятно, мы Сережей уже были близки когда-то, в своих прежних жизнях - и зимой 1996-го просто встретились и вспомнили друг друга. Не знаю. Я не верю в реинкарнацию. Если б верила - было бы легче: оставалась бы надежда на некую будущую встречу, на новое переплетение линий судьбы... Думаю, дело было в другом: сверстники казались Сергею детьми. Он был опытнее, старше. Жизнь не баловала его, да и вообще - в рабочих семьях не бывает “подростков”. Там или младенцы, или - взрослые.

Работать он начал в четырнадцать лет. Торговал на рынке зеленью, “Пепси-колой”, мороженым, пивом... Писал компьютерные программы, занимался сетевым маркетингом и фактически обеспечивал себя сам.

...Он не хотел жить бедно. И не собирался мириться с тем, что для ребят из “спальных” рабочих районов существует всего одна перспектива - повторить (с поправкой на время) путь отцов и старших братьев. А именно: работать на износ где-нибудь в частной мастерской или на издыхающем заводе, получать копейки, пропивать половину зарплаты, а вторую - отдавать жене, чтобы та накупила макарон и варила их изо дня в день, с тушенкой. Или - для разнообразия - варганила капустные щи. А по воскресеньям жарила картошку с салом.

Серега не хотел тупо “пахать” по восемь часов, а вечером, налившись пивом или водкой, так же тупо пялиться в телевизор. Не хотел горбатиться на даче - чтоб на всю зиму обеспечить себя солеными огурцами (под ту же водку). Не хотел мириться с мыслью, что на обочине жизни такие, как он - навечно, и все, о чем кричит реклама (карьера, деньги, положение в обществе, поездки в дальние страны, красивые женщины, мощные автомобили) все это для каких-то ДРУГИХ людей. Как минимум, родившихся НЕ в типовой многоэтажке на рабочей окраине.

Он был честолюбивым. Его ровесники, надравшись до белых зайцев, блевали в подъездах - он практически не брал в рот спиртного. Не пил ни водки, ни пива - но мечтал попробовать на вкус самые дорогие и изысканные вина и “Вдову Клико”.

Он занимался спортом... Те, кто знакомился с ним, обычно давали ему лет на пять больше. Не по внешности - по сути. И очень часто по сравнению с ним взрослые и вроде бы состоявшиеся мужики казались тинейджерами. И начинали дико комплексовать, когда вдруг выяснялось, что к своим двадцати пяти-тридцати-сорока они добились меньшего, чем он - к восемнадцати. А главное, не было ни малейших сомнений, что он в свои тридцать состоится так, что им и не снилось.

Кто ж ТОГДА знал, что Сережа навсегда останется двадцатидвухлетним...

Он умел принять ответственность на себя. За все. И за всех, кто рядом. Когда он был техническим редактором нашей школьной многотиражки, газета печаталась в лучшей типографии города, на лучшей бумаге и за полдня. И почти за бесплатно. Как он их там всех уговаривал?

Он делал макет в офисе фирмы “Общество культуры потребления”, где подрабатывал, мотался по городу с гранками, упрашивал знакомых компьютерщиков распечатать кальки, забирал тираж - и все это за символические деньги, которые я ему буквально навязывала. А он мог бы и так. Из интереса. И из желания помочь.

Я хорошо понимала его. Мы были “одной крови”. Я тоже знала, в какие “ножницы” попадает человек, стремящийся из своей “прирожденной” среды перейти в другую: “свои” считают его отщепенцем, “чужие” - выскочкой. Со временем, правда, это проходит. Но Сергей не хотел ждать. Он торопился жить.

...Он записался на курсы автовождения буквально в день, когда ему исполнилось восемнадцать. А уже через неделю после получения прав купил свою первую машину - “Фиесту”. Которая была его моложе на год. За $300 в рассрочку.

Чтобы выплатить баксы, он работал как каторжный - а ведь еще и учился! В БГА на судомеханическом. И отстаивал вахты, и сдавал зачеты, и часами торчал за компьютером (и даже получил диплом Балтийского военно-морского флота за разработку программ).

...”Фиеста” разваливалась на ходу. Мы прозвали ее “Одноглазым Джо” - потому что ее фары горели попеременно. Глушителя не было. “Фиеста”, заводясь, гремела на всю улицу так, что в соседних домах по Сереге можно было вставать без будильника.

А еще “Фиеста” боялась воды. Стоило Сереге въехать в лужу или попасть под дождь - мотор, натужно чихнув, прекращал работать. Пока не высохнет. Впрочем, он глох не только от воды, а вообще по любому поводу.

Чтобы вытаскивать “Фиесту”, наш общий приятель специально купил буксирный трос. Серега звонил: “Привет! Что делаешь?” А тот отвечал: “Уже еду. Тебя вытаскивать”.

А на автозаправке Серега мог убить механика просьбой долить в бак двести граммов (!) бензина. На большее не хватало денег, а до дому надо было как-то дотянуть...

...Гонял Серега на бешеной скорости. Маленькая наглая “Фиеста” частенько обходила и “Мерседесы”, и “БМВ”. Когда Люк Бессон снял “Такси”, мы умирали со смеху, узнавая в главном герое Серегу. Однажды мы доехали из центра Багратионовска до улицы Багратиона в Калининграде за шестнадцать минут (!). Причем минуты две еще простояли в “пробке” на перекрестке. Правда, ехали уже не на “Фиесте”, а на “Гольфе”, который он купил, связавшись с табачниками.

Мы столько писали об “Альфа-Центавре”! О Попове и Золотухине - с последним нам всю осень предстоит судиться. Сегодня речь о другом.

Попадая в “серьезный” рискованный бизнес, люди меняются. Серега тоже изменился. Бросил КГТУ (куда незадолго до этого перевелся из БГА). Стал жестче. Когда взрослые дяди при нем рассуждали о “жутких” трудностях или проблемах, он смотрел... не то чтобы свысока - скорей, со снисходительным превосходством человека, знающего, что такое НАСТОЯЩИЕ проблемы. И что такое опасность.

...Мне не нравился его бизнес. Но он сказал: “Бандитом я не буду” - и обещания не нарушил... Он допоздна работал, пропадал на сутки-двое, ему то и дело звонили, он дергался, у него появились деньги, он часто ездил со своими “коллегами” обедать и ужинать в дорогие кафе, затонировал стекла "Гольфа", начал возить в багажнике бейсбольную биту, которую иногда - в ОСОБЫХ рейсах - клал под сиденье. Но... система главных ценностей осталась прежней. И все так же он любил - с нами вместе - выехать ночью на море, чтобы искупаться в лунной дорожке. Любил поговорить за столом, угощая собственноручно приготовленным мясом в мартини или курицей, жаренной в фольге (дым тогда расползся по всему подъезду, и соседи сновали за дверью, выясняя, что горит). Он купил миксер и сбивал фантастические молочные коктейли. Узнал рецепт шарлотки - и испек.

В квартире, которую он снимал на ул. Багратиона, Сергей поменял все розетки и выключатели. Кто-то ими сейчас, наверное, пользуется.

Его не надо было ни о чем просить. Как-то само собой получалось, что он чинит электропроводку и утюги, вешает полки, занимается с моей дочкой математикой, учит ее разбираться в компьютере... покупает продукты, если видит, что в холодильнике “мышь удавилась”... Легко. С улыбкой.

Его мало кто видел грустным. Он был заводным, азартным. В Миколайках он так катался по трубе в аквапарке, что плавки не выдержали и лопнули сзади. Он быстренько переоделся в трусы-”семейки”. Почти до колен, из веселенького лилового ситца в цветочек. “Семейных” хватило на одно скольжение. Но Серега продолжал кататься - хотя сзади трусов практически не осталось и с резинки на филейную часть свисал одинокий лиловый лоскут. Но Серега был так неподдельно счастлив, такая перла от него мощная и здоровая энергетика, что над ним не смеялись, секьюрити не делали ему замечания. Наоборот, чопорные немцы и поляки толпились у бассейна, чтобы не пропустить момент, когда Серега вылетит из трубы и с радостным гиканьем ухнет в воду. Под общие аплодисменты.

Казалось - он из тех, кто родился в рубашке, везунчик, заговоренный... Какое-то время нам всем действительно везло. Мы две недели колесили по Чехии, имея сто баксов в кармане на пятерых - и еще сто на бензин. Каждую ночь мы заезжали в какой-нибудь лесок поглубже, ставили - в свете фар - нашу красную брезентовую палатку, Серега разводил костер, мы варили в котелке картошку или макароны... и ни разу не нарвались ни на штраф, ни на лихого человека.

...В другой раз на извилистой и узкой дороге у польского города Зелена Гура он не вписался в поворот. Нас занесло так, что в следующий поворот “Гольф” вошел юзом. Но в последний момент Сергей сумел-таки вывернуть руль. А затормозив, повернулся к моей дочке - свалившейся с заднего сиденья на пол - и сказал: “Это не так страшно, как кажется”. А она опять залезла на сиденье и спокойненько попросила: “Сережа, когда ты еще будешь резко тормозить, предупреждай меня заранее, пожалуйста!”

Она верила в него как в Бога. Ему одному доверялась самая “чистая правда” - а он выслушивал девчоночьи пустяки (которые, кстати, не считал пустяками), давал совет, помогал. В день, когда ей исполнилось одиннадцать, он оказался в Польше. В девять вечера он позвонил: “Пусть чудо не ложится спать, я еду”. И постучал в дверь за минуту до полуночи. “Фу-у, успел!” - и вручил ей одиннадцать невероятно красивых роз.

...Он фактически воспитывал ее семь лет. А собственного сына - не увидел. Тот родился через четыре месяца после Сережиной гибели.

...Он не хотел идти в армию. Не потому, что боялся погибнуть в очередной “горячей точке” - ему не хотелось гибнуть зазря, выполняя чужие нелепые приказы. А еще не хотелось на три года (его забрали бы на флот) отлучаться от компьютера и от дел, чтобы потом, после дембеля, вернуться к разбитому корыту...

Зато он хотел всерьез заняться политикой. Баллотировался в депутаты городского Совета. Его программа была проста и понятна: “сделать улицы округа светлыми, а дороги - хорошими, добиться ремонта крыш и коммуникаций в домах старого немецкого фонда... помочь школам, поддержать педагогов - чтобы умным и талантливым детям не приходилось ездить в “центр”, тратя сотню рублей в месяц только на автобус, и чтобы все, что предлагают ученикам престижные гимназии и лицеи, дети Балтрайона могли получить в родной школе” и т.д. и т.п. Он говорил о том, что хорошо знал, и в словах его не было фальши.

Последнее, что он успел в то проклятое утро двенадцатого сентября - ответить на вопрос жены: “По какому округу ты баллотируешься?..” Серега широко улыбнулся и показал на пальцах - по третьему. И тут машина взорвалась.

...Конечно, он не был ангелом. У Юрия Полякова в повести “Небо падших” есть диалог Человека со Смертью:

- Куда попадают люди после смерти?

- Конечно, на небо!

- На небо попадают праведники. А грешники?

- И грешники тоже - на небо. Просто есть два неба, совершенно одинаковых...

Я думаю, небес на самом деле больше. Потому что люди не делятся только на “хороших” и “плохих”, “безупречных” и “падших”. Жизнь гораздо сложнее. Особенно НАША жизнь.

...Иногда мне кажется, что Серега предчувствовал скорую гибель - еще до того, как в его адрес зазвучали конкретные угрозы. Где-то за месяц до роковой даты он мчался из Польши и заснул за рулем. Вернее, почти заснул. И в этом полусне-полубреду ему явилась Фигура в Сером на обочине дороги. Не Смерть с косой, как ее рисовали на средневековых гравюрах - а сгусток тени в сером саване, без лица. Он рассказывал, что от этой фигуры вокруг дохнуло таким жутким могильным холодом, что он содрогнулся всем телом - и пришел в себя. Очень вовремя: еще секунда-две и он бы на полной скорости вписался в идущую впереди фуру.

За неделю до гибели он прыгнул с парашютом. Мы хотели вместе, но у меня впереди был конкурс “Учитель года” в Москве, и Серега сказал: “А если приземлишься не совсем удачно? Типа, ногу подвернешь или синяк на лбу посадишь? Давай потом. Когда с победой вернешься - отпразднуем”.

А сам с упоением рассказывал о том, как это круто: парить в невесомости над землей, управляя своим телом, как птица, - а затем нестись ей, земле, навстречу, ожидая раскрытия парашюта - и замирать от восторга, повисая на туго натянутых стропах распахнувшегося над тобой купола...

А еще он - не любитель чтения - вдруг прочитал “Лабиринт отражений” Сергея Лукьяненко. Про “Дайвера”, еле вынырнувшего из глубин виртуального мира. Серега сам, похоже, заблудился в таком лабиринте - где отражение далеко не всегда совпадало с сущностью, а верный, казалось бы, путь вел в никуда.

...Он и впрямь был “странным мальчиком”, который пытался привнести в бизнес - романтику. Родись он чуть раньше - успел бы уйти за романтикой в море. Как, впрочем, и за деньгами. Но... времена не выбирают. В них живут и умирают. А нам, оставшимся, остается только помнить. И добиваться справедливости... Ибо, если “заказчики” Сергея не получат свое, как буду я глядеть в глаза своей дочери и его, Серегиного, сына? Как можно вообще растить детей в мире, где убийцы остаются безнаказанными, а жертвы именуются “терпилами”?..

Сергей - не “терпила”. Да, в сущности, и не жертва. Свой главный выбор он сделал. Потому и убили его так изощренно-жестоко, потому и хотели вместе с ним взорвать его беременную жену - для всеобщего устрашения. И потому предстоящая нам судебная тяжба будет, скорее всего, похожа на бои без правил.

Ничего. Мы - справимся. Вот только... справится ли страна, безмолвно взирающая на то, как сыны ее гибнут в необъявленной криминальной войне, растянувшейся уже на второе десятилетие?.. Помяните Серегу. Его нет уже год. На земле его не хватает.

Д. Таманцева

“НК” №175, 11 сентября 2003 г.


БЕСПРЕДЕЛ В СУДЕ.

Почему Золотухин нанял Михальчика

своим адвокатом

Говорят, что Фемида слепа. Может быть. Но куда чаще она слепа и глуха одновременно - и избирательно.

Когда нашу газету хотят уязвить, упоминают количество проигранных нами исков. Дескать, как можно всерьез воспринимать опубликованную в “НК” информацию, когда суды буквально пачками удовлетворяют иски “обиженных” героев наших статей о защите их чести и достоинства? (При этом как-то вот не уточняется, КТО и что, как правило, стоит за этим “удовлетворением”: высокие покровители “противной стороны” при чинах и погонах, “административный рычаг”, корпоративная солидарность или же просто деньги.) Впрочем, те из наших читателей, кто хотя бы раз сам попадал в жернова судебного механизма, знают, КАК это бывает на практике. И ЧТО ТАКОЕ на самом деле эта самая судебная объективность (и беспристрастность). А мы расскажем о самых свежих примерах. Так, исковые заявления к “НК” г-на А. Емельянова, бывшего начальника угрозыска, почти всегда рассматривались в отсутствие Рудникова. При этом Емельянову в суде верили на слово, а “НК” отказывали в вызове свидетелей, которые могли бы подтвердить нашу правоту.

...Когда шло судебное разбирательство по иску генерального директора АО “Электросвязь” Андреева, судья С. Браташ также отказался удовлетворить ходатайство о вызове свидетелей (сотрудников милиции, которые задерживали г-на Андреева на Куршской косе в очень веселом состоянии). После чего Браташ вынес опять-таки заочное (!) решение о том, что факт задержания Андреева “не соответствует действительности”. (Судья проигнорировал даже официальное заключение отдела собственной безопасности УВД, подтверждающее достоверность газетных публикаций.)

Мы обратились с жалобой на имя председателя Калининградского областного суда В. Фалеева - и 24 марта 2004 года получили ответ. Дескать, отказ суда в вызове свидетелей - отмены решения за собой не влечет, и вообще, необходимость в вызове указанных работников милиции в суд отсутствовала, поскольку “информация ничем не подтверждена”.

Но, простите, если доказательство противоречит тому, что утверждает истец - оно ведь не перестает быть доказательством?! А если свидетельские показания в суде не считаются доказательством... эдак мы вообще впадем в коллапс... в ступор! Представьте, если у нескольких очевидцев начнут требовать некий документ, подтверждающий то, что они действительно находились в указанное время на месте происшествия?!

(А что? В рамках уголовного дела по факту гибели 12 сентября 2002 года Сергея Кругликова адвокат Михальчик на полном серьезе спрашивал у меня, есть ли у меня аудиозаписи моих разговоров с погибшим другом, есть ли фотографии, на которых был бы изображен момент подкладывания взрывчатки под днище его автомобиля.... Странно, что Михальчик не потребовал предъявить нотариально заверенное заявление Кругликова о том, что я действительно была его другом! Но, это, видимо, еще впереди.)

Далее. Наши суды великолепно продемонстрировали, как можно по-разному оценивать одно и то же явление - смотря в чью пользу его истолковывать.

В период предвыборной мэрской кампании 2002 года депутат Калининградской областной Думы С. Золотухин выступил в телеэфире ГТРК “Янтарь” и заявил, что кандидат на пост главы города

И. Рудников “способен на подлость и клевету”.

Рудников обратился в суд - и суды двух инстанций признали его правоту. Золтухина обязали выступить в эфире с публичными извинениями. Естественно, делать этого он не захотел - а обратился с надзорной жалобой к председателю областного суда. И вот... надзорная инстанция пришла к вводу, что фраза “Рудников способен на подлость и клевету” является не фактом, не сведением, не утверждением, а... только мнением Золотухина. И поэтому не подлежит опровержению.

Дело передано на новое рассмотрение. Но простите, нас-то за “мнение” судят в хвост и в гриву?! Если в какой-то публикации есть риторический вопрос или конструкция в соcлагательном наклонении, или предположение (“надо полагать... вероятно... возможно”) - все это вменяется нам в качестве утверждения. И требует тонны-другой документальных (не свидетельских!) доказательств. Логика Фалеева и Ко: Золотухину позволено то, за что регулярно они же судят Рудникова.

...Г-н Золотухин подал на нас более десяти исков в Ленинградский районный суд. Причем тактика его везде одинакова: фраза вырывается из контекста и вписывается в исковое заявление отдельно. (Хотя это аксиома: цитату вне контекста рассматривать НЕЛЬЗЯ). Все эти дела были распределены между четырьмя судьями. И вот тут, что называется, понеслась душа в рай! Адвокат Рудникова наблюдал, как во время заседаний В. Михальчик, защитник Золотухина кричал на судью, который всего лишь позволил стороне ответчика изложить свои доводы. А однажды он стал свидетелем того, как председатель районного суда Н. Шелег жестко инструктировала судью, принявшего одно из дел в производство: “Какие ходатайства Рудникова?.. Чего тут рассматривать, решать надо!”

(Г-н Михальчик, бывший следователь, а ныне о-очень дорогой адвокат, обслуживает почти всех VIPов, обидевшихся на нашу газету. Исходя из того, что на некоторые заседания он вообще не приходит, но суды исправно выносят решения в пользу его клентов, успехом Михальчик пользуется по особым причинам. Мы, например, считаем, что его авторитет зиждется на родственных связях с областным судом - родная сестра Михальчика там отправляет правосудие по-калининградски. В общем свои люди. В областном суде уверены: нести взятку и одновременно писать заявление в милицию - Михальчик не будет.

И еще о Михальчике. Выдержка из книги Г. Иванова “Три тюрьмы”: “Некоторые следователи, как Михальчик, начинают допрос с грубой брани и запугивания. <...> Применяются на допросах методы психологических контрастов. Например, Устюгов - нынешний глава Калининградской областной Думы - прикидывался гуманным, добреньким, который мне сочувствует и хочет помочь побыстрее выбраться из тюрьмы. Для этого надо слушаться его и все подписывать, а Михальчик по кличке “танк” ненавидит меня и очень большой грубиян. Вот они и допрашивали меня полтора года, применяя различные недозволенные приемчики, порой значительно страшней фашистских, включая в процесс выбивания дознания камерных мордоворотов - спортсменов, стукачей и прочую мразь”.)

Далее. У нас имелись законные основания для передачи “золотухинских” дел в Московский районный суд по месту жительства ответчиков. И мы ими воспользовались (тем более, что пристрастность Шелег нам была очевидна). Судья Исаева вынесла решение о передаче. Закон есть закон. Но судья Толмачева рассудила иначе и вынесла решение об отклонении нашего ходатайства. А в областном суде, куда мы потом обратились с жалобой, последовал ответ в духе КВН: оказывается, Золотухин, подавая заявление в Ленинградский суд, мог искренне заблуждаться - и поэтому... не нарушил правила подсудности.

...Толмачева стремительно вступила в процесс - не дав нам ни времени, ни возможности быстро обжаловать ее определение в облсуде. И тут же сделала очередной “ход конем”: отказала в вызове двух свидетелей, которые могли подтвердить сведения, оспариваемые Золотухиным.

Что за свидетели? Откуда такой испуг у адвоката Золотухина и судьи Толмачевой? Почему они категорически не хотят слушать показания двух человек? Рудников настаивал, чтобы в суде выступили люди, которые были очевидцами того, как осенью 2002 года в редакции “НК” криминальный авторитет А. Клаузер сообщил ему сведения, касающиеся гибели С. Кругликова. А именно, КТО “заказал” Кругликова.

Кстати, единственный свидетель (между прочим, юрист), которого она тогда опросила и затем уже не стала “развивать тему”, по окончании заседания был в полном шоке: такое чувство враждебности, такое психологическое давление исходили даже не от адвоката Золотухина (это еще можно было бы понять!), а от самой судьи (!).

И опять представителю Золотухина судья Толмачева с готовностью верила на слово. Наших представителей - априори подозревала в сговоре и прочих смертных грехах. Так что решение вполне предсказуемо.

Невольно напрашивается мысль: а не бутафория ли вся наша судебная система (при том, что есть много честных и порядочных судей)? И может, судейским работникам в Калининграде следует сменить эмблему - и поставить вместо Фемиды двуликого Януса?.. Чтоб народ не очень-то обольщался... Судя по несметным откликам наших читателей, ставших жертвами судебного произвола - давно пора. Потому что произвол в Калининграде прогрессировал: теперь это беспредел.

Редакция “НК”

“НК” №207, 29 апреля 2004 г.


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля