Новые колёса

ЖЕСТОКИЙ СТРИПТИЗ.
Девушка из Калининграда показывает своё тело, но не торгует им

Стриптиз - магическое слово. Обнажённые тела - женские, мужские (на любой вкус) - производят впечатление даже на тех, кто считает “обнажёнку” смертельным грехом и “развратом хуже секса”.

Сначала был “Шарм”

Что чувствуют люди в зале, что заставляет мужчин запихивать в трусики девочкам энные суммы, а женщин - восторженно визжать и рвать в клочья “фиговые листки” на молодых людях - более или менее понятно. А вот что при этом думают и ощущают те, кто ТАНЦУЕТ СТРИПТИЗ? Переживают ли они “момент славы”? Гордятся ли своей профессией - или, выходя из ночного клуба, сконфуженно прячут свои прелести под обычной одеждой в модном нынче духе “унисекс”?.. И что думают их родные и близкие? Об этом читателям “НК” расскажет сегодня калининградка Оксана Банкузова - профессиональная стриптизёрша.

Оксана Банкузова

- Нас со старшей сестрой воспитывала мама, - говорит Оксана. - Отец ушёл в другую семью... Я училась в 35-й школе. Спортом, в принципе, интересовалась с детства, но на гимнастику меня не взяли. Сказали, что полненькая. Немного занималась лёгкой атлетикой. Но надоело: сплошное однообразие. Год посвятила верховой езде.

А вообще... у меня была подружка, которая руководила детским хореографическим кружком. Я иногда с ней вместе занималась танцами. Она-то и прочитала в газете, что начинается набор девушек в “Шарм” - первый ночной клуб в Калининграде. И предложила пойти вместе с ней - попробовать устроиться.

Сходили. Там девушкам показывали танцевальные движения, а мы должны были их повторять. Подружка отказалась танцевать стриптиз. А я согласилась. Стала ходить на занятия. Скоро меня спросили: “Не хочешь выступить?”

Вечером я пришла, выступила... От страха забыла все движения. Но ничего... стала выступать два-три раза в неделю. Топлесс. Платили, правда, немного. Но от “Шарма” мне предложили съездить на Кипр. Страшновато было. Мне - семнадцать лет, а вокруг столько разговоров о том, как русских девчонок за границей продают в бордели и как “танцовщицы” превращаются в проституток...

Развод на “дринки”

- Но говорят же: риск - благородное дело!.. Прилетела на Кипр, в Никосию. По-английски - ни бум-бум. Денег на обратную дорогу нет. В общем, полная авантюра. Хорошо, в самолёте познакомилась с девочкой, которая знала английский, и попросила её за меня объясниться в миграционной службе...

Долго ждала, пока меня оформляли. Вышла - меня встречают. Мужчина показал мне какие-то документы, отвёз в гостиницу. Там, в номере, я проторчала два дня. Одна. Без языка. Вечерами, помню, темно, жарко, я стою у открытого окна и смотрю, как взлетают самолёты. И не имею ни малейшего представления о том, что будет со мной дальше.

...Наконец за мной пришли. Перевезли меня в другую гостиницу. (Босс выкупил в жилом доме этаж. Девочки - двенадцать штук - жили в одной квартире. Одна ванна, одна кухня... Везде камеры слежения. Выходить на улицу нельзя. Нужно в магазин - отпрашиваешься на тридцать минут. Задержишься - будут крутые разборки.)

В ночном клубе я проработала всего три недели. Дело в том, что девочки там должны не только танцевать. Главное - раскрутить клиента на выпивку. За каждый заказанный клиентом “дринк” девочка получает фишку. В конце недели собранные фишки обмениваются на деньги.

На “дринках” я, кстати, заработала $600, а собственно зарплату, которую перечисляют на банковскую книжку, мне потом не отдали... Потому что пользы клубу от меня не было. Девчонки в основном занимаются сексом. Подсаживаются к клиентам, разводят их на “дринки” (сами, чтобы не опьянеть, пьют воду или сок), договариваются, чтобы клиент забрал их на ночь.

Проституции как таковой на Кипре нет. Но есть негласное правило: если клиент купил пять “дринков” - девушку он может забрать.

Типа, угостил - и поехали отдыхать по обоюдному согласию. Некоторые девочки на этих “дринках” и ночёвках себе на квартиры зарабатывали. Или машины покупали. Были и такие, кто замуж выходил...

“Отвали, ты мне не нравишься!”

А ко мне в клубе постоянно подкатывались:

- Ты почему не работаешь?

Оксана Банкузова

- Я танцую.

- А “дринки”? А секс?

- Я не могу.

...Заставлять не стали. Купили мне билет и спровадили, как только я дорогу в оба конца отработала.

Вернулась домой, в Калининград. Мама обрадовалась. Она, правда, думала, что я просто танцую.

Устроилась я в клуб “Тет-а-Тет” на Зарайской. Подвальчик такой во Дворце Бракосочетания. Какое-то время он считался единственным стрип-баром в Кёниге. Танцевали мы там топлесс, да ещё были комнатки “пип-шоу” (это когда девушка перед зеркалом танцует полный стриптиз, а клиент наблюдает с другой стороны). Были и приватные комнаты - где девушка танцует для конкретного клиента. Считается, что трогать её можно, но только если она разрешит...

Клиенты разные. Есть с неуравновешенной психикой. Есть - быдло. Могут оскорбить: “Отвали, ты мне не нравишься!” Могут оттолкнуть. Или начать с себя штаны стаскивать...

Зарабатывала я от $1.000. Но мать ругалась: “Калининград - город маленький. Все уже знают, что у меня дочь голой танцует!” (Это точно. Я однажды в зале видела свою учительницу. Рукой мне махала.)

Впрочем, мы с мамой почти не встречались. Она приходила с работы - а я уже уходила в клуб. Иногда даже специально за углом караулила, чтобы с ней не сталкиваться.

Девочки за бугор

- После “Тет-а-Тет” я работала в “Монетном дворе”, в “Ольштыне”, в “Планете” (топлесс танцевала - потом уволили, не знаю, за что).

А потом встретила подружку. Та посоветовала мне поехать в Люксембург. Мол, там прикольно. Она познакомилась с женщиной, которая раньше сама занималась этим бизнесом, а потом обзавелась мужем, ребёнком и теперь только поставляла девочек в ночные клубы Люксембурга. Подружка меня с этой женщиной связала. Та сказала, что предоставит мне работу, но я должна буду заплатить ей $600 за три месяца, а билет купить за свои деньги.

Ладно... Мать заняла денег на билет, я отправилась. Но не повезло с самого начала. Когда из Франкфурта летела в Люксембург, в аэропорту потеряли мой багаж, еле нашли. Импресарио попался неопытный, привёз в гостиницу, а там в номере нет никого. Дал немного денег на еду, велел ждать... Документы пришлось делать самой (в смысле, медицинские). А главное - здесь деньги платили в основном за консумацию, т.е. всё за тот же “развод” клиента на выпивку. В клубе полы были покрыты такими коврами, чтобы шампанское можно было вылить на пол - а оно всосётся, и мокрого пятна не видно... А я танцевала приватные танцы, но к клиентам не подсаживалась. И отправили меня домой через две недели. Хорошо, билет был куплен туда и обратно.

...В Калининграде я немного поработала в “гоу-гоу” - это нормальные танцы, не стрип, на дискотеке. И тут меня подружка (та, с которой я когда-то ходила в “Шарм”) стала подбивать - мол, поедем в Москву! Я собрала на работе около 2.000 рублей, попрощалась со своим мальчиком (у него в Москве был друг, который пообещал пустить меня к себе жить на несколько дней). Маме сказала, что еду в гости на недельку. А сама вещи собираю. Она спрашивает: “Зачем ты берёшь дубленку, тепло ведь?” - “А вдруг похолодает?” - “А туфли тебе зачем? (У меня были туфли сценические, на высоченном каблуке) - “А вдруг в ресторан пригласят?”

И вдруг - за час до отлёта - подружка сообщает, что никуда не поедет, её парень не отпускает. А я решила всё-таки лететь.

“Дай за сиськи подержаться”

- Поселилась я у приятеля своего мальчика (он с двумя сёстрами жил в двухкомнатной квартире) - далеко, на станции метро “Новогиреево”. Купила журнал “Досуг”, выписала адреса ночных клубов. И пошла устраиваться...

Оксана Банкузова

В “Голден Палас” не взяли. Сказали, что толстая. Я расстроилась. Денег совсем уже не оставалось. Я пробовала по Москве “зайцем” ездить, но получилось ещё хуже: на сто рублей оштрафовали. Наконец взяли меня в клуб “Голодная кошка” (метро “Семёновская”). Начала работать. Потом приехал мой парень, забрал меня в Калининград, а когда вернулась, останавливаться у его друга уже было нельзя. Так и ввалилась в клуб с вещами.

Потом девчонки пригласили жить к себе, в Дзержинск - это в Подмосковье, минут двадцать езды от Птичьего рынка. В квартире ни телевизора, ни нормальной мебели, но ничего. Жили. Потом я из “Голодной кошки” перешла в клуб “Халиф на час”. Надоело: нас после работы всё время обыскивали, потому что все чаевые делились 50 на 50 между девочкой и клубом. Пока всех обыщут - сидишь целый час, а ехать далеко, и спать хочется...

В “Халифе” я проработала почти год. С квартиры в Дзержинске нас, кстати, выгнали. Меня пригласила к себе девчонка из “Халифа”, Алина, москвичка. Вообще-то, среди стриптизёрш москвичек мало. Зато много девчонок с Украины. Их в клубах не любят: они ведут себя слишком вульгарно. Такая и на голову клиенту присядет, и ноги раздвинет, и даст себя трогать везде, и на коленях у клиента ёрзает - естественно, ей дают самые большие чаевые и вообще начинают этого же самого требовать от других... Предъявляют претензии: “А чего ты так далеко танцуешь? Вон... эта... и на колени села, и дала за сиськи подержаться...” Украинки и в “увольнение” (т.е. на “съём”) могут сходить по пять раз в день.

С Алиной мы делили квартиру тоже около года, потом поругались. Как это чаще всего бывает - из-за парня. Я к нему переехала. Немного пожила, но его родители возмутились. И парень мне сообщил: “Папа сказал, что тебе не надо больше приходить”.

Трое детей, и муж не работает

- Потом я перебралась работать в клуб “9-1-1”. Вещи были раскиданы по всей Москве. Наконец, сняла хату - заплатила вперёд 45.000 рублей. Еле-еле собрала деньги. В клубе сначала платили зарплату ($20 в день - фиксированная сумма). Потом гарантию сняли, осталась одна консумация: 20% от заказанной еды, 100 рублей с каждой порции виски. Деньги выдавались раз в неделю.

Потом консумацию убрали: девчонки разоряли клиентов. Тот заказывает сигареты, конфеты - а счёт ему выставляют по 20.000 рублей... И вообще - правила стали усложняться. Ввели какие-то карточки, надо было отмечаться (приход - уход, нельзя опаздывать). Анкеты заполняли как в былые времена моряки загранплавания...

Я в анкете чего-то не написала, менеджер мне нагрубил, я в него анкету швырнула... Оштрафовали. Потом вообще придумали, что мы должны оставаться в клубе, пока сидит последний гость... потом у нас обыскивают вещи, проверяют, сколько денег в кошельках... Короче, я ушла. Сейчас - в поиске. Приехала в Калининград, подрабатываю в новом стрип-клубе “Абсент” на Клинической.

А вообще среди стриптизёрш разные девочки попадаются. Есть и такие, у кого трое детей, а муж не работает. Вот она, бедная и бьётся. И няне платит, и на квартиру-машину пытается собрать. Или хочет открыть со временем свой собственный бизнес: салон, магазин... Есть негритянки, кореянки, грузинки (хотя им традициями запрещено раздеваться). В некоторых клубах девочки только высшего сорта. Если клуб так себе - попадаются и полненькие, и с целлюлитом, и в растяжках.

Нормальная, устроенная жизнь - у единиц. Да, бывает, что девчонка танцует, встречает состоятельного мужчину, он её берет в любовницы, начинает обеспечивать... Иногда даже женится. Но это редко. Моей подружке мужчина машину купил - но всё это без каких-то с его стороны обязательств.

“Ударь меня!”

- И вообще - публика в клубах ещё та. Скажем, отец приводит сына, покупает ему девочку, чтобы та лишила сынка девственности... Или муж с женой заказывают приват-комнату. Они там сексом занимаются, а ты танцуешь вдалеке... Или мазохист какой-нибудь во время танца приставать начинает: “Ударь меня!”

Супружеские пары тоже разные. Муж берёт себе девочку - а жена сидит рядом, подыгрывает, советует, какую выбрать. Иногда наоборот: сумкой ударит, психанёт, убежит... Бывает, мужики в стрип-бар приезжают со своими девочками-проститутками или эскортом, и те их подзуживают деньги стриптизёршам раздавать.

Оксана Банкузова

Бандиты часто на стриптиз ходят. Есть такие, что только по контексту и поймёшь, чем он занимается. А с виду - ну прямо джентльмен. А есть дешёвые понты: “У меня тут рана пулевая... А вот ещё шрам!”

Среди постоянных клиентов был декан какого-то института (психолог). Из милиции большие дяди приходят. И ведущие телепрограмм бывают. Поп однажды заявился. Деньги раздавал, девочек трогал, а потом одной свою визитку презентовал: “Приходи, дочь моя, исповедуйся...”

...Часто стриптизёрши скрывают, чем занимаются. Врут: мол, менеджер, бухгалтер, официантка... Я считаю, что это глупо. Правда рано или поздно откроется, и если парень узнает, какая ты на самом деле “официантка”, будет ещё хуже.

Я говорю своим парням правду. Но, конечно, это всех напрягает. И вообще... трудно общаться с мужчиной, когда ты знаешь все элементарные мужские приёмы, все подходы, вопросы...

На работе я обычно ни с кем не знакомлюсь. Стараюсь не совмещать. Но иногда всё же случается. Парень думает: “О, класс. Доступная девчонка!” Я ему три часа рассказываю, что не надо путать стриптизёрш с проститутками, что во мне надо видеть не только тело и т.д., и т.п. Он слушает, согласно кивает, а потом говорит: “Поехали ко мне домой! Ты не думай, мы будем спать в разных комнатах...”

Смерть от передоза

- Многие девчонки от личной неустроенности ломаются. Подсаживаются на наркотики, спиваются... В Москве, в клубе, наркотики тебе предлагает буквально первый встречный. Экстези, амфетамин, кто побогаче - кокаин... Иногда менты провоцируют. Подходят в штатском: “Слушай, не можешь найти?” Но у меня для всех ответ один: “Извините, я пью”.

Но, конечно, пью я не до поросячьего визга. Вот одна у нас в клубе напивалась до того, что выходила на сцену, садилась, а встать не могла, мы её тащили в гримёрку. А ещё одна моя знакомая (её сценическое имя Белль) - умерла от передозировки наркотиков. Кололась, нюхала... А у неё ведь ребёнок был.

Между самими девчонками тоже отношения складываются по-разному. Бывают драки: “Я к клиенту подошла, танцую, а ты на него села, я не могу за чаевыми сунуться!” Иногда одежду в мусорку друг другу выбрасывают, режут костюмы, туфли ломают...

Вообще стриптиз - дело рискованное. Менты ловят тех, у кого нет регистрации. Администрация клуба отправляет на “выездные гастроли” - не знаешь, вернёшься или нет... Бывает, девочек завозят, насилуют.

А мы ездили от клуба в Астрахань. Точней, летали. Богатые мужики туда отправлялись на охоту, на рыбалку. Маленький личный самолет, белый кожаный салон, виски, орешки... еда, какая хочешь... Потом нас встречал “уазик”, мы ехали на базу. Там - стол. Как в сказке. Мы танцевали, а мужикам привезли ещё проституток... Заплатили нам по $300 каждой.

...Раньше у меня была мечта: заработать столько денег, чтобы хватило на хорошую квартиру в Калининграде. Сейчас я думаю: как сложится - так и сложится. У меня сценическое имя - Пантера. Или Багира. Кошка, в общем. А у кошек - звезда счастливая. Сейчас мне двадцать пять. А некоторые стриптиз и в тридцать пять танцуют. Следят за собой, делают пластические операции, посещают фитнес...

Я собираюсь получить образование (психологический факультет закончить - мы все на этой работе в той или иной степени становимся психологами). Замуж хочу выйти. И хотя в мужчинах я несколько разочарована, но четко знаю, какого мужа мне надо. Это - НЕ клиент ночного клуба...

А. Семенова


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля